Информация

Решение Верховного суда: Определение N 209-АПУ17-2 от 12.09.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№209-АПУ17-2

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 12 сентября 2017 г.

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Крупнова И.В.,

судей Воронова А.В., Сокерина С.Г.

при секретаре Фомине С.А рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам адвокатов Козлова К.В., Тарабриной Т.А., Пашкова М.Л., Григорьева Ю.Ю. на приговор 3 окружного военного суда от 19 мая 2017 г., по которому военнослужащий войсковой части 55443-ЛА рядовой

Зиганшин Д Р

несудимый,

осужден к лишению свободы по пп. «а», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на срок 17 лет; по пп. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК на срок 2 года; по ч.1 ст. 158 УК РФ к штрафу в размере 30 000 рублей; по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 322 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательное наказание Зиганшину Д.Р назначено в виде лишения свободы на срок 18 лет в исправительной колонии строгого режима и штрафа в размере 30 000 рублей, который в соответствии с ч. 2 ст. 71 УК РФ исполняется самостоятельно;

военнослужащий войсковой части 3526 рядовой

Томский А А

несудимый,

осужден к лишению свободы по пп. «а», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на срок 18 лет; по пп. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ на срок 3 года; по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 322 УК РФ на срок 3 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательное наказание Томскому А.А назначено в виде лишения свободы на срок 19 лет в исправительной колонии строгого режима;

военнослужащий Военно-космической академии имени А.Ф Можайского курсант, рядовой

Даценко С А

несудимый,

осужден к лишению свободы по ч. 2 ст. 339 УК РФ на срок 2 года; по пп. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ на срок 3 года; по ч. 1 ст. 338 УК РФ на срок 4 года; по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 322 УК РФ на срок 3 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательное наказание Даценко С.А назначено в виде лишения свободы на срок 5 лет в исправительной колонии общего режима.

С Зиганшина Д.Р. и Томского А.А. в счет компенсации морального вреда взыскано по 500 000 рублей в пользу каждого из потерпевших Г И и Ш

Решены вопросы о процессуальных издержках, судьбе вещественных доказательств, начале срока отбывания осужденными наказания.

Заслушав доклад судьи Воронова А.В., объяснения осужденных Зиганшина Д.Р., Томского А.А., Даценко С.А. с использованием систем видеоконференц-связи по доводам апелляционных жалоб, выступления адвокатов: Дойникова В.И. - в защиту осужденного Зиганшина Д.Р Григорьева Ю.Ю. - в защиту осужденного Томского А.А., Пашкова М.Л в защиту осужденного Даценко С.А., мнение прокурора Гутникова Р.А полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Зиганшин и Томский признаны виновными и осуждены за убийство двух лиц, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Они же, а также Даценко осуждены за кражу группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в помещение и иное хранилище с причинением значительного ущерба гражданину и, кроме того, за покушение на незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации группой лиц по предварительному сговору.

Зиганшин также осужден за кражу, а Даценко - за уклонение от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни в целях полного освобождения от обязанностей военной службы и самовольное оставление места службы в целях полного уклонения от прохождения военной службы.

Преступления совершены Зиганшиным, Томским и Даценко при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Адвокат Козлов в апелляционной жалобе, поданной в защиту осужденного Зиганшина, ставит вопрос об изменении приговора.

Указывает, что квалификацию действий Зиганшина, связанных с причинением смерти потерпевшей И , а также хищением медикаментов, денежных средств и мобильных телефонов, суд обосновал показаниями самого осужденного, данными в ходе предварительного следствия, которые не подтверждаются совокупностью иных доказательств по делу. В судебном заседании Зиганшин эти показания подтвердил частично. Поскольку сомнения должны толковаться в пользу обвиняемого действия Зиганшина и Томского, повлекшие смерть И , подлежат квалификации по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Из приговора также необходимо исключить квалифицирующие признаки хищения, предусмотренные пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ. В судебном заседании не доказано обвинение Зиганшина, Томского и Даценко в покушении на незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации. Действия осужденных свидетельствуют о приготовлении к преступлению, завершившемуся добровольным отказом от его совершения. Наказание Зиганшину назначено чрезмерно суровое. Суд недостаточно учел признание Зиганшиным своей вины и исковых требований Г , И и Ш , которые признаны потерпевшими и гражданскими истцами по делу с нарушением установленного порядка. При этом высказывается просьба о смягчении назначенного осужденному наказания.

Адвокат Григорьев в апелляционной жалобе и дополнениях к ней поданных в интересах осужденного Томского, утверждает о незаконности и необоснованности приговора суда, выводы которого, по его мнению, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Приводя в основание свою оценку исследованных доказательств, обстоятельств дела, утверждая о наличии существенных противоречий между показаниями осужденного Зиганшина, данными в ходе предварительного расследования и заключениями судебно-медицинских экспертиз в отношении потерпевших И и Г указывает, что суд положил в основу приговора показания Зиганшина на предварительном следствии о целях, мотивах роли каждого из участников преступлений, полученные с нарушениями закона, в частности, в ночное время, которые противоречат обстоятельствам дела и не подтверждены Зиганшиным в судебном заседании. По делу не доказано наличие у Томского и Зиганшина сговора на совершение убийства медицинских сестер И и Г к которому могли быть причастны иные лица из числа пациентов психиатрического отделения госпиталя. Показания Томского о незначительности его участия в применении насилия к потерпевшим И и Г отсутствии у него умысла на причинение им смерти не опровергаются материалами дела Подногтевое содержимое правой руки И не содержит следов Томского, иные доказательства также свидетельствуют о невозможности затягивания Томским петли на шее. Не основаны на материалах дела также выводы суда в приговоре о нанесении Томским ударов ножом потерпевшей Г Материалы дела указывают на желание Томского воспрепятствовать противоправным действиям Зиганшина в отношении потерпевших. Нельзя исключить прижизненное перемещение потерпевшей И Томским и Зиганшиным в инвентарную комнату. Показания потерпевших Л , С О Д , Н К Д , Б и свидетеля Т заслуживали критической оценки, так как эти лица ввиду их состояния здоровья не могли правильно воспринимать обстоятельства дела. Оснований для квалификации действий Томского по пп. «а», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ не имеется, он подлежит оправданию. В судебном заседании не установлена виновность Томского в хищении чужого имущества и покушении на незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации не доказано наличие у него умысла совершение этих деяний Переквалифицировав действия Томского и остальных осужденных с п. «в ч. 4 ст. 162 УК РФ на пп. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, суд первой инстанции нарушил пределы судебного разбирательства. Необоснованным является вывод суда в приговоре о вменяемости Томского. Экспертная оценка личности Томского дана с обвинительным уклоном. Наказание назначено Томскому несправедливое, к нему необоснованно не применены положения ст. 96 УК РФ. Адвокат просит приговор отменить, устранить допущенные судом первой инстанции нарушения, смягчить назначенное осужденному наказание.

В апелляционной жалобе, поданной в защиту осужденного Даценко адвокат Тарабрина просит приговор изменить, оправдать Даценко по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 322, пп. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, переквалифицировать его действия с ч. 2 ст. 339 на ч. 1 ст. 339 УК РФ, назначить ему наказание по ч. 1 ст. 338 и ч. 1 ст. 339 УК РФ, не связанное с реальным лишением свободы. По мнению защитника, не доказана вина Даценко в уклонении от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни в целях полного освобождения от обязанностей военной службы. Показания свидетелей Щ , Ц и других судом оценены неправильно. Выводы суда о покушении на пересечение Государственной границы Российской Федерации не подтверждаются доказательствами. Поведение Даценко свидетельствует о добровольном отказе от совершения преступления. Признавая Даценко виновным в краже, суд положил в основу приговора несостоятельные показания Зиганшина, заслуживающие критической оценки. Роль Даценко в хищении, а также обстоятельства возникновения договоренности о хищении не установлены, каждый из осужденных действовал самостоятельно. Суд односторонне подошел к оценке состояния здоровья Даценко и его годности к военной службе. Наказание назначено Даценко чрезмерно суровое.

Адвокат Пашков в апелляционной жалобе, поданной в интересах осужденного Даценко, просит отменить приговор в части осуждения своего подзащитного по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 322 УК РФ, прекратив уголовное дело в этой части, переквалифицировать его действия с ч. 2 ст. 339 УК РФ на ч. 1 ст. 339 УК РФ, с пп. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ на ч. 5 ст. 33, пп. «б», «в ч. 2 ст. 158 УК РФ, смягчив наказание. Защитник полагает, что у Даценко имеет место добровольный отказ от преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 322 УК РФ. Даценко не предпринимал непосредственных попыток преодоления сигнализационного комплекса, который государственной границей не является, срабатывание сигнализации не создает непреодолимых препятствий для продолжения преступного посягательства и доведения его до конца. Необоснованно квалифицированы действия Даценко по пп. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, так как Даценко не принимал участия в хищении медикаментов, о его участии в краже денег и ценных вещей из сейфа данных в деле также не имеется. Действия Даценко могут быть квалифицированы лишь как пособничество в краже, то есть по ч. 5 ст. 33, пп. «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ. Необоснованно осужден Даценко и по ч. 2 ст. 339 УК РФ, поскольку у него не было цели полностью уклониться от исполнения обязанностей военной службы. Даценко хотел продолжить обучение в другом учебном заведении. Приговор является чрезмерно суровым, судом в полной мере не учтено, что Даценко признал вину в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 338 УК РФ, также не учтены данные о его личности, поведение и роль в совершении преступлений.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Вылиток И.П. просит оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

Рассмотрев материалы уголовного дела, обсудив доводы, приведенные в апелляционных жалобах, заслушав стороны, Судебная коллегия находит что вывод о доказанности вины Зиганшина, Томского и Даценко в преступлениях, за совершение которых они осуждены, сделан судом в результате всестороннего и полного исследования собранных по делу доказательств, которые оценены в приговоре в соответствии со ст. 17, 88 УПК РФ.

Судебное разбирательство проведено с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон. Обстоятельства, при которых совершены преступления и которые в силу ст. 73 УПК РФ подлежали доказыванию, установлены правильно, выводы суда не содержат каких-либо предположений, противоречия, обнаружившиеся в отдельных доказательствах, выяснены с точки зрения причин и обоснованно оценены в приговоре как не опровергающие выводов суда о доказанности вины осужденных.

В приговоре, как это предусмотрено требованиями ст. 307 УПК РФ содержится описание преступных действий Зиганшина, Томского и Даценко с указанием места, времени, способа их совершения, формы вины, мотивов изложены доказательства виновности осужденных, выводы по результатам проверок версий, выдвинутых в их защиту, приведены основания, по которым одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты судом.

Позиции Зиганшина, Томского, Даценко и их защитников как по делу в целом, так и по отдельным деталям обвинения и обстоятельствам доведены до сведения суда с достаточной полнотой и определенностью получили объективную оценку в приговоре. Содержание показаний подсудимых, потерпевших, свидетелей, экспертов изложено в приговоре в соответствии с протоколом судебного заседания без каких-либо искажений в сторону ухудшения положения Зиганшина, Томского и Даценко Соответствует материалам дела приведенное в приговоре содержание других доказательств, исследованных в судебном заедании.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, не допущено.

Виновность осужденных: Зиганшина и Томского - в убийстве потерпевших И и Г группой лиц по предварительному сговору, их же и Даценко - в тайном хищении чужого имущества группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в помещение, иное хранилище и с причинением значительного ущерба потерпевшему С , а также в покушении на незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации группой лиц по предварительному сговору, Зиганшина, кроме того, в тайном хищении чужого имущества, а Даценко - дезертирстве подтверждена доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Доводы жалоб об отсутствии у Зиганшина, Томского и Даценко предварительного сговора на совершенные совместно преступные действия опровергаются исследованными судом доказательствами.

Из показаний Зиганшина, данных в ходе допросов 13 апреля, 16 декабря 2016 г., 6 февраля 2017 г. в качестве подозреваемого, обвиняемого и оглашенных в судебном заседании, следует, что, находясь на лечении в военном госпитале, 11 апреля 2016 г. он, Томский и Даценко договорились в ночное время втроем покинуть госпиталь и скрыться сначала в Финляндии а затем на Украине, а перед этим похитить чужое имущество и медикаменты, находящиеся в кабинетах отделения и сейфах. Для завладения ключами от помещений и беспрепятственного выхода из госпиталя он и Томский решили лишить жизни дежурных медицинских сестер И иГ , для чего приготовили скрученные полотенца а при убийстве второй потерпевшей - Г использовали кухонные ножи. Той же ночью во исполнение задуманного он и Томский в коридоре отделения напали на И . Томский набросил на шею женщины удавку из полотенца и душил ее в течение нескольких минут, а он, помогая Томскому, душил потерпевшую поверх полотенца руками до наступления ее смерти, после чего они спрятали тело потерпевшей в подсобном помещении. При этом он похитил с трупа золотые серьги и кольцо, что не охватывалось умыслом соучастников, а затем он (Зиганшин), Томский и Даценко, проникнув в процедурный кабинет, похитили оттуда медицинские изделия и лекарственные средства. После этого он (Зиганшин и Томский напали на Г . Томский нанес ей ножом удар в область шеи, затем 3-5 ударов в грудь и живот, а в ходе убийства, кроме этого нанес ей несколько режущих ударов лезвием ножа по горлу. В это время он, преодолевая сопротивление Г душил потерпевшую, закрывал ей рот, наносил удары кулаком в область головы, груди, бедра, а затем добил ее взятым у Томского ножом, нанеся им удар в грудь потерпевшей. После убийства Г он, Томский и Даценко, вскрыв изъятым у убитой Г ключом сейф, находившийся в кабинете старшей медицинской сестры, похитили хранящееся в сейфе имущество пациентов - указанные в приговоре денежные средства, мобильные телефоны, зарядные устройства часы. Днем 12 апреля 2016 г., когда они втроем, покинув госпиталь добрались до российско-финского участка Государственной границы Российской Федерации и попытались преодолеть проволочное заграждение сработала звуковая сигнализация. Вскоре они были задержаны пограничниками.

Свои показания Зиганшин подтвердил в ходе их проверки на месте 13 апреля 2016 г. на очных ставках с Томским и Даценко 23 июня и 4 июля 2016 г.

В судебном заседании Зиганшин, признав свою причастность к преступлениям, заявил, что совершил их один.

Согласно материалам дела следственные действия с участием Зиганшина произведены в присутствии разных адвокатов и с разъяснением Зиганшину процессуальных прав. Замечаний у Зиганшина и защитников к содержанию протоколов не было, о каком-либо принуждении к даче показаний он не заявлял, что подтвердил в судебном заседании следователь П . Изложенные Зиганшиным при допросах, проверке показаний на месте и очных ставках обстоятельства подтверждены совокупностью иных доказательств, в связи с чем именно данные показания Зиганшина отличающиеся в пределах предъявленного обвинения последовательностью и неизменностью, обоснованно учтены в приговоре в качестве доказательства по делу. Оснований у Зиганшина для самооговора, а также для оговора Томского и Даценко не установлено.

Проведение допроса Зиганшина в качестве подозреваемого в ночное время, на что ссылается адвокат Григорьев в жалобе, нельзя признать нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку в силу ч. 3 ст. 164 УПК РФ такое допускается в случаях, не терпящих отлагательства, что имело место по делу. Зиганшин и его защитник против производства допроса в ночное время не возражали.

Правильная оценка дана в приговоре показаниям Томского и Даценко которые в судебном заседании, оспаривая с позиции защиты свою причастность к тем или иным инкриминируемым им действиям либо приуменьшая свою роль в их совершении, не отрицали того, что вместе с Зиганшиным обсуждали возможность побега на Украину через Финляндию подтвердили время, место убийства медицинских сестер, хищения чужого имущества и попытки пересечения границы, а Даценко признал свою вину в дезертирстве.

При этом на предварительном следствии Томский признавал, что душил полотенцем И , мог причинить телесные повреждения Г , задев ее горло ножом, и содействовал Зиганшину и Даценко в хищении из сейфа имущества пациентов, а Даценко не отрицал свое участие в хищении медикаментов из процедурного кабинета. Он также подтвердил участие Зиганшина и Томского в убийстве потерпевших И иГ очевидцем чего явился.

Выводы суда о виновности Зиганшина, Томского и Даценко основывается также на иных исследованных доказательствах:

показаниях потерпевшего С , данных на предварительном следствии и подтвержденных в судебном заседании, о том, что он слышал разговор осужденных, во время которого Зиганшин, Томский и Даценко обсуждали предстоящий побег на Украину, а в ночь с 11 на 12 апреля 2016 г видел нанесение Томским удара ножом медицинской сестре Гороховой и как вскоре после этого одетые в военную форму Зиганшин, Томский и Даценко, у которого собой была сумка, уходили из отделения, а также о причинении ему значительного ущерба в результате хищения денежных средств, мобильного телефона и часов;

показаниях в судебном заседании потерпевшего Л , который слышал обсуждение Зиганшиным, Томским и Даценко плана сбежать на Украину, видел ночью Томского с ножом, а через некоторое время его же Зиганшина и Даценко, одетых в военную форму, покидающих отделение, а также подтвердил пропажу его мобильного телефона, хранящегося в сейфе старшей медицинской сестры;

показаниях в судебном заседании потерпевших О Д Н ,К ,Д иБ об этих же обстоятельствах свидетелей Т ,А К ,Р ,Ш Л Ш ,Л об известных им обстоятельствах дела;

протоколах осмотра трупов потерпевших И и Г от 12 апреля 2016 г., заключениях судебно-медицинских экспертов от 20 и 30 мая 2016 г. и показаниях экспертов К ,Г о локализации, характере обнаруженных на теле потерпевших И и Г телесных повреждений, механизме их причинения и причинах смерти потерпевшших последовавшей: у И - в результате механической асфиксии от удавления, у Г - от колото-резаных ранений груди и живота проникающих в обе плевральные и брюшную полости и в полость сердечной сумки с повреждением легких, сердца и других органов;

заключениях генетической экспертизы от 30 ноября 2016 г. о том, что на поверхностях ногтевых пластин правой руки потерпевшей Г выявлена ДНК Томского, заключениях иных экспертиз, в том числе товароведческой от 22 ноября 2016 г. о стоимости похищенного имущества протоколах различных следственных действий, документах, вещественных и других доказательствах, оценив которые в совокупности суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Зиганшина, Томского и Даценко.

При оценке показаний потерпевших и свидетелей суд учел, что каких-либо данных, свидетельствующих о наличии у них причин для оговора Зиганшина, Томского и Даценко, о даче изобличающих осужденных показаний ввиду заинтересованности в исходе дела в материалах уголовного дела не имеется. Приведенные в приговоре показания потерпевших и свидетелей последовательны, по сути, непротиворечивы, в деталях согласуются как между собой, так и с исследованными судом заключениями экспертов, протоколами следственных действий документами, вещественными и иными доказательствами.

Обоснованно отвергнуты в приговоре повторяемые в жалобе адвоката Григорьева утверждения стороны защиты о недостоверности в связи с состоянием здоровья показаний потерпевших Л С О Д Н , К , Д Б и свидетеля Т , поведение которых на предварительном следствии и в судебном заседании, вопреки доводам жалобы, не вызывает сомнений в том, что эти лица правильно воспринимали события, очевидцами которых являлись, и давали о них показания, согласующиеся с совокупностью других доказательств.

Правильная оценка дана в приговоре заключениям судебно медицинских экспертиз о механизме причинения потерпевшим И и Г телесных повреждений, их локализации и причинах смерти потерпевших.

Ссылки адвоката Григорьева на, как он считает, существенные противоречия по данным вопросам между выводами экспертов и положенными в основу приговора показаниями Зиганшина несостоятельны.

Суд оценивал результаты экспертных заключений с учетом показаний экспертов в судебном заседании во взаимосвязи с другими доказательствами что позволило правильно установить механизм причинения потерпевшим смерти, ее причины, а также виновность Зиганшина и Томского в наступлении данных общественно опасных последствий.

В судебном заседании исследовались доводы Томского и его защитника о том, что Томский непричастен к причинению потерпевшим смерти ввиду, как утверждалось, незначительности его насильственных действий.

Эти доводы опровергаются показаниями Зиганшина и Даценко которые изобличают Томского в умышленном лишении потерпевших жизни показаниями об этом же очевидцев произошедших событий С Л других допрошенных лиц, а также иными доказательствами, из которых следует, что Томский изготовил удавку из полотенца, которой душил И а также использовал нож при убийстве Г

Наличие у Томского, как и у Зиганшина прямого умысла на убийство повреждается характером их совместных согласованных действий Подготовка к нападению на потерпевших, способ убийства потерпевшей И путем ее удушения, в чем непосредственно участвовали Томский и Зиганшин, сокрытие ими ее трупа, а также последующее убийство потерпевшей Г в результате нанесения ей множественных ударов ножом в жизненно важные органы свидетельствуют о том, что Томский и Зиганшин осознавали, что их совместные насильственные действия с неизбежностью приведут к смерти потерпевших и желали ее наступления.

Ссылка адвоката Григорьева на то, что подногтевое содержимое потерпевшей И не содержит следов Томского, не опровергает правильность вывода суда о причастности Томского к убийству потерпевшей, которая подтверждена совокупностью доказательств исследованных в судебном заседании.

Иные доводы жалобы адвоката Григорьева, в том числе о причастности к убийству медицинских сестер других лиц, о попытках Томского помешать действиям Зиганшина в отношении потерпевших были известны суду первой инстанции, проверялись в ходе судебного заседания, но своего подтверждения также не нашли.

Утверждения адвокатов Григорьева, Тарабриной, Пашкова о непричастности Томского и Даценко к хищению медикаментов и личного имущества пациентов отделения опровергаются показаниями Зиганшина на предварительном следствии об участии Томского и Даценко совместно с ним в совершении этого преступления.

Показания Зиганшина согласуются с показаниями свидетелей Ш и Л об обстоятельствах сбыта осужденными одного из похищенных телефонов, показаниям свидетеля Ш об обстоятельствах обнаружения похищенного имущества и иными доказательствами, в том числе показаниями самих Томского и Даценко, правильный анализ которым дан в приговоре.

Несостоятельны доводы жалоб о недоказанности вины Зиганшина Томского и Даценко в покушении на незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации.

Наличие у Зиганшина, Томского и Даценко предварительной договоренности на незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации и совершение ими целенаправленных действий по реализации данного умысла помимо показаний об этом Зиганшина и Даценко подтверждаются показаниями потерпевших С Л и других о планах осужденных скрыться на территории иностранного государства, показаниями свидетелей Ш иЛ , подвозивших в ночь с 11 на 12 апреля 2016 г. Зиганшина, Томского и Даценко к месту, где расположена граница, а также иными фактическими данными.

Утверждения стороны защиты о добровольном отказе осужденных от незаконного пересечения границы проверялись в судебном заседании и не нашли подтверждения, поскольку противоречат материалам дела.

Судом проверено психическое состояние здоровья Зиганшина Томского и Даценко. С учетом выводов комиссионных комплексных психолого-психиатрических экспертиз, фактических обстоятельств дела данных о личности осужденных, их поведения на следствии и в судебном заседании суд обоснованно признал Зиганшина, Томского и Даценко вменяемыми.

Суд привел в приговоре мотивы, по которым согласился с заключениями экспертов, правильно исходя из того, что выводы экспертов мотивированы, научно обоснованы, непротиворечивы, согласуются с другими материалами дела, в том числе с данными о личности Зиганшина Томского и Даценко. Экспертизы проведены имеющими значительный стаж профессиональной деятельности в области психиатрии и психологии высококвалифицированными экспертами в условиях углубленного обследования осужденных в стационаре.

При таких данных являются несостоятельными доводы адвоката Григорьева, в которых оспариваются выводы суда о вменяемости Томского.

Оценив каждое доказательство с точки зрения относимости и достоверности, признав все собранные доказательства в совокупности достаточными для разрешения уголовного дела, суд обоснованно признал виновными Зиганшина и Томского в убийстве двух лиц, совершенном группой лиц по предварительному сговору, их же и Даценко - в краже группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в помещение и иное хранилище с причинением значительного ущерба гражданину и покушении на незаконное пересечение Государственной границы Российской Федерации группой лиц по предварительному сговору Зиганшина, кроме того, в краже, а Даценко - дезертирстве.

Содеянное осужденными квалифицировано правильно, оснований для иной юридической оценки, в том числе для переквалификации действий Зиганшина и Томского в отношении И на ч. 4 ст. 111 УК РФ переквалификации действий Даценко в части хищения на ч. 5 ст. 33, пп. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, исключения из осуждения Зиганшина за хищение квалифицирующих признаков, предусмотренных пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, о чем ставится вопрос в апелляционных жалобах, не имеется.

Выводы суда относительно фактических обстоятельств, установление которых позволило квалифицировать содеянное Зиганшиным, Томским и Даценко по статьям уголовного закона, указанным в приговоре, в том числе выводы о наличии в действиях осужденных оспариваемых квалифицирующих признаков преступлений, о выполнении Даценко роли соисполнителя при хищении чужого имущества надлежаще мотивированы в приговоре. Они базируются на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств и правильном применении судом норм уголовного закона.

Безосновательными являются доводы адвоката Григорьева о нарушении судом требований ст. 252 УПК РФ о пределах судебного разбирательства при переквалификации действий Томского и остальных осужденных с п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на пп. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, поскольку в объем первоначального обвинения вошли действия охватываемые указанными квалифицирующими признаками ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Выводы суда о виновности Даценко в уклонении от исполнения обязанностей военной службы путем симуляции болезни в целях полного освобождения от обязанностей военной службы подтверждены показаниями свидетелей Щ Г К ,Р Ц ,А и других об обстоятельствах причинения Даценко себе пореза предплечья заключением судебно-медицинского эксперта об обнаружении у Даценко резаной раны на левом предплечье, актом стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертизы об отсутствии у Даценко каких-либо психических расстройств, слабоумия или иного болезненного состояния психики, заключением военно-врачебной комиссии о годности Даценко по состоянию здоровья к военной службе, протоколами следственных действий документами, иными доказательствами.

Все эти доказательства полно, подробно изложены в приговоре согласуются между собой и с другим материалами дела по фактическим обстоятельствам, не содержат существенных противоречий и не вызывают сомнений в достоверности.

Проанализировав их в совокупности, суд вопреки доводам жалоб адвокатов Тарабриной и Пашкова обоснованно сделал вывод о том, что действия Даценко, выразившиеся в причинении себе пореза предплечья были направлены на симуляцию психического расстройства и совершены им с целью полного освобождения от исполнения обязанностей военной службы, в связи с чем правильно квалифицированы по ч. 2 ст. 339 УК РФ.

Наказание Зиганшину, Томскому и Даценко назначено с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, обстоятельств дела, данных о личности каждого осужденного, наличия смягчающих обстоятельств, которые полно приведены в приговоре, отсутствия отягчающих обстоятельств, влияния назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни семей каждого. Требования ст. 6, 60 УК РФ судом соблюдены. Обстоятельства, на которые как на смягчающие наказание имеются ссылки в апелляционных жалобах, исследовались в судебном заседании и были известны суду.

Назначение наказания каждому из осужденных в виде лишения свободы (Зиганшину по ч. 1 ст. 158 УК РФ - штрафа с применением ч. 5 ст. 72 УК РФ) надлежаще мотивировано в приговоре.

Суд не нашел оснований для изменения категории совершенных осужденными преступлений на менее тяжкие, а также для применения в отношении них положений ст. 96 УК РФ. Не усматривает таковых и Судебная коллегия.

По своему виду и размеру наказание, назначенное осужденным как за каждое преступление, так и по их совокупности, нельзя признать чрезмерно строгим, оно является справедливым. Оснований для изменения приговора в сторону смягчения наказания осужденным не усматривается.

Граждане Г , И и Ш , которым преступными действиями осужденных Зиганшина и Томского причинен моральный вред признаны потерпевшими и гражданскими истцами по делу в порядке установленном ст. 42, 44 УПК РФ. Утверждения адвоката Козлова об обратном ошибочны. Гражданские иски разрешены правильно.

13 20 28

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389 , 389 , 389 ,

33 389 УПК РФ, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор 3 окружного военного суда от 19 мая 2017 г. в отношении Зиганшина Д Р , Томского А А Даценко С А оставить без изменения, апелляционные жалобы адвокатов Козлова К.В., Тарабриной Т.А., Пашкова М.Л., Григорьева Ю.Ю без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 42 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта