Информация

Решение Верховного суда: Определение N 73-АПУ16-1 от 04.02.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №73-АПУ 16-1

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 4 февраля 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Иванова Г.П.

судей Фроловой Л.Г. и Русакова В.В.

при секретаре Ивановой А.А.

с участием прокурора Митюшова В.П., осужденных Трифонова А.С и Хлебникова ИВ., адвокатов Ивлева А.В. и Волобоевой Л.Ю.,

рассмотрела в судебном заседании от 4 февраля 2016 года дело по апелляционным жалобам осужденных Трифонова А.С. и Хлебникова И.В на приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 25 августа 2015 года которым

Трифонов А С ,

не судимый,

осужден:

- по п.п. «ж» «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 18 годам лишения свободы, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением следующих ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования г. Республики , не изменять место жительства или пребывания, место работы без согласия Уголовно-исполнительной инспекции и возложением обязанности ежемесячно являться для регистрации в Уголовно-исполнительную инспекцию;

- по п.п. «а» «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы;

- по ч. 1 ст. 167 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 15 % в доход государства;

- по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено Трифонову А.С наказание в виде лишения свободы на срок 19 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев с установлением следующих ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования г.

Республики , не изменять место жительства или пребывания место работы без согласия Уголовно-исполнительной инспекции и возложением обязанности ежемесячно являться для регистрации в Уголовно-исполнительную инспекцию.

Хлебников И В

ранее судимый 06.03.2008 года

Железнодорожным районным судом г. Улан-Удэ по ч. 4

ст. 111 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием

наказания в исправительной колонии общего режима,

освободившийся 18.11.2011 по отбытию срока наказания,

осужден:

- по п.п. «ж» «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением следующих ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования г. Республики не изменять место жительства или пребывания, место работы без согласия Уголовно-исполнительной инспекции и возложением обязанности ежемесячно являться для регистрации в Уголовно-исполнительную инспекцию;

- по п.п. «а» «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы;

- по ч. 1 ст. 167 УК РФ к 10 месяцам исправительных работ с удержанием 15 % в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено Хлебникову И.В наказание в виде лишения свободы на срок 18 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев с установлением следующих ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования г.

Республики не изменять место жительства или пребывания место работы без согласия Уголовно-исполнительной инспекции и возложением обязанности ежемесячно являться для регистрации в Уголовно-исполнительную инспекцию.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденных Трифонова А.С. и Хлебникова И.В., адвокатов Ивлева А.В. и Волобоевой Л.Ю. в поддержание доводов апелляционных жалоб, мнение прокурора Митюшова В.П., полагавшего приговор изменить, применить требования о сроках давности к ч. 1 ст. 167 УК РФ в отношении обоих осужденных смягчив им и окончательное наказание, отменить приговор в части конфискации и обращения в доход государства автомобиля «»

государственный регистрационный знак дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение, в остальном приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

согласно приговору Трифонов и Хлебников признаны виновными в умышленном причинении смерти М , из корыстных побуждений по найму, группой лиц по предварительному сговору, в хищении принадлежавшего М имущества, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба, в умышленном уничтожении принадлежавшего потерпевшей имущества с причинением значительного ущерба, а Трифонов еще и в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов к нему.

Преступления осужденными совершены с осени 2013 года по 7 декабря 2013 года, при обстоятельствах, приведенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Трифонов А.С, не соглашаясь с приговором утверждает, что расследование дела и рассмотрение его в суде, проведено с нарушением Конституции РФ, уголовно-процессуального закона позиций, выраженных в постановлениях и определениях Конституционного Суда РФ. Считает, что при расследовании дела нарушены правила подследственности, в том числе территориальной, при том, что по версии следствия М была убита на территории одного административного округа, а ее труп обнаружен на территории другого административного образования, другие инкриминированные осужденным преступления совершены в иных местах. Считает не установленным время наступления смерти потерпевшей, и тем самым места ее убийства Полагает, что при соединении уголовных дел, находящихся в производстве разных органов предварительного расследования, в полном объеме не выполнены положения ст. 152, ч. 3 ст. 153 УПК РФ; в материалах уголовного дела отсутствует постановление прокурора об определении подследственности, осуществления предварительного расследования при соединении уголовного дела № , находящегося в производстве СО по району г. СУ СК России по РБ, и уголовного дела № , находящегося в производстве ОД ОП № Управления МВД РФ по г. а также процессуальное решение вышестоящего руководителя СО об их соединении в одно производство; В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от 10.12.2014 г., обвинительном заключении место совершения преступления определено как участок местности, имеющий географически координаты: «М - Е '» и «М - Е '» без указания каких-либо ориентиров, расположенных на данной местности. Он и адвокат Ивлев не обладают специальными топографическими познаниями для того, чтобы иметь представление о том месте, которое орган следствия определил в качестве места совершения преступления Таким образом, ему непонятно содержание обвинительного заключения при изложении сведений об обстоятельствах совершенных преступлений что влечет нарушение права знать, в чем он обвиняется. Помимо этого, суд в приговоре не стал ссылаться на географические координаты при указании места совершения убийства потерпевшей, изменив данные о месте совершения преступления, чем ухудшил его положение. Утверждает что ему и Хлебникову при расследовании дела не разъяснялись права и обязанности подозреваемых, предусмотренные ст. 46 УПК РФ и не обеспечена возможность их реализации, поскольку он не допрошен в качестве подозреваемого по обстоятельствам подозрений в совершении кражи, умышленного уничтожения чужого имущества и незаконном обращении с оружием и боеприпасами. При ознакомлении с материалами дела по окончании предварительного следствия были нарушены его права поскольку материалы дела были незаконно дополнены заключением специалиста № 213/2015/3. Утверждает, что данное дело рассмотрено незаконным составом суда, поскольку в ходе рассмотрения дела председательствующий судья был назначен председателем районного суда и, по его мнению, не мог продолжать рассмотрение дела. Отвод председательствующему необоснованно отклонен. Постановления Верховного Суда РБ от 3 марта 2015 года и от 6 августа 2015 года являются, по его мнению, незаконными и необоснованными, поскольку не мотивированы, его ходатайства, в том числе о возвращении дела прокурору фактически оставлены без рассмотрения. Относит к недопустимым доказательствам протоколы опознания его и Хлебникова свидетелем Т . Считает, что Т до проведения опознания не был допрошен о его и Хлебникова приметах. Без оснований к тому, в нарушение требований ст. 193 УПК РФ, опознание проводилось по световым копиям их фотографий. Суд, разрешая ходатайство об исключении указанных доказательств из числа таковых, как недопустимых дал оценку показаниям Т как достоверным, предрешив исход дела Суд оставил без проверки доводы Хлебникова о фальсификации материалов дела следователем З , при участии адвоката Гуслякова (нарушении его права на защиту), который осуществлял защиту Хлебникова на предварительном следствии. В том числе, суд устранился от вызова в судебное заседание и допроса в качестве свидетеля З который мог подтвердить факт манипуляций с документами на автомашину « » при участии адвоката Гуслякова. Суд необоснованно отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайства о проведении почерковедческой экспертизы по рукописным записям З в проекте протокола дополнительного допроса обвиняемого Хлебникова от 21 июля 2014 года. Считает, что судом I инстанции были нарушены требования ч. 3 ст. 56, ст. 278 УПК РФ при допросе адвокатов Гуслякова и Березина. Адвокаты допрашивались в судебном заседании в качестве свидетелей по инициативе стороны обвинения, без согласия стороны защиты. В ходе допросов адвокатов устанавливались и выяснялись обстоятельства, которые стали им известны в связи с получением от Трифонова и Хлебникова конфиденциальной информации о событиях инкриминируемых им преступлений. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство либо прокурору;

- осужденный Хлебников И.В. не соглашаясь с приговором утверждает, что уголовное дело расследовано и рассмотрено судом с нарушением закона, в том числе для обоснования его виновности судом в приговоре использовались недопустимые доказательства и предположения. Свидетель Т в ходе его первоначального допроса не указывал ни на одну характерную или индивидуальную примету его и Трифонова. Указания на приблизительный возраст, национальность упитанность и рост лиц, которых он подвозил, являются недостаточным условием для предъявления их для опознания, и доказательственное значение такого опознания является ничтожным. Ссылается на то, что Трифонов и он могли принять участие в проведении следственного действия «предъявление для опознания» поскольку 29 марта 2014 г. в день проведения опознания они находились в ФКУ СИЗО УФСИН России по

У органов следствия была возможность обеспечить непосредственное участие Трифонова, Хлебникова в указанном следственном действии Считает нарушенной подследственность и подсудность по делу, в том числе в связи с тем, что смерть потерпевшей могла наступить в месте сожжения ее трупа. Считает, что при расследовании дела и рассмотрении его судом не соблюден принцип презумпции невиновности, следствием и судом допущена необъективность. Высказывает недоверие к выводам судебно-медицинской экспертизы по исследованию трупа потерпевшей сомневается, что исследовался труп именно М . Анализирует обстоятельства установления личности погибшей, находит их неясными ссылается на то, что в деле не содержится данных о том, из какого источника было установлено, что погибшая является М и о том где проживает ее мать. Полагает, что оперативно-розыскные мероприятия в этом направлении и опознание потерпевшей и фрагментов ее одежды проведены с нарушением закона. Считает, что выводы экспертов о наличии на его одежде крови М носят вероятностный характер это могла быть его кровь. Просит приговор отменить, дело вернуть прокурору либо на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Павлова М.Н. просит приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб судебная коллегия находит выводы суда о виновности Трифонова и Хлебникова в совершенных ими преступлениях, основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом надлежаще исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Так, виновность осужденных Трифонова и Хлебникова в совершенных ими преступлениях подтверждается их собственными показаниями, обоснованно признанными судом правдивыми в той их части, в которой они соответствуют фактическим обстоятельствам дела подтверждаются другими доказательствами.

Из материалов дела усматривается, что Хлебников будучи допрошенным в качестве подозреваемого и неоднократно в качестве обвиняемого, подробно и последовательно пояснял об обстоятельствах совершенных совместно с Трифоновым преступлений, в том числе пояснял, что согласился с предложением Трифонова за денежное вознаграждение, совместно с ним убить М , в дальнейшем продать ее машину и поделить деньги. Во время убийства М , согласно распределенным ролям Трифонов держал М , а он наносил ей удары по голове металлической трубой заранее взятой в гараже Трифонова. Труп потерпевшей они отвезли подальше в лес, облили бензином из канистры, который заранее приготовил Трифонов и подожгли Из сумки потерпевшей они похитили и поделили поровну рублей сумку с различными вещами сожгли, у него в доме хранятся рублей оставшиеся от тех, которые Трифонов заплатил ему за участие в убийстве Пояснял Хлебников и о том, что Трифонов хранил в своем гараже пистолет, перевозил его, производил из него выстрелы.

Приведенные показания Хлебников подтвердил при их проверках на месте происшествия, в том числе с применением видеозаписи, а также на очной ставке с Трифоновым.

Из показаний Трифонова, признанных судом достоверными усматривается, что Трифонов не оспаривает свое присутствие на месте убийства потерпевшей, уличает в убийстве потерпевшей и сожжении трупа Хлебникова, не отрицает того, что он тоже нанес потерпевшей удары кулаком в лицо, того, что коврик из автомобиля и металлическая труба были сокрыты, а также наличие у него - Трифонова пистолета и патрона к нему.

В ходе проверки показаний на месте, с применением видеосъемки Трифонов подтвердил, что сначала он нанес М два удара кулаком в лицо, затем Хлебников битой нанес М удары, в том числе, по голове и указал место, где был сожжен труп и куда они выбросили автомобильный коврик с битой со следами крови. В ходе данного следственного действия в указанном Трифоновым месте была обнаружена металлическая труба и автомобильный коврик со следами крови. При этом Трифонов пояснил, что именно данную металлическую трубу, обмотанную скотчем, он ранее называл битой.

При этом Хлебников и Трифонов при проверке их показаний на месте происшествия, независимо друг от друга указали одно и то же место нанесения ударов трубой по голове М , место сожжения ее трупа место, где они выбросили трубу и коврик со следами крови, а Хлебников указал также положение трупа потерпевшей при сожжении, что при дальнейшем расследовании дела подтвердилось.

Судом тщательно проверялись утверждения Трифонова и Хлебникова о самооговоре в результате применения к ним недозволенных методов ведения следствия и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения.

В том числе, для проверки доводов осужденных о недопустимости приведенных показаний, данных ими на предварительном следствии, в судебном заседании исследовались форма и содержание протоколов следственных действий проводимых с осужденными, материалы проверки доводов осужденных о вынужденной даче ими показаний на предварительном следствии, проведенной прокуратурой Октябрьского района г. Улан-Удэ, постановления по результатам этой проверки об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц допрашивались по процедуре предварительного следствия лица производившие расследование дела и осуществлявшие его оперативное сопровождение, И ,Т ,Х З ,О ,У В допрашивались адвокаты Гусляков и Березин, осуществлявшие защиту осужденных на следствии, просматривались видеозаписи проверки показаний Хлебникова и Трифонова на месте происшествия допрашивался также в качестве свидетеля эксперт Д пояснивший что 5 декабря 2013 года при осмотре Хлебникова и Трифонова в помещении отдела СМЭ, они не высказывали жалоб, не заявляли о каком либо давлении.

Из дела усматривается, что проверка указанных доводов осужденных в ходе предварительного следствия являлась полной, выводы в соответствующих постановлениях мотивированы и сомнений не вызывают.

Из материалов дела судом установлено, что следственные действия с Хлебниковым и Трифоновым проводились в установленном законом порядке, в том числе с участием адвокатов (в отношении Хлебникова по соглашению), в необходимых случаях понятых, протоколы составлены надлежащим образом, подписаны всеми участниками следственных действий, никто из которых не делал замечаний, как по процедуре проведения следственных действий, так и по содержанию показаний Хлебникова и Трифонова.

При этом Хлебникову и Трифонову разъяснялись предусмотренные уголовно-процессуальным законом права в соответствии с их процессуальным положением, они предупреждались о том, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе и при последующем отказе от данных показаний, разъяснялось также право, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, не свидетельствовать против самих себя.

Из дела также усматривается, что от допроса к допросу показания Хлебникова на предварительном следствии (признанные судом правдивыми) носят более подробный характер, каждые его последующие показания, дополняют предыдущие и разногласий, имеющих существенное значение, не содержат.

При этом Хлебников, уличая Трифонова в совершении преступлений, не стремился приуменьшить собственную роль в их совершении, переложить на Трифонова ответственность за их совершение давал подробные показания и о своих собственных действиях.

Судом также учтено и то, что Хлебниковым с участием адвоката по соглашению, с соблюдением всех требований закона, было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве с первым заместителем прокурора Республики Бурятия. При заключении данного соглашения Хлебников о незаконных методах следствия также не заявлял.

С учетом установленных данных, суд пришел к обоснованному выводу о несостоятельности доводов Хлебникова и Трифонова о самооговоре и оговоре друг друга на предварительном следствии из-за применения к ним незаконных методов расследования.

То, что Хлебников, изменил свои показания, стал утверждать, о непричастности к преступлению, затем о совершении преступления одним Трифоновым, совершении убийства иным лицом совместно со свидетелем Т , а в дальнейшем о совершении убийства потерпевшей им одним на почве ссоры, свидетельствует лишь о свободе выбора им позиции защиты по делу.

Доводы Трифонова и Хлебникова о применении к ним недозволенных методов ведения следствия, суд обоснованно отнес к способу защиты их от предъявленного обвинения, имеющему цель опорочить доказательственное значение своих показаний, помочь друг другу избежать сурового наказания.

Показания Трифонова и Хлебникова об обстоятельствах совершенных преступлений, в части, признанной судом достоверными согласуются с другими доказательствами по делу и подтверждаются ими.

Из показаний свидетеля Т усматривается, что Трифонов должен был ему рублей. 02.12.2013 он встретил Трифонова который был с М на автомашине « ». Трифонов пояснил, что реализует данный автомобиль и сразу отдаст ему долг. Также Трифонов попросил поселить М в съемной квартире, чтобы ту никто не видел. Он выполнил просьбу Трифонова и поселил М в квартиру № по ул. , д. ». 02.12.2013 Трифонов подъехал к нему на автомашине « », сказал, что обменял ее на «»

и отдал ему рублей. Пообещав, что оставшиеся рублей отдаст ему на следующий день, после продажи Когда 03.12.2013 он встретился с Трифоновым, Трифонов был взволнован и пояснил, что у него проблемы и пока нет возможности рассчитаться с ним до конца, а « нужно пока спрятать. Пообещал продать автомашину позже и отдать ему рублей. Также Трифонов сказал что М съехала с квартиры 02.12.2013, после чего потерялась. В дальнейшем посмотрев фотографию обгоревшей женщины, направленную ему на телефон его - Т родственником, работающим в УУР МВД Трифонов сказал, что труп похож на М

Свидетель Т суду пояснил, что ранее он работал водителем такси. В ночь со 2 на 3 декабря 2013 года, около 3 часов, ему поступила заявка. Когда он подъехал, к нему в машину сели Трифонов и Хлебников В руках у Хлебникова был мешок как из-под муки или сахара, который был заполнен на половину и был не тяжелым. Когда он довез их по указанному адресу, Хлебников забрал мешок, и они ушли. Это были именно Трифонов с Хлебниковым, которых он опознал в ходе следствия по фотографиям и опознает в суде, только Трифонов в настоящий момент похудел. Трифонова он опознал по крупному округлому лицу, глазам прямому носу, оттопыренным ушам, телосложению, а Хлебникова по худому вытянутому лицу, глазам, острому подбородку, среднему носу чуть оттопыренным ушам и также по телосложению.

Показаниями свидетеля Н установлено, что 2.12.2013 года к нему на автомашине « », с номерами, подъехал Трифонов и спросил, за сколько можно продать машину. Он предложил Трифонову обменять « » на « », с доплатой в пользу Трифонова в рублей. Трифонов, позвонив хозяйке автомашины, согласился на такой обмен. Он сразу отдал Трифонову

рублей, и они оформили сделку. 03.12.2013 он отдал Трифонову оставшиеся рублей. 04.12.2013 он узнал, что его которую он отдал Трифонову, какой-то И продает за рублей Его удивила эта цена за автомобиль « », которая была намного ниже рыночной.

Свидетель П суду пояснил, что Трифонов со 2 по 3.12.2013 отсутствовал на работе.

Свидетель А суду пояснила, что в ночь, когда было совершено убийство М , она с Трифоновым не встречалась. Ранее при ее допросе она действительно пояснила следователю, что в ночь убийства она была с Трифоновым. Однако когда узнала в чем обвиняется Трифонов рассказала следователю правду.

Из показаний свидетеля Х следует, что 21.07.2014, с ее участием и в присутствии понятых, в ее квартире были обнаружены и изъяты документы на автомобиль « ». Данные документы дома оставил ее сын - Х

Из показаний свидетеля Х следует, что Х его сын. В начале декабря 2013 года, за несколько дней до задержания И , сын пришел домой под утро, был встревожен и пояснил, что совершил преступление.

У суда не имелось оснований подвергать сомнениям достоверность показаний допрошенных по делу свидетелей, поскольку в судебном заседании не было установлено данных о заинтересованности кого-либо из них в оговоре осужденных.

Согласно протоколам выемки из квартиры Хлебникова изъяты паспорт транспортного средства, свидетельство о регистрации и талон техосмотра на автомобиль « », денежные средства в размере

рублей, которые согласно показаниям Хлебникова остались от тех что ему заплатил за участие в преступлениях Трифонов.

Виновность осужденных подтверждается также показаниями свидетелей Г и Е об известных им обстоятельствах данными, зафиксированными в протоколах осмотра мест происшествия проведения обысков, предъявления Хлебникова и Трифонова для опознания свидетелю Т , выводами, содержащимися в заключениях проведенных по делу экспертиз, в том числе по исследованию трупа потерпевшей, орудия убийства, других предметов.

В том числе заключением эксперта установлено, что открытая черепно-мозговая травма на трупе М могла быть причинена в результате ударов по ее голове представленным отрезком металлической трубы, изъятой в ходе осмотра места происшествия.

Заключением эксперта установлено также, что кровь М принадлежит к группе На автомобильном коврике, металлической трубе, двух смывах с осмотра места преступления, двух смывах с автомобиля « », кофте и ботинках Хлебникова обнаружена кровь человека группы

Из показаний, допрошенных в судебном заседании экспертов З и В подтвердивших выводы проведенных экспертиз также следует, что первоначальные показания Хлебникова полностью объясняют количество, локализацию и механизм образования тех повреждений, которые были обнаружены на трупе М , поскольку Хлебников пояснял о не менее, чем шести ударных воздействий металлической трубой в область головы М сзади, в тот момент когда Трифонов удерживал М Кроме того, в случае, если М запрокинула или повернула голову назад, пытаясь увернуться или вырваться, в момент нанесения ей ударов металлической трубой по голове, объясняется и образование щелевидной раны в лобной области При этом нанесение такого количества ударов, металлической трубой по голове сзади, указывает, что в момент нанесения М ударов, ее удерживали. Кровь могла стечь на автомобильный коврик из открытых ран на голове трупа при его перевозке. Эксперт В также пояснил что повреждения, обнаруженные на костях свода черепа и в лобной области, причинены твердым тупым предметом, каким могла быть металлическая труба, которая была изъята с места совершения преступления и представлена на экспертизу. Эксперт З пояснил, что обгорание трупа произошло посмертно, в результате воздействия высокой температуры, от пламени открытого огня. На момент осмотра трупа (04.12.2013), с учетом гнилостных изменений, термического воздействия на труп, зимнего времени года обнаружения трупа, можно говорить, что смерть М наступила именно в период времени указанный в обвинительном заключении.

Из протокола судебного заседания усматривается, что в судебном заседании тщательно исследовались перечисленные доказательства, они проанализированы судом, проверены им в соответствии с правилами предусмотренными ст. 87 УПК РФ, в том числе, путем их сопоставления и им дана оценка с точки зрения относимости, допустимости, достоверности а всех собранных доказательств в совокупности - достаточности для разрешения данного уголовного дела.

При этом в приговоре полно и правильно изложено содержание всех исследованных по делу доказательств, приведены выводы, касающиеся проверки и оценки каждого из них.

Выводы суда, касающиеся оценки каждого из доказательств надлежащим образом мотивированы, приведенные аргументы убедительны, сомнений в своей объективности и правильности у судебной коллегии не вызывают.

В том числе суд в приговоре указал, почему одни показания Трифонова и Хлебникова признал достоверными и положил их в основу приговора, а другие отверг, как недостоверные.

Судом тщательно проверялись доводы защиты о том, что Трифонов к убийству, краже, уничтожению имущества М не причастен, он не знал, что изъятый у него пистолет является огнестрельным оружием и пригодным для стрельбы, а в пистолете имеется патрон, убийство М и уничтожение ее имущества совершил один Хлебников кражу денег Хлебников не совершал, и, обоснованно признаны несостоятельными, поскольку опровергаются материалами дела.

Выводы суда о несостоятельности каждого из приводимых стороной защиты доводов в приговоре мотивированы и признаются судебной коллегией правильными.

В том числе, установленное судом одномоментное и прижизненное нанесение неоднократных ударов металлической трубой сзади в голову М , подтверждает показания Хлебникова и выводы экспертов, что М в это время удерживал Трифонов. Щелевидная рана в лобной области свидетельствует о том, что в момент нанесение ударов М пыталась вырваться и убежать, а Трифонов, с целью пресечения действий М , нанес ей удары кулаком по лицу, что подтверждается показаниями Хлебникова. При этом ходе предварительного следствия сам Трифонов подтверждал нанесение им ударов по лицу М

Как правильно указано в приговоре об умысле осужденных на убийство М , группой лиц по предварительному сговору свидетельствуют их согласованные и целенаправленные действия: - они заранее вступили в сговор и распределили между собой роли, разработали план убийства, способ, определили место, подготовили орудие убийства предварительно обмотав металлическую трубу скотчем, с целью сокрытия папиллярных узоров пальцев рук. Также Трифонов с Хлебниковым заранее приготовили канистру с бензином, которым после убийства М облили ее труп и сожгли.

Об умысле осужденных на убийство М , из корыстных побуждений, по найму, свидетельствует то, что Трифонов до совершения убийства передал Хлебникову рублей, после убийства передал еще

рублей. Также Трифонов с Хлебниковым планировали реализовать автомобиль « », полученный в результате обмена автомобиля М « ». а вырученные денежные средства поделить между собой, о чем они заранее договорились. Кроме показаний Хлебникова указанные обстоятельства подтверждаются обнаруженными в жилище Хлебникова денежными средствами, документами на автомобиль « », показаниями свидетеля Н о том, что он узнал 4 декабря 2013 года, что автомашину « » И пытался продать по цене ниже рыночной, показаниями свидетеля Т которому Трифонов обещал отдать долг в после продажи указанной автомашины.

Помимо этого, из показаний свидетеля Т следует, что Трифонов просил его поселить М так, чтоб ее никто не видел.

Тщательный анализ и надлежащая оценка исследованных доказательств позволили суду прийти к правильному выводу о том, что Трифонов не намеревался возвращать М полученные от обмена автомобилей денежные средства и сам автомобиль Данный вывод суда подтверждается показаниями свидетеля Т о том, что 02.12.2013, Трифонов, после обмена принадлежащего М автомобиля « » отдал ему в счет долга рублей, а после продажи « » обещал отдать ему еще рублей Данное обстоятельство также подтверждается показаниями свидетеля Н о том, что 04.12.2013 автомобиль « который он передал Трифонову, какой-то И попытался реализовать на автомобильном рынке за рублей. При этом в суде сам Хлебников подтвердил, что это именно он пытался продать автомобиль «».

В ходе предварительного следствия Трифонов пояснил, что обменяв автомобиль « » с доплатой рублей, он отдал Т рублей в счет своего долга, а М отдал рублей, о чем сообщил Хлебникову.

Судом, из показаний Хлебникова в ходе предварительного следствия установлено, что непосредственно после убийства М , он и Трифонов, по предложению последнего, похитили из сумки М ее денежные средства в сумме рублей, которые разделили между собой и которыми распорядились по своему усмотрению. После чего, 04.12.2013, он с Трифоновым путем сожжения уничтожили сумку М й с ее личными вещами.

Показания Хлебникова в этой части подтверждаются показаниями потерпевшей М свидетеля Г протоколами проверки показаний на месте, очных ставок и осмотрами мест происшествия. Так в указанном Хлебниковым месте, где было уничтожено имущество М , действительно было обнаружено кострище с обгоревшими вещами М что подтвердили потерпевшая М и свидетель Г

В суде потерпевшая М и свидетель Г подтвердили суду, что ущерб в сумме рублей и соответственно в сумме рублей, являлся для М значительным материальным ущербом. Заработная плата у М составляла

рублей, оплачивала кредиты, фактически находилась на содержании у матери М и сестры Г , у которой и проживала.

Из показаний Трифонова и Хлебникова в ходе предварительного следствия, показаний свидетеля О , протокола обыска и изъятия судом установлено, что изъятый из гаража осужденного Трифонова пистолет и патрон к нему принадлежат именно Трифонову, который Трифонов приобрел, хранил, носил, и из которого стрелял. Показаниями экспертов Б и К , заключениями экспертиз установлено, что изъятый пистолет является гладкоствольным огнестрельным оружием, изготовлен самодельным способом под спортивно-охотничий патрон калибра 5,6 мм, пригоден для производства выстрелов, а винтовочный патрон калибра 5,6 мм. к данному пистолету является промышленно-изготовленным боеприпасом и может быть использован для выстрелов из указанного пистолета.

Приведенные доказательства опровергают доводы Трифонова о том что он не знал, что изъятый пистолет является огнестрельным оружием и пригоден для стрельбы, а в пистолете имеется патрон.

Доводы стороны защиты о том, что смерть М наступила не в момент нанесения ей ударов трубой по голове (в районе, г.),

судом отвергнуты обоснованно.

Указанные доводы опровергаются показаниями экспертов З В и выводами судебно-медицинской экспертизы, показаниями Хлебникова из которых следует, что смерть М наступила сразу после нанесения ей ударов трубой по голове, т.е. в районе, г.

Вывод суда является правильным, в том числе, с учетом того что на костях свода черепа М определяются множественные переломы, каждое из травматических воздействий усугубляло действие предыдущего, независимо друг от друга являлось тяжким и могло привести к смерти, а характер и механизм повреждений говорит об их одномоментном причинении, повлекших смерть. При этом, в ходе предварительного следствия сами осужденные поясняли, что вывезли М за п. , г. и находились в непосредственной его близости. Хлебников также пояснял, что после убийства М он и Трифонов, убедившись, что М мертва на автомобиле перевезли ее в глубь леса, где сожгли труп, т.е. убийство совершено в районе г. а сожжение трупа в

районе

Кроме того, специалист П , допрошенный в суде, сделал выводы о месте и времени смерти М , как он сам пояснил, на основании представленных ему копий заключений экспертов, без осмотра и исследования трупа М что является недопустимым. Также П пояснил, что смерть потерпевшей могла наступить и после первого удара металлической трубой, а обильные пятна крови в виде брызг, обнаруженные на месте сжигания трупа, могли образоваться, когда труп бросили на землю, т.е. не от нанесения ударов трубой по голове, как указывает защита.

Судом был изучен приобщенный стороной защиты акт экспертного исследования трупа М проведенный специалистом П который работает в коммерческой организации.

При этом суд обоснованно не признал данный акт доказательством по делу, как не соответствующий требованиям закона.

Показаниям допрошенного в качестве свидетеля П суд дал надлежащую оценку.

При решении вопроса о том, где было совершено убийство М , судом учтены также выводы экспертов о том, что воздействие пламени на тело потерпевшей было посмертным.

Доводы стороны защиты о том, что место нанесения ударов М и место обнаружения ее трупа не соответствует действительности и географическим координатам, являются надуманными и опровергаются исследованными судом доказательствами, в том числе показаниями свидетеля Б

Так свидетель Б суду пояснил, что участок местности имеющий географические координаты: «М ' -Е '» и расположенный в 600 метрах юго-восточнее от дома № по ул п. , района, г. (где были нанесены потерпевшей смертельные удары трубой), является территорией

района г. а участок лесного массива, имеющий географические координаты: «Ы - Е '» и расположенный в 2500 метрах юго-восточнее от дома № по ул.

п. , района, г. (где был сожжен труп потерпевшей), является территорией района.

Эти же обстоятельства следуют из справки Комитета по архитектуре градостроительству и землеустройству администрации г. (т. 4 л.д. 247-249).

Как видно из протоколов осмотра мест происшествия и проверки показаний Трофимова и Хлебникова на месте, касающихся обстоятельств убийства потерпевшей и сожжения ее трупа, в них описаны указанные два участка местности. Первый - где были нанесены потерпевшей удары по голове металлической трубой и причинена смерть и второй - где был сожжен труп потерпевшей.

Из протоколов также усматривается, что помимо координат определенных с помощью навигатора (использование которого отражено в протоколах), в протоколах указаны конкретные ориентиры на местности позволяющие идентифицировать участок местности, как место происшествия в каждом из двух случаев.

В протоколах следственных действий, в постановлениях о привлечении осужденных в качестве обвиняемых, в обвинительном заключении, как место убийства потерпевшей и сожжения ее трупа указаны два участка местности с приведением перечисленных координат установленных навигатором и конкретных ориентиров на местности никаких неясностей не порождающих.

При таких данных, ссылки осужденных Трифонова и Хлебникова на то, что место происшествия не установлено, что в связи с указанием географических координат определенных навигатором им было непонятно предъявленное обвинение, являются явно надуманными.

Некоторые незначительные несовпадения в следственных документах при описании мест происшествия, конкретных ориентиров на местности и географических координат, цифр и указания расстояния в метрах, не вносит неясности в вопрос о месте совершения преступления.

Не указание судом в приговоре географических координат при описании места происшествия, не повлекло существенного изменения обвинения Трифонова и Хлебникова и также не свидетельствует о неустановлении судом места убийства потерпевшей и обнаружения ее трупа.

Подследственность, в том числе территориальная, а также подсудность данного дела, определены правильно.

Так, следствие по настоящему делу проводилось следователями Следственного Комитета Российской Федерации, которые уполномочены производить предварительное следствие по делам указанной категории.

Вопреки доводам жалоб, изъятие прокурором и передача по подследственности уголовных дел подследственных разным органам предварительного расследования (ст. 105, 158, 167, 222 УК РФ), а также их соединение руководителем следственного органа произведено в установленном законом порядке, с вынесением прокурором и руководителем следственного органа мотивированных постановлений (т. 1 л.д. 25-69).

Решения прокурора и руководителя следственного органа не ограничивают права осужденных, в том числе на защиту.

Данное дело рассмотрено законным составом суда. Вопреки доводам апелляционных жалоб, препятствий к рассмотрению дела судьей С не имелось. Отвод данному судье в связи с назначением его 4 июля 2015 года на должность председателя Железнодорожного районного суда г Улан-Удэ (дело рассматривалось с 20 февраля по 25 августа 2015 года обоснованно отклонен (т. 12 л.д. 151-152).

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ выраженной в постановлении от 14 мая 2015 года № 9-П Указ Президента РФ о назначении лица, уже являющегося судьей, в другой суд не лишает его статуса и полномочий судьи как носителя судебной власти, не ставит под сомнение его квалификацию, независимость и беспристрастность.

К моменту назначения судьи С на должность председателя Железнодорожного районного суда г. Улан-Удэ - 4 июля 2015 года судебное следствие было фактически проведено в полном объеме допрошены свидетели, потерпевшая, исследована большая часть материалов уголовного дела.

В данном случае, исходя из положений, закрепленных в постановлении Конституционного Суда РФ, передача дела другому судье повлекла бы повторение судебного разбирательства, затруднило реализацию права граждан, в том числе и самих осужденных на доступ к правосудию в разумный срок.

Доводы жалоб о том, что орудие преступления металлическая труба органами следствия подвергалась видоизменению, т.к. была представлена на исследование с перемотанным скотчем, под которым были пятна крови опровергаются показаниями свидетеля И и эксперта П полно и правильно приведенными в приговоре.

Доводы осужденных о том, что изъятые в жилище Хлебникова документы на автомашину « » подброшены ему сотрудниками правоохранительных органов через адвоката Гуслякова который передал данные документы его отцу (Хлебникову) судом проверены и обоснованно признаны не подтвердившимися, с приведением мотивов принятого решения в приговоре.

Так, свидетель Г , допрошенный судом, отрицал данный факт. Свидетель Х , мать осужденного, пояснила в ходе предварительного следствия и подтвердила это в суде, что обнаруженные и изъятые у них в жилище документы на автомобиль оставил дома ее сын - Хлебников И .

Кроме того, сам свидетель Х (отец осужденного) пояснил суду, что адвокат Гусляков с которым он заключил соглашение на защиту интересов сына, передавал ему какие-то документы. Однако он не знает что это за документы и где они сейчас находятся, т.к. оставил их дома и после развода с женой, судьбой этих документов он не интересовался (т. 13 л.д. 241-245).

Вопреки утверждениям в апелляционных жалобах, адвокаты Гусляков и Березин допрошены в судебном заседании исключительно об обстоятельствах проведения следственных действий с их подзащитными процедуре их проведения. Вопросов, касающихся позиции подзащитных информации, которая стала известна адвокатам в ходе конфиденциальных бесед с ними, адвокатам не задавалось (т. 13 л.д. 192-200).

При этом из материалов дела усматривается, что с адвокатом Гусляковым заключил соглашение отец осужденного Хлебникова Х , который пояснил в судебном заседании, что ему никто, в том числе следователь не советовал заключить соглашение именно с адвокатом Гусляковым. Он нашел вывеску «Адвокаты», зашел в контору и заключил стандартное соглашение с одним из адвокатов, которым оказался Гусляков (т. 13 л.д. 242).

Адвокат Березин на момент приглашения его следователем для осуществления защиты Трифонова, являлся дежурным адвокатом по

району г. (т. 13 л.д. 199).

Из дела также следует, что Хлебников, в ходе проведения с ним первоначальных следственных действий с участием другого адвоката давал такие же показания, что и с участием адвоката Гуслякова.

Доводы Хлебникова о том, что органами следствия достоверно не установлено, что обнаруженный за п. обгоревший труп принадлежит М опровергается показаниями потерпевшей М свидетеля Г а также выводами заключения генотипоскопической экспертизы о том, что М является биологической матерью М труп которой был обнаружен в лесном массиве за п. З (т. 2. л.д. 245-253).

В судебном заседании выяснялся также вопрос о том, каким путем была установлена личность погибшей.

Так, на вопросы осужденного Хлебникова, следователь Т пояснил, что в рамках доследственной проверки, в соответствии с требованиями закона, проводились неотложные действия, в том числе действия по установлению личности погибшей. Были проведены оперативные мероприятия, в результате которых и была установлена личность погибшей. Первым фамилию потерпевшей назвал Трифонов затем Т подтвердил, что погибшая снимала у него квартиру родственники опознали погибшую и ее вещи (т. 13 л.д. 229).

Приведенные пояснения свидетеля Т соответствуют материалам дела, исследованным в судебном заседании.

Утверждаения Хлебникова, о том, что 21.07.2014 следователь З проводил его допрос, что подтверждается приобщенным Хлебниковым протоколом допроса, опровергаются показаниями свидетеля З материалами дела, а также самой приобщенной Хлебниковым ксерокопией протокола, которая не подписана и не соответствует требованиям закона.

При таких данных не имелось необходимости в проведении почерковедческой экспертизы для определения того, кем выполнены рукописные записи в «протоколе».

В апелляционных жалобах неверно изложены показания, данные в судебном заседании следователем Т , который на вопросы адвоката пояснил, что он лично участвовал в осмотре места, где был обнаружен труп потерпевшей. Он являлся руководителем следственной группы, изучал материалы дела, и, хотя сам не был на месте, где было совершено убийство М , из материалов дела знал, где оно находилось (т. 13 л.д. 228).

Не соответствуют материалам дела также доводы жалоб о нарушении прав осужденных в период их ознакомления с делом в связи с «непроцессуальным» дополнением материалов дела заключением психофизиологического исследования в отношении свидетеля Т .

Как следует из соответствующих протоколов, Хлебников по окончании предварительного следствия знакомился с материалами дела с 16 декабря 2014 года, по 20 января 2015 года, а Трифонов с 18 декабря 2014 года по 31 января 2015 года (т. 10 л.д. 45-101).

Согласно данным сопроводительного письма заключение психофизиологического исследования в отношении свидетеля Т направлено следователю 09 декабря 2014 года (т. 10 л.д. 44), а не 19 декабря 2014 года, как это утверждается в жалобах, следовательно, на момент ознакомления осужденных с материалами дела, указанное заключение находилось в его материалах и участники процесса имели возможность с ним ознакомиться.

Помимо этого, осужденные до судебного заседания повторно ознакомились с материалами дела, согласно их распискам в полном объеме и без ограничения во времени (т. 12 л.д. 100-103).

Кроме того, указанное заключение, в соответствии с требованиями закона, не является доказательством и не исследовалось в судебном заседании.

Вопреки утверждениям в апелляционных жалобах, постановление суда от 6 августа 2015 года, которым стороне защиты отказано в удовлетворении ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору, не содержит какой либо оценки показаний свидетеля Т (т. 12 л.д. 204- 207).

Ссылка суда в постановлении на то, что заключение психофизического исследования, согласно УПК РФ, не является доказательством и судом не исследовалось, не свидетельствует о признании показаний Т достоверными, о чем утверждается в жалобах.

Судом обоснованно отказано стороне защиты в удовлетворении ходатайства о признании недопустимыми доказательствами протоколов предъявления свидетелю Т для опознания Трифонова и Хлебникова.

Как усматривается из материалов дела, данное следственное действие проведено в соответствии с требованиями ст. 193 УПК РФ.

Фотографии Хлебникова и Трифонова предъявлялись для опознания свидетелю Т (водителю такси) который был предварительно допрошен и показал, что в ночь происшедшего дважды перевозил двух парней, сначала у них был с собой мешок с не тяжелым наполнимым, а ко второй поездке мешка у них уже не было. Пояснил также, что может опознать лиц, которых видел по различным признакам (т. 3 л.д. 92-95).

Во время опознания, Т также привел признаки, по которым он опознал каждого из осужденных, зафиксированные в протоколах (т. 3 л.д. 96-100, 101-105).

В судебном заседании Т подтвердил, что Трифонова (на фотографии № 2) он опознал по крупному округлому лицу, глазам прямому носу, оттопыренным ушам, телосложению, а Хлебникова (на фотографии № 3) он опознал по худому вытянутому лицу, глазам, острому подбородку, среднему носу, чуть оттопыренным ушам, телосложению При этом Т в суде подтвердил, что это были именно Трифонов и Хлебников, находящиеся на скамье подсудимых, которых он опознал в ходе следствия по фотографиям и опознает в суде, только Трифонов в настоящий момент похудел. Запомнил он их очень хорошо, поскольку за одну ночь перевозил дважды.

Свидетель Т пояснил также, что он отказался участвовать в опознании непосредственно Трифрнова и Хлебникова, поскольку боялся их (т 13 л.д. 129-132).

При таких обстоятельствах, следует признать, что имелись основания, для проведения опознания Трифонова и Хлебникова по их фотографиям (т. 3 л.д. 99, 104), которые вопреки утверждениям в жалобах являются качественными, не искажают внешность осужденных, в чем судебная коллегия убедилась в ходе апелляционного рассмотрения дела с участием Трифонова и Хлебникова посредством видеоконференц-связи.

Из материалов дела также усматривается, что свидетель Т был установлен лишь после дачи показаний осужденным Хлебниковым о перемещении в ночь происшедшего на такси.

Необоснованными являются ссылки в жалобах на то, что суд устранился от вызова в судебное заседание и допроса свидетеля З

Согласно закону уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон.

Государственный обвинитель ходатайствовал о допросе свидетеля обвинения З , принимались меры к его вызову в судебное заседание Поскольку место его нахождения установлено не было, государственный обвинитель отказался от допроса данного свидетеля. Возражений от участников процесса, не последовало (т. 13 л.д. 142, 143).

В дальнейшем, по окончании судебного следствия, стороны, в том числе осужденные и их адвокаты не возражали закончить предварительное следствие, заявлений, ходатайств, в том числе о допросе кого-либо не имели (т. 14 л.д. 27-28)

Не подтверждаются материалами дела утверждения в жалобах о том что постановление суда о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания от 3 марта 2015 года и постановления суда от 6 августа 2015 года о разрешении ходатайств стороны защиты являются немотивированными, при назначении судебного заседания суд оставил без рассмотрения ходатайства стороны защиты о возвращении дела прокурору.

Как следует из содержания перечисленных постановлений суда, они являются законными и обоснованными, выводы суда по всем разрешаемым вопросам мотивированы, по форме и содержанию постановления соответствуют требованиям закона, в том числе в постановлении о назначении судебного заседания судом разрешено ходатайство стороны защиты о возвращении дела прокурору (т. 12 л.д. 44).

Данных о фальсификации материалов дела судом первой инстанции не установлено, не усматривается таких данных и судебной коллегией.

Как видно из протокола судебного заседания председательствующим судьей создавались все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, принимались все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон, в том числе, участникам процесса в полной мере была обеспечена возможность заявлять ходатайства, задавать вопросы допрашиваемым свидетелям.

В судебном заседании исследованы все существенные для правильного разрешения данного дела по существу доказательства достаточность и допустимость которых сомнений не вызывает.

Из протокола судебного заседания также усматривается, что суд не ограничивал прав участников процесса по исследованию доказательств.

Научность и обоснованность выводов, изложенных в заключениях экспертов, компетентность судебных экспертов, а также соблюдение при проведении экспертных исследований необходимых требований уголовно процессуального закона сомнений не вызывает.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных Трифоновым и Хлебниковым преступлений, прийти к правильному выводу об их виновности в совершении этих преступлений, а также о квалификации их действий.

Из материалов дела усматривается, что позиция адвокатов представлявших интересы осужденных на предварительном следствии и в судебном заседании, была активной, профессиональной, направленной на защиту интересов осужденных, не расходилась и их собственной, замена адвокатов производилась в порядке, установленном законом, с учетом волеизъявления осужденных.

При назначении Трифонову и Хлебникову наказания, судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о личности каждого из них, смягчающие и все иные обстоятельства, влияющие на назначаемое им наказание.

Выводы суда о назначении Трифонову и Хлебникову наказания в виде лишения свободы (за исключением ст. 167 ч. 1 УК РФ) с реальной изоляцией их от общества в приговоре мотивированы и признаются судебной коллегией правильными.

Оснований к назначению Трифонову и Хлебникову наказания с применением правил, предусмотренных ст. ст. 64, 73 УК РФ также как и к изменению категорий совершенных ими преступлений на менее тяжкие судом первой инстанции не установлено, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

Назначенное Трифонову и Хлебникову наказание соответствует требованиям закона, является справедливым, оснований к его смягчению (за исключением ст. 167 ч. 1 УК РФ) не имеется.

В силу ст. 15, 78 УК РФ, п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ к моменту рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции истекли сроки давности привлечения Трифонова и Хлебникова к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 167 УК РФ, в связи с чем, Трифонов и Хлебников подлежат освобождению от наказания, назначенного по ч. 1 ст. 167 УК РФ.

Наказание Трифонову и Хлебникову по совокупности совершенных ими преступлений назначается судебной коллегией с учетом внесенных в приговор изменений, требований ст. 60, 69 ч. 3 УК РФ, всех установленных судом данных, влияющих на назначаемое им наказание.

Гражданский иск потерпевшей разрешен судом в соответствии с требованиями закона, в том числе с учетом того, что исковые требования о возмещении материального ущерба нашли полное документальное подтверждение, эти требования, а также требования о возмещении морального вреда не являются чрезмерными, соответствуют принципу разумности и справедливости.

В соответствии с требованиями закона в полномочия суда не входит решение вопроса об уничтожении огнестрельного оружия и боеприпасов.

С учетом изложенного подлежит исключению из приговора ссылка об уничтожении вещественных доказательств самодельного пистолета и патрона. Указанные предметы надлежит передать в разрешительную систему Управления МВД РФ по г. Республики .

Этот же приговор в отношении Трифонова и Хлебникова в части указания на конфискацию и обращение в доход государства 4 автомобильных колес с дисками от автомобиля « » и автомобиля « » государственный регистрационный знак С

двух ключей от автомобиля, брелка сигнализации, двух брелков подлежит отмене, а дело в этой части направлению на новое судебное рассмотрение, по следующим основаниям.

Как следует из приговора, осужденный Трифонов по просьбе потерпевшей М , обменял принадлежавший ей автомобиль « » на автомобиль « » государственный регистрационный знак который должен был передать потерпевшей, также, как и деньги (доплату), полученные в результате обмена, однако он и Хлебников совершили преступления, в том числе совершили убийство потерпевшей, пытались распорядиться указанным автомобилем « ».

Суд в приговоре отметил, что данных свидетельствующих о незаконном приобретении М автомобиля обменянного на автомобиль « », не установлено.

При таких обстоятельствах решение суда о конфискации и обращении в доход государства 4 автомобильных колес с дисками от автомобиля « » и самого автомобиля « двух ключей от автомобиля, брелка сигнализации, двух брелков вызывает сомнение. Помимо этого, суд указанное свое решение в приговоре не мотивировал.

При новом рассмотрении дела в указанной части следует решить вопрос и относительно имеющихся в деле документов на автомобиль « ».

Руководствуясь ст.ст. 389-13, 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Верховного Суда Республики Бурятия от 25 августа 2015 года в отношении Трифонова А С и Хлебникова И В изменить: освободить Трифонова АС. и Хлебникова И В . от наказания, назначенного каждому из них по ч. 1 ст. 167 УК РФ в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за истечением сроков давности уголовного преследования.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105, п.п. «а, в» ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 222 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить Трифонову АС наказание в виде лишения свободы на срок 18 лет 10 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев с установлением следующих ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования г. Республики не изменять место жительства или пребывания, место работы без согласия Уголовно-исполнительной инспекции и возложением обязанности ежемесячно являться для регистрации в Уголовно-исполнительную инспекцию.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений предусмотренных п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105, п.п. «а, в» ч. 2 ст. 158 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить Хлебникову И.В наказание в виде лишения свободы на срок 17 лет 10 месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев с установлением следующих ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования г. Республики не изменять место жительства или пребывания, место работы без согласия Уголовно-исполнительной инспекции и возложением обязанности ежемесячно являться для регистрации в Уголовно-исполнительную инспекцию.

Исключить из приговора ссылку об уничтожении самодельного пистолета и патрона. Передать самодельный пистолет и патрон в разрешительную систему Управления МВД РФ по г. Республики.

Этот же приговор в отношении Трифонова А.С. и Хлебникова ИВ. в части указания на конфискацию и обращение в доход государства 4 автомобильных колес с дисками от автомобиля « » и автомобиля « » государственный регистрационный знак С

двух ключей от автомобиля, брелка сигнализации, двух брелков отменить, дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение.

В остальном приговор в отношении Трифонова АС. и Хлебникова И.В. оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 46 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта