Информация

Решение Верховного суда: Определение N 11-АПУ16-10 от 23.06.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 11-АПУ16-10

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 23 июня 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Скрябина К.Е.,

судей Абрамова С.Н. и Лаврова Н.Г.

при ведении протокола секретарем Прохоровым А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Муртазина РА. и Кириллова П.Г., их защитников - адвокатов Сафиной Э.А. и Гавриловой Л.В. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 3 февраля 2016 г., по которому

Муртазин Р А ,,

несудимый,

осужден к лишению свободы: по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (эпизод 27 марта 2013 г. с Т ) на 6 лет; по ч. 4 ст. 159 УК РФ (эпизод 22 ноября 2013 г. с Н ) на 5 лет; по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (эпизод 28 февраля 2014 г. с И на 8 лет по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (эпизод 16 июня 2014 г. с С ) на 5 лет; по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (эпизод 20 июня 2014 г. с Н ) на 8 лет 6 месяцев; по пп. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ (эпизод 24 сентября 2014 г. с Г ) на 8 лет; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 10 лет 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима;

Кириллов П Г ,

несудимый,

осужден к лишению свободы: по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (эпизод 27 марта 2013 г. с Т ) на 7 лет; по ч. 4 ст. 159 УК РФ (эпизод 22 ноября 2013 г. с Н ) на 5 лет 6 месяцев; по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (эпизод 28 февраля 2014 г. с И на 8 лет 10 месяцев; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 10 лет в исправительной колонии строгого режима;

Муртазин Р.А., Мельников Л.Г., Кириллов П.Г. и Мощенко ВВ по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 209 УК РФ оправданы на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления;

Муртазин РА. по обвинению в совершении преступления предусмотренного ч. 3 ст. 222 УК РФ оправдан на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за непричастностью к совершению преступления, с признанием за ним права на реабилитацию в этой части.

Апелляционное представление государственного обвинителя Селиваненко А.А., в части оправдания Муртазина Р.А Мельникова Л.Г., Кириллова П.Г. и Мощенко В.В. по ч. 2 ст. 209 УК РФ, им отозвано.

Кроме того, по делу осуждены Мельников Л.Г. и Мощенко ВВ приговор в отношении которых в апелляционном порядке не обжалован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Абрамова С.Н., изложившего доводы апелляционных жалоб возражений на них, обстоятельства дела, выступления осужденных Муртазина РА. и Кириллова П.Г. посредством видеоконференц-связи и их адвокатов соответственно Мисаилиди ОС. и Лунина Д.М поддержавших доводы, приведенные в апелляционных жалобах мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Потапова И.Е. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

Муртазин и Кириллов признаны виновными и осуждены:

за грабеж, совершенный 27 марта 2013 г. в отношении потерпевшего Т в крупном размере; за мошенничество совершенное 22 ноября 2013 г. в отношении потерпевшего Н в особо крупном размере; за разбой, совершенный 28 февраля 2014 г в отношении потерпевшего И

а Муртазин кроме того: за покушение на грабеж, совершенное 16 июня 2014 г. в отношении потерпевшей С за разбой совершенный 20 июня 2014 г. в отношении потерпевшего Н ; за разбой, совершенный 24 сентября 2014 г. в отношении потерпевшего Г в особо крупном размере.

Преступления ими совершены в г. в составе организованной группы при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Муртазин Р.А. просит приговор изменить, квалифицировать его действия как пособничество и, принимая во внимание ухудшение состояния его здоровья и здоровья, находящихся на его иждивении дочери и матери, а также обстоятельства, положительно его характеризующие, при назначении наказания применить положение ст. 73 УК РФ, либо отсрочить исполнение приговора до его выздоровления, либо освободить от наказания в связи с болезнью Утверждает, что не был осведомлен об умысле Х на совершение преступлений в отношении Т Н И иН у него отсутствовал совместный умысел на получение какой-либо материальной выгоды от совершенных преступлений; при нападении на Г имел умысел лишь на тайное хищение имущества последнего, а нападение на С он предотвратил, остановив Мельникова. Обращает внимание на то что очных ставок с другими осужденными по этому делу, а также с потерпевшими, которые каких-либо претензий к нему не имеют, не проводилось. Выражая несогласие с выводами суда о его виновности и с данной судом квалификацией его действий, указывает, что действия, за которые он был осужден, совершил по просьбе Х который им «манипулировал». Кроме того, просит отменить приговор в части взыскания с него процессуальных издержек в размере 20 000 рублей, ссылаясь на то, что от помощи адвоката он отказывался в связи с тяжелым материальным положением.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Сафина Э.А. считает приговор в отношении Муртазина незаконным и необоснованным, подлежащим отмене по эпизодам с Т Н , И , С и изменению в части квалификации по эпизодам с Н и Г По ее мнению, суд необоснованно признал достоверными показания осужденного Х касающиеся участия Муртазина в совершенных преступлениях, поскольку то обстоятельство, что с Х заключено досудебное соглашение, дает основание для их критической оценки, поскольку Х мог оговорить Муртазина Полагает, что в основу приговора положено недопустимое доказательство - протокол допроса Муртазина от 26 февраля 2015 г поскольку его защитник, адвокат Х , ранее принимал участие в проверке показаний Мельникова, чьи интересы противоречат интересам Муртазина. Утверждает, что Муртазин не имел умысла на совершение преступлений в отношении Т И и С , а был «введен в заблуждение Х , в связи с чем в его действиях отсутствует состав преступления; выводы суда о виновности Муртазина в совершении преступления в отношении Н основаны лишь на показаниях последнего, в то время как фактически он потерпевшим не является и признан им необоснованно, поскольку доказательств принадлежности похищенных денежных средств именно ему не имеется; действия Муртазина в отношении Н следует квалифицировать по пп. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, поскольку примененное к Н насилие опасным для его жизни и здоровья не являлось, а о наличии при нападении оружия, Муртазин осведомлен не был; действия Муртазина в отношении Г подлежат квалификации как покушение на кражу, поскольку при распределении ролей для совершения данного преступления Муртазин не был осведомлен о намерении применить оружие; вывод суда об отсутствии доказательств того, что основой объединения осужденных являлся умысел на совместное совершение нападений на граждан, влечет исключение квалифицирующего признака совершения преступления в составе организованной группы. Просит приговор в части осуждения Муртазина за преступления в отношении Т Н ,И иС отменить, а его оправдать. В остальной части действия Муртазина квалифицировать в отношении Н по пп. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, в отношении Г - по ч. 3 ст. 30 п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ, во вводной части приговора указать о наличии на его иждивении несовершеннолетнего ребенка и семейного положения - разведен.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Кириллов П.Г. считает, что примененное при нападении на И насилие опасным для жизни и здоровья последнего не являлось, угрозы применения такого насилия ему не высказывались сам потерпевший не воспринимал угрозу реально, оружия либо предметов, используемых в качестве оружия, не видел. Просит приговор изменить, квалифицировать его действия по преступлению в отношении И как грабеж, применить положение ст. 64 УК РФ, снизить назначенное ему наказание.

В апелляционной жалобе адвокат Гаврилова Л.В. считает что действия Кириллова необоснованно квалифицированы как совершенные в составе организованной группы, поскольку из приговора следует, что в действиях подсудимых отсутствуют признаки преступления, предусмотренного по ч. 2 ст. 209 УК РФ, так как отсутствовала иерархическая структура, сплоченность и стабильность состава; отсутствуют данные о том, что основой объединения этих лиц являлся именно умысел на совместное совершение нападений на граждан. В связи с этим, полагает, что действия Кириллова в отношении Т следует квалифицировать по пп. «а», «г», «д» ч. 2 ст. 161 УК РФ. Ссылаясь на показания осужденных Кириллова и Мельникова о том, что при нападении на И угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, они не высказывали, имевшийся при Мельникове незаряженный пистолет, похожий на пневматический потерпевшему не демонстрировали, а потерпевший, в своих непоследовательных показаниях указывал, что предметов в руках нападавших не видел, ситуацию нападения воспринимал как шутку считает, что действия Кириллова следует квалифицировать по пп. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ. По эпизоду в отношении потерпевшего Н полагает необходимым исключить квалифицирующий признак «особо крупный размер» и квалифицировать действия Кириллова по ч. 2 ст. 159 УК РФ, как мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, поскольку принадлежность Н похищенных денег не установлена. Просит назначить наказание Кириллову с учетом положений ст. 64 и 73 УК РФ; приговор в части взыскания процессуальных издержек просит отменить, поскольку на предварительном следствии Кириллову не было разъяснено положение ст. 132 УПК РФ.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Селиваненко А.А., указывая на несостоятельность приведенных в них доводов, просит оставить их без удовлетворения.

Проверив по апелляционным жалобам законность обоснованность и справедливость приговора, Судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии предусмотренных уголовно процессуальным законом оснований для его отмены и изменения.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, проверив доказательства, сопоставив их друг с другом, оценив собранные доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу об их достаточности для разрешения дела правильно признав Муртазина и Кириллова виновными в совершении инкриминированных им преступлений, дав содеянному правильную юридическую оценку, этот вывод изложил в приговоре, а принятое решение мотивировал.

Делая выводы о виновности Муртазина, суд обоснованно привел в приговоре в качестве допустимых доказательств, показанияХ , из которых следует, что Муртазину были известны основные детали готовящихся нападений на потерпевших Т И , инсценировки нападения на Кириллова, с целью хищения денежных средств потерпевших, при подготовке преступлений он совместно с Муртазиным выезжал на место, при совершении нападения последний выполнял отведенную ему роль, за что получал вознаграждение.

Вопреки доводам адвоката Сафиной активное способствование раскрытию и расследованию преступлений и изобличению других соучастников со стороны ранее осужденного за эти же преступленияХ , само по себе не является основанием для критического отношения к его показаниям.

Суд обоснованно признал показания Х достоверными поскольку они согласуются с показаниями Муртазина на следствии в том числе, при проведении очной ставки с Х , а также с другими, приведенными в приговоре доказательствами.

То обстоятельство, что при допросах 26 февраля 2015 г юридическую помощь Муртазину оказывал адвокат Харитонов ранее принимавший участие в проверке показаний Мельникова, не является основанием для отмены или изменения приговора поскольку данные показания по основным обстоятельствам согласуются с показаниями Муртазина, данными с участием других адвокатов и не противоречат позиции Мельникова.

Судебная коллегия не находит каких-либо данных свидетельствующих о заинтересованности потерпевшего Н в оговоре осужденных Муртазина и Кириллова, при даче показаний об обстоятельствах совершенного в отношении него преступления, а также противоречий, ставящих его показания под сомнение, которые повлияли или могли повлиять на выводы и решение суда о виновности осужденных.

Вопреки доводам адвоката Сафиной, подвергшийся нападению Н обоснованно признан потерпевшим и правильно определена похищенная у него денежная сумма.

Делая выводы о виновности Муртазина и Кириллова в совершении преступления в отношении И суд обоснованно привел в приговоре в качестве допустимых доказательств: показания Х о том, что Мельников, Кириллов и Муртазин согласились на его предложение совершить нападение на И с применением пистолета; показания Мельникова и Кириллова, на следствии показавших, что Кириллов и Муртазин участвовали в разработке плана нападения, совместно с Х предварительно выезжали на место, действовали согласно отведенной им роли; показания Кириллова о том, что он и Муртазин присутствовали при передаче от Х Мельникову пистолета который тот направлял на потерпевшего и приставлял к его голове показания потерпевшего И о том, что к его левому виску приставлялся предмет, по его ощущениям - оружие.

Участие Муртазина в совершении преступления в отношении С кроме его показаний на предварительном следствии признанных судом достоверными, о том, что нападение на потерпевшую было совершено совместно с Мельниковым по предложению Х подтверждается показаниями Мельникова иХ о том, что они о нападении на сотрудника офиса с целью хищения денежных средств заранее договорились и распределили между собой роли, а также показаниями потерпевшей С о том, что Муртазин, участвовавший в нападении, осматривал принадлежащий ей пакет.

Довод защиты о том, что Муртазин не был осведомлен о наличии оружия при нападении на Н а примененное к последнему насилие опасным для его жизни и здоровья не являлось противоречит материалам дела и исследованным судом доказательствам.

Так, в судебном заседании Мельников показал, что нападение на Н совершили Х и Муртазин.

Муртазин, признавая вину частично, показал, что он по просьбе Х разбил стекла в автомобиле « » и привязал скотчем руки водителя к рулю, однако на следствии он также сообщил, что знал, что при нападении на Н уХ был при себе пистолет. Показания Муртазина в этой части судом обоснованно признаны достоверными и приведены в приговоре в качестве доказательства его виновности.

Из показаний Х следует, что, согласившись с его предложением совершить нападение на Н , Муртазин выполняя отведенную ему роль, имея в руке пистолет марки «ПМ» с боевыми патронами, привязал скотчем руки водителя к рулю. При этом водитель Н испугался и просил его не убивать.

Из показаний потерпевшего Н следует, что севший на переднее пассажирское сидение Муртазин направил в его сторону пистолет, который он воспринимал как боевое оружие представляющее угрозу его жизни, опасался его применения.

Согласно заключению эксперта этот пистолет (с маркировкой «6П42») относится к категории нарезного огнестрельного оружия и пригоден для производства выстрелов.

Виновность Муртазина в совершении преступления в отношении Г установлена показаниями осужденных свидетелей, потерпевшего, не оспаривается Муртазиным и его защитой.

Доводы, приведенные в апелляционных жалобах, о том, что умысел Муртазина был направлен лишь на тайное хищение денежных средств у Г опровергается его же показаниями на следствии признанными судом достоверными, из которых следует, что преступление тщательно подготавливалось, он (Муртазин) и другие участники преступления наблюдали за территорией базы, водителем грузовика, изучали местность, пути отхода, место встречи после совершения преступления; до начала нападения был разработан план согласно которому Мельников должен отвлечь водителя, Мощенко забрать деньги, Х быть на подстраховке, а он (Муртазин управлять автомобилем; что перед нападением Мощенко надел шапку-маску, взял электрошокер и нож, Мельников надел камуфлированную форму, шапку-маску, в машине достал радиостанцию и пистолет.

Из показаний потерпевшего Г следует, что увиденный им у одного из нападавших пистолет, который он воспринимал как боевое оружие и реально опасался за свою жизнь, во время нападения направлялся в его сторону, был приставлен к его шее и спине, этим пистолетом ему дважды были нанесены удары, а от применения электрошокера у него образовались ожоги в области шеи, спины и рук.

Согласно заключению эксперта этот пистолет № является пистолетом конструкции Т , относится к категории короткоствольного оружия, пригоден для производства выстрелов.

Всем доказательствам, приведенным в приговоре, в том числе показаниям осужденных на предварительном следствии, и в судебном заседании, суд дал правильную оценку, приведя мотивы по которым он признал одни доказательства достоверными, а другие отверг.

На основании исследованных в судебном заседании допустимых доказательствах, суд правильно установил фактические обстоятельства дела и сделал обоснованный вывод о виновности Муртазина и Кириллова в совершении инкриминированных им преступлениях.

Действия осужденных по соответствующим статьям уголовного кодекса квалифицированы правильно, в том числе и в отношении потерпевших Н и Г , поскольку наличие при нападении огнестрельного оружия создавало реальную опасность для их жизни и здоровья.

Доводы, изложенные в апелляционных жалобах, о необоснованной квалификации их действий, как совершенных организованной группой, Судебная коллегия находит несостоятельными, противоречащими материалам дела.

Суд сделал обоснованный вывод о совершении осужденными преступлений в составе организованной группы.

Исходя из положений ч. 3 ст. 35 УК РФ, преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

В отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления, организованная группа характеризуется устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла.

Судом установлено, что указанные признаки организованной преступной группы по настоящему уголовному делу имеются и они приведены в приговоре.

Каких-либо противоречий в выводах суда об отсутствии в действиях осужденных состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 209 УК РФ и совершение ими преступлений в составе организованной группы, Судебная коллегия не находит.

Как следует из приговора, при назначении наказания осужденным Муртазину и Кириллову, в соответствии с положениями ст. 6 и 60 УК РФ, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, данные об их личности, а также влияние наказания на исправление и на условия жизни их семей, наличие смягчающих наказание обстоятельств.

Выводы суда в части назначения Муртазину и Кириллову наказания судом мотивированы. Каких-либо новых обстоятельств влияющих на вид и срок назначенного им наказания Судебная коллегия не находит, а назначенное наказание признает справедливым.

Вопреки доводам, приведенным в апелляционных жалобах процессуальные издержки, связанные с выплатой вознаграждения адвокатам Колчиной, Сулеймановой, Харитонову, Хамматовой и Иванову, представлявших интересы Муртазина и Кириллова на предварительном следствии по назначению, с осужденных Муртазина и Кириллова взысканы в доход федерального бюджета обоснованно в соответствии с положениями ст. 131 и 132 УПК РФ.

Так, из материалов дела следует, что перед проведением следственных действий все права, предусмотренные ст. 46 и 47 УПК РФ, в том числе и об участии защитников, Муртазину и Кириллову разъяснялись, и они от участия защитников не отказывались. При этом сумма процессуальных издержек с Муртазина и Кириллова взыскана частично, с учетом их оправдания по части предъявленного обвинения.

В судебном разбирательстве интересы Муртазина по назначению суда представляли адвокаты Ширинский и Сафина, а интересы Кириллова - Хромин и Гаврилова. Как следует из материалов дела, вознаграждение этим адвокатам выплачено за счет средств федерального бюджета.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389 20 и 38928 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Татарстан от 3 февраля 2016 г. в отношении Муртазина Р А и Кириллова П Г оставить без изменения, а их апелляционные жалобы и апелляционные жалобы адвокатов Сафиной Э.А. и Гавриловой Л.В. без удовлетворения Председательствующий судья Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 46 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта