Информация

Решение Верховного суда: Определение N 47-АПУ17-3СП от 01.06.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 47-АПУ17-3 СП

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

город Москва 1 июня 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кулябина В.М.,

судей БорисоваО.В., ЗателепинаОК.,

при секретаре Багаутдинове Т.Г рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Козиной Т.П., апелляционным жалобам осужденных Терехова С.Е., Подолянова СВ., Никитенко Ю.С Ушакова Н.В., адвокатов Царевой Е.В., Бербасова О.Ю., Кожановой А.В. на приговор Оренбургского областного суда от 22 ноября 2016 года с участием коллегии присяжных заседателей, по которому

Терехов С Е ,,

судимый 22 декабря 2014 года по ч.5 ст.ЗЗ ч.З ст. 159; ч.4 ст. 159; ч.З ст.30, ч.4 ст. 159; пп. «а, ж, з» ч.2 ст. 105; ч.2 ст.228; ч.1 ст.222 УК РФ к 24 годам лишения свободы с ограничением свободы на 2 года,

осужден:

по ч.З ст. 159 УК РФ за два преступления (в отношении Г и П к 3 годам лишения свободы за каждое;

по ч.З ст. 159 УК РФ за два преступления к 4 годам лишения свободы за каждое;

по ч.4 ст. 159 УК РФ за 9 преступлений к 7 годам лишения свободы за каждое;

по ч.2 ст.327 УК РФ за пять преступлений к 2 годам лишения свободы за каждое;

по пп. «а, ж, к» ч.2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы.

В соответствии с пп. «б, в» ч.1 ст.78 УК РФ Терехов СЕ. освобожден от назначенного наказания за все преступления, предусмотренные ч.2 ст.327 УК РФ и по ч.З ст. 159 УК РФ за преступления, совершенные в отношении потерпевших Г иП в связи с истечением сроков давности.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных пп. «а, ж, к» ч.2 ст. 105, ч.4 ст. 159 и ч.З ст. 159 УК РФ назначено Терехову СЕ. пожизненное лишение свободы.

В соответствии с ч.5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений по данному приговору и по приговору от 22 декабря 2014 года окончательно назначено Терехову СЕ. пожизненное лишение свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима;

Подолянов С В,

судимый 22 декабря 2014 года по ч.З ст. 159; ч.4 ст. 159; ч.З ст.30, ч.4 ст. 159; пп. «а, ж, з» ч.2 ст. 105; ч.2 ст.228; ч.1 ст.222 УК РФ на основании ч.З ст.69 УК РФ к 22 годам лишения свободы с ограничением свободы на 2 года,

осужден:

за совершение восьми преступлений, предусмотренных ч.4 ст. 159 УК РФ к 6 годам лишения свободы за каждое;

за совершение двух преступлений, предусмотренных ч.2 ст.327 УК РФ, к 1 году лишения свободы за каждое;

по пп. «а, ж, к» ч.2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы.

В соответствии с п. «б» ч.1 ст.78 УК РФ Подолянов СВ. освобожден от назначенного наказания за преступления, предусмотренные ч.2 ст.327 УК РФ в связи с истечением сроков давности.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч.4 ст. 159, пп. «а, ж, к» ч.2 ст. 105 УК РФ, назначено Подолянову СВ. пожизненное лишение свободы.

В соответствии с ч.5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений по данному приговору и по приговору от 22 декабря 2014 года окончательно назначено Подолянову СВ. пожизненное лишение свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима;

Ушаков Н В судимый 22 декабря 2014 года по ч.4 ст. 159; ч.З ст.30, ч.4 ст. 159; пп. «а, ж, з ч.2 ст. 105 УК РФ на основании ч.З ст.69 УК РФ к 19 годам лишения свободы с ограничением свободы на 2 года,

осужден:

по ч.4 ст. 159 УК РФ (в отношении Б к 5 годам лишения свободы;

по ч.4 ст. 159 УК РФ (в отношении Н П Ч,

Н к 6 годам лишения свободы за каждое;

по ч.2 ст.327 УК РФ к 1 году лишения свободы;

по пп. «а, ж, к» ч.2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы.

В соответствии с п. «б» ч.1 ст.78 УК РФ Ушаков Н.В. освобожден от назначенного наказания за преступление, предусмотренное ч.2 ст.327 УК РФ в связи с истечением сроков давности.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных ч.4 ст. 159, пп. «а, ж, к» ч.2 ст. 105 УК РФ, назначено Ушакову Н.В. пожизненное лишение свободы.

В соответствии с ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений по данному приговору и по приговору от 22 декабря 2014 года окончательно назначено Ушакову Н.В. пожизненное лишение свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима;

Никитенко Ю С,

несудимый, осужден по ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Титова Н М ,

осуждена по ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) к 2 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 327 УК РФ, Никитенко Ю.С, Ушаков Н.В. и Титова Н.М. оправданы в соответствии с положениями п. 4 и п. 2 ч.1 ст.302 УПК РФ за непричастностью к данному преступлению с признанием за ними права на реабилитацию.

Разрешены гражданские иски потерпевших.

Постановлено взыскать в счет компенсации морального вреда:

- в пользу потерпевшего О с Терехова СЕ., Подолянова СВ. по двадцать тысяч рублей, Ушакова Н.В десять тысяч рублей;

в пользу потерпевшей К с Терехова С.Е., Подолянова СВ. по 25 000 рублей с каждого;

в пользу потерпевшего П с Терехова СЕ. и Ушакова Н.В по 250 000 рублей с каждого;

в пользу потерпевшей Н с Терехова СЕ. и Ушакова Н.В в счет компенсации морального вреда по 100 000 рублей с каждого;

в пользу потерпевшей Х с Терехова С.Е., Подолянова СВ., Никитенко Ю.С. в счет возмещения материального ущерба 769 250 рублей солидарно;

- в пользу потерпевшей К с Терехова С. Е Подолянова С В . и Титовой Н. М. в счет возмещения материального ущерба 514 500 (пятьсот четырнадцать тысяч пятьсот) рублей солидарно.

Постановлено взыскать в доход государства процессуальные издержки:

- с Терехова СЕ. в сумме 285 729 рублей, Подолянова С В . - 253 529 рублей, Ушакова Н.В. - 251 733 рубля, Никитенко Ю.С. - 100 996 рублей.

По данному делу осуждена Курушина О.П., приговор в отношении которой не обжалован.

Заслушав доклад судьи Кулябина В.М., выступления осужденных Терехова С.Е., Подолянова СВ., Никитенко Ю.С, Ушакова Н.В. и адвокатов Прохоровой С.А., Хабаровой Я.Г., Живовой Т.Г., Арутюновой И.В поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Савинова Н.В поддержавшего доводы апелляционного представления и возражавшего на апелляционные жалобы, Судебная коллегия

установила:

на основании обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей осужденные признаны виновными:

Терехов С Е - в мошенничестве в отношении потерпевших Г П Б и З в крупном размере по предварительному сговору группой лиц;

Терехов, Подолянов и Никитенко - в мошенничестве организованной группой, в крупном размере в отношении потерпевшего К Т и П в отношении потерпевшего Г , потерпевшей К

Терехов, Ушаков и Подолянов в отношении потерпевших Н Б Ч Н

Терехов и Ушаков в отношении потерпевшего П

Терехов и Подолянов в отношении потерпевшего Х

Терехов и Подолянов - в подделке паспорта К , паспорта Ч

Терехов - в подделке паспорта Г Н

Терехов, Подолянов и Ушаков - в убийстве в составе организованной группы, с целью скрыть другое преступление, в частности, Терехов СЕ. в убийстве потерпевших Г Н П Н и Н П - в убийстве потерпевших Г и Н Ушаков Н.В. - в убийстве потерпевших Н П Н иН

В апелляционном представлении государственный обвинитель Т.П Козина просит приговор в части оправдания Никитенко Ю.С, Титовой Н.М. и Ушакова Н.В. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст.327 УК РФ, изменить, заменив ссылку на ч.1 ст.302 УПК РФ как основание оправдания на ч.2 ст.302 УПК РФ, а также исправить другие описки имеющиеся в описательно-мотивировочной части приговора, включив в нее указание о том, что основанием для признания явки с повинной в качестве обстоятельства, смягчающего наказание Ушакова Н.В. и Подолянова СВ является п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ, а основанием для признания совершения Ушаковым Н.В. и Подоляновым СВ. преступления с использованием лекарственных препаратов в качестве обстоятельства, отягчающего наказание является п. «к» ч.1 ст.63 УК РФ.

В апелляционных жалобах (основных и дополнительных):

осужденный Подолянов СВ. указывает, что суд необоснованно отказал в ходатайстве о возвращении дела прокурору в связи с неясностью и противоречивостью предъявленного обвинения. В судебном заседании председательствующий запретил ему давать показания о роли П и выступать об этом в прениях. Прокурор, выступая в прениях, искажал его показания от 23.01.2012 года о том, что убийство он, Подолянов, совершил якобы вместе с Тереховым. Также искажал и показания свидетелей, ссылался на не исследованное заключение экспертов, просил признать его виновным в подделке удостоверения Г , которое ему не вменялось. Также сообщил о наличии у него ветеринарного образования, что могло вызвать предубеждение у присяжных заседателей. При допросе нотариуса судья задала ему вопрос содержащий утверждение о том, что к ней вместо Г пришел другой человек. Также судья оставила без внимания незаконные действия прокурора который при допросе свидетеля С спрашивал, узнает ли он его Подолянова. Приговор содержит много действий, которых не было в предъявленном ему обвинении, в том числе квалифицирующий признак использование подложного документа. Вопросы для вопросного листа, а также вердикт коллегии присяжных заседателей содержат много противоречий и неясностей. Так в ответах на вопросы 27 и 28 четверо присяжных заседателей проголосовали за недоказанность его причастности, но на вопрос о снисхождении они же ответили, что Подолянов снисхождения не заслуживает Такие же несоответствия есть и по другим вопросам в отношении него (№№177-178) и в отношении Ушакова (№№81-83). В вопросе 14 указано, что он передал информацию о собственниках квартиры и зарегистрированных в ней лицах, в вопросе 17 - передал информацию о квартире, проживающих и прописанных в ней лицах. В прениях прокурор отказался от квалификации его действий как совершенных с использованием служебных полномочий, однако судья данное обстоятельство включил в вопрос для присяжных заседателей. Также во всех вопросах председательствующий заменил Палкину на другое лицо. Ряд вопросов содержат действия, которые ему не вменялись (что я переклеивал фото). Согласно приговору смерть Г наступила 21 марта, а согласно заключению эксперта 22 марта. Суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайств: об оглашении показаний свидетеля Н

на л.д.219 т. 121 и протокола опознания Ушакова, хотя там имелись противоречия при описании примет опознаваемого; о прослушивании звукозаписи телефонных переговоров с П подтверждающих, что он Подолянов, с Тереховым никогда не общался. Наказание ему назначено чрезмерно суровое без учета его признания в совершенных убийствах, явки с повинной, раскаяния и обличения других соучастников. Необоснованно обращено взыскание на имущество, принадлежащее детям и бывшей жене, а также единственное жилье. Необоснованно были взысканы процессуальные издержки, связанные с участием защитников, поскольку они приглашались самим судом после его отказа от адвоката. Просит приговор отменить или снизить наказание;

осужденный Ушаков Н.В. просит приговор отменить в связи с несправедливым наказанием, существенным нарушением уголовно процессуального закона и неправильным применением уголовного закона указывает, что обыск в его квартире был проведен с грубыми нарушениями закона, без предоставления ему адвоката, государственный обвинитель в своей речи исказил его показания, данные в ходе расследования, вышел за рамки предъявленного ему, Ушакову, обвинения; П в судебном заседании была допрошена с нарушениями закона, председательствующий намекал в своей речи о том, что подсудимые давали ложные показания. Прокурор признал, что его, Ушакова, вина в убийстве Н не доказана, но вопрос был сформулирован так, что его признали виновным в этом убийстве;

адвокат Кожанова А.В. в защиту осужденного Ушакова Н.В. просит приговор отменить и передать дело на новое судебное разбирательство Указывает, что Палкина дала ложные и противоречивые показания. Ее статус судом был определен как лицо, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство, что уголовно-процессуальным законом не предусмотрено. Показания в отношении самой П Ушакову давать было запрещено, в связи с чем он был лишен возможности защищаться Председательствующий необоснованно отказал в оглашении заключения судебно-медицинских экспертов о причине смерти Н П и Н , а также в исследовании записи телефонных переговоров Терехова и П , что повлияло на вердикт присяжных. Напротив, в судебном

заседании был исследован с участием присяжных заседателей протокол

обыска в квартире Ушакова, который был проведен в отсутствие адвоката,

хотя Ушаков был уже задержан и ходатайствовал о его участии;

адвокат Бербасов О.Ю. в защиту осужденного Ушакова Н.В. просит

приговор отменить и передать дело на новое судебное разбирательство.

Указывает, что председательствующий необоснованно исключил из

разбирательства допустимое доказательство; при формировании состава коллегии присяжных заседателей было допущено существенное нарушение, а также был нарушен порядок замены присяжного заседателя. При формулировании вопросного листа в него были внесены вопросы, которые не были предметом обсуждения с участием сторон, часть вопросов составлена так, что допускает возможность признания виновным при любом ответе;

осужденный Никитенко Ю.С. указывает о назначении ему чрезмерно строгого наказания без учета вердикта присяжных заседателей о признании его заслуживающим снисхождения и отсутствия отягчающих обстоятельств наличия смягчающих и незначительной роли в совершенном преступлении Данных о получении им, Никитенко, сведений об образе жизни К вердиктом не установлено. Вопрос №13 был сформулирован так, что допускал двойственную формулировку об использовании поддельного паспорта, что ему не вменялось, поэтому у присяжных заседателей было создано предубеждение о совершении им мошенничества. Вердиктом не установлено, что он Никитенко, получал деньги от Терехова, следовательно, и не являлся членом ОПТ. Все другие вопросы также были составлены в неясных и противоречивых выражениях. Председательствующий не включил в текст вопросов сведения из предъявленного обвинения о том, что К был согласен заключить договор дарения и, следовательно его никто не обманывал Также вердиктом не было установлено, что он, Никитенко, был причастен к действиям в отношении Х и К Также он не был предупрежден, что за предоставление защитников с него будут взысканы процессуальные издержки. Просит приговор изменить и смягчить ему наказание на основании ст.64 УК РФ, отменить выплату Х освободить от взыскания процессуальных издержек;

осужденный Терехов СЕ. указывает о необоснованном отказе в удовлетворении его ходатайств о допуске в качестве защитников Пустовит Н.И. и Мартыновой Е.Н., необоснованном исследовании показаний

свидетеля Ч т.178 л.д.177), которая в суд не явилась,

необоснованном отказе в исследовании заключений судебно-медицинских

экспертов по трупам Н Г , Н и Н в

исследовании записи телефонных переговоров Терехова и П что

повлияло на вердикт присяжных, необоснованном отказе в допросе

дополнительных свидетелей В С М

Ш Просит приговор отменить, дело направить на

новое рассмотрение.

адвокат Царева Е.В. в защиту осужденного Терехова СЕ. просит

приговор отменить и уголовное дело прекратить. Указывает, что все

доказательства построены на показаниях фигурантов этого же уголовного дела

- П , П и Д , которые были допрошены без

предупреждения об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных

показаний. Председательствующий не обеспечил состязательности сторон в

процессе, выступал на стороне обвинения, не позволял стороне защиты

обосновать свою позицию и не представил ей возможности защищаться и

поставить свои вопросы для разрешения присяжным заседателям;

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Т.П. Козина выражает несогласие с доводами жалоб и просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав мнения сторон обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений, Судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно материалам дела на всех стадиях производства по делу осужденным разъяснялись особенности рассмотрения дела с участием присяжных заседателей и обеспечивалось их право на защиту.

Заявленное в ходатайствах право осужденных на судопроизводство с участием присяжных заседателей было реализовано с соблюдением законного порядка формирования коллегии присяжных заседателей.

Как следует из материалов дела, коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ.

Заявлений о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава от сторон не поступало.

Поводов, в силу которых можно было бы сомневаться в способности сформированной коллегии принять объективное решение по делу, в жалобах не приведено. Не находит таковых и Судебная коллегия.

Председательствующим были разъяснены присяжным заседателям их права, предусмотренные ст. 333 УПК РФ, в соответствии с которой они не вправе общаться с лицами, не входящими в состав суда, по поводу обстоятельств рассматриваемого дела, не вправе нарушать тайну совещания и голосования присяжных заседателей по поставленным перед ними вопросам. Присяжные заседатели заявили о том, что эти требования им понятны.

При отборе присяжных заседателей, вопреки доводам жалоб осужденных и их защитников, нарушений норм уголовно-процессуального закона допущено не было. Порядок отбора кандидатов в присяжные заседатели, установленный действующим законодательством, был соблюден Осужденным и их защитникам было предоставлено право заявлять мотивированные и немотивированные отводы кандидатам в присяжные заседатели, которым они воспользовались.

Председательствующим, стороной обвинения и стороной защиты были заданы все интересующие их вопросы, касающиеся наличия обстоятельств препятствующих участию кандидатов в присяжные заседатели.

В результате отводов и самоотводов была сформирована коллегия присяжных заседателей.

В силу ч.1 ст.ЗЗО УПК РФ до приведения присяжных заседателей к присяге стороны вправе заявить, что вследствие особенностей рассматриваемого уголовного дела образованная коллегия присяжных заседателей в целом может оказаться неспособной вынести объективный вердикт. Однако такого ходатайство сторонами заявлено не было, заявлений о роспуске образованной коллегии присяжных заседателей не поступало.

Председательствующим были разъяснены права и обязанности присяжных заседателей, установленные ст. 333 УПК РФ.

Таким образом, оснований для выводов о незаконном формировании коллегии присяжных заседателей и тенденциозности ее состава, а также необъективности председательствующего, вопреки доводам жалоб, не имеется.

Замена присяжных заседателей происходила в последовательности указанной в списке при формировании коллегии присяжных заседателей, что соответствует положениям ст. 329 УПК РФ.

Так, 12 октября 2015 года не явились присяжные заседатели под номерами 7 и 17, в связи с чем произведена замена присяжного заседателя из основного состава под №7 на следующего по списку присяжного заседателя № 13 - З с присвоением ей № 7 (т. 183 л.д. 137). 27 октября 2015 года не явился присяжный заседатель под № 6 (т. 184 л.д.32), в связи с чем суд произвел его замену на следующего по списку присяжного заседателя № 14 - Ш с присвоением ей № 6. 9 августа 2016 года в связи с неявкой присяжных заседателей №№5 и 6 была произведена их замена на следующих по списку запасных присяжных заседателей № 15 Г и № 16 А (т. 188 л.д. 180).

В соответствии с правилами ст.243 УПК РФ, председательствующий, как это видно из протокола судебного заседания, руководил судебным заседанием и принимал все предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон, соблюдению участниками судебного процесса регламента судебного заседания и порядка в зале суда.

В силу закона с участием присяжных заседателей не могут исследоваться сведения, не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела в связи с чем выступления участников судопроизводства неоднократно останавливались, прерывались председательствующим с обращением внимания на эти обстоятельства коллегии присяжных заседателей, как это предусмотрено уголовно-процессуальным законом.

Представленные сторонами обвинения и защиты доказательства перед их исследованием в присутствии присяжных заседателей проверялись на предмет их допустимости. В соответствии с требованиями ст.291 УПК РФ суд предоставил сторонам обвинения и защиты равные возможности представления доказательств и возможности дополнения судебного следствия. Вопросы проверки допустимости доказательств разрешались судом по ходатайствам сторон в отсутствие присяжных заседателей, а по заявленным ходатайствам принимались в предусмотренной уголовно процессуальным законом процедуре обоснованные судебные решения Оспаривание осужденными и их защитниками оценок доказательств, оценок достоверности показаний допрошенных в суде лиц, результатов проведенных следственных действий равно как и оспаривание самой доказанности обвинения, притом, что в судебном заседании исследовались только те доказательства, которые были признаны допустимыми, и не было допущено нарушений уголовно-процессуального закона при представлении этих доказательств присяжным заседателям, правовых последствий иметь не может.

Судом с участием присяжных заседателей исследовались только те вопросы, которые входят в их компетенцию в соответствии с положениями УПК РФ.

Вопреки доводам жалоб о необоснованном отказе в исследовании заключений судебно-медицинских экспертиз о причинах смерти потерпевших, все они оглашались в судебном заседании с указанием первоначально установленных причин гибели потерпевших, не связанных с криминальными действиями осужденных. Об этих же причинах председательствующий напомнил присяжным в своем напутственном слове.

Суд, отказывая в удовлетворении ходатайства Подолянова об оглашении в присутствии присяжных заседателей актов судебно медицинского исследования трупов потерпевших, результаты гистологического исследования обоснованно принял во внимание, что указанные документы изложены в содержании исследовательской части заключения судебно-медицинских экспертов по каждому из трупов потерпевших, содержатся в исследовательской части комиссионного заключения экспертов, которые ранее уже были исследованы судом в

присутствии коллегии присяжных заседателей (т. 186 л.д.21-22,40-41).

Вопреки доводам жалоб, ходатайства сторон разрешены судом в установленном порядке, с допросом необходимых свидетелей и выяснением позиции противоположной стороны, в том числе осужденных и их защитников, с вынесением об этом обоснованных материалами исследованными в суде, и мотивированных постановлений с учетом положений уголовно-процессуального закона, определяющих пределы судебного разбирательства, а также процессуальных особенностей рассмотрения дела с участием присяжных заседателей, в присутствии которых не допускается исследование данных о совершении преступлений, в которых не обвиняются подсудимые.

В связи с этим, в соответствии с положениями ст.335 УПК РФ, суд обоснованно отказал стороне защиты в исследовании в присутствии присяжных заседателей материалов уголовного дела, выходящих за пределы предъявленного обвинения, в том числе о фактах совершения преступлений иными лицами, включая Панкину, а также в исследовании материалов дела, не относящихся к компетенции присяжных заседателей, а именно различных процессуальных документов.

Вопросы уголовно-процессуального характера рассмотрены судом с участием сторон, в отсутствие присяжных заседателей. По ним приняты основанные на законе и мотивированные решения.

Ходатайство Подолянова об оглашении в присутствии присяжных заседателей протокола опознания свидетелем Н Ушакова Н.В. было разрешено (т. 121 л.д. 228 - 230) после исследования данного протокола в отсутствие присяжных заседателей, после чего председательствующий обоснованно пришел к выводу о невозможности оглашения данного протокола опознания в связи с нарушением ч. 5 ст. 193 УПК РФ. Как видно из материалов дела опознание Ушакова свидетелем Н проведено по фотографии, при том, что препятствий предъявления для опознания самого Ушакова, который был уже задержан и содержался в следственном изоляторе, не имелось. В соответствии с положениями ч. 5 ст. 193 УПК РФ, проведение опознания по фотографии может иметь место при невозможности предъявления самого лица.

Исследованный в отсутствие присяжных заседателей протокол допроса свидетеля Н в ходе предварительного следствия (т. 121 л.д.219) не содержит противоречий с показаниями этого свидетеля в судебном заседании, в связи с чем оснований для оглашения указанного протокола в соответствии с ч. 3 ст. 281 УПК РФ не имелось.

Суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайств подсудимых об исследовании в присутствии присяжных заседателей телефонных переговоров П со своим адвокатом и оперативными сотрудниками полиции (т. 186 л.д. 124), поскольку все они велись после окончания совершения преступлений и не несут в себе информации связанной с участием или наоборот с непричастностью других осужденных, в том числе и Подолянова, к вменяемым им деяниям.

Содержание этих переговоров зафиксировано в протоколе осмотра и прослушивания указанных фонограмм (т. 136 л.д. 1-72, 74-236) и отношения к вопросам, подлежащим исследованию в присутствии присяжных заседателей, не имеет. Как обоснованно указал суд, отказывая в удовлетворении заявленного ходатайства, П , являясь обвиняемой, в своих телефонных переговорах с адвокатом и оперативными сотрудниками полиции определяла свою позицию, объясняла куда ее вызывают и какие показания она давала. Поскольку настоящее уголовное дело в отношении П не рассматривалось, суд, прослушав указанные переговоры П , согласно положениям ч.1 ст.252 УПК РФ правомерно не признал данное доказательство, отвечающим принципу относимости.

Поскольку уголовное дело в отношении П выделено в отдельное производство, об уголовной ответственности она не предупреждалась, а ей была разъяснена обязанность давать правдивые показания в связи с заключением досудебного соглашения. Как следует из протокола судебного заседания, обвинительный приговор, постановленный в отношении П , в присутствии присяжных заседателей не исследовался.

Председательствующий в ходе судебного заседания и в напутственном слове неоднократно предлагал присяжным заседателям не учитывать заявления участников процесса о том, что П избежала уголовной ответственности, и напоминал, что данный вопрос не относится к обстоятельствам, подлежащим установлению в соответствии с положениями ст.355, 339 УПК РФ.

Исследованные судом с участием коллегии присяжных заседателей заявления Ушакова Н.В. и Подолянова СВ. о явке с повинной от 21.08.2014 года (в отношении Г и Н т.92 л.д.46); от 21.08.2014 (в отношении Г т. 92 л.д.49); от 21.08.2014 года (в отношении Н т.92 л.д.52) были получены с соблюдением процессуальных прав Подолянова и Ушакова, после разъяснения соответствующих прав, в том числе пользоваться адвокатом, не свидетельствовать против самого себя.

Обоснованно отказывая в удовлетворении ходатайства о вызове свидетелей В и С (л.д.1358, 1368 протокола судебного заседания), суд принял во внимание, что после регистрации сделки купли-продажи квартиры Г все последующие действия по распоряжению квартиры, переоформлению ее на других лиц относятся к фактам распоряжения имуществом, добытым преступным путем. Поэтому показания В не относятся к фактам, подлежащим исследованию в присутствии присяжных заседателей.

Принимая решение об отказе в удовлетворении ходатайства о признании недопустимым доказательством протокола обыска в квартире Ушакова, (т. 52 л.д.3-9), суд в отсутствие присяжных заседателей допросил должностных лиц, принимавших участие в производстве обыска: следователя К оперативных сотрудников полиции М Ш иМ а также понятого В показавших о том, что перед началом обыска Ушакову его права, в том числе и на участие защитника, разъяснялись и последний сам поставил свою подпись подтверждающую данное обстоятельство. По данному ходатайству судом вынесено постановление (т. 177 л.д.26-27), законность и обоснованность которого сомнений не вызывает.

Председательствующий принимал необходимые меры к тому, чтобы сведения, характеризующие подсудимых, способные вызвать предубеждение присяжных, не исследовались с участием присяжных заседателей. Довод жалобы о том, что такое предубеждение способны вызвать сведения об образовании Подолянова являются необоснованными. Согласно положениям ч.8 ст.335 УПК РФ к таким фактам относятся факты прежней судимости признания подсудимого хроническим алкоголиком или наркоманом, а также иные данные, способные вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого.

Коллегии присяжных заседателей представлены только те доказательства, которые судом проверены и признаны достоверными и допустимыми. Следовательно, вопреки жалобам, суд не ограничивал право стороны защиты на предоставление доказательств, а обеспечивал исполнение требований уголовно-процессуального закона, определяющего особенности рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей.

При таких обстоятельствах следует признать, что судом были приняты необходимые и достаточные меры для проверки доводов стороны защиты о недопустимости доказательств, а выводы суда о признании их соответствующими нормам УПК РФ, т.е. достоверными доказательствами носят обоснованный характер.

Вопрос о возможности окончания судебного следствия, прекращения порядка исследования доказательств и перехода к судебным прениям решался при наличии полного согласия стороны защиты и обвинения. Стороны пришли к единому мнению о том, что по делу были исследованы все необходимые доказательства. Возражений от участников процесса в связи с этим не поступало.

Председательствующий, обоснованно отказывая в удовлетворении ходатайства Терехова о допуске в качестве защитников Кирюхина, Пустовит и Мартыновой, принял во внимание, что указанные лица не имеют соответствующих навыков и опыта участия в качестве защитника в уголовном судопроизводстве с участием суда присяжных заседателей.

Согласно ч. 2 ст. 49 УПК РФ в качестве защитников допускаются адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый.

Согласно правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации, содержащимся в постановлении от 28 января 1997 года N 2-П, а также в определениях от 22 апреля 2005 года N 208-О, от 15 ноября 2007 года N 928-0-0, от 18 декабря 2007 года N 917-0-0, закрепленное в статье 48 (часть 2) Конституции Российской Федерации право каждого обвиняемого в совершении преступления пользоваться помощью адвоката (защитника) не означает право обвиняемого выбирать в качестве защитника любое лицо по своему усмотрению и не предполагает возможность участия в уголовном процессе любого лица в качестве защитника. Гарантируя каждому, в том числе подозреваемому и обвиняемому, право на получение именно квалифицированной юридической помощи, государство вправе устанавливать с этой целью определенные профессиональные и иные квалификационные требования и критерии к лицам, уполномоченным на оказание такой помощи. Участие в качестве защитника любого лица по выбору подозреваемого или обвиняемого может привести к тому, что защитником окажется лицо, не обладающее необходимыми профессиональными навыками, что несовместимо с задачами правосудия и обязанностью государства гарантировать каждому квалифицированную юридическую помощь.

В связи с этим нельзя признать состоятельными ссылки в жалобах на нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлияли на итоговое решение по делу.

Из протокола судебного заседания усматривается, что председательствующим по делу были созданы необходимые условия для исполнения сторонами процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Судебное следствие проведено в полном объеме Вопреки доводам жалоб, нарушений принципа состязательности и равноправия сторон в судебном заседании не допущено.

Довод жалоб о том, что предъявленное обвинение осужденным не соответствует требованиям уголовного закона, в связи с чем суд обязан был возвратить дело прокурору, материалам дела противоречит. Ходатайство о возвращении дела прокурору по аналогичным мотивам было рассмотрено судом первой инстанции и обоснованно оставлено без удовлетворения (т. 176 л.д. 179-180), поскольку предъявленное осужденным обвинение, в том числе Подолянову, соответствует положениям ст. 171 УПК РФ. По каждому из вменяемых деяний указано время, место, способ его совершения, действия и роль каждого, другие обстоятельства, подлежащие доказыванию.

Согласно протоколу судебного заседания, в ходе судебного следствия Подолянов СВ. неоднократно пытался сообщить присяжным заседателям информацию о том, что П уголовное дело в отношении которой было выделено в отдельное производство и в отношении которой был постановлен обвинительный приговор, организовывала и совершала убийства вместе с ним.

Председательствующий каждый раз прерывал показания Подолянова поскольку в силу ч. 7 ст. 335 УПК РФ в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

При этом сами по себе доводы жалоб стороны защиты о причастности П к совершению преступлений не опровергают и не подтверждают причастности других осужденных к вменяемым им деяниям.

По этим же основаниям включение в вопросный лист П как соучастника мошеннических действий противоречило бы положениям ч. 7 ст.335 и ч. 1 ст. 339 УПК РФ.

Вопросы сформулированы председательствующим в соответствии с требованиями ст.339 УПК РФ. Суд обеспечил сторонам обвинения и защиты равные права и возможности участия в постановке вопросов перед присяжными заседателями. Вопросный лист был сформулирован в соответствии с положениями ст.338 УПК РФ, с учетом предъявленного подсудимым обвинения, результатов судебного следствия, прений сторон и их позиции, занятой по уголовному делу, и вопреки доводам жалоб полностью оглашен в судебном заседании.

Отвечая на вопрос №13 - общий по эпизоду в отношении квартиры К , присяжные заседатели единодушно ответили, что доказано что несколько лиц заранее объединились между собой для приобретения прав граждан на жилые помещения путем обмана. Согласно распределенным в этой группе ролям, каждый из участников действовал в соответствии с разработанным планом, принимал участие в обмане граждан. Не позднее начала марта 2009 года была получена информация по квартире Кожевникова, об образе жизни последнего, о зарегистрированных и проживающих в квартире лицах. В вопросе № 14 содержится перечень действий Терехова СВ., в вопросе № 17 приводятся конкретные действия Подолянова в рамках предъявленного ему обвинения: вхождение в преступную группу, выполнение действий для получения права на чужое имущество.

Наличие корыстного мотива, установленного приговором в действиях осужденных, вытекает из установленной вердиктом цели их действий получения права на чужое имущество.

Вопреки доводам жалобы Подолянова СВ., постановление о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительное заключение (т. 155 л.д. 194) содержат сведения о том, что потерпевший К 16.04.09 доставлялся к нотариусу для незаконного приобретения права на чужое имущество путем обмана.

Вопреки доводам жалобы Подолянова, вопросный лист не содержит обстоятельств, связанных с использованием Подоляновым своего служебного положения как сотрудника милиции в получении информации о квартире потерпевшего.

Не допущено противоречий при формулировке вопросов по событиям 6 мая 2009 года в отношении действий Подолянова СВ. и Н

Так, присяжными заседателями по этим событиям в вопросе № 17 признано доказанным, что 06.05.2009 года Подолянов совместно с Никитенко, действуя по согласованию с Тереховым и другим лицом используя предварительно подделанный паспорт на фамилию Никитенко прибыл к нотариусу, где от имени К была оформлена доверенность на П

В вопросе № 20 в отношении Никитенко содержится информация о том, что он совместно с Подоляновым, используя поддельный паспорт прибыл к нотариусу и, выдавая себя за К предъявил этот паспорт нотариусу. Отвечая на вопрос о причастности Никитенко к подделке паспорта К (вопрос №30), присяжные единодушно установили что причастность Никитенко к подделке паспорта не доказана. Суд в соответствии с вердиктом по ст. 327 ч. 2 УК РФ по этому факту Никитенко оправдал, а его действия в части совершения мошенничества в приговоре указал согласно вердикту - Никитенко паспорт К не подделывал.

Содержание вопроса № 27 соответствует предъявленному Подолянову обвинению в подделке паспорта К

Не содержат противоречий и вопросы № 27 и 28, 177-178, 81-83. Признав Подолянова виновным большинством голосов (вопросы 27,177), заседатели пришли к единодушному мнению, что он не заслуживает снисхождения (вопросы №№ 29, 178).

По вопросам 81-82, признав большинством голосов Ушакова невиновным в подделке паспорта Н , после возвращения коллегии присяжных в совещательную комнату, они исправили ответ, отметив, что вопрос № 83 оставляют без ответа.

Противоречит материалам дела и довод жалобы Подолянова о том что вопрос № 13 о его участии в организованной преступной группе выходит за рамки предъявленного обвинения, поскольку предъявленное ему обвинение содержит сведения о его участии в группе, созданной для завладения квартирами потерпевших путем обмана.

Суд принимал меры к исключению информации о личности потерпевших перед присяжными заседателями. Поэтому в вопросном листе в рамках предъявленного обвинения, председательствующий поставил вопрос перед присяжными о том, что Подолянов СВ. получил информацию об образе жизни К и о проживающих и прописанных в квартире лица и передал эту информацию Терехову и другому лицу (П Указанные действия Подолянова, включенные в вопросный лист и в приговор, соответствуют предъявленному ему обвинению.

Также в рамках предъявленного обвинения находятся действия осужденных, в том числе и Подолянова, по формированию преступного умысла, направленного на приобретение права на квартиру К

путем обмана (вопрос №17), содержание которого также соответствует предъявленному обвинению (т. 155 л.д. 193).

Подделка удостоверения личности потерпевшего Г осужденному Подолянову не вменялась, суд по данному факту вопросов перед присяжными не ставил и приговор по данному факту в отношении Подолянова постановлен не был.

Устранение неясностей и противоречий в вердикте прямо предусмотрено частью 2 статьи 345 УПК РФ. Действия председательствующего по делу судьи, указавшего присяжным заседателям на необходимость устранения неясностей и противоречий в вердикте основаны на законе.

Вердикт коллегии присяжных заседателей вынесен в соответствии с требованиями ст.343 УПК РФ, является ясным и непротиворечивым Положения ст.ст.344, 345 УПК РФ судом нарушены не были.

Установленное приговором время смерти Г соответствует обстоятельствам, установленным вердиктом коллегии присяжных заседателей, - 22 марта 2010 года.

В силу ст. 17 УПК РФ присяжные заседатели оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности представленных материалов, руководствуясь при этом законом и совестью.

Вердикт коллегии присяжных заседателей основан на доказательствах непосредственно исследованных в судебном заседании и признанных судом соответствующими установленным УПК РФ критериям относимости и допустимости.

При этом в силу действующего уголовно-процессуального законодательства присяжные заседатели не обязаны мотивировать свое решение, изложенное в вердикте.

Исходя из положений уголовно-процессуального закона, оспаривание фактических обстоятельств дела, установленных вердиктом присяжных, не допускается. Указанные требования закона осужденным разъяснялись.

Обвинительный приговор вынесен председательствующим на основании вердикта коллегии присяжных заседателей и соответствует требованиям ст. ст. 348, 350, 351 УПК РФ.

Действия осужденных квалифицированы в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей. Решение суда в этой части надлежащим образом мотивировано.

Наказание осужденным назначено согласно требованиям ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, личности каждого из осужденных, иных обстоятельств дела, в том числе и тех, на которые обращается внимание в апелляционных жалобах наличие отягчающих обстоятельств в отношении Терехова С.Е., Подолянова СВ. и Ушакова Н.В.

Также признаны судом обстоятельствами, смягчающими наказание Подолянова СВ. и Ушакова Н.В., их заявления о явке с повинной, наличие у Подолянова на иждивении малолетнего ребенка и состояние здоровья.

Иных обстоятельств, которые могли бы быть расценены судом как смягчающие наказание осужденных, из материалов дела не усматривается.

Из материалов уголовного дела также не усматривается наличие исключительных обстоятельств, которые по отдельности или в их совокупности могли бы послужить основанием для применения в отношении осужденных положений ст. 64 УК РФ, а также положений ч. 6 ст. 15 УК РФ.

Назначенные мера наказания, а также вид исправительного учреждения отвечают общим началам назначения наказания, являются справедливыми и соразмерными содеянному, в полном объеме согласуются с нормами уголовного закона, отвечают целям исправления осужденных и предупреждения совершения ими новых преступлений.

Оценив характер общественной опасности совершенных преступлений суд пришел к обоснованному выводу, что указанные обстоятельства в совокупности свидетельствуют о том, что справедливым наказанием способствующим решению задач для достижения целей, указанных в статьях 2 и 43 УК РФ, является наказание в виде пожизненного лишения свободы.

Гражданский иск разрешен правильно. Мотивы принятого судом решения в части размера денежных сумм, подлежащих взысканию с осужденных за причинение материального ущерба, в приговоре приведены Они полностью основаны на материалах дела.

Размер компенсации морального вреда определен исходя из фактических обстоятельств, при которых он был причинен, на основе принципов разумности и справедливости, а также степени вины причинителей вреда индивидуальных особенностей потерпевших и характера причиненных им страданий, что в полной мере соответствует требованиям ст.ст.151,1101 ГК РФ.

Не имеется оснований и для удовлетворения апелляционного представления государственного обвинителя об изменении приговора.

В соответствии с положениями ч.1 статьи 389.17 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона которые путем лишения или ограничения гарантированных законом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения. Однако таких нарушений в апелляционном представлении не приводится.

Приговор в части оправдания Никитенко Ю.С, Титовой Н.М. и Ушакова Н.В. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст.327 УК РФ, соответствует требованиям статей 305,306 УПК РФ и содержит в себе как фактические, так и правовые основания принятого решения, которые основаны на материалах дела и соответствуют уголовно-процессуальному закону. Описка, допущенная в приговоре, когда суд, правильно указав процессуальное основание оправдания - за непричастностью к данному преступлению, сослался вместо ч.2 на ч.1 ст.302 УПК РФ, не может быть признана существенным нарушением уголовно-процессуального закона Кроме того, в соответствии с ч.З ст.З 89-26 УПК РФ оправдательный приговор может быть изменен в части, касающейся основания оправдания только по жалобам самого оправданного или его защитника, однако жалоб на оправдательный приговор подано не было.

Не могут стать основанием для изменения приговора и другие описки в описательно-мотивировочной части приговора, допущенные при ссылке на процессуальный закон, содержащий перечень обстоятельств, смягчающих наказание, поскольку указанные обстоятельства в приговоре приведены правильно.

Вопреки доводу жалобы осужденного Терехова о необоснованном ограничении его прав на ознакомление с материалами дела, он и его защитник адвокат Султанов СУ. при выполнении требований ст.217 УПК РФ были ознакомлены со всеми материалами дела в полном объеме собственноручно указав об этом в протоколе, при этом заявлений о нарушениях прав от них не поступало (т. 140 л.д. 198-203).

Протокол судебного заседания полностью соответствует требованиям ст.259 УПК РФ, поданные замечания рассмотрены в соответствии с требованиями ст.260 УПК РФ и приобщены к протоколу судебного заседания. Согласно ст. 260 УПК РФ замечания на протокол судебного заседания рассматриваются председательствующим судьей. По результатам рассмотрения председательствующий выносит постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении. По данному делу указанные требования закона выполнены. Сущность поданных замечаний в постановлении судьи не искажена, все замечания рассмотрены в полном объеме. Согласно положениям ст.259 УПК РФ в протокол заносятся лишь основное содержание выступлений сторон и последнего слова подсудимого Отклоняя поданные замечания на протокол судебного заседания, судья надлежаще мотивировал данное решение. При таких обстоятельствах законность и обоснованность постановления судьи о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания сомнений не вызывает, в связи с чем доводы жалоб об обратном следует признать несостоятельными.

Вместе с тем решение суда об обращении взыскания по гражданским искам потерпевших на имущество осужденных является преждевременным поскольку вопросы, связанные с исполнением судебных решений, в том числе и об определении судьбы арестованного имущества ответчиков подлежат разрешению в порядке, установленном законом «Об исполнительном производстве» №229 ФЗ, определяющим условия и порядок принудительного исполнения судебных актов Федеральной службой судебных приставов и ее территориальных органов. В связи с чем указание об этом в резолютивной части приговора подлежит исключению.

Кроме того приговор подлежит отмене и в части взыскания с осужденных Терехова, Подолянова и Ушакова в доход государства процессуальных издержек, как принятого в нарушение положений ст. 307 УПК РФ без приведения фактических и процессуальных оснований соответствующих документов и расчетов.

Довод жалобы осужденного Никитенко о необоснованности взыскания с него процессуальных издержек, связанных с выплатой вознаграждения сразу двум защитникам, следует признать несостоятельным. Согласно п. 5 ч. 2 ст. 131, ч. 2 ст. 132 УПК РФ суммы, выплаченные адвокату за оказание им юридических услуг в случае участия адвоката в уголовном судопроизводстве по назначению, отнесены к процессуальным издержкам и подлежат взысканию с осужденного. При этом оснований для полного освобождения Никитенко от уплаты процессуальных издержек не имеется. Как видно из материалов дела (тома дела 180-181) адвокатам Носковой и Крюковой, осуществлявших защиту Никитенко, было выплачено вознаграждение из средств государственного бюджета в сумме соответственно 155940 и 60680 рублей, а суд уменьшил размер взыскания с него процессуальных издержек более чем в два раза.

Руководствуясь ст.З89 , 389 , 389" УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Оренбургского областного суда от 22 ноября 2016 года в отношении Терехова С Е Подолянова С В и Ушакова Н В в части взыскания с них в доход государства процессуальных издержек отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в порядке, предусмотренном ст.399 УПК РФ.

Указание об обращении взыскания на имущество Терехова СЕ. и Подолянова СВ. в счет погашения гражданских исков потерпевших исключить.

В остальной части приговор в отношении Терехова С Е Подолянова С В Ушакова Н В Никитенко Ю С Титовой Н М оставить без изменения, апелляционное представление государственного обвинителя, апелляционные жалобы осужденных Терехова С.Е., Подолянова СВ., Никитенко Ю.С, Ушакова Н.В., адвокатов Царевой Е.В., Бербасова О.Ю., Кожановой А.В. без удовлетворения Председательствующие)

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 49 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта