Информация

Решение Верховного суда: Определение N 44-АПУ16-2 от 24.03.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №44-АПУ 16-2

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 24 марта 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Колышницына А.С,

судей Ситникова Ю.В. и Дубовика Н.П.

с участием осужденных Новикова Ю.А. и Егорова А.А., защитников адвокатов Романова СВ., Поддубного СВ., Пригодина ВВ., прокурора Саночкиной Е.А., секретаря судебного заседания Воронина М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Попова ВС. и его защитника адвоката Шибанова Ю.Б., защитника осужденного Егорова А.А. - адвоката Щербиной Е.Н. и защитника осужденного Новикова Ю.А. - адвоката Копеева В.Р. на приговор Пермского краевого суда от 17 декабря 2015 года по которому

Новиков Ю А,

несудимый,

осужден по п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 260 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по пп. «д», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 18 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 2 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 22 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 года.

Попов В С

несудимый,

осужден по пп. «д», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 года.

Егоров А А

несудимый,

осужден по пп. «д», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 года.

При назначении дополнительного наказания осужденным установлены ограничения и обязанность из числа предусмотренных ч. 1 ст. 53 УК РФ.

Постановлено взыскать:

с Новикова Ю А в пользу

возмещение материального вреда в размере 466 636 рублей,

в пользу Ш компенсацию морального вреда: с Новикова Ю.А. - 300 000 рублей, с Попова В С . - 100 000 рублей, с Егорова А.А. - 200 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Ситникова Ю.В., выступление осужденных Новикова Ю.А. и Егорова А.А., защитников Романова СВ., Поддубного СВ Пригодина ВВ., которые поддержали доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Саночкиной Е.А. об отсутствии оснований для удовлетворения указанных жалоб, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Новиков признан виновным и осужден за умышленное причинение 15 сентября 2014 года средней тяжести вреда здоровью Л из хулиганских побуждений, а также за незаконную рубку с конца октября до 07 ноября 2014 года лесных насаждений, в особо крупном размере.

Кроме того, Новиков, Егоров и Попов признаны виновными и осуждены за убийство Л совершенное в период с 9 по 10 марта 2015 года группой лиц по предварительному сговору, с особой жестокостью.

В апелляционных жалобах:

защитник Щербина просит изменить приговор в отношении Егорова смягчить назначенное наказание, ссылаясь на его первую судимость, явку с повинной, полное признание вины и раскаяние в содеянном, способствование раскрытию и расследованию преступления, его удовлетворительные характеристики, наличие больной матери, частичное признание исковых требований, готовность возместить причиненный преступлением вред; по мнению защитника отсутствуют доказательства причинения Ш физических и нравственных страданий, размер денежной компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с Егорова, следует уменьшить;

защитник Шибанов оспаривает законность и обоснованность приговора в отношении Попова, просит переквалифицировать его действия с пп. «д», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ и смягчить наказание мотивирует это тем, что вывод о наличии предварительного сговора на совершение убийства потерпевшего не основан на бесспорных доказательствах; по мнению защитника положенные в основу приговора доказательства подтверждают, что Попов при совершении преступления действовал самостоятельно, имеющимся противоречиям в показаниях Попова и Егорова судом дана неправильная оценка, необоснованно отвергнуты их утверждения, что ампутация пальца Л произошла по неосторожности; оспаривается также квалифицирующий признак убийства - особая жестокость; адвокат считает назначенное Попову наказание чрезмерно суровым с учетом явки с повинной, позиции в ходе предварительного и судебного следствия по предъявленному обвинению наличия на иждивении малолетнего ребенка и серьезного заболевания;

осужденный Попов также просит переквалифицировать его действия с пп. «д», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ и смягчить наказание так как необоснованно вменен квалифицирующий признак убийства - особая жестокость; ссылаясь на показания К указывает, что его (Попова действиями потерпевшему не было причинено серьезных травм; при назначении наказания суд не в полной мере учел его явку с повинной наличие серьезного заболевания, малолетнего ребенка на иждивении полагает также, что своими показаниями он активно способствовал раскрытию преступления;

защитник Копеев утверждает, что выводы суда о виновности Новикова в совершении преступлений основаны на недостоверных и противоречивых показаниях Егорова, Попова, К и Ч в ходе предварительного расследования, в то же время показания указанных лиц в судебном заседании о непричастности Новикова к убийству безосновательно отвергнуты; отмечается, что показания Егорова и Попова во время предварительного расследования получены в результате незаконных методов, а К иЧ во время предварительного расследования были допрошены единственный раз, и сторона защиты не имела возможности оспаривать данные ими показания;

выводы суда об участии Новикова в убийстве не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, имеющиеся противоречия в показаниях свидетелей К и Ч не получили надлежащей оценки исследованные судом доказательства не свидетельствуют о его причастности к убийству, у него отсутствовали умысел и мотив на совершение данного преступления, он никем не руководил во время совершения преступления угроз не высказывал, орудие преступления бита Новикову не принадлежала;

кроме того, защитник утверждает, что приговор суда в части осуждения Новикова по п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ является незаконным и необоснованным; анализируя собранные по делу доказательства, указывает что они являются недостоверными и противоречивыми и не подтверждают выводы суда о виновности Новикова Ю.А. в этом преступлении, а также о наличии в его действиях квалифицирующего признака «из хулиганских побуждений»;

при назначении наказания по ч. 3 ст. 260 УК РФ суд не учел

положительную характеристику Новикова, наличие малолетних детей и супруги на иждивении, отсутствие судимости, признание вины и гражданского иска; защитник просит исключить осуждение Новикова по пп. «д», «ж» ч. 2 ст. 105, п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ с прекращением в этой части уголовного дела, а также смягчить наказание по ч. 3 ст. 260 УК РФ.

В письменных возражениях на приведенные в апелляционных жалобах доводы государственный обвинитель Третьякова Е.А. просит оставить без изменения приговор суда.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы сторон Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о виновности осужденных Новикова, Попова и Егорова в совершении преступлений при установленных судом обстоятельствах основаны на совокупности исследованных доказательств, которые изложены в приговоре.

Авторами апелляционных жалоб не оспариваются установленные судом обстоятельства, при которых Новиков произвел незаконную рубку деревьев в квартале выдела « участкового лесничества « », причинив своими действиями материальный ущерб в особо крупном размере на сумму 466 636 рублей.

Доводы о непричастности Новикова к совершению преступления предусмотренного п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ, в отношении Л несостоятельны.

Как следует из показаний потерпевшего, которые он давал в ходе предварительного расследования, 15 сентября 2014 года он с другими лицами находился у себя дома. Из-за того, что долго не открывали дверь, Новиков стал наносить ему и другим лицам удары черенком от вил. Когда удар был нанесен в область правой руки, он почувствовал острую боль.

Свидетели Ч М К и К подтвердили обстоятельства, при которых осужденный Новиков причинил Л перелом локтевой кости справа.

Показания потерпевшего и свидетелей согласуются с данными полученными при осмотре места происшествия, с заключением экспертов о локализации и характере установленного телесного повреждения Л в виде закрытого перелома правой локтевой кости в нижней трети со смещением, квалифицируемого как вред здоровью средней тяжести по признаку длительности расстройства здоровья на срок более 21 дня.

Указанное телесное повреждение потерпевшему причинено из хулиганских побуждений, поскольку было сопряжено с грубым нарушением общественного порядка при явном неуважении к обществу и общепризнанным нормам морали.

Исследованным доказательствам суд дал надлежащую оценку оснований не согласиться с которой не имеется.

Утверждения авторов апелляционных жалоб об отсутствии между Новиковым, Егоровым и Поповым предварительного сговора на совершение убийства Л в период с 9 по 10 марта 2015 года, о непричастности Новикова к совершению данного преступления опровергаются следующими доказательствами.

Так, при допросах в ходе предварительного расследования осужденные Егоров и Попов показывали о том, что они по указанию Новикова забрали Л из дома, поместили в автомобиль. Во время движения Егоров наносил потерпевшему удары, в том числе руками и ногами по голове и другим частям тела. По указанию Новикова они поместили Л в багажник. Во время остановок автомобиля несколько раз избивали потерпевшего. В частности все трое поочередно наносили ему удары битой в область головы и других частей тела. Выполняя указания Новикова, Егоров вводил потерпевшему ветку в задний проход, а Попов влил в задний проход Л клей. Труп Л они сбросили у дер.

Из показаний свидетелей Ч и К которые они давали в ходе предварительного расследования, видно, что 9 марта 2015 года по указанию Новикова осужденные Попов и Егоров в течение длительного времени несколько раз избивали Л руками и ногами а также битой по голове и другим частям тела. Егоров волочил Л за ноги по снегу, засунул потерпевшему палку в задний проход. Новиков также несколько раз ударил битой Л в область головы и других частей тела. Попов, Егоров и Новиков договорились отрубить у Л палец, после чего Егоров и Попов вышли из машины с ножом и топором, а когда вернулись, показали отрубленный палец.

Свидетели Б Ч и М показали, что Новиков угрожал Л расправой из-за отказа взять на себя вину за незаконную рубку деревьев.

В соответствии с заключением эксперта, на трупе Л обнаружены прижизненные телесные повреждения в виде переломов ребер черепно-мозговой травмы, травматической ампутации ногтевой и дистальной части средней фаланги третьего пальца правой кисти и другие. Смерть Л наступила от открытой черепно-мозговой травмы в виде многооскольчатых переломов костей головного мозгового черепа, переломов костей лицевого черепа, ушиба головного мозга, двухсторонних субарахноидальных кровоизлияний под мягкой мозговой оболочкой ушибленных ран и ссадин на голове, которая сопровождалась отеком головного мозга.

Из заключений судебных молекулярно-генетической и криминалистической экспертиз следует, что в багажном отделении автомобиля, на котором ездил Попов, в смыве с бордюра автодороги и на футболке Л обнаружена кровь человека, которая могла произойти от последнего.

На основании представленных суду доказательств обоснован вывод о том, что Попов, Егоров и Новиков причинили Л многочисленные телесные повреждения с целью лишения жизни.

Исследованным доказательствам дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ. В приговоре приведены убедительные мотивы, по которым показания осужденных в судебном заседании о непричастности Новикова к убийству отвергнуты, поскольку в основу приговора положены первоначальные показания Попова и Егорова При этом, вопреки доводам защиты, судом проверялись заявления о получении первоначальных показаний в результате незаконных методов расследования и обоснованно признаны несостоятельными. Установлено, что в ходе предварительного расследования Попов и Егоров давали показания в присутствии адвокатов добровольно после разъяснения прав предусмотренных ст. 46, 47 УПК РФ. Заявлений и замечаний от защитников и осужденных не поступало. Допрос свидетелей Ч иК

проводился 13 апреля 2015 года в соответствии с требованиями ст. 187, 189, 190 УПК РФ в вечернее, а не ночное время. В период с 16 часов 30 минут до 19 часов 00 минут был допрошен К а с 19 часов 05 минут до 21 часа 55 минут - Ч

То обстоятельство, что в стадии предварительного расследования с Ч и К не были проведены очные ставки осужденных, не ставит под сомнение достоверность показаний, полученных в ходе допросов. Указанные свидетели были допрошены также в судебном заседании и давали показания об известных им обстоятельствах дела, отвечая на вопросы участников судебного разбирательства. Показания свидетелей Ч иК данные на различных стадиях производства по уголовному делу, были сопоставлены и проанализированы между собой, а выявленные в них противоречия получили надлежащую оценку в приговоре При таких обстоятельствах с доводом стороны защиты об отсутствии возможности оспаривать показания свидетелей согласиться нельзя.

Ссылка защиты на ампутацию пальца Л вследствие неосторожных действий осужденных проверялась и обоснованно отвергнута с приведением убедительных мотивов.

О том, что орудие преступления - бита была предоставлена Новиковым, показывал свидетель Ч

Анализ и сопоставление между собой показаний осужденных Егорова и Попова, свидетелей Ч К , М , Б признанных судом достоверными, показывает, что убийство Л совершено на почве личных неприязненных отношений, возникших вследствие отказа последнего признавать себя виновным в преступлении которое в действительности совершил Новиков.

Судом правильно установлено, что избранный осужденными способ лишения жизни Л был заведомо для них связан с причинением последнему особых страданий, о чем свидетельствуют множественность нанесенных ударов (не менее 27) не только руками и ногами, но и битой, в течение длительного времени, волочение Л по дороге оголенными участками тела, введение ветки и вливание клея ему в задний проход, травматическая ампутация пальца потерпевшего. Поэтому обоснованно признано совершение убийства с особой жестокостью.

Согласованность действий осужденных при совершении убийства свидетельствующая о единстве преступных намерений, подтверждает наличие между Новиковым, Егоровы и Поповым предварительного сговора о совершении убийства.

При таких обстоятельствах действиям осужденных дана правильная правовая оценка, поэтому отсутствуют основания для их переквалификации.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли являться основанием для отмены приговора, по делу не допущено.

Назначенное Новикову, Егорову и Попову наказание соответствует требованиям ст. 6, 60 УК РФ.

При назначении наказания судом в качестве смягчающих обстоятельств учтены явки с повинной Егорова и Попова, их активное способствование изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, а равно наличие у Попова и Новикова малолетних детей Учитывались судом характер и степень общественной опасности совершенных каждым из осужденных преступлений, данные о личности влияние назначенного наказания на исправление осужденных и условия жизни их семей, а также состояние здоровья Попова. Данные обстоятельства позволяют считать наказание, назначенное каждому из осужденных справедливым и не подлежащим смягчению.

Показания Новикова относительно обстоятельств совершения преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ, были даны в условиях когда он был изобличен совокупностью доказательств, поэтому отсутствуют основания для признания его показаний смягчающим наказание обстоятельством, предусмотренным п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ.

С учетом конкретных обстоятельств дела признание исковых требований не является смягчающим наказание обстоятельством.

В приговоре приведены убедительные мотивы, которые послужили основанием признания отягчающим наказание Новикова обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя (ч. 1.1 ст. 63 УК РФ).

Денежная компенсация морального вреда, причиненного Ш лишением жизни близкого человека - брата, определена исходя из характера причиненных физических и нравственных страданий, индивидуализирована применительно к каждому осужденному в зависимости от степени его вины и соответствует требованиям разумности и справедливости, вследствие чего не подлежит уменьшению.

Руководствуясь ст. ст. 38920, 38928 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Пермского краевого суда от 17 декабря 2015 года в отношении Новикова Ю А , Попова В С и Егорова А А оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 46 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта