Информация

Решение Верховного суда: Определение N 44-АПУ17-13 от 15.08.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 44-АПУ17-13

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 15 а в г у с т а 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кулябина В.М.

судей Эрдыниева Э.Б. и Колышницына А.С.

при секретаре Воронине М.А рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденных Чистякова А.В., Хасановой К.Т., адвоката Плоских Н.В. на приговор Пермского краевого суда от 2 июня 2017 года, по которому

Хасанова К Т

судимая 28 июля 2016 года по п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ (2 преступления), ч.З ст.30, п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

- осуждена по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на 15 лет лишения свободы, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев.

На основании ст.70 УК РФ по совокупности приговоров частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 28 июля 2016 года условное осуждение по которому в соответствии сч.5 ст.74 УК РФ отменено и окончательно назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением указанных в приговоре ограничений предусмотренных ст.53 УК РФ.

Чистяков А В,

несудимый;

- осужден по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев с установлением указанных в приговоре ограничений, предусмотренных ст.53 УК РФ.

Постановлено взыскать в пользу О в счет компенсации морального вреда с Чистякова А.В. и Хасановой К.Т. по 500 000 рублей с каждого.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., выступление осужденных Чистякова А.В., Хасановой К.Т адвокатов Поддубного СВ., Шаповаловой Н.Ю., прокурора Синицыной УМ., Судебная коллегия

установила:

Хасанова К.Т. и Чистяков А.В. признаны виновными в совершении группой лиц убийства О

Преступление совершено 7 февраля 2017 года в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним: - осужденная Хасанова К.Т. выражает несогласие с приговором, считая выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам дела Полагает, что показания свидетеля Х данные на предварительном следствии, являются недопустимыми доказательствами поскольку из показаний Х следует, что она допрашивалась в ночь на 8 февраля 2017 года, о событиях знает со слов несовершеннолетнего Х со своими показаниями не знакомилась, показания в ходе проверки на месте были даны ею после их предварительного оглашения следователем. Показания свидетелей К иЧ в части того, что лица, находившиеся в квартире (то есть на месте происшествия), были в состоянии опьянения являются их предположением и не могут быть признаны допустимыми. При этом экспертиза по установлению ее нахождения в состоянии опьянения не проводилась, в связи с чем суд необоснованно признал в качестве отягчающего обстоятельства совершение ею преступления в состоянии опьянения. Свидетель К не являлась очевидцем происшедших событий, знает о них со слов Х.

Полагает, что вывод суда о наличии неприязненных отношений между нею и О является необоснованным, характеристика, данная свидетелем Г в отношении ее и Чистякова, является необъективной и недостоверной, при этом суд недостаточно проанализировал ее отношения с О не принял во внимание длительную психотравмирующую ситуацию, вызванную аморальным поведением О что подтверждается ее показаниями и Чистякова показаниями свидетелей Х Х Т К материалами об отказе в возбуждении уголовного дела Указывает, что суд отказал в удовлетворении ее ходатайства о вызове из уголовной инспекции инспектора, которая могла дать сведения о личности О и что она (Хасанова К.Т.) просила разрешение на переезд, чтобы избегать конфликты. Суд не принял во внимание их с Чистяковым последовательные, согласующиеся показания об обстоятельствах произошедшего, при этом Чистяков пояснил об обстоятельствах длительной психотравмирующей ситуации в семье. Указывает, что суд необоснованно квалифицировал их действия по признаку - группой лиц по предварительному сговору, приводит доводы в этой части. Полагает, что судом неверно установлена причина смерти О , поскольку заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть наступила при ударах ногами и руками, достоверных данных о том, что удары наносились другими предметами, не имеется. Указывает, что следователем допущены нарушения закона, ссылаясь на то, что электрический обогреватель был изъят 31 марта 2017 года, а также в обвинительном заключении указано, что столешница следствием не установлена, хотя при осмотре места происшествия на столешнице лежал труп О . Считает, что суд своим постановлением от 15 мая 2017 года необоснованно отказал в удовлетворении ее ходатайства о проведении повторной судебно-психиатрической экспертизы, поскольку полагает, что первичная экспертиза проведена с нарушениями закона, ее результаты сфальсифицированы, просит отменить данное постановление суда и назначить повторную экспертизу. Выражает несогласие с решением суда о взыскании компенсации морального вреда, полагая, что судом нарушены требования ст. 151, 1101 ГК РФ. Считает, что ее действия судом неправильно квалифицированы по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, поскольку умысла на убийство у них с Чистяковым не было, удары потерпевшему в жизненно важные органы они не наносили, она вмешалась в конфликт между О и ее матерью с целью защиты последней, а когда О стал наносить ей удары, за нее заступился Чистяков, в связи с чем полагает, что ее действия следовало квалифицировать как убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, но вместе с тем она не наносила потерпевшему удары, которые могли повлечь его смерть. Просит приговор отменить и принять новое решение либо направить уголовное дело прокурору для доследования; - осужденный Чистяков А.В. считает приговор незаконным, поскольку суд не учел всех обстоятельств по делу. Указывает, что увидев как О стал наносить удары Хасановой К., он заступился за нее и стал наносить удары О , при этом он не преследовал цель убить его, а они с Хасановой К действовали в состоянии необходимой обороны, какими-либо предметами они О не били, Хасанова К. нанесла ему только несколько ударов по лицу и укусила его. Также суд не учел, что свидетель Х свои первые показания на следствии давала в состоянии сильного волнения поэтому суд не должен был брать за основу ее показания, а также суд не учел, что на протяжении длительного периода времени О своими аморальными действиями вынуждал Хасанову К. заступаться за свою мать Х выводы суда о наличии неприязни у них с Хасановой К. в отношении О являются необоснованными. Также высказывает предположение о том, что смерть О могла наступить не от их с Хасановой ударов, а в связи с чрезмерным употреблением в тот день О спиртных напитков. Считает, что суд необоснованно не учел их с Хасановой показания об обстоятельствах происшедшего, при этом их показания не содержат противоречий. Необоснованным является вывод суда о совершении ими преступления в состоянии опьянения, поскольку данный вывод не подтверждается доказательствами. Указывает, что между их с Хасановой действиями и наступлением смерти О нет прямой причинно-следственной связи, ссылаясь на то, что они с Хасановой наносили потерпевшему удары только руками. Просит учесть также наличие у них с Хасановой малолетних детей и наличие у него и Хасановой хронических заболеваний. Считает назначенное ему наказание чрезмерно суровым Просит приговор отменить и вынести оправдательный приговор.

В дополнении к апелляционной жалобе от 26 июня 2017 года указывает, что при совершении преступных действий в отношении О они с Хасановой К. не осознавали фактический характер и общественную опасность своих действий и не могли руководить ими, так как оба находились в состоянии сильного душевного волнения, вызванного аморальными, противоправными действиями со стороны О Просит приговор отменить и назначить ему и Хасановой К.Т. повторную судебно психиатрическую экспертизу; - адвокат Плоских Н.В. в интересах осужденного Чистякова А.В. выражает несогласие с приговором, указывая, что в его действиях не было умысла на убийство О , поскольку он с последним в неприязненных отношениях не находился, зайдя в ходе конфликта в комнату, как следует из показаний Чистякова, он увидел, что О наносит удары Хасановой К., поэтому он заступился за нее с целью пресечь действия О Его показания подтвердила свидетель Х пояснив, что в комнату Чистяков пошел когда уже там Хасанова К. и О ругались. Из показаний свидетеляХ также следует, что она видела только как Кристина монотонно наносила удары столешницей по голове О а как наносил удары Чистяков она не видела, полагает, что исследованными доказательствами не подтверждается то, что Чистяков наносил удары О обогревателем прыгал на него ногами, наносил ему удары кулаками по голове. Считает, что суд необоснованно отверг довод Чистякова о том, что он вынужден был защищать Хасанову К. и себя от противоправных действий О который подтверждается протоколами освидетельствования его и Хасановой К. о наличии у них телесных повреждений. С учетом того, что Чистяков действовал в пределах необходимой обороны и от нанесенных им ударов по рукам и лицу О смерть последнего не могла наступить, полагает, что в действиях Чистякова отсутствует состав преступления. Просит приговор отменить и Чистякова А.В. оправдать.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Третьякова Е.А. считает доводы жалоб необоснованными.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных в совершении преступления, при установленных судом обстоятельствах соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.

Так, из показаний свидетеля Х допрошенной на предварительном следствии, следует, что дочь К с 2010 года стала употреблять наркотики, уходила из дома, бросала сына И 10.12.2008 г.р., полгода не жила дома, затем она забрала ее у подруги в состоянии сильного истощения. После ее возвращения домой они с ней стали постоянно скандалить, дочь запрещала ей встречаться с другими мужчинами, хотя сама постоянно меняла сожителей. Также дочь прошла курс лечения от наркомании, но после этого продолжала постоянно употреблять наркотики По характеру дочь всегда была агрессивная, в школе грубила учителям. В 2016 году она родила второго ребенка - дочь В . Как только у них дома стал проживать О К начала с ним конфликтовать хотя тот к ней относился хорошо, пытался наладить отношения, очень хорошо относился к ее детям. Сожитель К - Чистяков А.В. стал проживать у них примерно с декабря 2016 года, вместе они употребляли наркотики. По состоянию Чистякова она видела, когда он находился в наркотическом состоянии, в этом состоянии он мог долго сидеть без движения в одном месте. С июня 2016 года она с О снимала квартиру по соседству, так как хотела избежать скандалов между О.

и дочерью. В декабре 2016 года они вновь стали проживать дома, так как соседи стали жаловаться, что в квартире собираются наркоманы, шумят мешают отдыхать. Внук постоянно не мог после школы попасть домой, так как К уходила из дома. Поскольку дочь была настроена против О между ними постоянно происходили ссоры. О пытался убедить К , чтобы она прекратила употреблять наркотики. В ответ К а кричала на О что это не его дело. Находясь в состоянии наркотического опьянения, К проявляла агрессию начинала разбрасывать вещи. В таком состоянии К требовала, чтобы отвечали на ее вопросы, а если не отвечаешь, не реагируешь на нее начинала наносить удары, избивала ее (Х О сына И , кричала на дочь - В .

Вечером 7 февраля 2017 года она, внуки, дочь и Чистяков А.В находились дома. По внешнему виду дочери и Чистякова она поняла, что те накануне употребляли наркотики. Кроме того, вместе с ней они выпили спиртного. Через некоторое время домой пришел О Он был сильно пьян и сразу прошел в их комнату. Она стала ругать О за то что он пришел домой пьяным. В это время в их комнату вбежала дочь, стала кричать на О Она говорила дочери, чтобы та ушла, что они сами разберутся. Но К схватила табурет с металлическими ножками и бросила ей на ногу, чем причинила физическую боль. О стал ее защищать, и К переключилась на него, ударила его по голове табуретом с металлическими ножками. О упал на кровать, после чего К нанесла ему еще не менее трех ударов табуретом по голове и верхней части тела. Испугавшись, она ушла в другую комнату, где находилась с детьми. Чистяков А.В. в это время побежал в ту комнату, где находились К и О Оттуда слышались звуки ударов падающих предметов. Через несколько минут она успокоила плакавшую внучку и побежала в указанную комнату, где увидела лежавшего на полу О голова которого была вся в крови. О . хрипел ничего не говорил. К держала в руках столешницу от журнального столика и наносила ею множественные удары О попадая по его голове. Чистяков стоял рядом и кричал на О Затем К сказала, что собирает детей и уходит из дома. Она побежала в «Пирожковую», чтобы вызвать «скорую» и полицию, так как не могла найти свой телефон. Когда вернулась домой, увидела, что К и Чистяков А.В. переоделись. В это время приехала «скорая». К стала кричать на сотрудников «скорой», говорила, что О не нужно помогать что с ним ничего не случится. Врач сказала, что не будет смотреть О

пока не приедет полиция. Она побежала к своей знакомой - М ,в соседний дом, попросила ту вызвать полицию, затем они вдвоем побежали к ней домой. Подходя к дому, она увидела, что К и Чистяков А.В. с коляской выходят из дома. Она не смотрела, куда они дальше пошли побежала с М домой. Осмотрев О М сказала, что он умер. После этого сразу приехала полиция. Впоследствии внук рассказывал ей, что Чистяков А.В. замахивался на О электрическим обогревателем, т.е. поднял его над О и бросил на пол рядом с ним. Впоследствии она отмывала этот обогреватель от крови и обнаружила что у него сломаны опорные колеса, которые до этого были целыми.

Свои показания Х подтвердила в ходе проверки показаний на месте, пояснив, что когда она в их с О комнате стала ругать его, говоря ему, зачем он напился, в комнату забежала К , которая стала кидаться на О , ударила его табуретом. О был очень пьяным и поэтому от этого удара упал на кровать. В комнату забежал внук В , который стал просить ее не бить О , но К , не отвлекаясь на сына, наносила удары табуретом О . Услышав, что в соседней комнате, где жила дочь с Чистяковым, заплакала внучка В , она забрала В и ушла в эту комнату. Там находился Чистяков, который из комнаты вышел и зашел в ту, где находились К и О Из этой комнаты она слышала громкие крики, понимала, что К и Чистяков бьют О . Она просила внука В не выходить из комнаты, но он периодически бегал в ту комнату, рассказывал, что К и Чистяков били О электрическим радиатором, на котором она затем видела следы крови. Также Х показала, что зайдя в комнату, видела, как Чистяков прыгнул сверху на О попал по К , а затем стал бить О кулаком по лицу, в результате чего его рука сильно опухла, при этом Чистяков кричал, что его руке больно, но продолжал наносить удары кулаком по голове О . К , взяв двумя руками столешницу от стола, наносила ею удары лежащему О по голове и телу. Избивая О ,К иА кричали, что убьют О , при этом О лежавший возле кровати, никакого сопротивления не оказывал, он только издавал стоны и хрипы. После избиения К и Чистяков переоделись так как их одежда вся была в крови. У Чистякова на ногах были кроссовки которые после его ухода остались в коридоре квартиры, на них также была кровь.

В судебном заседании свидетель Х изменила свои показания, пояснив, что не видела, как Хасанова К. и Чистяков били О ссора между О и Хасановой К. произошла из-за того, что О пришел домой пьяный и ударил ее (Х кулаком по лицу а Хасанова К. за нее заступилась. Спиртное Хасанова К. и Чистяков в тот вечер не употребляли. Протокол своего допроса от 8 февраля 2017 года она не читала, ее показания записаны неверно. При проведении проверки ее показаний она повторила то, что зачитала ей перед этим следователь.

Оценив показания Х суд обоснованно дал критическую оценку ее показаниям, данным в судебном заседании, признав их недостоверными.

Доводы Х о том, что она показания от 8 февраля 2017 года не давала, «все писал следователь» являются несостоятельными. Как видно из материалов дела, Х была допрошена 8 февраля 2017 года с 10 часов до 11.40, при этом ей были разъяснены права и обязанности свидетеля и положения ст. 51 Конституции РФ, а также она собственноручно указала на то, что протокол прочитан ею лично, замечаний нет.

Более того, Х также была допрошена 31 марта 2017 года, и в данных показаниях она, фактически подтвердив свои первые показания дополнила их, в частности, дав более подробные показания относительно действий Хасановой К. при нанесении последней ударов О табуретом и столешницей. При этом Х также собственноручно указала на то, что протокол прочитан ею лично, что подтверждается ее дополнениями к своим показаниям, то есть ее собственноручной записью, в которой она указала: «Хочу дополнить, что В мне рассказывал как К у него на глазах сняла штаны и помочилась на С (О комнаты вышел и зашел в ту, где находились К иО . Из этой комнаты она слышала громкие крики, понимала, что К и Чистяков бьют О . Она просила внука В не выходить из комнаты, но он периодически бегал в ту комнату, рассказывал, что К и Чистяков били О электрическим радиатором, на котором она затем видела следы крови. Также Х показала, что зайдя в комнату, видела, как Чистяков прыгнул сверху на О , попал по К а затем стал бить О кулаком по лицу, в результате чего его рука сильно опухла, при этом Чистяков кричал, что его руке больно, но продолжал наносить удары кулаком по голове О .К , взяв двумя руками столешницу от стола, наносила ею удары лежащему О по голове и телу. Избивая О К иА кричали, что убьют О при этом О лежавший возле кровати, никакого сопротивления не оказывал, он только издавал стоны и хрипы. После избиения К и Чистяков переоделись так как их одежда вся была в крови. У Чистякова на ногах были кроссовки которые после его ухода остались в коридоре квартиры, на них также была кровь.

В судебном заседании свидетель Х изменила свои показания, пояснив, что не видела, как Хасанова К. и Чистяков били О , ссора между О и Хасановой К. произошла из-за того, что О пришел домой пьяный и ударил ее (Х кулаком по лицу а Хасанова К. за нее заступилась. Спиртное Хасанова К. и Чистяков в тот вечер не употребляли. Протокол своего допроса от 8 февраля 2017 года она не читала, ее показания записаны неверно. При проведении проверки ее показаний она повторила то, что зачитала ей перед этим следователь.

Оценив показания Х суд обоснованно дал критическую оценку ее показаниям, данным в судебном заседании, признав их недостоверными.

Доводы Х о том, что она показания от 8 февраля 2017 года не давала, «все писал следователь» являются несостоятельными. Как видно из материалов дела, Х была допрошена 8 февраля 2017 года с 10 часов до 11.40, при этом ей были разъяснены права и обязанности свидетеля и положения ст. 51 Конституции РФ, а также она собственноручно указала на то, что протокол прочитан ею лично, замечаний нет.

Более того, Х также была допрошена 31 марта 2017 года, и в данных показаниях она, фактически подтвердив свои первые показания дополнила их, в частности, дав более подробные показания относительно действий Хасановой К. при нанесении последней ударов О табуретом и столешницей. При этом Х также собственноручно указала на то, что протокол прочитан ею лично, что подтверждается ее дополнениями к своим показаниям, то есть ее собственноручной записью, в которой она указала: «Хочу дополнить, что В мне рассказывал как К у него на глазах сняла штаны и помочилась на С (О )».

В судебном заседании Х по существу противоречий имеющихся между данными показаниями от 31 марта 2017 года и показаниями, данными в судебном заседании, пояснить ничего не смогла.

Надуманными и несостоятельными являются и доводы Хо том, что при проведении 8 февраля 2017 года проверки ее показаний на месте она повторила то, что зачитала ей перед этим следователь, как она полагает, ей были зачитаны ее первые показания.

Между тем, из протокола проверки показаний Х на месте следует, что ею в ходе проведения данного следственного действия были даны более подробные показания относительно преступных действий Хасановой К., а также ею были даны и пояснения относительно примененного Чистяковым насилия в отношении О , о чем она не поясняла при даче первых показаний. После ознакомления с протоколом проверки показаний каких-либо замечаний от Х и понятых не поступило.

Кроме того, анализ всех показаний Х С, данных ею на предварительном следствии, в том числе и в ходе проверки показаний на месте, их характер и содержание, в которых поясняется не только по существу произошедшего, но также поясняется и о конкретных преступных действиях Хасановой К. и Чистякова, совершенных в отношении О примененных ими орудиях убийства, а также и о таких деталях, как, в частности, жалоба Чистякова на боль в руке при нанесении им ударов в голову О просьбы внука И обращенные к Хасановой К., не бить О и т.д., свидетельствует, что такие показания мог дать только непосредственный очевидец данных событий, которым и являлась Х,

при этом ее показания являются подробными и последовательными Также в данных показаниях Х четко и последовательно поясняла о том, какие преступные действия Хасановой К. и Чистякова она видела сама, а о каких она знает со слов внука И

Таким образом, с учетом вышеизложенного, Судебная коллегия считает, что изменение показаний свидетелем Х было вызвано возникшим у нее желанием, стремлением помочь своей дочери Хасановой К.Т. уйти от ответственности за содеянное, в связи с чем ею и были даны в судебном заседании недостоверные показания, в отличие от ее показаний данных на предварительном следствии, которые являются правдивыми и искренними, как подтверждающиеся и согласующиеся с другими исследованными по делу доказательствами, в связи с чем они судом правильно приняты за основу приговора, при этом данные показания являются допустимыми доказательствами, поскольку получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Данные показания Х согласуются с другими доказательствами, то есть: - показаниями свидетеля К данными на предварительном следствии, которые были исследованы в судебном заседании с согласия сторон, то есть в соответствии с требованиями ч.1 ст.281 УПК РФ, из которых следует, что она проживает по соседству с Хасановыми О и ее дочерью К , знакома с ними длительное время. Знает, что между ними часто происходили конфликты из-за личных взаимоотношений. В один из дней осени 2016 года она приходила в квартиру Хасановых, где в ее присутствии К поругалась с Х и стала жестоко избивать ее руками. 7 февраля 2017 года около 22 часов она встретила во дворе С , сожителя Х О. Тот был сильно пьян, сказал, что пошел домой спать. Примерно через час - полтора, к ней пришла Х,

которая плакала, повторяла: «Они его убили!», была в стрессовом состоянии. Она пришла в квартиру Хасановых и увидела в одной из комнат лежащего на полу С , лицо которого было в крови. Вся комната также была в крови, мебель была разбросана, сломана. Она положила руку на живот С и поняла, что тот не дышит. Она сказала О что С мертв. Утром следующего дня Х рассказала ей, что накануне вечером поругалась с С , так как тот был пьян. В их комнату вбежала К и стала избивать С , потом туда пришел А Х сказала, что увела детей в другую комнату, так как понимала, что К не остановить. Внук И все время вырывался и бегал к маме, просил ее успокоиться. Потом К сА сняли с себя одежду, которая была в крови, одев другие вещи. С лежал в комнате избитый, еще дышал Х говорила, что не могла найти свой телефон и побежала в «Пирожковую», откуда вызвала «скорую»; - показаниями работников «скорой помощи» К иЧ данными на предварительном следствии и исследованными в судебном заседании с согласия сторон, при этом из показаний К следует, что в квартиру их с фельдшером впустила женщина, которая сказала, что пострадавший находится в комнате. Вышедшая в коридор более молодая женщина, у которой на лице, руках и одежде была кровь, стала кричать, что пострадавшего не надо смотреть, что тот постоянно обижает ее маму требовала, чтобы осмотрели сначала ее, не давала пройти к пострадавшему мужчине, который лежал на полу в комнате, был весь в крови и не подавал признаков жизни. Она сказала, что посмотрит сначала мужчину, который больше нуждался в помощи, но женщина продолжала кричать, вела себя агрессивно, требовала к себе внимания. Молодой человек, находившийся рядом с женщиной, сказал, что если она (К сейчас подойдет к пострадавшему, то ляжет рядом с ним. Из разговоров между жильцами квартиры она поняла, что мужчину избила молодая женщина, тот был в чем то перед ней виноват. Женщина постарше держала на руках маленького ребенка. В квартире был еще мальчик примерно 7 лет. Опасаясь агрессии со стороны молодого человека и молодой женщины, которые никак не реагировали на ее слова и не давали подойти к пострадавшему, она сказала что работать без полиции не будет, и покинула квартиру, сообщив о сложившейся ситуации диспетчеру.

Показания свидетелей К иЧ согласуются по своему содержанию с данными карт вызова службы скорой медицинской помощи, из которых следует, что первый вызов с ул поступил 7 февраля 2017 года в 22.34. В 23.04 бригада прибыла на вызов, но осмотреть пострадавшего и оценить его состояние не удалось, поскольку этому препятствовали находившиеся в квартире лица, которые были в состоянии опьянения. При удаленном визуальном осмотре лежавший на полу пострадавший признаков жизни не подавал, на его голове имелись множественные следы крови. Более подробный осмотр не производился в связи с агрессивным поведением находившихся в квартире лиц, о сложившейся ситуации было сообщено диспетчеру и в полицию. Прибывший наряд полиции в подъезд попасть не смог, в связи с чем бригада закончила обслуживание вызова. Повторно бригада «скорой» выезжала по указанному адресу совместно с сотрудниками полиции 8 февраля 2017 года в 0.10 и после осмотра О в 0.24 была констатирована его смерть; - протоколом осмотра места происшествия (т.1 л.д. 7-30), согласно которому 8 февраля 2017 года в одной из комнат квартиры на полу был обнаружен труп О с повреждениями на голове. В данной комнате обнаружены множественные следы крови возле трупа и на находившихся поблизости предметах. На стене, на обоях, фрагмент которых был изъят обнаружены следы, похожие на кровь, в виде брызг. На полу лежал опрокинутый телевизор, рядом находилась разбитая тумба для телевизора под головой трупа была обнаружена столешница от сломанного журнального столика со следами крови. Поблизости от трупа находился электрический радиатор с помарками бурого цвета. В прихожей квартиры были обнаружены джинсы, женская куртка белого цвета и кроссовки со следами, похожими на кровь. Аналогичные следы обнаружены в прихожей, на стене; - протоколами освидетельствования Чистякова А.В. и Хасановой К.Т проведенными с использованием фотосъемки после их задержания 8 февраля 2017 года, согласно которым, на тыльной поверхности правой руки Чистякова А.В. были обнаружены ссадины и припухлость, на левой припухлость, на тыльной поверхности кистей обеих рук Хасановой К.Т также имелись припухлости, что также соответствует показаниям Х,

данным на предварительном следствии. Кроме того, с учетом показаний Чистякова о том, что О ударил его кулаком в область уха, и показаний Хасановой К.Т. о том, что Онянов толкнул ее на стоявший в комнате переносной радиатор, Судебная коллегия считает, что указанные в протоколах освидетельствования ссадина на губах и свежая ссадина на правой ноге ниже колена у Чистякова, а также ссадина на губах, синяк на правой ягодице, ссадина на левой ягодице, ссадина над левым коленом у Хасановой К.Т., учитывая их характер, локализацию, не могут достоверно свидетельствовать, что они были причинены именно действиями О ; - заключениями судебно-биологических экспертиз, согласно которым на изъятой с места происшествия куртке обнаружены следы пота Хасановой К.Т. и крови О ., на изъятом у Хасановой К.Т. ремне обнаружена кровь О на куртке, изъятой у Чистякова А.В., на его футболке изъятой у Х на кроссовках, изъятых с места происшествия обнаружена кровь О Кроме того, на футболке обнаружены следы пота Чистякова А.В., а на куртке и кроссовках - следы пота и крови, в которых выявлен биологический материал Чистякова А.В. и О В смывах с рук Чистякова А.В. и Хасановой К.Т. обнаружены следы образованные потом и кровью человека, в которых присутствует биологический материал О На брюках, изъятых у Чистякова, а также на фрагменте обоев, изъятых со стены комнаты при осмотре места происшествия, обнаружена кровь, которая могла произойти от О ; - заключением судебно - медицинского эксперта, проводившего медико криминалистическую экспертизу спортивных брюк Чистякова А.В. и фрагмента обоев с места происшествия, согласно которому на данных объектах обнаружены следы крови в виде брызг и мазков.

Кроме того, как правильно указал суд, наличие на трупе О телесных повреждений, которые были причинены Хасановой К.Т. и Чистяковым А.В. при установленных судом обстоятельствах и послужили причиной смерти О подтверждено заключениями судебно медицинских экспертов. Экспертами также установлено, что причиненная О «тупая травма головы и шеи образовалась прижизненно незадолго до смерти, от ударно-сдавливающих воздействий тупых твердых предметов, возможно при ударах руками и ногами и т.п.». При этом на голове пострадавшего выявлено порядка 14, а на шее порядка 3 локальных точек приложения травмирующей силы. После получения всего комплекса телесных повреждений (на голове и шее) смерть О должна была наступить в течение нескольких минут, возможно, десятков минут, и в этот период возможность совершения активных физических действий была маловероятна, так как пострадавший должен был потерять сознание. То есть вопреки доводам Хасановой и Чистякова, экспертами установлено, что смерть О наступила от тупой травмы головы и шеи с развитием механической асфиксии, при этом ссылка Хасановой на выводы экспертов о том, что «смерть наступила при ударах ногами и руками» является несостоятельной, поскольку экспертами установлено, что вышеуказанная травма образовалась от ударно-сдавливающих воздействий тупых твердых предметов, а не только лишь от ударов руками и ногами. Таким образом данный вывод экспертов также подтверждает показания свидетеляХ о нанесении потерпевшему ударов табуретом, столешницей кулаками, ногами.

Наличие неприязненных отношений между О и Хасановой К.Т. следует также из оглашенных с согласия сторон показаний свидетеля Г оснований считать его показания недостоверными не имеется, при этом его показания соответствуют содержанию документов, запрошенных судом из отдела полиции № УМВД России по г. Перми (копии рапортов и постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел).

Кроме того, суд правильно указал, что показания свидетелей защиты К К Т и Х

не опровергают установленные судом обстоятельства совершенного убийства О и не противоречат доказательствам виновности Чистякова А.В. и Хасановой К.Т. Показания данных свидетелей касаются лишь субъективной оценки ими личности осужденных, а также их взаимоотношений с О о которых свидетелям известно лишь с чужих слов. Вместе с тем, показания указанных свидетелей подтверждают наличие неприязненных отношений между осужденными и О что соответствует установленному судом мотиву его убийства.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено Доводы Хасановой К.Т. о том, что суд не удовлетворил ее ходатайство о вызове «инспектора из уголовной инспекции» являются несостоятельными поскольку такое ходатайство, как видно из протокола судебного заседания Хасановой не заявлялось. Указание в обвинительном заключении на то, что Хасанова К.Т. наносила удары потерпевшему неустановленными табуретом и столешницей, а также изъятие электрического обогревателя 31 марта 2017 года нарушением закона не является, поскольку данные предметы в ходе осмотра места происшествия не изымались, так как на момент осмотра органам следствия не было достоверно известно о том, что они являются орудиями преступления, а также из показаний свидетеля Х на предварительном следствии следует, что после всего случившегося она выбросила столешницу и табурет, поскольку журнальный стол и табурет были полностью разбиты, восстановлению не подлежали. В связи с тем, что столешница и табурет не были изъяты, хотя их существование и применение при совершении убийства объективно подтверждается материалами дела они в обвинительном заключении правомерно указаны как неустановленные.

Таким образом, оценив все исследованные доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности виновности Хасановой К.Т. и Чистякова А.В. в совершении преступления обстоятельства которого установлены судом, предусмотренного п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное группой лиц. При этом суд правильно указал, что характер совместных и согласованных действий Хасановой К.Т и Чистякова А.В., которые нанесли О множественные удары руками, ногами, а также предметами со значительными поражающими свойствами по голове и шее, свидетельствует о наличии у них умысла направленного на лишение О жизни. Указывают на это также характер и локализация причиненных пострадавшему несовместимых с

жизнью телесных повреждений, свидетельствующих о нанесении О

множественных ударов в голову и шею. Между действиями Хасановой К.Т и Чистякова А.В. и наступлением смерти О имеется прямая причинно - следственная связь. Поскольку их совместные и согласованные действия были направлены на достижение единой цели, а именно на лишение пострадавшего жизни, суд обоснованно пришел к выводу о совершении ими убийства группой и несостоятельности их доводов об отсутствии у них умысла на причинение смерти О

Правильным является и вывод суда, основанный на анализе исследованных по делу доказательств, о том, что в момент причинения смерти О Хасанова и Чистяков не находились в состоянии необходимой обороны, поскольку О в не совершал каких-либо действий посягающих на жизнь и здоровье осужденных или иных лиц, при этом он находился в тяжелой степени алкогольного опьянения и фактически сопротивления не оказывал, что также следует из показаний Хна следствии.

Также, с учетом того, что Чистяков А.В. и Хасанова К.Т. совершили убийство О в состоянии алкогольного опьянения, в отсутствие со стороны потерпевшего насилия, издевательств, тяжких оскорблений, иных противоправных или аморальных действий, которые могли вызвать состояние сильного душевного волнения, либо создать длительную психотравмирующую ситуацию, обоснованным является и вывод суда о том что в момент лишения О жизни Чистяков А.В. и Хасанова К.Т не находились в состоянии аффекта.

Кроме того, оценив выводы экспертов-психиатров в отношении Хасановой К.Т. и Чистякова А.В. об отсутствии у каждого из них каких либо психических заболеваний и расстройств, не позволяющих осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, а также данные о личности осужденных, которые не ставят под сомнение их психическую полноценность, их адекватное поведение в судебном заседании, суд обоснованно признал Хасанову и Чистякова вменяемыми в отношении содеянного ими.

Оснований для назначения Хасановой К.Т. и Чистякову А.В. повторной судебно-психиатрической экспертизы не имеется, поскольку данные экспертизы проведены в соответствии с требованиями закона, в специализированном медицинском учреждении, экспертами, имеющими специальные познания в области судебной психиатрии, соответствующую

квалификацию и достаточный стаж экспертной работы, с использованием

научной методики, выводы экспертов являются ясными и полными, каких-

либо противоречий не содержат.

Наказание Хасановой К.Т. и Чистякову А.В. назначено в соответствии

с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной

опасности совершенного ими преступления, наличия смягчающих и

отягчающего обстоятельств, данных, характеризующих их личности, влияния

наказания на их исправление, положений закона о применении наказания в целях восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

Вывод суда о нахождении Хасановой и Чистякова в состоянии опьянения, что повлияло на совершение ими преступления, основан на исследованных в судебном заседании доказательствах: показаниях свидетеляХ данных на предварительном следствии, показаниях свидетелей К Ч Т., сведениях, содержащихся в картах вызова службы скорой медицинской помощи, в связи с чем данное обстоятельство судом обоснованно признано как отягчающее наказание осужденных.

Назначенное Хасановой К.Т. и Чистякову А.В. наказание является справедливым и оснований для его смягчения не имеется. В соответствии с положениями ч.1 ст.82 УК РФ не имеется оснований и для предоставления Хасановой К.Т. отсрочки отбывания наказания.

Решение о взыскании с осужденных компенсации морального вреда принято судом в соответствии с требованиями ст.151, 1101 ГК РФ с учетом требований разумности и справедливости, фактических обстоятельств дела характера и степени причиненных потерпевшей О страданий степени вины и материального положения осужденных. При этом Судебная коллегия отмечает, что в соответствии с ч.1 ст.45 УПК РФ в качестве представителя потерпевшего и гражданского истца допускается один из близких родственников потерпевшего, в связи с чем О являющаяся родной сестрой О правильно признана потерпевшей и гражданским истцом по настоящему уголовному делу.

На основании изложенного, руководствуясь ст.389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Пермского краевого суда от 2 июня 2017 года в отношении Хасановой К Т и Чистякова А В оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных и адвоката - без удовлетворения.

Председательствующи

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 45 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта