Информация

Решение Верховного суда: Определение N 56-АПУ14-57СП от 10.12.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 56-АПУ14-57сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 10 д е к а б р я 2 01 4 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Иванова Г.П., судей Боровикова В.П., Шамова А.В.,

с участием осужденного Куцурубы А.А., адвоката Чумакова Т.Б., прокурора Луканиной Я.Н. при секретаре Ивановой А.А. рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Куцурубы А.А., адвокатов Чумакова Т.Б. и Агошко А.А. на приговор Приморского краевого суда с участием присяжных заседателей от 3 сентября 2014 года, которым

КУЦУРУБА А А

несудимый осужден по п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год с отбыванием основного наказания в исправитель ной колонии строгого режима.

В соответствии со ст.53 УК РФ в отношении него установлены соответствующие ограничения.

Приговором разрешен гражданский иск и определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения осужденного Куцу рубы А.А., адвоката Чумакова Т.Б., поддержавших доводы апелляционных жалоб, выступление прокурора Луканиной Я.Н., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

согласно приговору, постановленному на основании обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей, Куцуруба А.А. осужден за убийство потерпевших К иК совершенное 11 сентября 2012 года в окрестностях села района края при указанных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Куцуруба А.А. ставит вопрос об отмене приговора и о направлении дела на новое судеб ное разбирательство, указав при этом на несоответствие вывода суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, нарушение уголовно-процессуального закона, несправедливость назначенного наказания вследствие его суровости.

По его мнению, в нарушение ст.15 УПК РФ в присутствии присяжных заседателей потерпевшая К озвучила информацию, которая не от носится к фактическим обстоятельствам дела, о получении им от К дорогостоящего корня женьшеня, хотя данное обстоятельство ничем не подтверждается, государственный обвинитель Литвиненко Е.В. вводила присяжных заседателей в заблуждение, когда поддерживала позицию потерпевшей давала оценку выводам эксперта А относительно дальности производства выстрелов, наличия дополнительных факторов, свидетельствующих о расстоянии, с которого производились выстрелы.

Осужденный подвергает сомнению научную обоснованность выводов эксперта, указывает на его несвоевременное ознакомление с постановлениями о назначении соответствующих экспертиз, утверждает о фальсификации следователем материалов, на основании которых была проведена ситуационная экспертиза, необоснованном отказе стороне защиты в удовлетворении ходатайства о проведении дополнительной экспертизы, неполноте предварительного и судебного следствия, написании им явки с повинной ночью и под диктовку, предоставлении ему защитника через три дня после задержания. Куцуруба А.А. обращает внимание на неисследование патронов, изъятых из кармана одежды К

Он анализирует исследованные в суде доказательства и делает собственные выводы.

При этом осужденный полагает, что он находился в состоянии необходимой обороны, государственный обвинитель оказывал незаконное воздействие на присяжных заседателей в ходе судебных прений, показания эксперта Ч

искажены, суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства об исследовании в присутствии присяжных заседателей справки специалиста, вы воды комиссионной баллистической экспертизы № носят противоречивый характер, судом был нарушен принцип состязательности и равноправия сторон при произнесении напутственного слова председательствующий был необъективным, суд неправомерно отказал стороне защиты в исследовании в присутствии присяжных заседателей показаний понятых и протокола осмотра места происшествия от 23 апреля 2013 года, в назначении и проведении повторной психолого-психиатрической экспертизы, суд обязан был применить положения чч.4 и 5 ст.348 УПК РФ.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Чумаков Т.Б. про сит отменить приговор в отношении Куцурубы А.А и направить дело на новое судебное разбирательство ввиду неполноты судебного следствия, выразившейся в том, что следователь не предпринял должных мер по отысканию ножей которые были у потерпевших, он сфальсифицировал протокол осмотра места происшествия, где якобы им осуществлялись поиски ножей. Данное обстоятельство не подтвердили понятые, версия осужденного о его нахождении в со стоянии необходимой обороны не проверялась.

По мнению защитника, изложенные выше нарушения препятствовали суду постановить законное, обоснованное решение, государственный обвинитель ввел присяжных заседателей в заблуждение, сообщив им во вступительном слове о том, что Куцуруба А.А. изначально имел умысел на убийство потер певших и в ходе совместного распития спиртных напитков произвел в них при цельные выстрелы, чем оказал незаконное воздействие на присяжных заседателей, выводы судебно-психиатрической экспертизы № от 9 ноября 2012 го да нельзя признать научно обоснованными, не было исследовано эмоциональное состояние его подзащитного в период совершения инкриминируемого ему деяния, ни на чем не основано утверждение экспертов о нахождении Куцурубы А.А. в состоянии алкогольного опьянения в момент убийства.

Защитник полагает, что при проведении экспертизы, как пояснил эксперт М последний не располагал сведениями о травматической ампутации 5-го пальца правой кисти К причиненной из огнестрельного оружия, а поэтому соответствующие исследования одежды не производил, что могло повлиять на его выводы о дистанции выстрела, выводы судебной комиссионной баллистической экспертизы № от 9 июля 2014 года относительно расстояния, с которого были произведены выстрелы в каждого из потерпевших противоречат выводам эксперта М изложенным в заключении №

от 20 ноября 2012 года, в ходе судебных прений государственный обвинитель оказывала давление на присяжных заседателей и доводила до них обстоятельства, связанные с установлением мотива, умысла и причин, побудивших Куцурубу А.А. произвести выстрелы в потерпевших, которые не были установлены в судебном заседании.

Ссылаясь на положения ст.151 и 1101 ГК РФ, адвокат Чумаков Т.Б. выражает несогласие с гражданским иском, считает, что суд необоснованно взыскал в пользу потерпевших К иК по рублей каждой в счет компенсации морального вреда.

В апелляционной жалобе адвокат Агошко А.А., не приводя конкретных доводов, ставит вопрос об отмене приговора в отношении Куцурубы А.А. ввиду «грубых нарушений материального и процессуального права» и о направлении дела на новое судебное разбирательство.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Литвиненко Е.В., потерпевшие К иК приводят суждения относительно несостоятельности позиции их авторов.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, а также возражения на них, судебная коллегия считает необходимым приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

В соответствии со ст.З 89-27 УПК РФ обвинительный приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен по основаниям, предусмотренным пп. 2-4 ст.З 89-15 УПК РФ.

Из данной нормы уголовно-процессуального закона следует, что такой приговор не может быть оспорен ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным коллегией присяжных заседателей.

В связи с этим доводы авторов апелляционных жалоб о вынесении вердикта на основании предположений, неустранении противоречий, неправильной оценке присяжными заседателями исследованных доказательств, ненадлежащем исследовании версии осужденного о его нахождении в состоянии необходимой обороны либо в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта) в период лишения жизни потерпевших, недостоверности выводов комиссионной баллистической экспертизы № от 9 июля 2014 года не могут быть предметом исследования в суде апелляционной инстанции.

Стороны не могут ставить под сомнение правильность вердикта коллегии присяжных заседателей с точки зрения соответствия их выводов фактическим обстоятельствам дела.

Согласно чЛ ст.88 УПК РФ присяжные заседатели оценивают каждое ис следованное с их участием доказательство с позиции его достоверности, собранные доказательства в совокупности - достаточности для принятия ими определенного решения по уголовному делу.

Остальные вопросы, в том числе об относимости и о допустимости пред ставленных на суд присяжных заседателей доказательств, разрешаются председательствующим лично без участия присяжных заседателей.

Судебное разбирательство по делу проведено с соблюдением положений ст.334 и 335 УПК РФ.

Оснований, предусмотренных ст.237 УПК РФ, влекущих возвращение уголовного дела прокурору, не усматривается.

Довод защитника о том, что по делу имелись неустранимые препятствия к его рассмотрению, носит произвольный характер, не основан на фактических данных и законе.

Действующие нормы уголовно-процессуального закона не предусматривают возможность возвращения уголовного дела прокурору для производства дополнительного расследования с целью установления фактических обстоятельств, связанных с отысканием ножей, имевшихся у потерпевших, по версии осужденного, которым они угрожали ему, а поэтому он вынужден был произвести в них выстрелы из ружья.

Данная версия была озвучена осужденным в суде первой инстанции, она была предметом исследования в суде.

С учетом данной позиции - в соответствии с требованиями ч.1 ст.338 и ч.З ст.339 УПК РФ - на разрешение присяжных заседателей отдельно был по ставлен вопрос о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность Куцурубы А.А. за содеянное или влекущих за со бой его ответственность за менее тяжкое преступление. Данная версия стороны защиты на происшедшие события была отвергнута присяжными заседателями Они признали доказанными фактические обстоятельства, вмененные в вину осужденному органами предварительного следствия, где были одновременно разрешены вопросы, связанные с дистанцией производства выстрела в каждого из потерпевших, в том числе и мотив, которым руководствовался при этом Ку цуруба А.А., - на почве личных неприязненных отношений, возникших в ходе ссоры при совместном распитии спиртных напитков с потерпевшими К

иК

Судебная коллегия не может согласиться с доводом апелляционных жалоб о незаконном воздействии государственного обвинителя на присяжных заседателей при произнесении вступительного слова и в ходе судебных прений.

В соответствии с требованиями ст.15, 246 и 335 УПК РФ во вступительном слове государственный обвинитель Литвиненко Е.В. изложила существо предъявленного обвинения, в том числе умысел и мотив, которым руководствовался подсудимый при лишении жизни потерпевших, возникшим в ходе ссоры при распитии спиртных напитков. Данная позиция государственного обвинителя согласуется с положениями ст.252, ст.334 чЛ и 335 ч.7 УПК РФ.

В ходе судебных прений и при произнесении реплики не нарушены положения ст.292, 336 и 337 УПК РФ. Государственный обвинитель, проанализировав исследованные в суде присяжных заседателей доказательства, сделала собственные выводы о доказанности фактических обстоятельств, вмененных в вину Куцурубе А.А.

Согласно чч.7,8 ст.246 УПК РФ государственный обвинитель вправе от казаться от обвинения, изложив при этом суду мотивы отказа, а также изменить обвинение в сторону смягчения.

Подобных ходатайств со стороны обвинения не поступило, а поэтому следует признать несостоятельным довод защитника о необходимости изменения обвинения Куцурубы А.А. в части дистанции производства выстрелов в по терпевших. Ни на чем не основано утверждение защитника о необходимости применения положений чч.4 и 5 ст.348 УПК РФ.

Суд надлежащим образом исследовал вопрос о вменяемости Куцурубы А.А. как в период совершения содеянного, так и в настоящее время.

Довод защитника о необходимости исследования в присутствии присяжных заседателей заключения амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы № от 9 ноября 2012 года является несостоятельным, так как он противоречит требованиям ч.1 ст.334 и чч.7 и 8 ст.335 УПК РФ. При этом необходимо отметить, что в указанном выше заключении отсутствуют выводы о на хождении Куцурубы А.А. в состоянии алкогольного опьянения в период со вершения вмененных ему в вину действий.

То обстоятельство, что в исследовательской части заключения эксперты указали на факт употребления Куцурубой А.А. спиртных напитков в период со вершения деяния, соответствует требованиям ст.204 УПК РФ.

Они описали объекты исследований и материалы, представленные для производства судебной экспертизы, из которых следует, что Куцуруба А.А. и потерпевшие употребляли спиртные напитки до случившегося события (были представлены материалы уголовного дела). Об этом рассказал Куцуруба А.А во время его допроса в качестве подозреваемого и обвиняемого.

Нет оснований для того, чтобы подвергать сомнению научную обоснованность выводов амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы от 9 ноября 2012 года.

Не имеет никакого значения неразрешение судом вопроса о признании протокола осмотра места происшествия от 23 апреля 2013 года недопустимым доказательством, поскольку данный документ не исследовался в присутствии присяжных заседателей. В ходе судебного разбирательства при допросе экспертов-баллистов Г иА сторона защиты имела возможность по лучить необходимую информацию по существу произведенных ими исследований и получить ответы на интересующие их вопросы, изложенные в апелляционных жалобах, однако этого они не сделали.

Не соответствует действительности утверждение Куцурубы А.А. об ограничении прав эксперта А

Замечания на протокол судебного заседания, поданные осужденным, рас смотрены в установленном законом порядке.

Судебная коллегия не находит оснований, чтобы сомневаться в правильности принятого судом решения о признании справки специалиста от 26 мая 2014 года недопустимым доказательством ввиду нарушения ст. 270 УПК РФ и отсутствия у специалиста необходимых познаний в области баллистики.

Понятые, принимавшие участие при проведении следственных действий не могут быть допрошены в присутствии присяжных заседателей по процессуальным вопросам, а поэтому суд обоснованно отказал стороне защиты в их до просе.

С постановлениями о назначении судебно-медицинских, биологической криминалистической, амбулаторно-психиатрической, баллистических, ситуационной экспертиз Куцуруба А.А. и его защитники ознакомлены после получения их результатов. Им разъяснялись права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ которыми они не воспользовались. Они заявили ходатайства о проведении других экспертиз (комплексной криминалистической, психологической, стационарной психолого-психиатрической, токсикологической, повторной ситуационной), в удовлетворении которых им было отказано обоснованно и мотивиро ванно.

В судебном заседании подсудимый и его защитники не заявляли ходатайства о проведении экспертиз, в удовлетворении которых им было отказано в ходе предварительного следствия.

Они не просили суд об истребовании сведений об абонентских соединениях Костиных.

Сторона защиты не возражала против исследования в присутствии присяжных заседателей явки с повинной Куцурубы А.А., протоколов его допроса в качестве подозреваемого, обвиняемого и следственного эксперимента, произведенных 14 сентября 2012 года. Подсудимый и его защитники не ставили вопрос о признании этих доказательств недопустимыми. По делу нет данных свидетельствующих о заинтересованности адвоката Ультузуева.

При собственноручном написании Куцурубой А.А. явки с повинной были соблюдены нормы уголовно-процессуального закона, ему разъяснены положения п. 2 ч. 4 ст. 46 УПК РФ и ст. 51 Конституции РФ.

Оспариваемые в настоящее время осужденным протоколы нельзя при знать недопустимыми доказательствами, так как следственные действия произведены в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона, регламентирующими их производство. При этом участвовали специалист Б , понятые П иБ статисты К иЗ (т. 1 л.д. 151-156, 158- 164), ход и результаты следственных действий фиксировались с помощью видеокамеры, запись была просмотрена, замечаний ни от кого не поступило.

Отсутствие в протоколе следственного эксперимента подписи Куцурубы А.А. - техническая ошибка, не влияющая на законность протокола.

Стороне защиты суд предоставил достаточно времени для ознакомления с заключением комиссионной баллистической экспертизы.

Следователи Р иА не могут быть допрошены в присутствии присяжных заседателей в силу положений ст. 334 и 335 УПК РФ.

В присутствии присяжных заседателей потерпевшая К свидетели К П , В , В и З были до прошены о фактических обстоятельствах дела, находящихся на разрешении в компетенции присяжных заседателей. Потерпевшая К не оказывала незаконного воздействия на присяжных заседателей, в том числе и при озвучивании информации о корне женьшеня.

Напутственное слово отвечает требованиям ст. 340 УПК РФ. После его произнесения ни осужденный Куцуруба А.А., ни адвокат Агошко А.А. не дела ли замечаний и возражений по содержанию напутственного слова по мотивам нарушения председательствующим принципа объективности и беспристрастности.

Применительно к фактическим обстоятельствам, признанным установленными коллегией присяжных заседателей, судом дана верная юридическая оценка действиям осужденного.

При назначении наказания суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ.

Назначенное наказание отвечает целям и требованиям, изложенным в ст.6 и 43 УК РФ.

Приговор соответствует положениям ст. 297 УПК РФ.

При разрешении гражданского иска судом соблюдены требования ст. 151 и 1101 ГК РФ. При решении вопроса о размере компенсации морального вреда судом учтены все юридически значимые обстоятельства.

Руководствуясь ст.389-13, 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Приморского краевого суда с участием присяжных заседателей от 3 сентября 2014 года в отношении Куцурубы А А оста вить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 46 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта