Информация

Решение Верховного суда: Определение N 14-АПУ17-4 от 28.03.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 14-АПУ17-4

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 28 м а р т а 2017 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ситникова Ю.В.

судей Эрдыниева Э.Б. и Земскова Е.Ю.

при секретаре Табашовой О.Е рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденного Власова А.Е. и адвоката Тюлькина А.А. на приговор Воронежского областного суда от 22 декабря 2016 года, по которому

Власов А Е

судимый 2 сентября 2014 года по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года,

осужден к лишению свободы:

- по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на 9 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

- по пп. «в», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 16 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 18 лет лишения свободы с ограничением свободы на 2 года.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение по приговору от 2 сентября 2014 года отменено. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров частично присоединено наказание по указанному приговору и окончательно назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года с установлением ограничений и возложением обязанностей предусмотренных ст. 53 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., выступление осужденного Власова А.Е., адвоката Тюлькина А.А., прокурора Коловайтеса О.Э., Судебная коллегия

установила:

Власов А.Е. признан виновным в разбое в отношении М с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, совершенном группой лиц по предварительному сговору, а также в убийстве М находящейся в беспомощном состоянии сопряженном с разбоем, группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены 25 июля 2015 года в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Осужденный Власов А.Е. в апелляционной жалобе выражает несогласие с приговором, считая себя невиновным в совершении тех преступлений, за которые он осужден. Указывает, что предварительное следствие велось в одностороннем порядке, а судебное разбирательство проведено с нарушениями уголовно-процессуального закона, не конкретизируя при этом свои доводы. Приводя данные о причине смерти М указывает, что суд не отразил в приговоре показания эксперта Б о том, что смерть наступила в течение 1,5-6 часов после причинения телесных повреждений. Указывает, что показания на предварительном следствии он дал под незаконным давлением, опасаясь за свою жизнь, в присутствии адвоката, соглашения с которым не заключал, при этом допускает его заинтересованность в исходе дела и ссылается на исключение из приговора данных о втором соучастнике. Также указывает что обвинение построено исключительно на его показаниях, от которых он отказался еще на следствии. Убийство и разбой он не совершал, но как квалифицировать его действия он не знает. Поскольку он указанных преступлений не совершал, считает, что назначенное ему наказание является чрезмерно суровым. Просит приговор изменить.

Адвокат Тюлькин А.А. в апелляционной жалобе в интересах осужденного Власова А.Е. полагает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Приводя установленные судом обстоятельства и содержание указанных в приговоре доказательств указывает, что Власов виновным себя не признал и показал лишь о совершении кражи из квартиры М . По мнению автора жалобы вина Власова не доказана, а обвинение строится лишь на его первоначальных признательных показаниях, данных под давлением следствия. Считает, что суд не учел показания потерпевшей А и свидетеля А о том, что М открывала дверь только знакомым. Свидетель М

показала, что когда она посещала М на лестничной площадке было светло, что, по мнению защитника, исключает возможность погибшей открыть дверь, так как она могла посмотреть в глазок двери. Из показаний свидетелей Б иБ следует, что о наличии денежных средств у М стало известно Э , а не Власову. Показания сотрудников полиции С Л иБ не указывают на виновность Власова. Судом не дано оценки показаниям свидетелей В и В не подтвердивших свои показания на предварительном следствии о том, что Власов в телефонном разговоре сообщил В что вместе с другом совершил убийство пожилой женщины и скрывается от правоохранительных органов При этом указанные лица пояснили, что дали данные показания под давлением сотрудников полиции, а В кроме того, - в состоянии алкогольного опьянения. Эти лица, а также свидетель В в судебном разбирательстве положительно охарактеризовали осужденного Власова. По заключениям эксперта происхождение биологических следов на наволочке и ногтевых срезах с рук М от Власова исключается, при этом обнаруженный в них галлотип ДНК У-хромосомы совпадает с галлотипом Э - заявленного отца Э Указанные заключения эксперта свидетельствуют об отсутствии физического контакта осужденного и М без которого невозможно убийство. Согласно показаниям эксперта Б смерть М наступила в течение 1,5-6 часов после нанесения телесных повреждений, что не отражено в приговоре. Заключение эксперта о наличии следов пальцев рук Власова на шкатулке соответствует его показаниям в судебном заседании об изъятии из нее денежных средств. Проникновения в жилище согласно показаниям Власова не было, так как М открыла дверь, в связи с чем он мог беспрепятственно войти. При ложения ст. 6, 7, 43 УК РФ, указывает что наказание в виде лишение свободы на срок 18 лет является чрезмерно суровым и необоснованным, не сможет оказать положительного влияния на осужденного и не отвечает принципу гуманности уголовного закона. Просит приговор изменить, оправдав Власова А.Е. по пп. «в», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, переквалифицировав его действия с п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ, по которой назначить минимальное наказание.

Государственные обвинители Семенов А.Н. и Зяблова А.А. в возражениях на апелляционные жалобы осужденного и адвоката, а также потерпевшая А в возражениях на апелляционную жалобу адвоката указывают на необоснованность изложенных в них доводов и просят оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденного Власова А.Е. в совершении преступлений при установленных судом обстоятельствах соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.

В судебном заседании Власов А.Е. показал, что 25 июля 2015 года около 5 часов он незаметно зашел в квартиру М , когда та находилась на кухне, и похитил 1 000 рублей, после чего ушел.

Вместе с тем из показаний Власова А.Е., данных им на предварительном следствии в качестве подозреваемого 4 и 5 ноября 2015 г следует, что утром 25 июля 2015 г. Э рассказал ему о наличии у пожилой женщины крупной суммы денег. Он и Э после распития спиртного договорились похитить эти деньги у женщины, для чего пришли к ее квартире. Женщина спросила через дверь: «С ты?», на что Э ответил: «Да». Когда женщина открыла дверь, они ворвались в квартиру, где, повалив женщину на пол, нанесли ей множественные удары руками и ногами по голове и телу, удерживая на полу. При этом он и Э поочередно накрывали лицо женщины подушкой. Когда он убрал подушку, женщина уже не кричала, но была жива. Обыскав квартиру, он забрал две круглые медали.

Указанные показания Власов А.Е. подтвердил в ходе проверки показаний на месте, продемонстрировав обстоятельства причинения телесных повреждений М

При допросе в качестве обвиняемого 12 ноября 2015 г. Власов А.Е подтвердив ранее данные показания, пояснил, что он и Э избили М за то, что она отказалась сообщить, где находятся деньги.

Оснований считать вышеприведенные показания, данные на предварительном следствии, недопустимыми доказательствами не имеется поскольку осужденный допрашивался с соблюдением требований уголовно процессуального закона, после разъяснения процессуальных прав, в присутствии адвоката, а в ходе проверки показаний на месте и в присутствии понятых, что исключало оказание на него незаконного воздействия, при этом правильность записи показаний в протоколах удостоверена самим осужденным и его защитником, от которых каких-либо замечаний и жалоб не поступило.

Согласно показаниям сотрудника полиции К в ноябре 2015 года он доставлял Власова А.Е., находившегося в розыске за убийство М из г. в г. Какого-либо давления на него не оказывалось.

Кроме того, доводы осужденного о принуждении к даче признательных показаний со стороны сотрудников полиции проверялись в порядке ст. 144, 145 УПК РФ и не нашли своего подтверждения,в связи с чем в возбуждении уголовного дела отказано.

В соответствии со ст. 49, 50 УПК РФ адвокат Громов А.В. был допущен к участию в деле в качестве защитника по назначению на основании ордера адвокатского образования, при этом сам Власов возражений против его участия не заявлял. Какие-либо данные о его личной заинтересованности в исходе дела, а также иные предусмотренные ст. 72 УПК РФ обстоятельства исключающие его участие в деле в качестве защитника, отсутствуют.

При таких обстоятельствах суд обоснованно отверг доводы Власова А.Е. о противоправных действиях сотрудников полиции, признав его первоначальные показания о совершении убийства совместно с Э достоверными, поскольку они согласуются с другими исследованными в судебном разбирательстве доказательствами.

Согласно показаниям свидетеля Б в 2013 году он узнал о наличии у М крупной денежной суммы и попытался найти ее, но М пресекла его действия, рассказав о произошедшем его отцу. В конце 2014 года - начале 2015 года он об этом рассказал Э

Свидетель Б показал, что в 2013 году М сообщила ему, что его сын Б пытался похитить у нее деньги.

Из показаний свидетелей В и В на предварительном следствии следует, что в конце июля 2015 года Власов А.Е. в телефонном разговоре сообщил В о том, что он со своим знакомым совершил убийство пожилой женщины, в связи с чем скрывается. О данном разговоре В В. сообщил В

В судебном заседании В и В указанные показания не подтвердили, пояснив, что дали их вследствие недозволенных методов ведения следствия.

Вместе с тем суд обоснованно признал достоверными показания указанных свидетелей на предварительном следствии, отвергнув их доводы о принуждении к даче показаний, как опровергающиеся показаниями допрашивавшего их свидетеля С подтвердившего

соблюдение требований уголовно-процессуального закона при их допросе,

их ознакомление с протоколами и отсутствие замечаний. При этом суд также учел, что В и В с жалобами на действия

сотрудников правоохранительных органов не обращались, а показания

В согласуются с другими исследованными в судебном

заседании доказательствами, в том числе первоначальными показаниями

осужденного Власова А.Е. на предварительном следствии.

Согласно показаниям потерпевшей А и свидетеля А

уМ имелись юбилейные медали ко Дню Победы, которые она

хранила в шкатулке.

Кроме того, из показаний свидетелей А Б

Б а также врача М следует, что М в связи с преклонным возрастом и физическими данными, а также наличием хронических заболеваний была неспособна оказывать сопротивление и защищать себя.

При осмотре места происшествия в квартире М 25 июля 2015 года на полу обнаружен ее труп, рядом с которым находилась подушка. С находящихся на полу шкатулок изъяты следы рук, часть из которых по заключению эксперта оставлена В

В соответствии с заключением судебно-медицинского эксперта смерть М наступила в результате множественной травмы, включающей в себя повреждения в области шеи и множественных переломов ребер с переломом грудины, осложнившейся развитием асфиксии и острой дыхательной недостаточности, расценивающихся как тяжкий вред здоровью опасный для жизни, создающий непосредственную угрозу для жизни приведшие к расстройству жизненно важных функций организма, которые не могут быть компенсированы организмом самостоятельно. Также установлены другие телесные повреждения, не состоящие в причинной связи со смертью.

Согласно дополнительному заключению судебно-медицинского эксперта повреждения в области шеи и груди, составляющие множественную травму, явившуюся причиной смерти М могли образоваться по механизму, указанному подозреваемым Власовым А.Е.

При этом Судебная коллегия отмечает, что показания эксперта о наступлении смерти в течение 1-6 часов с момента причинения М телесных повреждений не противоречат установленным судом обстоятельствам.

Доводы о том, что М открывала дверь только знакомым, о наличии у нее возможности посмотреть в глазок двери, как и показания свидетеля М о наличии освещения на лестничной площадке ее квартиры не ставят под сомнение выводы о виновности осужденного поскольку согласно показаниям потерпевшей А во входной двери квартиры погибшей отсутствовал глазок, что подтверждается протоколом осмотра места происшествия и приложенной к нему фототаблицей, а также судом установлено, что осужденный и его соучастник представились родственником М

Заключения эксперта об отсутствии на наволочке и ночной сорочке М биологических следов, произошедших от Власова А.Е., не свидетельствует о его непричастности к совершению преступлений поскольку установленные судом обстоятельства не предполагают их обязательного оставления.

Вопреки доводам защитника выводы эксперта о наличии на указанных предметах биологических следов Э не противоречат, а подтверждают признанные судом достоверными показания Власова А.Е. о совместном с ним совершении преступлений.

Доводы защитника о законном проникновении осужденного в жилище М опровергаются признанными достоверными показаниями Власова А.Е. на предварительном следствии о том, что он и соучастник представились иным лицом, вторгнувшись в квартиру с целью хищения имущества.

Из протокола судебного заседания следует, что председательствующий, сохраняя объективность и беспристрастность, не выступал ни на стороне обвинения, ни на стороне защиты, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Нарушений принципа состязательности в судебном заседании не имелось. Необоснованных отказов осужденному и его защитнику в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, не имелось.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

Оценив совокупность всех исследованных по делу доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности виновности Власова А.Е. в совершении разбоя в отношении М и ее убийстве.

Вместе с тем Судебная коллегия полагает необходимым изменить приговор в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела по следующим основаниям.

Мотивируя вывод о совершении Власовым А.Е. убийства по предварительному сговору, суд сослался на совместный и согласованный характер действий его и другого лица, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, а также на совокупность доказательств среди которых показания Власова А.Е. на предварительном следствии свидетельствующие о заранее состоявшейся договоренности между ним и вторым лицом на совершение разбойного нападения и убийства М .

Между тем, как следует из признанных судом достоверными показаний Власова А.Е., данных им на предварительном следствии в качестве подозреваемого, он и второй соучастник Э договорились открыто похитить денежные средства пожилой женщины, потребовав у нее деньги при этом совершить действия, направленные на то, чтобы потерпевшая не кричала, какие это будут действия они не определяли, решили совершить их по ситуации, но они не планировали и не договаривались ее убивать, и какого-либо орудия преступления с собой они не брали. Ворвавшись к ней в квартиру, они с Э поочередно закрывали рот бабушке ладонью руки чтобы она не кричала, то есть пока один держал потерпевшую и закрывал ей рот, другой искал в квартире деньги, при этом Э потребовал у бабушки деньги, но она ответила, что денег нет. В процессе этого, каждый из них наносил удары кулаками и ногами бабушке, чтобы она не кричала, а также закрывал ей лицо подушкой. То есть из данных показаний следует, что Власов и другое лицо вступили в предварительный сговор на открытое хищение денежных средств, а с учетом договоренности на совершение действий, направленных на то, чтобы потерпевшая не кричала, которая фактически при ее реализации выразилась в применении Власовым и его соучастником насилия, в результате чего потерпевшей был причинен тяжкий вред здоровью - и на сговор на применение насилия, опасного для жизни потерпевшей. Однако, как видно их данных показаний, договоренности на совершение убийства потерпевшей между Власовым и его соучастником не было.

Таким образом, Судебная коллегия находит, что действия Власова направленные на завладение имуществом потерпевшей, правильно квалифицированы по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Вместе с тем доказательств, подтверждающих наличие между Власовым А.Е. и другим лицом договоренности о лишении М жизни до начала причинения ей телесных повреждений, по делу не имеется Совместный и согласованный характер их действий при совершении убийства потерпевшей, на что сослался суд в приговоре, в данной ситуации фактически лишь свидетельствует о совершении ими убийства группой лиц поэтому Судебная коллегия исключает из приговора указание о совершении убийства по предварительному сговору, в связи с чем действия Власова квалифицируются по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ по признаку - группой лиц.

В остальном действия Власова А.Е. правильно квалифицированы по пп. «в», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, заведомо для виновного находящемуся в беспомощном состоянии, сопряженное с разбоем.

Наказание Власову А.Е. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных, характеризующих его личность, обстоятельств смягчающих наказание, - активного способствования раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию соучастника, наличия малолетнего ребенка, отягчающих обстоятельств совершения преступлений в состоянии алкогольного опьянения.

Вносимое в приговор вышеуказанное изменение касается лишь правильного применения пункта «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, то есть одного из признаков, предусмотренных данным пунктом, и по существу не влияет на характер и степень общественной опасности совершенного им преступления - убийство человека, в связи с чем Судебная коллегия считает, что назначенное Власову А.Е. наказание полностью отвечает требованиям ст. 6, 60 УК РФ и является справедливым. Оснований считать его чрезмерно суровым не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.З89-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Воронежского областного суда от 22 декабря 2016 года в отношении Власова А Е изменить.

Исключить из осуждения Власова А.Е. по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ указание на совершение убийства группой лиц по предварительному сговору считать его осужденным по данному пункту за убийство, совершенное группой лиц.

В остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного и адвоката - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 50 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта