Информация

Решение Верховного суда: Определение N 16-О12-5 от 16.02.2012 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №16-012-5

КАССАЦИОННОЕ О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. М о с к в а 16 ф е в р а л я 2012 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Борисова В.П.,

судей Ламинцевой С.А и Лаврова Н.Г.

при секретаре Белякове А.А.

рассмотрела в судебном заседании с участием переводчика Ш

кассационные жалобы осужденного Чопсиева М.А.о, а также адвокатов Быстрова ВВ., Кочерьяна Г.Н. и Журавлева С.А. на приговор Волгоградского областного суда от 18 августа 2011 г., по которому

Чопсиев М А о

несудимый,

осужден

по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год.

В соответствии со ст. 53 УК РФ постановлено установить Чопсиеву М в период отбывания ограничения свободы следующие ограничения находиться по месту жительства с 22 часов до 6 часов, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий, не выезжать за пределы административного района места жительства, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы; дважды в месяц являться на регистрацию в указанный орган.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Ламинцевой С.А. о содержании приговора и доводах жалоб и возражений на них, объяснения осужденного Чопсиева М.А.о. по доводам его жалобы, объяснения адвоката Быстрова В.В. в защиту интересов осужденного Чопсиева, мнение прокурора Титова Н.П полагавшего приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Чопсиев М.А.о. признан виновным в умышленном причинении смерти другому человеку-А группой лиц.

Преступление им совершено 12 мая 2010 г. в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Чопсиев М.А.о. виновным себя не признал.

В кассационных жалобах

просят:

осужденный Чопсиев М.А.о. - приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания. Он считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; что приговор постановлен с нарушением уголовно-процессуального закона, что суд неправильно применил уголовный закон. Считает, что судья был необъективен по отношению к нему при рассмотрении дела.

Конкретно ссылается на то, что считает неправильной ту оценку которая дана в приговоре показаниям свидетелей Ш , Б и Д Полагает, что суд оставил без внимания его доводы о том что А иА напали на него, а затем на его брата Р а с оружием в результате чего его жизнь и жизнь брата Р были в опасности Полагает, что суд оставил без внимания аморальность и противоправность поведения потерпевших, которые явились причиной конфликта. Считает, что стационарная психолого-психиатрическая экспертиза, на выводы которой суд сослался в приговоре, проведена поверхностно, без учета наличия у него тяжелого соматического заболевания, а в проведении повторной экспертизы суд необоснованно отказал стороне защиты, хотя, как считает адвокат остался невыясненным вопрос о возможности нахождения Чопсиева в состоянии аффекта.

Далее осужденный указывает на то, что вызывают сомнения выводы экспертизы, проведенной по следам крови, и ситуационный анализ механизма происхождения следов крови, при этом допрос в судебном заседании эксперта Г по мнению адвоката, не снял этих сомнений.

Полагает, что суд в ходе судебного разбирательства нарушал принципы состязательности, равенства сторон, немотивированно отклонял его ходатайства и ходатайства стороны защиты. Считает, что суд нарушил его право на защиту, поскольку навязал ему адвоката по назначению, хотя он имел адвоката по соглашению. От адвоката по назначению он, Чопсиев отказывался, но суд оставил это без внимания.

Обращает внимание на то, что предоставленный ему переводчик делал ненадлежащий перевод, на что он обращал внимание суда, но суд оставил и это без внимания.

По его мнению, судья не разрешил должным образом ходатайство защиты о признании недопустимым доказательством показаний свидетеля Ш и необоснованно отказал в исследовании в судебном заседании автомашины являющейся вещественным доказательством по делу. Полагает, что суд также предвзято и с нарушением процессуального закона разрешил ходатайства участников процесса о допросе в судебном заседании экспертов Ф иГ

Считает, что с учетом того, что он находился в состоянии необходимой обороны и в состоянии аффекта, суд не мог постановить в отношении его обвинительный приговор;

адвокат Журавлев С.А. в защиту интересов осужденного Чопсиева об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе судей. Полагает, что выводы суда о виновности Чопсиева в совершении преступления не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, а предъявленное Чопсиеву обвинение не нашло своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Как утверждает автор жалобы, в судебном заседании было установлено, что свидетели Ш и Б не давали показания, отраженные следователем в протоколах их допроса, русским языком названные свидетели владеют плохо, с протоколами следственных действий не знакомились.

Адвокат также указывает на то, что в ходе судебного следствия сторона обвинения отказалась от представления ряда доказательств (допроса свидетелей), а показания свидетеля Д исключены судом из числа доказательств. Обращает внимание на то, что показания этих свидетелей были положены в основу заключений экспертов, однако, суд счел выводы экспертов достоверными и отказал в назначении повторной экспертизы.

Автор жалобы утверждает, что в судебном заседании был установлен факт ненадлежащей упаковки вещественных доказательств, на что защита обращала внимание суда. Однако суд расценил это обстоятельство как отказ защиты от ознакомления с вещественными доказательствами.

Считает, что вещественное доказательство-автомобиль марки,

отсутствует, поскольку стороне защиты указанное вещественное доказательство представлено не было.

Далее адвокат указывает на то, что предоставленный Чопсиеву переводчик владел иным диалектом аварского языка, осуществлял перевод в искаженном виде, сам Чопсиев переводчика не понимал, в связи с чем стороной защиты было заявлено ходатайство о замене переводчика, которое судом, как считает адвокат, необоснованно оставлено без удовлетворения При таких условиях адвокат полагает, что суд фактически «заставил Чопсиева давать показания на русском языке.

Автор жалобы указывает и на то, что в ходе судебного разбирательства стороной защиты заявлялся ряд ходатайств: о проведении следственного эксперимента, проведении повторных и дополнительных экспертиз, в удовлетворении которых, суд, по мнению защиты, отказал незаконно и необоснованно.

Далее адвокат ссылается на то, что в ходе судебного разбирательства не были устранены сомнения в виновности Чопсиева в совершении преступления, за которое он осужден, хотя эти и другие сомнения, как напоминает адвокат, суд должен был трактовать в пользу Чопсиева.

При таких условиях адвокат полагает, что дело в отношении осужденного Чопсиева рассмотрено необъективно, без всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств;

адвокат Кочерьян Г.Н. в защиту интересов осужденного Чопсиева приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания. По мнению автора жалобы, приговор вынесен с нарушением уголовно-процессуального закона, судом неправильно применен уголовный закон, а выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела установленным судом.

Адвокат, в частности не согласен с оценкой судом показаний свидетелей Ш Б Д являвшихся очевидцами происшествия и подтвердивших в суде, как считает адвокат, что Чопсиев применил оружие только после того, как погибший сначала напал на Чопсиева М., а затем на его брата. Адвокат обращает внимание на то, что перечисленные свидетели не являются ни родственниками, ни друзьями осужденного, и, следовательно, какой-либо заинтересованности в исходе дела не имеют.

Автор жалобы считает, что имеющиеся в деле судебные психолого психиатрическая и ситуационная экспертизы вызывают сомнения, поскольку проведены поверхностно и с существенными нарушениями уголовно процессуального закона. Указывает, что Чопсиев страдает онкологическим заболеванием, наличие которого, по мнению адвоката, не было принято во внимание экспертами и не нашло своего отражения в выводах судебной психолого-психиатрической экспертизы.

Кроме этого адвокат полагает, что экспертами не исследовалось эмоциональное и психическое состояние Чопсиева до происшедшего события, во время его и после, в связи с чем доводы зашиты о нахождении Чопсиева в состоянии аффекта остались по существу непроверенными; в назначении повторной экспертизы стороне защиты, как считает адвокат было необоснованно отказано.

Заключение эксперта, касающееся ситуационного анализа механизма происхождения следов крови, по мнению адвоката, является необъективным содержит анализ доказательств (показаний ряда свидетелей), от представления которых государственный обвинитель отказался в ходе судебного следствия. По приведенным основаниям автор жалобы считает что суду следовало признать это заключение эксперта недопустимым доказательством, либо назначить повторную ситуационную экспертизу.

Адвокат указывает на нарушения уголовно-процессуального закона допущенные судом при рассмотрении настоящего уголовного дела. В частности адвокат указывает на то, что суд «навязал» Чопсиеву защитника в порядке ст. 51 УПК РФ, несмотря на то, что у него имелся защитник по соглашению. Отвод, заявленный Чопсиевым защитнику, назначенному в порядке ст. 51 УПК РФ, был, как считает адвокат, необоснованно отклонен судом. Кроме этого адвокат полагает, что суд, отказывая стороне защиты в удовлетворении ходатайств о вызове и допросе свидетелей, о проведении экспертиз, об исследовании вещественных доказательств, о признании ряда доказательств недопустимыми, нарушил право Чопсиева на защиту.

Автор жалобы также находит, что представленный Чопсиеву переводчик с аварского языка на русский осуществлял перевод некорректно и неверно, о чем Чопсиев неоднократно сообщал суду. Однако переводчик не был отстранен от участия в деле и заменен на другого.

Также автор жалобы указывает на то, что в судебном заседании защитой заявлялось ходатайство о признании недопустимым доказательством показаний свидетеля Ш которое было разрешено судом без удаления в совещательную комнату и без приведения какой-либо мотивировки принятого решения об отказе в удовлетворении этого ходатайства.

Адвокат обращает внимание на то, что судом необоснованно было отказано в удовлетворении ходатайства об осмотре вещественного доказательства - автомашины хотя на это доказательство суд ссылается в приговоре как на доказательство вины Чопсиева в инкриминируемом деянии.

Автор жалобы полагает, что судьей на протяжении всего судебного процесса нарушался принцип состязательности и равноправия сторон, судом неправильно применен уголовный закон.

По мнению адвоката, версия осужденного о нахождении его в состоянии необходимой обороны, а также в состоянии аффекта судом не опровергнута;

адвокат Быстрое В В . в защиту интересов осужденного Чопсиева (в основной и дополнительной жалобе) - приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания.

Адвокат считает, что суд нарушил требования ст. 252 УПК РФ поскольку в ходе судебного разбирательства выяснял роль Чопсиева Р., хотя последний не предан суду. С той же ошибкой, как считает адвокат, и органы предварительного следствия предъявили обвинение Ч

Автор жалобы также полагает, что суд не исследовал с достаточной полнотой психическое состояние Ч По мнению адвоката Чопсиева необходимо было направить на повторную экспертизу в центр психиатрии им. Сербского.

По мнению автора жалобы, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом Адвокат утверждает, что осужденный Чопсиев действовал в состоянии необходимой обороны, защищая свои и брата Р жизнь и здоровье от нападения со стороны А иА

В судебном заседании кассационной инстанции адвокат Быстрое В.В дополнил свою жалобу, указав на то, что в связи с несоблюдением права Чопсиева иметь переводчика дело надлежит вернуть прокурору, для чего изначально дело следует направить на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания.

Далее адвокат считает, что нарушен уголовно-процессуальный закон при направлении дела в суд; что несоблюдены положения закона о подсудности; что Чопсиев не был должным образом проинформирован прокурором о возможности выбора формы судопроизводства.

По мнению адвоката, с нарушением закона составлено обвинительное заключение по делу; ущемлено право Чопсиева на защиту и представление доказательств; квалификация действий Чопсиева не мотивирована должным образом в приговоре.

Государственный обвинитель принес возражения на кассационные жалобы, в которых просит оставить их без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности Чопсиева в совершении преступления, за которое он осужден, подтверждается доказательствами, анализ и оценка которым даны в приговоре.

Судом правильно установлено, что 12 мая 2010 г. Чопсиев М.А.о и лицо материалы в отношении которого выделены в отдельное производство, имея при себе огнестрельное оружие: неустановленный пистолет непромышленного изготовления калибра 9 мм, снаряженный не менее чем четырьмя 9 мм патронами и неустановленный самозарядный карабин Сайга- 4104, снаряженный не менее чем четырьмя охотничьими патронами 410 калибра, заряженными дробью и пулями, на автомашине марки под управлением лица, в отношении которого материалы выделены в отдельное производство, для выяснения отношений с ранее знакомыми им Ас и А с которыми у них имелись личные неприязненные отношения, прибыли на территорию ООО»,

Там в их автомашину на переднее пассажирское сиденье сел А с которым у Чопсиева М.А.о. и лица, в отношении которого материалы выделены в отдельное производство произошла ссора на почве личных неприязненных отношений, в ходе которой у последнего без сговора с Чопсиевым М.А.о. возник умысел на убийство А реализуя который это лицо из пистолета произвело в голову и грудную клетку А два выстрела, причинив ему огнестрельные ранения, от которых последний через некоторое время скончался.

Увидев в этот момент около своей автомашины подошедшего туда А и испытывая к нему личную неприязнь, лицо, материалы дела в отношении которого выделены в отдельное производство, и Чопсиев М.А.о., действуя группой лиц, без предварительного сговора решили совершить его убийство.

Реализуя свой план, лицо, материалы дела в отношении которого выделены в отдельное производство, выйдя из указанной автомашины находясь около нее, в ходе борьбы с А из имевшегося у него неустановленного пистолета произвел не менее двух выстрелов в голову А причинив ему раны, квалифицирующиеся как причинившие легкий вред здоровью, а Чопсиев М.А.о. в это же время также в ходе борьбы с А нанес ему карабином удар, причинив кровоподтек на указательном пальце, и из названного выше карабина произвел в А не менее четырех выстрелов, причинив ему повреждения, которые квалифицируются как в отдельности, так и в совокупности как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, находящиеся в прямой причинно-следственной связи с наступившей смертью, которая наступила в ГКБ СМП г. в тот же день в 14 часов 45 минут.

Доводы кассационных жалоб осужденного и его защиты о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, в частности о том, что убийство А и А совершил один Чопсиев М.А.о., а также о причинении Чопсиевым смерти А в состоянии необходимой обороны и в состоянии аффекта Судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку они противоречат фактическим обстоятельствам дела, установленным судом на основании совокупности исследованных доказательств.

Так, из показаний свидетеля Б данных им на предварительном следствии при проведении очной ставки с обвиняемым Чопсиевым и оглашенных в судебном заседании в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 281 УПК РФ, следует, что 12 мая 2010 г. он находился на оптовой базе расположенной на ул. района г. куда на автомашине приехал Чопсиев Р.О.о. Он, Б подошел к автомашине Ч из которой вышел О и сел на его место поговорить с Ч В автомашине на заднем пассажирском сидении находился Чопсиев М.А.о., в руках у которого он Б увидел ружье. В это время к автомашине подошел А и попросил его, Б выйти из машины, а когда тот вышел, А сел на его место. Когда он, Б , стал отходить от машины, то услышал выстрел. Обернувшись, он, Б , увидел, что задняя пассажирская дверь машины открыта, к ней подбежал А который схватил ружье и кричал «Отдай», при этом приклад ружья находился в руках у Чопсиева М.А.о. В этот момент Ч стал выходить из автомашины, в связи с чем А выпустил из рук дуло ружья и кинулся на Ч Ч о помощи не просил и не кричал. Тогда Чопсиев М.А.о находясь у задней части автомашины, произвел в А не менее 2-х или 3-х выстрелов из ружья. Выстрелы были произведены как в переднюю часть тела А так и в область его спины, отчего тот упал на асфальт. После этого Ч и Чопсиев М. сели в автомашину и уехали при этом Чопсиев М. забрал с собой ружье.

Свидетель Б также пояснил, что в руках у Чопсиева М.А.о пистолета не было, во время конфликта рядом с автомашиной Ч никого, кроме указанных лиц, не было.

Эти показания Б проверялись в судебном заседании с помощью других доказательств.

Из показаний свидетеля Ш данных им 12 мая 2010 г. на предварительном следствии и оглашенных в судебном заседании в соответствии с ч. 3 ст. 281 УПК РФ, следует, что 12 мая 2010 г. примерно в 13 час. 30 мин. он находился в кафе, расположенном на территории ООО « оптово-распределительный комплекс». Услышал несколько хлопков, по звуку похожих на выстрелы из ружья, женский крик «убивают убили», после чего сразу же вышел на улицу, где на некотором расстоянии от кафе увидел автомашину принадлежащую Ч Из машины со стороны водительского места вышел Ч в правой руке которого был предмет, похожий на пистолет. В это время к Ч подбежал А между ними завязалась борьба, в ходе которой А пытался отобрать у Ч пистолет. В какой-то момент Ч поднял вверх свою руку с пистолетом над головой А и произвел в его голову выстрел. В это же время из автомашины со стороны заднего правого пассажирского места выбежал Чопсиев М., в руках которого было ружье, похожее на марку «Сайга». Обежав машину Чопсиев М. подбежал к борющимся Ч и А и из ружья произвел в последнего выстрел. А закричал, после чего Чопсиев М произвел еще один выстрел в А отчего тот упал. Затем Чопсиевы сели в автомашину и уехали.

Эти показания Ш также проверялись с помощью других доказательств.

Ходатайство защиты о признании недопустимым доказательством показаний свидетеля Ш разрешалось судом в соответствии с требованиями закона (т.8, л.д. 70-71).

Судебная коллегия не может согласиться с доводом кассационной жалобы адвоката Кочерьяна Г.Н. о нарушении судом требований уголовно процессуального закона при разрешении ходатайства защиты о признании недопустимым доказательством показаний свидетеля Ш

Как следует из протокола судебного заседания, все доводы стороны защиты о необходимости признания недопустимыми доказательствами показаний свидетеля Ш были обсуждены судом с участием других участников процесса, после чего суд приступил к разрешению заявленного ходатайства.

В связи с этим вынесение постановления об отказе в удовлетворении этого ходатайства без удаления в совещательную комнату не ограничило прав участников уголовного судопроизводства, не повлияло и не могло повлиять на постановление законного судебного решения.

Приведенные выше показания Б и Ш обоснованно положены судом в основу приговора, поскольку получены в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, даны этими свидетелями через короткий промежуток времени после совершенного преступления, что исключало возможность запамятования каких-либо деталей.

Суд обоснованно указал, что до начала допроса на предварительном следствии эти свидетели не заявляли о желании воспользоваться услугами переводчика, напротив, заявляли о том, что русским языком владеют в совершенстве, желали давать показания на русском языке.

Допрос этих лиц производился в процедуре, установленной уголовно процессуальным законом, с исключением возможности незаконного воздействия на них.

Согласно протоколам их допроса по окончании того или иного следственного действия каких-либо заявлений или замечаний со стороны допрошенных не поступало.

Частичное изменение этими свидетелями своих показаний в судебном заседании суд в приговоре мотивированно расценил как следствие их желания помочь Чопсиеву М.А.о. избежать уголовной ответственности в связи с наличием хороших отношений между ними.

Свидетель Д показала в судебном заседании, что 12 мая 2010 г. она находилась на территории рыночного комплекса и после 12 часов услышала какие-то хлопки, похожие на звуки петард. Обернувшись, она увидела, как один человек кавказской внешности стрелял в другого человека «такой же внешности». Раздалось 5-6 выстрелов. Оружие было только у этого мужчины; выстрелы производились в область груди и живота потерпевшего.

На предварительном следствии на допросе от 12 апреля 2011 г свидетель Д уточнила, что в руках мужчины кавказской внешности она видела предмет, похожий на автомат или ружье, который он держал на уровне пояса, а правой рукой передергивал затвор. Перед ним стояли двое мужчин кавказской внешности, один из которых держал под руки другого. Мужчина с «автоматом» стрелял одиночными выстрелами в мужчину, которого держали, при этом выстрелов, видимо, было несколько После выстрелов стрелявший мужчина, а также тот, который держал потерпевшего, сели в автомашину и уехали. Потерпевшему лежащему на земле, она вызвала скорую помощь.

После оглашения в судебном заседании ее показаний, данных на предварительном следствии, свидетель пояснила, что она не помнит, сколько было мужчин. Но изложенные выше показания о трех мужчинах она подтверждает уверенно.

Вопреки доводам кассационных жалоб осужденного и адвокатов показаниям свидетеля Д суд в приговоре дал всестороннюю оценку.

Показания свидетеля Д находящиеся в т.2 на л.д. 42-43, были признаны судом недопустимым доказательством с приведением мотивов этого решения.

Показания свидетелей Б Ш и Д как правильно указано в приговоре суда, согласуются между собой и подтверждаются другими материалами дела, исследованными в судебном заседании, в частности показаниями свидетелей Б З О К Г а также показаниями на предварительном следствии свидетеля Г протоколами осмотра места происшествия; места обнаружения трупа А протоколами осмотра трупа А и автомашины « регистрационный номер рядом с которой на земле обнаружен труп А с огнестрельными ранами в области головы и груди; протоколами выемки обыска и осмотра предметов, телефонных соединений; актами судебно медицинских и медико-криминалистической экспертиз и другими доказательствами, признанными судом достоверными и полно изложенными в приговоре.

Как следует из материалов дела, от непосредственного допроса в судебном заседании некоторых свидетелей обвинения государственный обвинитель отказался, что, как правильно отмечено судом, является правом государственного обвинителя как стороны в процессе.

Обсуждение вопроса о признании недопустимыми неисследованных в судебном заседании доказательств суд обосновано признал нецелесообразным.

Сам Чопсиев на предварительном следствии и в судебном заседании не отрицал, что произвел несколько выстрелов из ружья в А

Согласно выводам эксперта-медика причиной смерти А явились проникающие огнестрельные ранения груди с ранением сердца и легкого, брюшной полости с повреждением печени, толстого кишечника позвоночного столба в поясничной области, осложнившиеся развитием геморрагического шока. Смерть А наступила 12 мая 2010 г. в 14 час. 45 мин. (т.4, л.д. 6-30).

Эти выводы эксперта обоснованно не вызвали сомнений у суда.

Эксперт-медик Ф проводивший эту экспертизу, был допрошен на предварительном следствии для уточнения и разъяснения этого заключения. Он всесторонне осветил все вопросы, вытекающие из его заключения.

В судебном заседании сторона защиты заявила ходатайство о вызове в судебное заседание эксперта Ф для уточнения его заключения (т.7, л.д. 177). Суд удовлетворил это ходатайство.

В ходе судебного следствия у сторон обвинения и защиты не появилось конкретных вопросов к эксперту Ф в связи с чем, обсудив этот вопрос, суд постановил в этой ситуации ограничиться оглашением протокола допроса эксперта на предварительном следствии (т.7, л.д. 237-238), что Судебная коллегия находит правильным.

Указанные экспертом механизм и локализация причинения телесных повреждений А полностью совпадают с приведенными выше показаниями свидетелей Б Ш и Д

по обстоятельствам дела.

Согласно выводам проведенной по делу экспертизы вещественных доказательств А одномоментно были причинены огнестрельные ранения из двух видов оружия с разных сторон с близкого расстояния.

В соответствии с заключением экспертизы вещественных доказательств № 56 м-к, проведенной экспертом Г по установлению механизма образования следов крови и их ситуационного экспертного анализа (т.6, л.д. 100 - 101), в результате событий, происшедших 12 мая 2010 г А двумя лицами причинены множественные (9) огнестрельные ранения головы и туловища.

При исследовании тела погибшего были выявлены множественные разнохарактерные, огнестрельные повреждения. Они были образованы от двух выстрелов из огнестрельного оружия калибра около 9 мм в голову и 4 выстрелов из гладкоствольного огнестрельного оружия в голову и грудь с близкой дистанции, в правую руку, спину.

Эти выводы эксперта обоснованно не вызвали сомнений у суда поскольку экспертиза назначена и проведена в соответствии с требованиями закона компетентным и незаинтересованным лицом.

При допросе в судебном заседании эксперт Г пояснил, что в процессе проведения экспертизы он выбирал значимые для исследования доказательства, содержание которых он привел в составленном заключении Показания свидетеля Д Ю. в качестве исследованных доказательств он вообще не приводил. Эксперт Г уточнил, что основной источник доказательств - механизм образования следов крови и следов от осуществления выстрелов. Показания свидетелей при проведении подобных экспертиз имеют второстепенное значение.

При наличии таких данных суд постановлением от 9 августа 2011 г обоснованно отказал стороне защиты в проведении по делу повторной судебной экспертизы по установлению механизма образования следов крови и их ситуационному экспертному анализу, правильно указав о том, что отказ стороны обвинения от допроса в судебном заседании ряда свидетелей обвинения, поскольку они не являлись непосредственными очевидцами происшедшего, а также признание недопустимыми указанных выше показаний свидетеля Д (т.2, л.д. 42-43), не ставят под сомнение правильность выводов эксперта (т. 8, л.д. 49-50).

Вопреки доводам кассационных жалоб суд не нарушил требования уголовно-процессуального закона при разрешении ходатайств сторон защиты и обвинения о вызове в судебное заседание и допросе в судебном заседании эксперта Г

В судебном заседании 8 августа 2010 г. суд, действительно, отказал стороне защиты в вызове и допросе в судебном заседании эксперта Г мотивировав свое решение по этому вопросу (т.8, л.д. 64-65).

Однако после того как в этот же день, позднее по времени, было вынесено постановление суда о признании недопустимым доказательством показаний свидетеля Д находящихся в т.2 на л.д. 42-43, суд обоснованно удовлетворил последующее за этим ходатайство стороны обвинения о вызове и допросе в судебном заседании эксперта Г для выяснения вопроса о том, повлияло ли исключение указанного доказательства из числа доказательств на заключение эксперта Г (т. 8, л.д. 83).

Это решение суда соответствовало ходу судебного следствия и, вопреки доводам кассационных жалоб, не свидетельствует о необъективности и предвзятости суда.

Суд правильно указал в приговоре, что проведенными по делу экспертизами с участием экспертов Ф , Си иГ полно и всесторонне выяснен механизм причинения потерпевшему А обнаруженных у него телесных повреждений, которые причинены одномоментно. Проведенные этими экспертами исследования опровергли утверждение Чопсиева М. и его защиты о причинении им одним А телесных повреждений: из пистолета в голову в ходе обороны от действий А , а затем из ружья, когда он, Чопсиев М., защищал своего брата от нападения А .

Проанализировав приведенные выше доказательства в их совокупности Судебная коллегия находит, что суд первой инстанции сделал правильный вывод о достаточности доказательств вины Чопсиева М.А.о. в совершении преступления, за которое он осужден.

Доводы кассационных жалоб об обратном Судебная коллегия находит несостоятельными.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, действиям осужденного Чопсиева М.А.о дана правильная юридическая оценка.

Выводы суда относительно квалификации действий Чопсиева подробно мотивированы в приговоре.

Вопреки доводам, содержащимся в кассационных жалобах осужденного и его защитников, суд учел все обстоятельства, которые могли бы существенно повлиять на его выводы, дал в приговоре надлежащую оценку имеющимся в деле доказательствам, в том числе показаниям свидетелей Ш Б и Д на которые ссылаются Чопсиев и адвокат Кочерьян Г.Н. в своих кассационных жалобах в обоснование довода о причинении Чопсиевым смерти А в состоянии необходимой обороны.

Версия Чопсиева М.А.о и его зашиты о причинении им смерти А

в состоянии необходимой обороны тщательно проверялась судом первой инстанции и обоснованно признана несостоятельной.

Мотивы принятия судом решения по этому вопросу подробно изложены в приговоре.

При этом обоснованно принято во внимание, что согласно показаниям свидетелей какое-либо оружие у А и А отсутствовало; иные лица, желающие причинить вред Чопсиеву или его брату, на месте происшествия также отсутствовали.

В соответствии с заключением эксперта № 370/03-1 от 31 марта 2011 г на смывах с кистей рук А и А следов продуктов выстрела не обнаружено (т.4, л.д. 95-99), чем, как правильно указано в приговоре, опровергаются доводы осужденного о наличии со стороны А и А в отношении Чопсиева М.А.о. и лица материалы дела в отношении которого выделены в отдельное производство общественно опасного посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или иного лица, либо с непосредственной угрозой применения в отношении их такого насилия.

Вопреки доводам кассационных жалоб психическое состояние Чопсиева исследовано с достаточной полнотой.

Согласно заключению стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы № 6-52 от 31 марта 2011 г. Чопсиев обнаруживает признаки психического расстройства в форме органического эмоционального лабильного (астенического) расстройства. Однако указанное психическое расстройство не достигало и не достигает степени выраженного, а поэтому не лишало и не лишает его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), либо руководить ими. В момент времени, относящийся к инкриминируемому ему деянию, Чопсиев М.А.о. временного психического расстройства не обнаруживал. По своему психическому состоянию возрастным особенностям и с учетом наличия у него онкологического заболевания Чопсиев мог и может правильно воспринимать обстоятельства имеющие значение для уголовного дела. Индивидуально-психологические особенности Чопсиева с учетом наличия у него онкологического заболевания не носят характер выраженных и не оказали существенного влияния на его поведение в исследуемой ситуации и не лишали его возможности правильно воспринимать происходящие события. В момент совершения инкриминируемого ему деяния Чопсиев не находился в состоянии физиологического аффекта (том 6, л.д. 46-51).

Проанализировав все доказательства по делу, в том числе приведенное выше заключение комиссии экспертов, составленное с учетом сведений о наличии у Чопсиева онкологического заболевания, суд обоснованно отверг версию стороны защиты о совершении Чопсиевым М.А.о преступления в состоянии аффекта.

По этим же основаниям Судебная коллегия находит несостоятельными соответствующие доводы кассационных жалоб осужденного и адвокатов.

Оснований для проведения повторной судебно-психиатрической экспертизы суд правильно не усмотрел, поскольку выводы экспертов психиатров обоснованы, даны на основе конкретных исследований, с учетом данных о его личности.

В качестве экспертов-психиатров были привлечены независимые и квалифицированные лица, экспертиза проводилась с выполнением необходимых тестирований и исследований.

Содержащиеся в жалобах осужденного и адвокатов доводы о необоснованном отклонении судом ходатайств стороны защиты о проведении следственного эксперимента, назначении и проведении дополнительных и повторных экспертиз, об исследовании в судебном заседании автомашины регистрационный номер

Судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку, как следует из материалов дела, эти ходатайства судом первой инстанции ставились на обсуждение сторон и обоснованно были отклонены мотивированными постановлениями суда, не согласиться с которыми у Судебной коллегии нет оснований.

Утверждения осужденного Чопсиева о нарушении его права на защиту Судебная коллегия также считает несостоятельными по следующим основаниям.

По смыслу ч. 3 ст. 50 УПК РФ в случае неявки в течение 5 суток избранного обвиняемым адвоката суд вправе предложить обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае его отказа принять меры по назначению защитника.

Приведенные выше требования закона при решении судом уголовного дела в отношении Чопсиева были выполнены.

Назначение ему адвоката Быстрова В.В. осуществлялось в соответствии с требованиями ч.З ст. 50 УПК РФ, поскольку адвокат Кочерьян Г.Н., ранее заключивший соглашение с Чопсиевым, не являлся в судебное заседание свыше пяти суток, а сам Чопсиев ходатайств о назначении ему другого защитника не заявлял.

Когда адвокат Кочерьян Г.Н. вновь прибыл в процесс, он совместно с адвокатом Быстровым ВВ. продолжил осуществлять защиту Чопсиева, для чего ознакомился с протоколом судебного заседания за период его отсутствия в судебном заседании.

Доводы Чопсиева, адвокатов Журавлева С.А., Кочерьяна Г.Н. и Быстрова ВВ. о нарушении в судебном заседании норм, регулирующих участие переводчика, Судебная коллегия также находит несостоятельным.

Из материалов дела видно, что гарантированные законом права Чопсиева были соблюдены.

При этом Судебная коллегия принимает во внимание то обстоятельство, что осужденный Чопсиев в ходе судебного следствия подтвердил факт свободного владения им языком судопроизводства, давал показания в суде как на русском, так и на аварском языках, в установленном законом порядке отвод переводчику не заявлял (т. 8, л.д. 60-61).

При таких обстоятельствах утверждение адвоката Журавлева С.А. о том что суд «заставил» Чопсиева давать показания на русском языке, Судебная коллегия считает несостоятельными.

Как следует из материалов дела, на предварительном следствии Чопсиев отказался от услуг переводчика, пояснив, что он владеет русским языком.

Конкретно 11 ноября 2010 г. Чопсиев написал заявление о том, что русским языком он владеет полностью, читает, пишет и объясняется на русском языке свободно, юридические термины понимает полностью, в связи с чем в услугах переводчика не нуждается (т. 5, л.д. 54).

Это заявление Чопсиев сделал в присутствии предоставленного ему переводчика, который своей подписью удостоверил это заявление Чопсиева.

Это заявление Чопсиев сделал и в присутствии адвоката, который на заявлении Чопсиева написал, что в его присутствии Чопсиев отказался от услуг переводчика, поскольку читает, пишет, объясняется на русском языке свободно, юридические термины понимает.

При таких условиях следователь вынес постановление от 11 ноября 2010 г., в котором указал, что 11 ноября 2010 г. Чопсиев М.А.о. в присутствии защитника-адвоката Джамалудинова К.Р. и переводчика Я заявил ходатайство об отказе от услуг переводчика, так как русским языком владеет в совершенстве.

Таким образом следователь удовлетворил ходатайство Чопсиева М.А.о об отказе от услуг переводчика (т. 5, л.д. 55).

Судебная коллегия находит правильным это постановление следователя с процессуальной и фактической точки зрения.

Судом правильно установлено, что Чопсиев имеет среднее образование и длительное время проживал в России.

С учетом этого предварительное следствие велось на русском языке и обвинительное заключение также было составлено на русском языке.

При таких условиях Судебная коллегия считает неубедительными доводы адвоката Быстрова об отмене приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания с последующим возвращением его прокурору в связи с необеспечением Чопсиева переводчиком на стадии предварительного следствия.

В подготовительной части судебного заседания Чопсиев заявил ходатайство о том, что он в судебном заседании желает давать показания на родном языке-аварском «и в присутствии переводчика».

С учетом особенностей процедуры судебного разбирательства суд применил дополнительные гарантии обеспечения прав, предоставленных подсудимому (затем осужденному) законом, и обеспечил участие в судебном заседании переводчика со знанием аварского языка с последующим переводом на аварский язык приговора и протокола судебного заседания.

Эта дополнительная гарантия, предоставленная судом по указанным выше основаниям, вопреки доводам кассационных жалоб, не ставит под сомнение законность производства и результатов следственных действий и составления обвинительного заключения на русском языке.

Представление доказательств государственным обвинителем в условиях состязательности процесса не может быть рассмотрено как нарушение уголовно-процессуального закона.

Сведений о ненадлежащем оформлении вещественных доказательств Судебная коллегия не усмотрела.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по настоящему делу не допущено.

Вопреки доводам кассационных жалоб в материалах дела нет данных о том, что со стороны председательствующего по делу проявлялись предвзятость, необъективность или иная заинтересованность в исходе дела Председательствующим по делу были созданы необходимые условия для выполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Из протокола судебного заседания усматривается, что нарушений принципа состязательности сторон, ограничения защиты на представление доказательств, как об этом утверждается в кассационных жалобах, судом не допущено.

В судебном заседании были непосредственно допрошены свидетели как стороны обвинения, так и стороны защиты, исследованы все собранные по делу допустимые доказательства, при этом стороны обвинения и защиты были равноправны перед судом.

Уголовное дело рассмотрено в соответствии с положениями ст. 252 УПК РФ о пределах судебного разбирательства.

Дело рассмотрено законным составом суда.

Вопреки доводам кассационных жалоб обвинительное заключение по делу и приговор соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона.

Как следует из материалов дела, по окончании предварительного следствия Чопсиеву в присутствии адвоката были разъяснены его процессульные права, предусмотренные ч.5 ст. 217 УПК РФ.

Дело направлено для рассмотрения в Волгоградский областной суд по подсудности в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Ходатайств об иной форме судопроизводства Чопсиев не заявлял.

Как указано выше, право Чопсиева на защиту было обеспечено должным образом - в судебном заседании его интересы защищали трое профессиональных адвокатов, которые надлежащим образом выполняли свои профессиональные обязанности.

Заявленный Чопсиевым отвод защитнику Быстрову В.В. был разрешен судом в соответствии с требованиями закона, принятое по заявленному отводу решение мотивировано и является обоснованным.

При назначении наказания Чопсиеву М.А.о. суд принял во внимание обстоятельства дела, учел общественную опасность содеянного им, а также данные, характеризующие личность осужденного, который судимостей не имеет, положительно характеризуется.

Обстоятельством, смягчающим наказание Чопсиева, суд обоснованно признал его явку с повинной, наличие у него тяжелого соматического заболевания.

Обстоятельств, отягчающих наказание Чопсиева, судом не установлено.

Выводы суда относительно размера и вида наказания, назначенного Чопсиеву, подробно мотивированы в приговоре.

Доводы осужденного Чопсиева о том, что при назначении наказания суд необоснованно не учел в качестве смягчающего наказание обстоятельства противоправное поведение потерпевшего, явившееся поводом для совершения преступления, Судебная коллегия считает необоснованными, поскольку в судебном заседании не установлено, что со стороны потерпевшего имело место нападение на осужденного и его брата либо были совершены иные действия, которые явились бы поводом для преступления.

Таким образом, Судебная коллегия считает, что наказание осужденному Чопсиеву назначено в соответствии с требованиями закона, и по своему виду и размеру является справедливым.

Оснований для смягчения наказания Чопсиеву Судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Волгоградского областного суда от 18 августа 2011 г. в отношении Чопсиева М А о оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 50 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта