Информация

Решение Верховного суда: Определение N 66-АПУ15-38 от 23.10.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №_66-АПУ 15-38

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 23 октября 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Сабурова Д.Э судей Истоминой Г.Н. и Хомицкой Т.П при секретаре Барченковой М.А с участием государственного обвинителя - старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Филимоновой СР., защитников осужденных адвокатов Брсоян С.А., Змановского Н.В Белокопытова А.К., Виго В.И., Кудрявцева ВВ., Артеменко Л.Н Анпилоговой Р.Н рассмотрела в судебном заседании дело апелляционные жалобы осужденных Лапикова СВ., Ермакова ВВ., Распутина А.А., Раднаева Д.Н., Митюкова А.М., защитников осужденных Водорацкой В.И., Змановского Н.В., ВигоВ.И., Кудрявцева ВВ., Какаулиной Г.Ю., Белокопытова А.К., представителя потерпевшего Г - адвоката Байкова Н.Н. на приговор Иркутского областного суда от 28 апреля 2015 года, которым

Лапиков С В,

несудимый,

1

осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. 209 УК РФ сроком на 12 лет со штрафом 500 тысяч рублей, с ограничением свободы на 1 год; по ч. 3 ст. 30, п.п. «ж, е, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 10 лет; по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ сроком на 10 лет со штрафом 500 тысяч рублей; по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) сроком на 8 лет; по ч. 2 ст. 330 УК РФ сроком на 3 года; по и. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ сроком на 7 лет; по ч. 3 ст. 321 УК РФ сроком на 8 пет.

По п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ освобожден от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Лапикову СВ. 17 (семнадцать) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 600 000 рублей, с ограничением свободы на 1 год.

Ермаков В В,

несудимый осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. 209 УК РФ сроком на 12 лет лишения свободы со штрафом в размере .500 тысяч рублей и ограничением свободы на 1 год; по ч. 3 ст. 30, п.п. «ж, е, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 10 лет; по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ сроком на 10 лет со штрафом в размере 500 тысяч рублей; по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) сроком на 8 лет; по ч. 2 ст. 330 УК РФ сроком на 3 года; по п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ сроком на 7 лет; по ч. 3 ст. 321 УК РФ сроком на 8 лет.

По п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ освобожден от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Ермакову ВВ. 17 (семнадцать) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 600 000 рублей, с ограничением свободы на 1 год.

Распутин А А

судимый

02.03.2011 по ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 330 УК РФ к 2 годам лишения

свободы условно с испытательным сроком 2 года осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. 209 УК РФ сроком на 11 лет со штрафом в размере 500 тысяч рублей и ограничением свободы на 1 год; по ч. 3 ст. 30, п.п. «ж, е, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 10 лет; по п. «а» ч. 3

2

ст. 163 УК РФ сроком на 10 лет со штрафом в размере 500 тысяч рублей; по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ сроком на 8 лет; по ч. 2 ст. 330 УК РФ сроком на 3 года; по п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ сроком на 7 лет; по ч. 3 ст. 32 I УК РФ сроком на 8 лет.

По п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ освобожден от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено 16 (шестнадцать) лет лишения свободы, со штрафом в размере 600 000 рублей, с ограничением свободы на 1 год.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение по приговору Свердловского районного суда г. Иркутска от 02.03.2011 г. отменено, на основании ст. 70 УК РФ окончательно по совокупности приговоров назначено Распутину А.А. 17 (семнадцать) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 600 000 рублей, с ограничением свободы на 1 год.

Раднаев Д Н,

несудимый осужден к лишению свободы по ч. 2 ст. 209 УК РФ сроком на 9 лет со штрафом в размере 300 тысяч рублей, с ограничением свободы на 1 год; по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ сроком на 8 лет со штрафом в размере 300 тысяч рублей; по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ' (в ред. Федерального закона от 07.03.2011 № 26-ФЗ) сроком на 8 лет; по п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ сроком на 6 лет.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Раднаеву Д.Н. 11 (одиннадцать) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 400 000 рублей, с ограничением свободы на 1 год.

Митюков А М,

несудимый осужден по ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 330 УК РФ к 2 годам 10 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное Митюкову А.М. наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года.

На основании Постановления Государственной Думы Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой

з

Отечественной войне 1941 - 1945 годов» Митюкова А.М. от наказания освобожден.

Лапиков СВ., Ермаков В В . и Распутин А.А. осуждены за бандитизм то есть создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан и организации, руководство такой группой (бандой), а также участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях; за покушение на убийство С совершенное организованной группой, общеопасным способом, сопряженное с бандитизмом; за умышленное причинение Ч вреда здоровью средней тяжести, совершенное организованной группой; за вымогательство под угрозой применения насилия, повреждения и уничтожения имущества денежных средств у Б в крупном размере, с применением насилия, организованной группой; за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Г организованной группой; за самоуправство совершенное с угрозой применения насилия и с применением насилия в отношении С за принуждение К С и Б к отказу от совершения сделки под угрозой применения насилия, уничтожения и повреждения чужого имущества, при отсутствии признаков вымогательства, совершенное организованной группой; за дезорганизацию деятельности учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества - СИЗО № г. то есть угрозу применения насилия в отношении осужденных К и С с целью воспрепятствовать их исправлению и из мести за оказанное ими содействие администрации учреждения, совершенную организованной группой;

Раднаев Д.Н. осужден за участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях; за вымогательство под угрозой применения насилия, повреждения и уничтожения чужого имущества денежных средств у Б в крупном размере, с применением насилия, совершенное организованной группой; за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Г совершенное организованной группой; за принуждение К С и Б к отказу от совершения сделки под угрозой применения насилия, уничтожения и повреждения чужого имущества, при отсутствии признаков вымогательства, совершенное организован ной группой.

Митюков А.М. осужден за оказание пособничества в совершении самоуправства с угрозой применения насилия и с применением насилия в отношении С

Преступления совершены ими в период с мая 2007 года по сентябрь 2012 года на территории г. и области при

4

изложенных в приговоре.

По настоящему делу осуждены также Полищук М.П. и Остапенко А.В приговор в отношении которых не обжалован.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание обжалуемого приговора и доводы апелляционных жалоб, выступления осужденных Лапикова СВ., Ермакова В.В., Распутина А.А., Раднаева Д.Н Митюкова А.М., их защитников адвокатов Брсоян С.А., Змановского Н.В Виго В.И., Артеменко Л.Н., Кудрявцева ВВ., Анпилогову Р.Н Белокопытова А.К., поддержавших доводы жалоб, выступление государственного обвинителя Филимоновой СР., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Водорацкая В.И в защиту Лапикова СВ. указывает на незаконность, необоснованность и несправедливость приговора.

По доводам жалобы виновность Лапикова в создании банды и руководстве ею не доказана. Доказательства создания Лапиковым Ермаковым и Распутины весной 2007 года банды в приговоре не приведены Показания Полищука по данному обстоятельству не могут быть приняты во внимание, поскольку Полищук согласие приговору был вовлечен в уже созданную банду.

Показания Лапикова, Ермакова и Н отрицавших причастность к созданию банды, а Лапикова и Ермакова о том, что они никому своего оружия не передавали, не опровергнуты.

Судом при оценке признака вооруженности банды оставлены без оценки доводы защиты об отсутствии баллистических экспертиз по карабинам «Сайга» и револьверу «Айсберг», их соответствие понятию оружия не подтверждено.

Оставлены без оценки и доводы защиты о том, что пистолет «ИЖ-79- 9Т» является оружием самообороны, не предназначен для нападения, в ходе экспертизы не проверена его дульная энергия, что является необходимым для признания его оружием.

Вывод суда о том, что на вооружении банды состояло ружье «Бекас­

а м » является необоснованным, приговор не содержит указаний о применении этого ружья.

Полагает, что выводы суда о создании банды весной 2007 года являются надуманными, поскольку до 28 августа 2008 года до

совершения преступления в отношении С созданная банда

5

совершено по мотиву личной неприяши, что исключает возможность квалификации покушения на убийстве по признаку «сопряженное с бандитизмом».

Не приведено в приговоре достаточной совокупности доказательств подтверждающих общеопасный способ покушения на убийство.

Со ссылкой на показания потерпевшего С подсудимого Остапенко, указывает, что Распутин не стрелял в С Судебное медико-баллистическое заключение специалистов, которое подтверждает невиновность Лапикова и лживость показаний потерпевшего С суд оценил неправильно, тенденциозно.

По эпизоду вымогательства у Б суд не дал оценки факту нарушения права Лапикова на защиту Е> связи с расследованием дела до его возбуждения. Ходатайство стороны защиты о незаконности полученных до возбуждения уголовного дела доказательств не рассмотрено.

Опознание Лапикова потерпевшим Б проведено с нарушением закона, до возбуждения уголовного дела по факту вымогательства, кроме того в суде Б заявил, что в зале суда отсутствует человек, которого он опознал как Лапикова, однако суд не дал оценки этим обстоятельствам.

Судом не конкретизирована как роль Лапикова в совершении вымогательства, так и время, место, способ передачи Б денег в сумме рублей.

Вывод суда о том, что Б принял предоплату в размере рублей за изготовление деревянных изделий, однако впоследствии вернул эти деньги заказчику, о чем стало известно Лапикову, Ермакову и Распутину носит предположительный характер, ни одного доказательства подтверждающего эти суждения суда, в п риговоре не приведено.

Потерпевший, свидетели, а также никто из осужденных таких показаний не давал, а Распутин пояснил о наличии у Б долговых обязательств перед ним, что подтвердили члены семьи Б и подсудимый Полищук.

Показания Н о сумме предоплаты носят лживый характер.

Не имеется доказательств сговора осужденных на совершение вымогательства, доказательств предъявления ими требований о передаче

рублей и факта передачи этих денег Б

Полагает, что показания Полищука, Б , Б Н Ч , О Распутина и К некорректно приведены в приговоре, сокращены, их смысл искажен. В подтверждение этого довода в жалобе подробно приводятся показания указанных лиц на предварительном следствии и в судебном заседании.

Кроме того показания Распутина и К являются недопустимыми доказательствами, поскольку К , на которого они ссылались как на источник своей осведомленности, не допрошен.

7

бездействовала.

В приговоре неправильно определен характер взаимоотношений между Лапиковым, Ермаковым, Н , Раднаевым, Полищуком и Остапенко, которые носили дружеский и рабочий характер, и не были обусловлены совместной преступной деятельностью.

В связи с совершением членами банды пяти разнородных преступлений считает неправильным вывод суда о постоянстве форм и методов деятельности банды.

Судом не приведены доказательства, подтверждающие руководство Лапиковым бандой, не конкретизироваЕЮ, каким образом он руководил совершенными преступлениями.

Отсутствуют в приговоре доказательства, подтверждающие сам факт существования банды, созданной с целью получения незаконного дохода за счет получения преступным путем у предпринимателей, лиц занимающихся распространением наркотических средств, угонов и возвратов за денежное вознаграждение автомобилей. Ни одного подобного преступления Лапиков и другие члены банды не совершили.

Показания осужденного Полищука являются противоречивыми и в приговоре приведены неправильно.

Ходатайство защиты о признании недопустимым доказательством протокола осмотра предметов от 20 сентября 2012 года, в ходе которого производилось прослушивание аудио-файлов с СОК диска с надписью «Лапиков » и их сличение со стенограммами телефонных разговоров с указанного номера телефона, по тем основаниям, что в деле отсутствуют доказательства принадлежности данного телефонного номера Лапикову, фактически оставлено без рассмотрения, в результате чего суд необоснованно сослался в а данную стенограмму как на доказательство руководящей роли Лапикова.

Признавая Лапикова виновным в бгшдитизме, суд дал неправильную оценку показаниям ряда свидетелей, неправильно сослался на показания свидетеля Н на предварительном следствии, с которыми она не была ознакомлена, а показания сотрудников следственного изолятора О Т П искажены в приговоре.

По эпизоду в отношении С суд не дал надлежащей оценки тому обстоятельству, что уголовное дело по факту покушения на убийство С не было возбуждено, а потому все доказательства по этому эпизоду являются незаконными.

Кроме того действия Лапикова по данному эпизоду неправильно квалифицированы по ч. 3 ст. 30 пп. «ж,е,з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как покушение на убийство организованной группой, сопряженное с бандитизмом. Поскольку банда представляет собой организованную группу, действия Лапикова не могли быть квалифицированы по двум этим признакам. Кроме того покушение на убийство С было

6

Исходя из установленных судом обстоятельств вымогательства потерпевшим является Б которому причинен ущерб в размере рублей, а не его сын Б который незаконно в ходе следствии признан потерпевшим.

Однако суд не только не принял решение об ошибочности признании Б потерпевшим, но и установил самостоятельные основания для признания его потерпевшим, указа]:;, что он подвергался угрозам и опасности в ходе преступления.

В судебном заседании не установлен механизм образования повреждения на окнах дома Б и таше, а потому не подтвержден факт производства выстрелов в окна дома Б в апреле 2012 года.

Заключение эксперта от 16 июля 2012 года о наличии на представленной занавеске огнестрельного повреждения является недопустимым доказательством, поскольку в нем отсутствует методика проведения исследований. Показания эксперта Д также вызывают сомнения, поскольку содержат недостоверную информацию о том, что в примененных им методиках прямо указано, что коричневое вещество на фотобумаге является свинцом.

Недоказанным считает и вывод суда о виновности Лапикова в причинении тяжкого вреда здоровью Г Показаниям потерпевшего Г о том, что телесные повреждения он получил, в результате того что был сбит автомашиной, что подтверждается заключениями экспертов суд не дал надлежащей оценки.

Вывод суда о том, что Лапиков, Ермаков и Распутин дали указание Полищуку и Раднаеву причинить тяжкий вред здоровью Г не доказан.

Суд оставил без оценки показания Лапикова и Г об отсутствии между ними каких-либо взаимоотношений.

Обращает внимание на противоречия в оценках суда, который признал установленным, что Лапиков во время совершения преступления в отношении Г находился в и в то же время сослался на показания Полищука о том, что на следующий день после избиения Г он встретился в том числе и с Лапиковым и рассказал ему о случившемся.

Вывод суда о причастности Лапикова к вымогательству у С основан исключительно на показания потерпевшего в ходе предварительного следствия, которые полностью опровергаются показаниями свидетеля К однако суд не дал надлежащей оценки показаниям указанного свидетеля и сделал необоснованный вывод о виновности Лапикова.

По эпизоду принуждения к отказу от совершения сделки суд пришел к ошибочному выводу о виновности Лапикова.

Суд признал доказанным крайне противоречивое обвинение Лапикова из которого следует, что, с одной стороны Лапиков договорился с другими подсудимыми принудить К отказаться от совершения сделки с

8

предпринимателями, с другой стороны таких требований К не выдвигалось. Согласно приговору такое требование предъявлялось Ермаковым и Распутиным С и Б которые не имели полномочий на совершение легальных сделок с предпринимателями.

Ходатайства защиты о признании недопустимыми доказательствами приказов о назначении Б иС заместителями директора ОА « », которые имеют признаки фальсификации, оставлены без рассмотрения и оценки. Суд не мотивиро вал свой вывод о том, что Б является сотрудником охранного агентства, сам Б не был допрошен а потерпевшие К и С подтвердили, что Б не был трудоустроен в ОА « ».

В связи с тем, что не предъявлялись требования к К имевшему законные полномочия, отказаться от сделки, в действиях Лапикова отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 179 УК РФ.

Противоречивы выводы суда и об использовании осужденными оружия Установив факт наличия у Распутина оружия во время совершения преступления, суд вышел за пределы предъявленного обвинения.

Указав, что Лапиков, Раднаев, Ермаков, Распутин и Полищук склоняли индивидуальных предпринимателей к разрыву отношений с охранным агентством, под угрозой применения к ним и их близким насилия уничтожения, повреждения имущества, в чем они не обвинялись, суд также вышел за рамки предъявленного им обвинения.

Копии договоров об охране имущества предпринимателей также считает недопустимым доказательством в связи с их приобщением к материалам дела непроцессуальным путем, однако ходатайству защиты об этом не дано должной оценки.

Вывод суда о виновности Лапикова в совершении преступления предусмотренного ч. 3 ст. 321 УК РФ такжг считает ошибочным.

Показания сотрудников следственного изолятора П , О Т искажены в приговоре. Справка о том, что Лапиков не влияет на оперативную обстановку в следственном изоляторе оставлена без внимания.

Оставлено без оценки и нарушение Лапикова на защиту, которому о возбуждении уголовного дела по данному преступлению стало известно за 4 дня до окончания расследования, обвинение ему по ст. 321 УК РФ предъявлено с нарушением закона без уведомления адвоката.

Судебно-психиатрическая экспертиза по данному преступлению не проведена, что оставлено судом без надлежащей оценки.

Назначенное Лапикову наказание считает несправедливым. Суд не принял во внимание положительные характеристики Лапикова, наличие у него на иждивении супруги с двумя малолетними детьми, болезненное

9

состояние супруги и сына, наличие пенсионеров-родителей, требующих ухода.

Просит обвинительный приговор в отношении Лапикова отменить и вынести оправдательный приговор.

Об этом же ставит вопрос в своей апелляционной жалобе осужденный Лапиков СВ., приводя в обоснование своей просьбы такие же доводы, что и в жалобе его защитника.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней адвокат Виго В.И. в защиту Распутина А.А. указывает на непричастность его подзащитного к созданию банды, руководству ею и участ ню в ней. Никакой банды не было Судом неправильно определен характер взаимоотношений между Распутиным, Лапиковым, Ермаковым. Раднаевым, Полишуком и Остапенко Отношения между ними носили дружеский характер, они вместе проводили время, из взаимоотношения не были обусловлены совместной преступной деятельностью.

Ссылка суда на то, что Распутин был «смотрящим» необоснованна.

Распутин не приобретал оружие, не и эльзовался им и не знал о наличии оружия у других осужденных. Оружие, которое якобы находилось на вооружении банды: у Лапикова - карабин «Сайга 410К» и пистолет ИЖ-79- 9Т, у Ермакова - карабин «Сайга 410К», пистолет ИЖ-79-9Т и револьвер «Айсберг», у Раднаева - «Бекас-12 М» не; использовалось при совершении преступлений.

Приводит такие же доводы, что и в жалобе адвоката Водорацкой В.И о том, что баллистическая экспертиза проведена не по всему оружию, а проведенные экспертизы являются неполными, в результате чего пистолеты ИЖ-79-9Т и револьвер «Айс берг» не могут быть отнесены к оружию.

Лапиков, Ермаков и Раднаев свое оружие никому не предоставляли.

Карабин «Сайга 20К», который якобы также был на вооружении банды принадлежал Распутину В И и этот карабин, а также карабин Остапенко были приобретены в целях защиты Распутина АР свой карабин никому не передавал, что подтверждается тем, что 1 июня 2010 года этот карабин был изъят у него и с того времени он не мог находиться на вооружении банды.

В тот же день был изъят карабин «Сайга 20К» и у Остапенко.

Указанные карабины фигурируют по эпизоду в отношении С однако преступление носило спонтанный характер, а по эпизоду в отношении Г Остапенко по собственной инициативе взял имевшийся у него карабин. С учетом этого считает, что указанные карабины не находились в распоряжении банды.

Не имелось на вооружении банды и трех газовых пистолетов. Этот

10

вывод основан исключительно на недостоверных показаниях Полищука которые не подтверждают другие осужденные.

Обращает также внимание на то, что поскольку с 1 июня 2010 года все оружие, которое согласно обвинению состояло на вооружении банды, было утрачено, то с этого времени банда не могла существовать.

Кроме того приобретение оружия участниками группы в установленном законом порядке свидетельствует о том, что оно приобреталось для самообороны и охоты, о чем поясняли осужденные, а не для нападения на граждан.

Ошибочным и противоречивым является и вывод суда о постоянстве форм и методов деятельности, о том, что банда совершала нападения для материального обогащения. Ни одного преступления кроме надуманного вымогательства у Б , связанного с получением материальной выгоды не вменено.

Несостоятельно считает автор жалобы и ссылку суда на наличие у членов банды автомобилей. Даннык о приобретении автомобилей на денежные средства, добытые преступным путем, не имеется. Распутин пользовался автомобилем своей супруги.

Доказательств того, что Распутин руководил бандой, не имеется.

По эпизоду покушения на убийство С суд не дал оценку тому что уголовное дело по данному факту не возбуждалось, а также оставил без оценки противоречия в показаниях С и осужденного Остапенко.

Распутин 11 июля 2011 года сделал заявление в адрес следственного комитета и УФСБ о том, что С покушался на его убийство, выстрелив в него прицельно с близкого расстояния л прострелив обе ноги. Полагает что желание С уйти от ответственности за совершенное в отношении Распутина преступление, повлекли оговор Распутина и других С .

Со слов подсудимых никто не преследовал людей, убегающих от автомобиля « », возле которого находился С при наличии на то реальной возможности, что свидетельствует об отсутствии у подсудимых умысла на убийство С Кроме того после событий 28 августа 2008 года Распутин и другие Стерхова не искали, что также опровергает вывод суда о наличии у них намерения убить С

Квалификацию действий Распутина как покушение на убийство сопряженное с бандитизмом, еще и по признаку совершения данных действий организованной группой считает излишней, поскольку бандитизм предполагает совершение преступления организованной группой.

Вывод суда о виновности Распутина в причинении тяжкого вреда здоровью Г является ошибочн ым. Показаниям потерпевшего Г о том, что он был сбит автомашиной, когда убегал от преследовавших его людей, суд не дал оценки.

11

Указанные показания Г соответствуют заключениям судебно медицинских экспертов.

Анализируя доказательства по данному эпизоду, обращает внимание на наличие противоречий в показаниях Полищука относительно мотива действий, направленности умысла, конкретных действий, использования карабина «Сайга», которые являются сун.;ественными, но не разрешены в судебном заседании, на то, что применение металлической трубы Полищуком и Раднаевым умыслом Распутина не охватывалось, что применение ружья Остапенко заранее не планировалось, однако суд не дал оценки этим обстоятельствам.

Необоснованным считает и вывод суда о виновности Распутина в вымогательстве у Б , а также о том, что событие этого преступления имело место. Анализируя доказательства по данному эпизоду, считает вывод суда о виновности Распутина необоснованным. Противоречивым показаниям свидетеля Н положенным в основу приговора, суд дал неправильную оценку. Уголовное дело по данному факту было возбуждено спустя три года после совершения преступления.

Предъявленное обвинение неконкретно, в нем нет указания о том, где когда и каким образом Б были выдвинуты требования о передаче имущества.

Суд не дал должной оценки тому, что все следственные действия по данному эпизоду были выполнены до возбуждения уголовного дела, а само постановление о возбуждении уголовного дела от 11 сентября 2012 года носит фиктивный характер, поскольку после его вынесения следственные действия по сбору доказательств не производились.

Не согласен автор жалобы и с осуждением Распутина за принуждение к отказу от совершения сделки. Суд не привел в приговоре реквизиты договоров, к отказу от исполнения которк х якобы принуждали К не имеется указаний об этом и в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого. Копии договоров агентства между ОА « и предпринимателями М А Д М Ф , С А (т. 14 л.д. 108-135), которые признаны судом допустимыми и относимыми доказательствами, не содержат подписи М А К , в связи с чем считает, что сделки с М А и А не; были заключены. С и Д судом не были допрошены, а потому существование договоров с ним также вызывает сомнение. Суд не дал оценки ходатайству стороны защиты о недопустимости в качестве доказательств копий договоров об охране имущества предпринимателей.

Обращает внимание на противоречия в приговоре относительно использования оружия при совершении указанного преступления, на неопределенность формулировок, на то, что суд, признав установленным

12

наличие пистолета у Распутина при совершении указанных в приговоре действий, вышел за пределы предъявленного ему обвинения.

Выходя за пределы предъявленного обвинения, суд необоснованно указал в приговоре и на то, что Распутин, Лапиков, Ермаков, Раднаев и Полищук склоняли индивидуальных предпринимателей к разрыву отношений с представителями охранного агентства под угрозой применения насилия к ним и их близким, в чем осужденным не было предъявлено обвинение.

Суд установил, что требования о расторжении сделок высказывались С иБ Между тем С иБ не могли совершать легальные действия по заключении сделок с предпринимателями. Таким правом согласно уставу охранного агентства был наделен только К

Кроме того вывод суда о том, что Б является сотрудником охранного агентства, не мотивирован, ходатайство стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами приказов о назначении Б иС заместителями директора ОА « », оставлен без рассмотрения.

В связи с тем, что К , который был уполномочен совершать сделки от именно ОА « » не принуждался к отказу от совершения сделки, в действиях осужденных отсутствует состав преступления предусмотренный ст. 179 УК РФ.

Указывает также на фиктивность договоров между ОА « и предпринимателями. Имущество предпринимателей реально не охранялось.

С и Б по мнению автора жалобы незаконно обирали предпринимателей, и боясь потерять источник дохода, ввели в заблуждение предпринимателей и правоохранительные органы.

Обращает внимание и на то, что в приговоре не приведено доказательств относимости действий неустановленного лица, положившего на капот автомашины Б канистру и спички, инкриминированному Распутину преступлению. В судебном заседании не установлено кто и с какой целью совершил эти действия. Версия С о причастности Распутина и Ермакова к этим действиям, носит характер предположения. С учетом того, что Б не имел трудовых отношений с ОА автор жалобы ставит под сомнение тот факт, что данное событие имеет отношение к обвинению Распутина.

Оспаривается в жалобе и вывод суда о виновности Распутина в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 321 УК РФ. Суд исказил в приговоре показания сотрудников следственного изолятора О , П , Т незаконного сослался на информацию из следственного изолятора за 2011 - 201.3 год, не имеющую отношения к преступлению в июне-сентябре 2012 года. О возбуждении уголовного дела

13

Распутину стало известно за 4 дня до окончания расследования, обвинение было предъявлено за 3 дня до окончания расследования, ему не дали возможности дать показания по предъявленному обвинению, чем нарушено его право на защиту.

За время содержания под стражей Распутин имеет лишь одно нарушение, которое не имеет никакого отношения к дезорганизации деятельности СИЗО.

Полагает, что С ,К ,М К были втянуты в конфликт между сотрудниками СИЗО и по этой причине оговорили О и Распутина, полагая, что тот ставленник О

Анализируя содержание писем, показания свидетелей Г Т Р , Т С Д Е П , А Л , К , С Ш , П Р , Б , обращает внимание на то, что каждый по своему оценивает обстановку в СИЗО, но не назван ни один человек, который пострадал бы от Распутина, Лапикова, Ермакова, авторы писем не установлены. Администрация СИЗО не обращалась с заявлением следственный комитет о якобы преступной: деятельности с СИЗО.

Распутин не мог общаться с Лапиковым и Ермаковым. Какой-либо межкамерной переписки между ними не установлено.

В приговоре содержится голословное утверждение о совершении преступления организованной группой без раскрытия, в чем конкретно это выразилось и чем это подтверждается.

Вывод о причастности Распутина к вымогательству у С основан исключительно на показаниях потерпевшего, которые опровергаются показаниями свидетеля К Однако показания К неполно приведены в приговоре и не получили надлежащую оценку.

Кроме того государственный обвинитель, изменив в прениях обвинение Распутина по данному эпизоду, предложив переквалифицировать его действия со ст. 126, 163 УК РФ на ч. 2 ст. 330 УК РФ, не описал при этом где, когда и при каких обстоятельствах Распутин, Лапиков и Ермаков договорились с Митюковым совершить самоуправство в отношении С Суд фактически выполнил функцию стороны обвинения сформулировав обвинение подсудимых по данному преступлению, указав новую сумму требуемого имущества, чем был причинен существенный вред что ранее не вменялось в вину Распутину. Тем самым суд вышел за пределы предъявленного подсудимым обвинения.

Приговор по данному эпизоду вынесен по надуманному обвинению с целью оправдать содержание Митюкова под стражей.

Назначенное Распутину наказание считает чрезмерно суровым. Суд не учел мнение потерпевшего Г просившего не назначать строгого наказания, отсутствие тяжких последствий от преступлений, семейное положение, состояние здоровья осужденного.

14

Не учел суд в качестве смягчающих обстоятельств наличие заболевания у дочери Распутина, то, что он работал, и характеризуется положительно.

Просит приговор отменить и вынести оправдательный приговор признав его невиновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.209, ч.З ст. 30, п.п. «ж, е, з» ч.2 ст. 105: п. «г» ч.2 ст. 112, п. «а» ч.З ст. 111, ч.2 ст.ЗЗОч.З ст.321 УКРФ, в связи с отсутствием в его действиях составов указанных преступлений; а по п. «а» ч 3 ст. 163, п. «в» ч.2 ст. 179 УК РФ - в связи с неустановлением событий престуг лений.

Прекратить уголовное преследование Распутина по эпизоду обвинения в совершении преступления, предусмотренного статьями 126 и 163 УК РФ (квалицированного судом по части 2 статьи 330 УК РФ) на основании п.2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения по статьям 126 и 163 УК РФ.

Аналогичные доводы и просьбы содержатся в апелляционной жалобе осужденного Распутина А.А.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней адвокат Кудрявцев ВВ. в защиту Раднаева Д.Н. указывает, что приговор в отношении его подзащитного постановлен на основании недопустимых доказательств.

Ходатайство защиты о признании доказательств недопустимыми по существу не разрешено со ссылкой на его преждевременность, однако в дальнейшем суд не возвратился к рассмотрению данного ходатайства.

Доводы стороны защиты о нарушениях закона при возбуждении уголовного дела по факту причинения вреда здоровью Г остались без рассмотрения и оценки суда.

Постановление о возбуждении уголовного дела по факту причинения вреда здоровью Г является незаконным, поскольку вынесено лицом не обладающим право принимать такое решение. В связи с этим считает протоколы всех без исключения следственных действий, выполненных по факту причинения вреда здоров]:, ю Г недопустимыми доказательствами и приводит в жалобе перечень этих доказательств.

Выражается несогласие в жалобе и с осуждением Раднаева по ч. 2 ст. 209 УК РФ, поскольку выводы суда основаны на предположении. Вывод о вооруженности банды основан судом на том факте что у осужденных, в том числе у Раднаева имелось оружие, которое было законно зарегистрировано При этом доказательства того, что участие ки группы, приобретая с 2005 года легальным способом оружие, принимала тем самым меры к организации банды, стороной обвинения не представлены.

Не имеется достоверных сведений и о том, что все участники группы знали о существовании оружия и предпол агали возможность его применения во время совершения преступлений.

15

Ружье «Бекас», которое имелось у Раднаева, не фигурирует ни в одном преступлении. Показания Раднаева о том, что это ружье он приобрел для охоты, а затем продал его Ч у которого оно изъято, необоснованно отвергнуты.

Ничем не подтвержден факт создания банды в 2007 году. Подсудимые знакомы между собой, вместе занимались спортом, посещали бильярдный клуб. Однако наличие между ними отношений, имеющих бытовую основу нельзя расценивать как объединение в банду.

Судом установлено, что осужденные в разное время и в разных составах совершили несколько преступлений, при этом часть из них не предполагал длительной подготовки тщательного планировании и распределения ролей.

В уголовном деле отсутствуют доказательства о получении членами банды преступных доходов от нападения на граждан и организации.

Наличие у членов группы автотранспорта и мобильных телефонов не может свидетельствовать о принадлежности их к банде.

Судом не получено достоверных сведений, свидетельствующих о наличии строгой подчиненности членов группы как общим интересам, так и конкретному руководителю. Более того суду представлены доказательства того, что никакой дисциплины в группе не было. В связи с отсутствием доказательств участия Раднаева в банде о н подлежал оправданию по ч. 2 ст. 209 УК РФ.

По эпизоду в отношении Б обвинение полностью основано на показаниях Н , который он давал, будучи привлеченным к уголовной ответственности.

Приводя показания Б Б Ч К обращает внимание на несоответствие показаний Н показаниям этих свидетелей.

Потерпевший Б в свое врелдя не обратился с заявлением в правоохранительные органы, уголовное ,пело было возбуждено спустя три года после совершения преступления.

Постановление о привлечении Раднаева в качестве обвиняемого не соответствует закону.

По эпизоду в отношении Г потерпевший дал показания о получении повреждений в результате ДТП что подтверждено представленным стороной защиты судебно-медицинским исследованием однако суд не дал надлежащую оценку этим доказательствам.

По эпизоду принуждения ОА « » к расторжению договоров с предпринимателями показания генерального директора этого агентства Ковалевского о том, что его никакие требования не предъявлялись, что ему никто не угрожал опровергают предъявлен ное ему обвинение.

Со ссылкой на показания свидетелей Б Б С М М , А отмечает, что С и Б не оказывали услуги предпринимателям по охране.

16

Суд, по мнению автора жалобы, создал лишь видимость оценки доказательств, выводы суда о виновности Раднаева не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Просит приговор отменить и вынести в отношении Раднаева оправдательный приговор.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней защитник осужденного Раднаева Какаулина Г.Ю. также указывает на незаконность и необоснованность приговора.

Кроме того отмечает что она, будучи допущенной к участию в деле наряду с адвокатом, не извещалась судом о судебных заседаниях. О датах судебных заседаний она узнавал от адвоката. Неоднократно Раднаеву продлевался срок содержания под отражен, при этом суд не вызывал ее и не выяснял ее мнение по данному вопросу.

Ее право на участие в прениях сторон проигнорировано судом. Суд не известил ее надлежащим образом о времени и месте проведения прений сторон, направив повестку по адресу, го которому она не проживала. В результате она была лишена возможности выступить в прениях сторон, а Раднаев лишен возможности получить от нее консультацию. Полагает, что дополнительные материалы, которые сна намерена была представить послужили бы основанием возобновления судебного следствия.

Просит приговор отменить и оправдать Раднаева за непричастностью к совершению преступлений, за которые он осужден.

Об этом же ставит вопрос в своей апелляционной жалобе и дополнении осужденный Раднаев Д.Н., утверждая о непричастности к совершению преступлений.

Его защитник Какаулина не была и извещена судом о судебном заседании, о чем ему не было известно. Решив, что она не будет принимать участия в прениях, он высказал суду свое мнение. Однако позже ему стало известно, что Какаулина не получила извещение о дате проведения прений Считает, что в результате этих действий суда он лишен был возможности в полном объеме осуществить свое право на защиту, а Какаулина лишена была возможности осуществить свои обязанности и права по его защите.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней, адвокат Змановский Н.В. в защиту Ермакова Б.В. указывает на незаконность и необоснованность приговора.

Полагает, что приговор не содержит доказательств об объединении весной 2007 года Лапикова, Ермакова и Распутина в устойчивую преступную группу в целях нападения на граждан и организации, а также доказательств предоставления Лапиковым и Ермаковым своего оружия в общее пользование с Распутиным (Н ) и соответствия данного оружия, по

17

своим характеристикам, понятию «оружие», указанного в законе «Об оружии».

Указывает, что приговор основан на. противоречивых выводах суда, о том, что пистолеты ИЖ-79-9Т, револьвер «Айсберг» и карабины «Сайга приобретенные Лапиковым и Ермаковым в 2004 году, состояли на вооружении банды, что при описании конкретных преступлений суд не установил фактов его использования.

Вывод суда о создании и существовании банды является предположением, а доводы защиты о невиновности Ермакова по обвинению в совершении бандитизма отвергнуты судом без приведения мотивов.

Обращает внимание, что суд в основу приговора о совершении Ермаковым бандитизма, положил показания подсудимых Полищука и Остапенко, при отсутствии сведений об объединении в преступную группу с целью нападения на граждан и организации.

Описывая фактические обстоятельства, суд не сделал вывод, что преступная группа, была создана и существовала именно с целью совершения нападений на граждан и организации. Полагает, что данное обстоятельство свидетельствует об отсутствии в действиях Ермакова состава преступления предусмотренного ч.1 ст.209 УК РФ.

По эпизоду в отношении С показания Лапикова и Ермакова, о том, что они знали, что ружья Остапенко и Распутина В.И. заряжены боеприпасами, которые не могли нанести сколь-нибудь существенных повреждений, не опровергнуты.

Факт снаряженности патронов мелкой дробью и уверенность Ермакова и Лапикова в том, что мелкая дробь не причинит сколь-нибудь серьезных повреждений, исключает наличие прямого умысла на совершение убийства.

Со ссылкой на показания Лапикова, Ермакова, Распутина (Н Раднаева, Остапенко и Р указывает, что имея реальную возможность, никто из подсудимых не преследовал убегающих от автомобиля людей, что свидетельствует об отсутствии у Лапикова и Ермакова умысла на убийство кого-либо, н том числе и

То обстоятельство, что после событий 28 августа 2008 года Лапиков Ермаков и Распутин (Н ) С не искали, насилия к нему применить не пытались, опровергает выводы суда, о желании подсудимых на лишение жизни С

Вывод суда о том, что об умысле Лапикова, Ермакова и Распутина (Н на убийство С свидетельствует стрельба в голову грудную клетку и живот С что подтверждается повреждениями на автомобиле « », противоречит фактическим обстоятельствам установленным судом.

Полагает, что причинение повреждений Ч и наличие повреждений на автомобиле « », не может свидетельствовать

о производстве выстрелов с прицеливанием в голову, грудную клетку и

18

живот С поскольку у Ч имеются повреждения ног, а данных о повреждении лобового стекла в автомобиле не имеется.

Наличие повреждений автомобиля « » на уровне дверей и крыши, само по себе не свидетельствует о прямом умысле Лапикова и Ермакова на убийство С

Изложенные в приговоре показания свидетеля Ш , данные им на предварительном следствии (т. 12 л.д. 67-71), не соответствуют протоколу допроса Ш поскольку последний не упоминал о наличии сквозных повреждений на автомобиле « ».

Полагает, что повреждения на крыше автомобиля « » не могли образоваться при обстоятельствах указанных С поэтому показания последнего являются недостоверными, однако суд этому обстоятельству оценки не дал.

Кроме того действия Ермакова по данному эпизоду неправильно квалифицированы, как покушение на убийство, совершенное организованной группой и сопряженное с бандитизмом. Поскольку покушение на убийство сопряженное с бандитизмом, влечет невозможность квалификации этих же действий как совершенных организованной группой.

Со ссылкой на показания О и Остапенко, указывает, что по делу не имеется доказательств неприязненных отношений Лапикова и Ермакова к С

В приговоре отражены показания свидетеля О , данные в ходе предварительного следствия по эпизоду С однако эти показания свидетеля О в судебном заседании не оглашались.

Обращает внимание, что показания свидетелей Н Д и С подтверждающие наличие конфликта между Лапиковым и С не могут быть приняты во внимание в силу ч.2 ст.75 УПК РФ поскольку они основаны на слухах без указания источника осведомленности.

Положенные в основу приговора, показания подсудимого Полищука касательно указаний на осуществление поиска С не отвечают требованиям ст.ст. 87, 88 УПК РФ, поскольку Полищук находился под стражей с 25 декабря 2007 по 25 декабря 2008 года, и не был участником событий, происходивших с начала 2008 года по 28 августа 2008 года.

Факт нахождения Полишука в течение всего 2008 года под стражей мог повлиять на выводы суда о достоверности показаний последнего поскольку суд отразил, что Полишук содержался под стражей с 10 апреля 2008 года по 10 июля 2008 года.

Полагает, что показания подсудимого Полищука о том, что «охота» за С с целью убийства, началась в связи с высказыванием в адрес Лапикова, противоречат показаниям Н Р Остапенко О К

Обращает внимание, что приговором Свердловского районного суда

г. Иркутск от 2 марта 2011 года, установлено, что С искали в целях

19

принуждения к компенсации затрат Н на ремонт автомобиля и лечение за повреждения, причиненные Н С

Полагает, что суд оставил без оценки показания Полишука о своей осведомленности относительно «конфликта Лапикова со С » со слов Ермакова, тогда как последний данное обстоятельство отрицает.

Противоречия в показаниях Полищука, данных на предварительном следствии и в судебном заседании, суд оставил без оценки.

Вывод суда о том, что в июле 2008 года Лапиков, Ермаков и Н вступили в сговор на убийство С и с этой целью осуществляли поиск последнего, считает предположением.

Суд допустил противоречие, указав, что члены банды должны были сообщить Лапикову, Ермакову и Н об обнаружении С и не установив действий Лапикова, Ермакова и Н о доведении таких указаний.

Со ссылкой на показания Огоренкова, Распутина (Н ) и Лапикова полагает, что суд оставил без оценки доводы защиты, о необоснованности вывода, о сообщении Распутиным (Н ) Лапикову об обнаружении С

По эпизоду в отношении Б , считает заключение судебно баллистической экспертизы от 16 июля 2012 года о наличии на представленной занавеске огнестрельного повреждения недопустимым доказательством, поскольку отсутствуют сведения о методике, позволяющей с помощью указанных в экспертизе химических реакций с объектом исследования, определить, что полученное «коричневое вещество» является свинцом, в связи с чем данное заключение не соответствует п.9 ч.1 ст.204 УПК РФ.

Фактически не рассмотрено ходатайство о недопустимости заключения эксперта от 16 июля 2012 года.

Показания эксперта Д вызывают сомнения, поскольку содержат недостоверную информацию о том, что в примененных им методиках прямо указано, что коричневое вещество на фотобумаге является свинцом.

В нарушение ст.252 УПК РФ суд вышел за пределы предъявленного Ермакову обвинения, поскольку последнему не вменялся квалифицирующий признак вымогательства как «совершенное в крупном размере».

По эпизоду в отношении Г полагает, что показания потерпевшего Г об обстоятельствах получения травмы, суд отверг немотивированно.

Не указано, по каким основаниям суд принял во внимание показания Полищука и отверг показания Г .

Суд допустил существенное противоречие, указав, что Г стремится к смягчению ответственности Лапикова, Ермакова и Распутина (Н ) и, что между Г и Лапиковым, Ермаковым, Распутиным

(Н ) были неприязненные отнош ения.

20

Полагает, что показания Г не могут опровергаться иными доказательствами, в том числе и показаниями Остапенко, поскольку очевидцами механизма возникновения у Г телесных повреждений были сам Г , Раднаев и Полищук.

Вывод суда о мотивах причинения Г телесных повреждений основан на предположениях, поскольку Г и Лапиков, Ермаков Распутин (Н ) отрицают наличие между ними неприязненных отношений.

Действия Гурулева, противоречащие интересам Лапикова, Ермакова и Распутина (Н ), в приговоре не отражены.

Лапиков, Ермаков и Распутин (Н ) отрицают наличие у них желания отомстить Г .

Вывод суда о том, что Лапиков, Ермаков и Распутин (Н ) желали демонстративно укрепить свой авторитет, не доказан и противоречит выводу об организации преступления с невозможностью опознания его исполнителей, то есть с маскировкой.

Указание на то, что Лапиков, Ермаков и Распутин (Н ) желали укрепить свой авторитет в определенной среде, суд не конкретизировал, что противоречит п.22 постановлению Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 29 апреля 1996 года «О судебном приговоре».

По эпизоду в отношении С обвинение Ермакову по ч.2 ст.ЗЗО УК РФ не предъявлялось. Приговор вынесен на основе обвинения сформулированного судом, а не стороной обвинения, в нарушение требований ст.ст. 15, 252 УПК РФ.

Суд изменил фактические обстоятельства вступления подсудимых в сговор по сравнению с фактическими обстоятельствами, изложенными в обвинении, не мотивировав вывод об изменении фактической стороны обвинения.

Указывает, что суд вышел за пределы обвинения и оставил без внимания обязательный отказ государственного обвинителя от обвинения чем нарушил принцип состязательности сторон.

Не указано, с каким именно «участником организованной группы общался Митюков, а также кому «им» Митюков сообщал о долге.

Не доказанным считает вывод суда о виновности Ермакова в совершении преступления предусмотренного ст. 179 УК РФ, поскольку не указано, от совершения каких сделок Ермаков принуждал отказаться К

Со ссылкой на показания Лапикова, Ермакова, Распутина (Н )и Раднаева, указывает, что о договорных отношениях между ОА « » и предпринимателями последним не было известно, и С и Б они не воспринимали как сотрудников ОА <: ».

Не приведено в приговоре оценки доводов защиты об отсутствии объекта преступления предусмотренного ст. 179 УК РФ, в связи с

21

отсутствием гражданско-правовой сделки, поскольку нет надлежащей индивидуализации реквизитов сделки между ОА « и предпринимателями.

Копии договоров ОА « сМ иА последними не подписаны, а копии договоров с М и А не подписаны К , выступающим от имени О А « ».

Копии договоров ОА « сС иД , последними не заверены. С иД судом не допрашивались, в связи, с чем невозможно сделать вывод, что именно С и Д расписались в договоре.

Полагает, что установленные судом фактические обстоятельства дела не свидетельствуют о совершении Ермаковым преступления предусмотренного ст. 179 УК РФ, поскольку расторгнуть сделки от имени ОА « мог только К , которому Ермаков никакие требования не высказывал.

Обращает внимание на противоречия в оценках суда, который не установил, что подсудимые высказывали угрозы предпринимателям, в тоже время, отвергая доводы защиты, указывает на склонение предпринимателей к разрыву отношений под угрозой.

По эпизоду в отношении С иК , считает вывод суда о виновности Ермакова в совершении преступления предусмотренного ч.З ст.321 УК РФ недоказанным.

Отсутствуют в приговоре доказательства подтверждающие общение Ермакова в условиях следственного изолятора с Лапиковым и Распутиным.

Оставлены без оценки доводы защиты о том, что у Ермакова никогда не было в условиях СИЗО мобильного телефона.

Полагает, что в приговор не содержится указаний на то, что группа из Лапикова, Ермакова и Распутина является устойчивой, что последние заблаговременно объединились, для совершения преступления, в условиях СИЗО.

Обращает внимание на противоречия в оценках суда, который признал установленным, что записка с содержанием угроз в адрес потерпевших и иных лиц содействовавшим администрации, выполнена по поручению Распутина, в тоже время, указывает, что Ермаков нанес удары Н по личным мотивам.

Кроме того записки не были адресованы К иС в связи с чем умыслом Ермакова не охватывалось противоправное воздействие на психику К с целью вызвать у него убеждение в том, что ему будет причинен вред.

Указывает также, что описанные судом действия Ермакова, Лапикова и Распутина свидетельствуют о том, что они совершили покушение на применение насилия в отношении К иС , однако их действия квалифицированы как оконченное преступление.

22

Полагает, что суд в нарушение требований ст. 252 УПК РФ допустил противоречия в выводах. С одной стороны установил, что умысел осужденных был направлен на действительное применение насилия в отношении К иС в чем им не было предъявлено обвинение а квалифицировал их действия как угрозу применения насилия к К и С

Обращает также внимание на то, что указание о применении насилия в отношении К и С не может являться угрозой в уголовно правовом смысле. Суждения же суда о том, что Н и Ермаков высказывали угрозы применения физического насилия в отношении К и С иным лицам также выходит за пределы предъявленного им обвинения.

Показания С о том, Ермаков при встречах с ним лично высказывал угрозы в его адрес, не могут являться доказательством поскольку такое обвинение Ермакову не предъявлялось.

Анализируя показания потерпевших С К свидетелей М М К Л О сопоставляя их между собой, считает, что суд дал неправильную оценку этим доказательствам, признав показания С и К достоверными что показания указанных лиц не позволяют сделать вывод о том, что Ермаков лично угрожал К и С высказывал угрозы в их адрес иным лицам, и давал указания о применении к ним насилия.

Отвергая показания Ермакова о непричастности к написанию записок суд сослался на показания Т П С М однако не учел, что они не являлись свидетелями написания записок, а потому высказывали лишь свои предположения. Суд проигнорировал сведения из СИЗО о конкретных камерах, в которых содержался Ермаков в марте-сентябре 2012 года, которые подтверждают показания Ермакова о том, что он не имеет отношения к запискам.

Судом нарушены правила оценки доказательств. Показания Ермакова о невиновности, об отсутствии у него умысла на применения насилия к потерпевшим К и С проигнорированы судом. Показания Р К С , Б И С Ш П , Б Т о том, что С и К нарушали режим содержания, необоснованно отвергнуты судом.

С учетом допущеных судом нарушений закона в ходе судебного разбирательства, считает, что выводы суда о виновности Ермакова не соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным судебным следствием.

Просит обвинительный приговор в отношении Ермакова отменить и вынести оправдательный приговор, признав его невиновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.209, ч.З ст. 30, п.п. «ж, е, з» ч.2 ст. 105; п. «а» ч.З ст. 111, ч.З ст.321 УКРФ, в связи с отсутствием в его действиях

23

составов указанных преступлений; а по п. «а» ч.З ст. 163, п. «в» ч.2 ст. 179 УК РФ - в связи с неустановлением событий данных преступлений.

Прекратить уголовное преследование Ермакова по эпизоду обвинения в совершении преступления, предусмотренного статьями 126 и 163 УК РФ (квалицированного судом по части 2 статьи 330 УК РФ) на основании п.2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения по статьям 126 и 163 УК РФ и отсутствием законного обвинения по ст. 330 УК РФ.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Ермаков ВВ. выражает такую же просьбу, в обоснование которой подробно анализирует доказательства, дает им оценки, такие же, как в жалобе его защитника, на основании которых считает приговор суда незаконным необоснованным и несправедливым.

Помимо этого указывает, что показания Полищука, который не являлся очевидцем создания банды, необоснованно положены в основу приговора. Из показаний Полищука не усматривается, какую именно роль в создании банды выполнял он (Ермаков).

Суд также не установил его конкретные действия по созданию банды и сделал не основанный на исследованных доказательствах вывод о наличии у осужденных сговора о совершении нападений на граждан.

Не установлен судом и факт получения бандой доходов от преступной деятельности. Осужденные Полищук, Остапенко, свидетели обвинения К ,О ,Р не смогли назвать ни одного конкретного источника получения бандой доходов. Его роль в банде, как отвечающего за финансовые вопросы, не установлена судом.

Судом оставлены без оценки показания Полищука и Остапенко о том что они не получали вознаграждения за совершенные преступления.

Ни он, ни другие осужденные не планировали каких-либо преступлений и не давали указаний по подготовке к преступлениям. Вывод суда об этом основан на показаниях осужденного Полищука, которые опровергаются показаниями свидетелей обвинения О ДР

Признавая банду вооруженной, суд дал неправильную оценку противоречивым показаниям Полищука, К С и не принял во внимание, что оружие им и Лапиковым было приобретено на законных основаниях задолго до инкриминируемых им событий преступлений. Ни один свидетель не дал показаний о том, что преступления совершались с использованием его оружия или оружия Лапикова.

Утверждает, что банду не создавал и участия в ней не принимал. Ни один из признаков банды в судебном заседании не нашел подтверждения.

24

Анализируя доказательства по покушению на убийство С отмечает, что конфликт со С был у Распутина А.А. в связи с тем что С стрелял в Распутина А. и ранил его в ноги, к чему ни он, ни Лапиков отношения не имеют.

Вывод суда о том, что С поставил под сомнение криминальный статус Лапикова, в связи с чем между ними возникли неприязненные отношения, является надуманным. Сам С не смог пояснить, кому он делал такие высказывания. Свидетели О Р С осужденные Полишук и Остапенко не дали показаний о том, что слышали подобные высказывания лично от С .

Вывод суда о том, что он и другие; осужденные поехали на бульвар Р с целью убийства С опровергается показаниями свидетелей О К ,Д В З А из которых следует, что поводом для поездки послужил конфликт в павильоне игровых автоматов.

Суд не привел в приговоре доказательств, кроме показаний Полищука, о том, что убийство С планировалось. Показания Полищука являются надуманными, опровергаются как показаниями осужденных, так и показания свидетелей О ,Р

Остапенко категорически опроверг показания С о том, что в него одновременно стреляли трое и пояснил, что Распутина А.А. не было в момент стрельбы, он появился позже. Ни следствием, ни судом не установлено оружие, из которого якобы стрелял Распутин А.А., что ставит под сомнение вывод суда об участии Распутина А.А. в покушении на убийство С

Суд дал неправильную оценку показаниям потерпевшего С который не видел, кто и куда стрелял, не смог точно сказать в него стреляли или в машину. Считает неправильным и вывод суда о наличии у осужденных прямого умысла на убийство С Со ссылкой на показания свидетеля К , отмечает, что с расстояния 15-20 метров невозможно вести прицельную стрельбу из карабина « Сайга 20 К». Свидетели РиВ подтвердили его показания о том, что он произвел выстрелы по автомобилю, убедившись в том, что в нем нет людей. Показания Ш который впоследствии купил этот автомобиль, о количестве повреждений на автомобиле и их расположении опровергают вывод суда о том, что в С одновременно стреляли три человека.

Вывод суда о его участии в преступлении в отношении Б является ошибочным. Он не знал Б и никогда с ним не встречался.

Приводя показания свидетелей Б Н ,Ч К О осужденного Ппищука, отмечает, что у Б имелись долговые обязательства перед заказчиком. Более того, из показаний свидетеля Н , положенных судом в основу приговора, следует, что деньги рублей Б передал заказчику, а не членам банды.

25

Обращает внимание на противоречия в показаниях осужденного Полищука, данных им на предварительном следствии и в судебном заседании по поводу долга у Б перед заказчиком, действий осужденных по сбору информации о Б и встречах с ним, которым суд не дал надлежащей оценки в приговоре.

Считает недоказанным факт производства К выстрелов по дому Б Место нахождения самого К и его оружия не установлены. Полищук не являлся очевидцем производства выстрелов и не смог назвать время, место и обстоятельства, при которых велась стрельба по дому Б

Потерпевший Б и свидетель Б дали об это показания лишь в конце допроса 5 ноября 2013 года.

Вещественное доказательство штора с окна дома Б была исследована в отсутствие Б , а ее вид и размеры не соответствуют показаниям потерпевшего, что вызывает сомнения в том, что эта штора находилась в доме потерпевшего. Заключение эксперта Д о повреждениях на шторе, которые могли быть причинены пулей к гладкоствольному охотничьему оружию, носит предположительный характер.

Полагает, что показаниями потерпевшего Б о том, что в 2008 году к дому подъезжали и спрашивали отца Полищук и Раднаев опровергаются показания Полищука о совершении вымогательства им и Распутиным. Кроме того показания Б иБ , об обстоятельствах вымогательства, по его мнению, носят характер предположений. Они не смогли конкретизировать, кто за ними следил, не смогли сказать были ли автомашина, которая совершила наезд на Б , такой же, на которой приезжали к дому лица в поисках ее мужа, когда разбивали им окна стреляли по окнам, они не видели ни людей, ни машин. С заявлением о преступлении они обратились в правоохранительные органы спустя четыре года после смерти в 2012 году потерпевшего Б Считает также что показания Б в судебном заседании приведены в приговоре неправильно.

В части осуждения по ст. 179 УК РФ обращает внимание на то, что К иС в судебном заседании не давали показаний о том, что подсудимые требовали отказаться от услуг охраны предпринимателей, а потому вывод суда о том, что указанные показания С иК подтверждаются показаниями свидетелей С М и Г является неправильным.

Потерпевший С не давал показаний о том, что он ( Ермаков угрожал ему, а его (С ) показания о том, что Распутин высказывал угрозы, противоречат показаниям К Б Остапенко Н С М П , которые присутствовали на

26

встречах С с ним и Распутиным, и не слышали угроз ни от него, ни от Распутина.

Показания же Полищука о том, что подсудимые высказывали угрозы физической расправой в адрес сотрудников охранного агентства, надуманы.

Кроме того, общаясь с С иБ он не связывал их ни с каким охранным агентством, знал, что они занимаются незаконным «крышеванием» предпринимателей на ры нке.

Он же решил создать своей охранное агентство и многие предприниматели в разговорах с ним соглашались с его предложением.

Уголовное дело по данному преступлению было возбуждено только через год в 2012 году, за это время С создал такие условия предпринимателям, что они вынуждены были в суде сказать неправду.

Суд необоснованно не принял во внимание показания свидетелей М В А которые не пошли на поводу у С и Б и рассказали о характере взаимоотношений с ними Противоречивые выводы сделаны судом и при оценке показаний свидетеля М . Признав недопустимым доказательством опознание его данным свидетелем, в то же время ее показания признал правдивыми. Не учел суд и то, что в отношении него отказано в возбуждении уголовного дела по ст. 119 и 163 УК РФ.

Анализируя доказательства по самоуправству в отношении С , отмечает, что суд необоснованно отверг его показания и показания Митюкова, Распутина А. о том. что в магазине « » и в клубе « » они не применяли насилия к потерпевшему и не угрожали ему поскольку эти их показания подтверждаются показаниями свидетелей Ч Ж Г ,П иМ .

Необоснованно отверг суд и показания Г в судебном заседании.

Свидетели М К В Г А опровергли показания С К и А об удержании потерпевшего, нанесении ему ударов кием

Полагает, что С был заинтересован в исходе, поскольку не хотел отдавать автомашину Митюкову, в связи с чем его показания нельзя признать достоверными.

Утверждает также о непричастности к совершению преступления в отношении Г Приводя свой анализ доказательств, указывает, что свидетели К , М , Д , М , З , не являлись очевидцами преступления, а потому их показания, основанные на слухах и предположениях, необоснованно положены в основу приговора.

Неправильную оценку дал суд и показаниям Полищука и Остапенко В и Ч в судебном заседании, в связи с чем необоснованно признал его виновным.

27

По эпизоду дезорганизации деятельности учреждения суд необоснованно положил в основу приговора показания потерпевшего С которые не подтверждаются другими доказательствами. По делу нет ни одного документа, ни одного свидетеля, подтверждающих факт угроз в его адрес.

В его (Ермакова) записках нет угроз, а в записках от имени «»

нет упоминания о С

Показания потерпевшего К также считает недостоверными Полагает, что К , как лицо, нарушающее режим содержания под стражей, заинтересован в исходе дела. Креме того К , утверждая о том что Распутин призывал к нарушению режима содержания, не смог назвать источник своей осведомленности.

По поводу записки, написанной ям в адрес К , обращает внимание на то, что она не содержит угроз, а слово «спрос» в его понимании означает «разговор», «диалог», а не применение насилия, о чем пояснил К

Не согласен он и с оценкой, которую суд дал показаниям сотрудников СИЗО С Т , П , О Анализируя их показания, отмечает, что построены на предположениях, свидетели не назвали источник своей осведомленности, в связи с чем их показания являются недопустимыми доказательствам а.

В то же время суд необоснованно и:з принял во внимание показания указанных свидетелей о том, что он Лапиков и Распутин соблюдали режим содержания, что обстановка в СИЗО была стабильной.

Считает, что суд по всем преступлениям, за которые он осужден, не привел подробный анализ доказательств, не принял во внимание обстоятельства, имеющие существенное зн учение для дела, необоснованно со ссылкой на то, что подсудимые стремятся избежать ответственности за содеянное, отверг их показания о непричастности к преступлениям, в результате чего постановил незаконный, необоснованный и несправедливый приговор, подлежащий отмене.

В апелляционных жалобах осужденный Митюков А.М. и его защитник адвокат Белокопытов А.К. указывая на незаконность и необоснованность приговора, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела просят обвинительный приговор в отношении Митюкова отменить и оправдать его.

Представитель потерпевшего Г адвокат Байков Н.Н просит приговор в отношении Лапикова, Ермакова, Распутина и Раднаева в части их осуждения по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ отменить и оправдать их по данному обвинению, ссылаясь на то, что потерпевший не имеет никаких претензий к осужденным, что он последовательно пояснял, что травмы,

28

которые он получил 26 октября 2009 года в г. образовались не в результате его избиения осужденными, а в результате дорожно транспортного происшествия, когда потерпевший, убега от преследовавших его лиц был сбит на проезжей части проезжавшей автомашиной.

Осужденный потерпевший не знает, в связи с чем считает, что у них не имелось мотива для причинения ему тяжких телесных повреждений.

Кроме того он просил суд в случае признания подсудимых виновными назначить им по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ минимальное наказание, однако суд назначил им неоправданно суровое наказание.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Семенов ВС. считает приговор законным, обоснованным, справедливым и просит оставить его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Судом тщательно проверялись доводы стороны защиты, поддержанные и в апелляционных жалобах, о непричастности осужденных к совершению преступлений, им дана в приговоре надлежащая оценка, и на основе анализа исследованных в судебном заседании доказательств эти доводы обоснованно отвергнуты.

При этом, признавая Лапикова, Ермакова и Распутина виновными в покушении на убийство С и причинении здоровью Ч вреда средней тяжести, суд правильно сослался на показания потерпевшего С подтвердившего наличие неприязненных отношений с Лапиковым с декабря 2007 года, в связи с сем, что он пытался заступиться за своего знакомого М когда на встрече с Лапиковым и Распутиным его ударили, а затем, узнав, что Лапиков содержался в следственном изоляторе в камере для бывших сотрудников, высказал, что тот не может иметь авторитет в криминальной среде.

Из показаний С об обстоятельствах его преследования группировкой Лапикова следует, что его члены группы Лапикова неоднократно назначали ему встречу, дважды ему удалось убежать, в мае 2008 года на него напали около его дома, хотели увезти 4 человека в масках прострелили ногу, но он также убежал, за эти действия осудили Остапенко К ,О

28 августа 2008 года около 23 часов он находился на остановке « », пытался завести свой автомобиль, общался со своими знакомыми, никакого конфликта не было, к остановке подъехал Распутин

29

увидел его и по телефону сказал кому-то скорее приезжать, подъехали автомашины « », « » и другие. Лапиков, Распутин и Ермаков вооружились, окликнули его, чтобы он подошел к ним прозвучало несколько осечек, а затем более 10 выстрелов в его сторону Выстрелы были направлены в его сторону, в верхнюю часть тела с расстояния 15-20 метров. Лапиков, Ермаков и Распутин на расстоянии друг от друга 2-3 метров стреляли из оружия, похожего на охотничий карабин «Сайга». Освещение на остановке было хорошее. До выстрелов он успел надеть бронежилет, во время выстреле Е: спрятался за машину «»,

а затем убежал за дом. Когда вернулся, узнал о ранении в бедро знакомого Ч который в момент выстрелов находился рядом. У машины выстрелами из картечи и дроби были повреждены справа стекла двери, крыло. Попросил знакомого отогнать машину на стоянку, затем машину оставил отцу, сам уехал в другой город, скрывался.

Вопреки доводам жалоб существенных противоречий показания потерпевшего С не содержат. Оценивая показания С суд правильно отметил в приговоре, что уточ] ;ение и дополнение обстоятельств совершенного в отношении него преступления в судебном заседании не свидетельствует о противоречивости его показаний.

Показания потерпевшего С о наличии между ним и Лапиковым неприязненных отношений, об обстоятельствах его преследования группировкой Лапикова, о событиях 28 августа 2011 года соответствуют другим доказательствам:

- показаниям осужденного Полищука, который пояснил суду, что в августе 2008 года Лапиков, Ермаков и Распутин пытались убить С в районе остановки « » г. убийство планировали из за того, что С высказался в криминальных кругах г. о том что Лапиков, являющийся руководителем банды, не имеет права быть «смотрящим», так как имел отношение к правоохранительным органам, что недопустимо для криминального авторитета уровня Лапикова; когда Лапикову стало известно о данном высказывании С которое подрывало его авторитет, за С началась «охота», члены группировки Лапикова были обязаны сразу же сообщать Лапикову об обнаружении С поэтому Лапиков, Ермаков и Распутин пытались лично убить С стреляли из ружей «Сайга».

показаниям осужденного Остапенко, являвшегося очевидцем преступления в отношении С подтвердившего свое участие в банде и пояснившего, что в 2008 году у лидеров указанной группировки Лапикова Ермакова, Распутина сложились неприязненные отношения со С ,

30

который оскорбительно высказался о Лапикове; в августе 2008 года кто-то из лидеров группы сказал ему ехать вместе с остальными на остановку общественного транспорта « », так как там находился С , прибыв на место, они вышли из машины, и сначала он услышал выстрел в месте нахождения машины Ермакова и Р Лапиков взял принадлежащее ему (Остапенко) ружье «Сайга» и с расстояния примерно 15 метров 4-5 раз прицельно с упором в плечо выстрелил в группу людей, среди которых предположительно находился С , все разбежались, стреляли также со стороны, где был Ермаков

- показаниям на предварительном следствии потерпевшего Ч о том, что 28 августа 2011 года он находился на остановке рядом со С и другими лицами, в какой-то момент С отошел от компании, стали раздаваться выстрелы, он был ранен в ногу, позже от С узнал, что стреляли Лапиков, Ермаков и Распутин, с которыми у С был конфликт;

- показаниям свидетеля С , который как на предварительном следствии, так и в судебном заседании пояснил, что в августе 2008 года вечером на остановке « » Лапиков, Ермаков и Распутин прицельно стреляли из ружей в С , не в ноги, а выше пояса, он спрятался за машину, машина была расстреляна, были повреждения в средней и верхней части, следы от картечи и дроби, которые пробили металл насквозь и были вмятины, там же ранили одного из присутствующих парней в ногу, знает, что у С были неприязненные отношения с подсудимыми, что ранее они в форме сотрудников милиции стреляли в него возле дома, но тогда он убежал;

- показаниям свидетеля О который на предварительном следствии и в суде пояснил, что у С с Лапиковым произошел конфликт, после которого С по у казанию Лапикова хотели наказать на одной встрече со С и его ребятами Распутину А.А. прострелили ноги, но он в милицию не обращался, они пытались похитить С но ничего не получилось, на остановку « » они с Распутиным приехали в связи с конфликтом в павильоне игровых автоматов предпринимателя по имени « », которого «крышевал» Распутин но к их приезду конфликта уже не было, Рас путин заметил С , позвонил и сказал подъехать ребятам, а ему сказал на машине перекрыть дорогу С что он и сделал, слышал выстрелы, на месте были Лапиков Ермаков и Распутин, со слов Остапенко узнал, что Лапиков и Ермаков стреляли из карабинов Остапенко и Р

- показаниям свидетеля Распутина В.И., подтвердившего наличие конфликтных отношений между Лапиковым и Стерховым в связи с тем, что

31

последний негативно высказался в адре:с Лапикова, и пояснившего по событиям 28 августа 2011 года, что с Ермаковым проезжал на автомашине мимо остановки « », заметили автомашину С « », рядом стояла группа 5-6 человек, затем по команде Лапикова поехали на разных машинах на эту остановку, где Ермаков взял карабин «Сайга», произвел выстрелы в направлении автомобиля «»,

выстрелы попадали в машину, та юке слышал выстрелы со стороны автомобиля « », на котором приехал Лапиков, люди разбежались, со стороны автомашины « » угроз и выстрелов не слышал, после этого они уехали, слышал, как Лапиков ругал Остапенко за то, что оружие не полностью заряжено, произвело только три выстрела;

- показаниям свидетеля Д о том, что он, уходя от остановки слышал одиночные выстрелы, хлопки, а когда вернулся к остановке, видел повреждения автомашины справа, в том числе на высоте 1 метра от земли, по просьбе С транспортировал поврежденный автомобиль «»

;

- показаниям свидетеля И который пояснил, что в конце августа 2008 года С сказал, что срочно уезжает во из-за конфликта с местными криминальными авторитетами, что в него стреляли с целью убить, повредили его машину « », которую он предложил забрать в счет долга и продать, машина была со следами выстрелов в верхней части кузова, он продал ее мужчине по имени М в 2009 году;

- показаниям свидетеля Ш который подтвердил наличие повреждений от выстрелов на приобретенном им в июне 2009 года автомобиле « », пояснив о наличии повреждений на правой части автомашины, следов от дроби, в том числе в верхней части на высоте примерно 1 метр 70 см от земли, о сквозных повреждениях, деформациях углублениях;

-показаниям свидетеля К который подтвердил наличие конфликта между С и Лапиковым, вызванного тем, что С нехорошо высказался в отношении Лапикова, что он учился в пожарной школе, не достоин быть в криминальных кругах, в связи с этим они пытались разобраться со С тот длительное время не выходил на связь, затем его встретили, хотели посадить в машину, прострелили ему ногу, за это он Остапенко, О иК были осуждены, позже узнал от Лапикова Ермакова и Распутина что на остановке « » был конфликт со С , стрельба;

32

- показаниям свидетелей Н Д М

которые также пояснили о наличии конфликта между потерпевшим С и Лапиковым, Распутиным, в связи с тем, что С делал высказывания о том, что Лапиков, как бывший сотрудником, обучавшийся в

не может пользоваться авторитетом в криминальной среде, не может быть «смотрящим» по району г.

Вопреки доводам жалоб судом исследованы и получили оценку все показания свидетелей, в том числе при проверке их показаний на месте преступления, на очных ставках.

Так, на очной ставке с Лапиковым СВ., Ермаковым ВВ Распутиным потерпевший С подтвердил свои показания, прямо указал на стрелявших в него Лапикова, Ермакова, Распутина, в результате выстрелов которых был ранен Ч

На очной ставке с Лапиковым СВ. и Раднаевым Д.Н. Остапенко подтвердил свои показания по данному эпизоду и пояснил о лидирующем положении Лапикова в группе и в криминальной среде.

На очной ставке с Распутиным А.А. свидетель О подтвердил свои показания.

Свидетель Р при проверке показаний на месте подтвердил свои показания о производстве выстрелов Ермаковым и со стороны автомобиля, на котором ехал Лапиков, указал направление, куда стали разбегаться люди от автомобиля « », в сторону которого стрелял Ермаков.

На очной ставке с Ермаковым В.В. (т. 17 л.д. 195-199), с Остапенко А.В. свидетель Р также подтвердил свои показания.

На очной ставке с Р свидетель С подтвердил свои показания о том, что Лапиков, Ермаков и Распутин стреляли в направлении С

Тому обстоятельству, что в судебном заседании свидетель не смог опознать Лапикова, указав на Митюкова как на Лапикова СВ., суд дал надлежащую оценку и с учетом пятилетнего срока, прошедшего после преступления, а также того, что свидетель не был близко знаком с Лапиковым, суд правильно указал в при говоре, что этот факт не ставит под сомнение показания свидетеля о том, что в направлении С производили выстрелы три человека.

33

Некоторые расхождения в показаниях свидетелей и потерпевшего в описании событий 28 августа 2008 года, на что обращается внимание в жалобах, которые вызваны особенностями восприятия случившегося каждым их них, местом их нахождения, не являются существенными. В целом показания свидетелей и потерпевше го взаимно дополняют друг друга что позволило суду правильно установить обстоятельства содеянного осужденными.

Тот факт, что показания осуждение го Полищука о том, что ему стало известно о совершенном в отношении С преступлении в связи с участием в банде, не подтвердил Ермаков, не может свидетельствовать о недостоверности показаний Полищука, как об этом утверждается в жалобе.

Принимая во внимание отсутствие у Полищука оснований для оговора Лапикова, Ермакова и Распутина, соответствие его показаний как о мотиве так и об обстоятельствах содеянного осужденными другим доказательствам суд обоснованно признал показания Полипдука достоверными.

Дал оценку суд и показаниям потерпевшего Ч в судебном заседании о том, что он повредил ногу, когда убегал с остановки, и привел убедительные мотивы, в силу которых признал достоверными его показания на предварительном следствии.

Показания свидетелей правильно приведены в приговоре. Доводы жалобы о том, что в судебном заседании не оглашались показания свидетеля Огоренкова на предварительном следствии в томе 16 на л.д. 221-228, на которые сослался суд в приговоре, опровергаются протоколом судебного заседания, из которого следует, что в судебном заседании были оглашены показания указанного свидетеля в томе 16 на л.д. 221- 228. ( л. 301 протокола).

Объективно показания потерпевшего и свидетелей о производстве выстрелов в направлении С и причинении огнестрельного ранения Ч подтверждаются заключением судебно-медицинского эксперта а отношении Ч , согласно которому травма левой нижней конечности с открытым переломом малоберцовой кости и наличием инородных тел, а также повреждение в области правого бедра причины от воздействия заряда при выстреле из оружия, заключением эксперта от 08.11.2011 по результатам исследования отрезка металла (выреза передней поверхности центральной правой стойки автомобиля « », изъятой 25.10.2011 года в ходе выемки у свидетеля Ш под слоем краски и шпаклевки находились 6 повреждений в виде вмятин округлой формы диаметром 3-4 мм., которые могли быть образованы в результате выстрела

34

из охотничьего оружия множественным снарядом, а именно дробью, (т. 24 л.д. 52-56)

Приведенными доказательствами с нровергаются доводы жалоб о непричастности Лапикова, Ермакова и Распутина к совершению преступления в отношении С о том, что Лапиков стрелял в землю Ермаков - в автомобиль, в котором не было людей, а Распутин вообще не производил выстрелов.

Принимая во внимание соответствие показаний потерпевшего С о том, что осужденные Лапиков, Ермаков и Распутин производили в него выстрелы, другим доказательств ш, суд обоснованно признал его показания достоверными и пришел к выводу о виновности Лапикова Ермакова и Распутина в покушении на убийство С

Судебное медико-баллистическое заключение (исследование специалистов от 17 декабря 2014 года, подготовленное специалистами К Т Ф согласно которому телесные повреждения нижних конечностей Ч могли быть образованы в результате рикошета отдельными дробинами, исключено образование указанных повреждений в результате прямого выстрела, а также исключается возможность причинения автомобилю огнестрельных повреждений на задней части автомобиля при обстоятельствах, описанных С которое противоречит всем иным доказательствам, дано без непосредственного исследования материалов дела, вещественных доказательств, не может поставить под сомнение этот вывод суда. Суд обоснованно признал данное заключение специалистов недостоверным.

Надлежащую оценку дал суд и другим доказательствам стороны защиты: показаниям свидетелей В Л Т З Н С К , К , С , подробные и убедительные суждения, в силу которых токазания указанных свидетелей не опровергают факт производства осужденными выстрелов в С приведены в приговоре, с которыми Судебная коллегия согласна.

Вопреки доводам жалоб в обоснование виновности осужденных суд привел в приговоре только допустимые доказательства, полученные в рамках расследования уголовного дела, возбужденного 9 июня 2009 года по признакам преступления, предусмотрен ного ч. 1 ст. 112 УК РФ по факту умышленного причинения неизвестным лицом средней тяжести вреда здоровью Ч 28 августа 2008 года около 01 часа в районе остановки общественного транспорта « » г. .

35

В ходе расследования было установлено, что указанные действия совершены Лапиковым, Ермаковым и Распутиным А. Выявление в ходе расследования дела факта производства осужденными выстрелов из оружия в том же месте в то же время, в направлен ни еще одного лица, не требовало возбуждения в отношении них нового уголовного дела.

Действия осужденных Лапикова, Ермакова и Распутина правильно квалифицированы судом по факту покушения на убийство С по ч. 3 ст. 30, пп. «ж», «е», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Характер действий осужденных, которые, используя огнестрельное оружие, заряженное патронами с дробью, произвели прицельные выстрелы с близкого расстояния 15-20 метров в направлении потерпевшего свидетельствует о наличии у них прямого умысла на убийство С который по не зависящим от них обстоятел ьствам не был доведен до конца.

Содеянное осужденными, которые сделали все от них зависящее для причинения смерти потерпевшему, произведя в него прицельные выстрелы из огнестрельного оружия, свидетельствует о совершении ими оконченного покушения на убийство С а потому дальнейшее поведение осужденных, которые после производства выстрелов не стали преследовать протерпевшего, на что обращается внимание в жалобах, не имеет юридического значения и не влияет на оценку их действий как покушения на убийство.

С учетом того, что мотивом покушения на убийство С явились высказывания потерпевшего, поставившие под сомнение авторитет Лапикова, как руководителя банды, суд обоснованно расценил действия осужденных как сопряженные с бандитизмом.

Дополнительная квалификация действий осужденных и по признаку совершение преступления организованной группой не противоречит закону по смыслу которого допускается квалификация действий виновного по совокупности признаков, характеризующих объективную сторону преступления.

О совершении преступления организованной группой свидетельствуют установленные в судебном заседании обстоятельства, предшествующие совершению преступления и во время его совершения.

Из исследованных доказательств следует, что осужденные длительное время принимали меры к розыску потерпевшего, а когда его место нахождения было обнаружено, они в те чение кроткого промежутка времени прибыли к этому месту, вооруженные огнестрельным оружием, что стало

36

возможным благодаря высокой степени организованности членов группы хорошо налаженной между ними связи, мобильности.

Принимая во внимание эти данные, а также совместный согласованный характер действий Лапикова, Ермакова и Распутина, объединенных единым умыслом на причинение смерти С суд обоснованно пришел к выводу о совершении преступления организованной группой.

Квалифицируя действия осужденных по признаку покушения на убийство общеопасным способом, суд правильно сослался на то, что действия осужденных, совершенные в об щественном месте представляли опасность не только для потерпевшего, но и для иных лиц, находившихся неподалеку от него, и одному из этих лиц Ч фактически был причинен вред здоровью.

С учетом этого суд правильно квалифицировал содеянное ими в отношении Ч по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ.

Не основаны на материалах дела и доводы жалоб о непричастности осужденных Лапикова, Ермакова, Распутина А. и Раднаева к вымогательству у Баянова М.И.

Эти доводы жалоб опровергаются показаниями осужденного Полищука, признавшего себя виновным и совершении вымогательства у Б которое организовали лидеры группы Лапиков, Ермаков и Распутин А., решившие его наказать за к есвоевременное выполнение заказа знакомого Распутина А., и заработать на Б деньги, и давшего подробные показания в судебном заседании, как о своих действиях, так и о действиях других участников этого преступления: Лапикова, Ермакова Раднаева и Распутин А.

Из его показаний, в частности, следует, что Б не сразу выполнил заказ одного из знакомых Распутина и не сразу вернул деньги, за что Распутин с Лапиковым и Ермаковым решили его наказать. Распутин и Ермаков собрали информацию о Б в том числе о месте жительства сведения о семье, приезжали к нему домой, требовали деньги, при этом угрожали расправой, поджогом дома и пилорамы. Они неоднократно звонили на телефон Б , а когда он менял номер телефона, узнавали новый номер, снова звонили, требовали деньги, угрожали. В этом участвовали также Раднаев и К После освобождения из места лишения свободы с января 2009 года он '[Полищук) также стал ездить к дому Б вместе с Ермаковым, Распутиным А., Раднаевым и другими лицами Так было более 6 раз. При нем Ермаков ч Распутин (Н ) разговаривали с сыном Б а Полищук, Раднаев и К находились рядом в качестве силовой поддержки. Распутин и Ермаков выясняли у сына Б где находится его отец, так как он скры нался от них. Сын Б говорил,

37

что не знает, где отец. Ермаков и Распутш угрожали ему поджогом дома если он не скажет.

Также ему известно, что в ходе этих событий К на автомобиле»

белого цвета совершил наезд на жену Б , когда она шла по улице, а также К стрелял из ружья в окно дома Б

Все это делалось с целью напугать Б и его семью, чтобы он отдал деньги.

Показания Полищука об обстоятельствах вымогательства у Б

денег, о том, что они неоднократно приезжали к нему домой, требовали деньги, при этом угрожали физической рас правой как самому Б так и его сыну и жене, что в ходе этих событий К на автомобиле « » белого цвета совершил наезд на жену Б , когда она шла по улице, а также К стрелял из ружья в окно дома Б , что свои действия они прекратили весной 2009 года, когда получили деньги с Б , соответствуют показаниям потерпевшего Б свидетеля Б которые в судебном заседании дали аналогичные показания о действиях осужденных.

При этом Б в судебном заседании прямо указал на Полищука и Раднаева как на участников вымогательства, а на предварительном следствии уверенно по чертам лица, телосложению опознал Лапикова СВ. и Раднаева Д.Н., как лиц, которые в 2008-2009 годах неоднократно приезжали к его дому с группой лиц, вымогали с отца деньги угрожали ему расправой.

Проведены данные следственные действия с соблюдением закона, с участием понятых, а потому суд обоснованно признал указанные протоколы опознания допустимыми доказательствами.

То обстоятельство, что в судебном заседании потерпевший Б

не узнал Лапикова, сославшись на то, что прошло времени с того момента, когда он его видел, не может поставить под сомнение ни достоверность результатов опознания в ходе предварительного следствия, ни допустимость данного доказательства.

Свидетель Б в судебном заседании указала на Распутина А как на участника вымогательства, поясняв, что он был наиболее активным пояснила также о том, что со слов мужа ей известно, что осужденные требовали деньги в размере рублей.

Показания Полищука о том, что Б не имел долговых обязательств перед Распутиным А., и об обстоятельствах вымогательства соответствуют показаниям свидетеля Н который пояснил

38

суду, что Б по одному из заказов получил предоплату рублей, но затем заказчик отказался от услуг Б и потребовал возврата денег, а позже с Б стали требовать рублей, начались угрозы в его адрес, приезжали ребята от имени Лапикова (Ч ,Б не мог рассчитаться, в связи с чем прятался, жену Б пытались сбить машиной возле дома, один раз стреляли по окнам. Он (Н хотел помочь решить эту проблему, для этого встретился с Лапиковым и Распутиным А.А., которые настаивали, что Б должен отдать рублей, так как время прошло, он попользовался деньгами и надо это компенсировать. Б с долгом не соглашался, начал выполнять заказ, о чем он (Н ) сообщил Лапикову, на что тот ответил, что нужны деньги. Заказчиком также отказался от заказа, сказал, что уже обратился к людям и с ними решаю» вопрос. Снова начались угрозы давление, приезжали к нему домой, на пилораму. Б заставили согласиться с этим долгом, и он с ними рассчитался, передав рублей.

О совершении вымогательства денежных средств у Б пояснил в судебном заседании и работавший вместе с потерпевшим свидетель Ч которому об этом стало известно со слов потерпевшего, а также в связи с тем, что он сам явился очевидцем преступления, когда в его присутствии два человека пытались проникнуть в дом Б а кроме того пытались найти потерпевшего в его доме, в связи с чем угрожали ему, отталкивали его престарелых родителей, требуя сказать, где Б

Соответствуют показаниям Полищука, а также показаниям матери и сына Б свидетеля Н об обстоятельствах вымогательства и показания свидетелей О ,Р К

То обстоятельство, что Копытин не допрошен судом, о чем указано в жалобах, не может поставить под сомнение достоверность и допустимость показаний свидетелей О ,Р осужденного Полищука об обстоятельствах, о которых им стало известно от К

Объективно показания Полищука, потерпевшего Б и свидетеля Б Н Р о производстве К выстрела в окно дома Б подтверждаются заключением эксперта от 16 июля 2012 года по результатам исследования выданной Б занавески, согласно которому на указанной занавеске обнаружено огнестрельное повреждение - разрыв ткани под действием снаряда, имеющего в своем составе свинщ; таким снарядом могла быть пуля к гладкоствольному охотничьему оружию. Конструкция и калибр оружия, из

39

которого был произведен выстрел, в ходе экспертного исследования не были установлены по причине отсутствия на повреждении дифференцирующих признаков, (т.25 л.д. 66-69)

Свои выводы эксперт Д подтвердил в судебном заседании пояснив о ходе и результатах экспертного исследования, которые, по его мнению, являются полными и не содержат противоречий.

С учетом показаний эксперта, оснований сомневаться в компетентности которого суд не имел, а также акта экспертизы от 16 июля 2012 года, содержание которого соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ в нем приведены методы исследования вещественного доказательства и используемые научные рекомендации, все выводы экспертом мотивированы, суд обоснованно признал заключение эксперта достоверным и допустимым доказательством.

Сопоставив заключение эксперта с показаниями потерпевшего свидетелей, с данными осмотра занавески суд обоснованно пришел к выводу о том, что повреждение на выданной Б занавеске образовалось в результате выстрела в окно дома в ходе вымогательства денежных средств уБ

При таких данных доводы жалоб о недостоверности и недопустимости указанного заключения эксперта нельзя признать обоснованными.

Исследованными судом доказательствами опровергаются доводы жалоб о том, что у потерпевшего Б имелся долг перед Распутиным А.

Не нашло подтверждения в судебном заседании и алиби Раднаева, о чем в приговоре приведены убедительные и обоснованные суждения.

Не основаны на законе и материалах дела и доводы жалоб о том, что доказательства о совершении осужденными преступления в отношении Б получены до возбуждения уголовного дела.

Как следует из материалов дела, все следственные действия, в ходе которых установлена причастность осужденных к совершению вымогательства, выполнены с соблюдет; гм норм уголовно-процессуального закона в ходе расследования возбужденного в отношении них уголовного дела по факту вымогательства у С . То обстоятельство, что уголовное дело по факту вымогательства у Б возбуждено после получения в установленном законом порядке доказательств причастности

40

осужденных к этому преступлению, не может поставить под сомнение ни законность проведения следственных действий, ни допустимость собранных по делу доказательств.

В жалобах правильно указывается на то, что права потерпевшего Б в связи с его смертью не могли перейти к его сыну Б

поскольку смерть потерпевшего не являлась последствием действий осужденных. Это суждение суда не соответствует требованиям ч. 8 ст. 42 УПК РФ. Однако в судебном заседании; было установлено, что угрозы высказывались осужденными не только в адрес Б но и в адрес Б в связи с чем суд обоснованно не усмотрел оснований для прекращения статуса потерпевшего Б

Вопреки доводам жалоб принятое судом решение не противоречит требованиям ч. 1 ст. 42 УПК РФ, в силу которых решение о признании потерпевшим может быть принято не только следователем, но и судом.

Действия Лапикова, Ермакова, Распутина, Раднаева правильно квалифицированы по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ УК РФ, как вымогательство то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, повреждения и уничтожения чужого имущества, с применением насилия, в крупном размере, совершенное организованной группой.

Давая такую юридическую оценку содеянного осужденными, суд не вышел за пределы предъявленного им об синения, согласно которому всем осужденным, в том числе и Ермакову было предъявлено обвинение в вымогательстве в крупном размере.

Проверялись судом и обоснованно отвергнуты и доводы осужденных о непричастности к причинению тяжкого вреда здоровью Гу о том, что Г получил эти повреждения в результате дорожно-транспортного происшествия.

При этом суд правильно признал достоверными показания осужденного Полищука М.П., который в судебном ЗЕюедании полностью признал себя виновным в причинении тяжкого вреда здоровью Г и дал подробные показания об обстоятельствах данного преступления.

Из его показаний следует, что решение об избиении Г было принято Лапиковым, Ермаковым и Распутиным А., для того, чтобы подорвать его авторитет в г. , показать ему свою силу, «поставить на место». Вызвано это было тем, что Г выражался нецензурно в адрес Лапикова, не воспринимал его авторитет «смотрящего» за

районом, были постоянные конфликты. Лапиков решил его

41

наказать. Ермаков и Распутин все организовали. Встречу с Гу по просьбе Распутина организовал К В г. они приехали вместе с Раднаевым и Остапенко, который по указанию Ермакова взял с собой карабин «Сайга». Приехав на территорию рынка, где находились К и Г он совместно с Раднаевым догнали Г и избили его, нанеся каждый по 5-7 ударов металлической трубой по телу, по ногам Г Раднаев кроме того пинал Г , а Остапенко прикладом ружья ударил в спину К тот упал на землю.

Суд не имел оснований не доверять показаниям Полищука, который рассказал не только о действиях других лиц, но и о своих действиях. При этом вопреки доводам жалоб его пояснения о мотивах избиения Г основаны не на предположениях, а на конкретных фактах, которые стали и ему известны, как участнику банды, из разговоров Лапикова, Ермакова Распутина, из указаний, полученных от Ермакова.

Приведенным показаниям Полищука соответствуют показания осужденного Остапенко А.В., подтвердишего свое участие в поездке в г Ш с Полищуком и Раднаевым, которые сказали ему, что Лапиков и Ермаков дали указание избить парня, так как тот плохо себя ведет, а также сказали взять с собой карабин «Сайга» и одеться в темную одежду. Они втроем проехали в г. , надели маски, и побежали к стоявшим у игровых автоматов людям, Раднаев и Полищук, стали догонять человека побежавшего в сторону торговых рядов, откуда он слышал стоны, а когда Полищук и Раднаев вернулись, сказали, что они избили Г О том, что Г попал под машину, никто не говорил. Он (Остапенко) повалил на землю двух оставшихся людей, один из них был К .

Свои показания Остапенко подтвердил в ходе предварительного следствия на очной ставке с Л (т. 17 л.д. 201-206), с Раднаевым Д.Н. (т. 17 л.д. 233- 238) утверждал об их участии совершении преступления в отношении Г

В судебном заседании подсудимый Остапенко А.В. подтвердил, что осмотренное в зале суда оружие карабин «Сайга-20К»., использовалось им при совершении данного преступления.

Свидетель К подтвердил показания Полищука о том, что он организовал встречу с Г по просьбе Распутина А. и О которые приезжали к нему, говорили, что Г надо наказать, «сломать в связи с конфликтом Г с М . Через 2-3 дня свидетелю позвонил Ермаков ВВ., просил не затягивать со встречей. Он пригласил Г на встречу на рынок в г. о чем сообщил

42

Распутину примерно за час. Там же были Ч К . До этого у Г никаких повреждений не было Когда они стояли на улице подъехала автомашина, из которой выскочили Полищук и Раднаев, его ударили трубой по спине. Г отбежал метров 20-30 за прилавки, где его избивали, были слышны удары, Г кричал. У Г было много переломов рук и ног, ему вызвали скорую помощь, доставили в больницу.

О том, что Г был избит лицами в одежде черного цвета как у сотрудников СОБР и черных масках с прорезями для глаз, дал показания на предварительном следствии очевидец этого события Ч свидетель Н которые находились на рынке, свидетель В.

на предварительном следствии, свидетели О Т в суде и на предварительном следствии, которым стало известно об этом со слов К , свидетель М который привез Г с Ч иК в район рынка « », а позже Колотыгин сообщил ему об избиении Г , свидетель З который видел Г на месте происшествия с телесными повреждениями, а позже Г сказал, что его могли избить люди из группировки Лапикова.

О подтвердил также, что Распутин в его присутствии требовал от К организовать встречу с Г

В судебном заседании свидетели Ч и В не подтвердил свои показания на предварительном следствии, но не отрицали что протоколы допроса составлены с их участием, ими подписаны, а потому суд правильно сослался в приговоре на их показания на предварительном следствии, как на допустимые доказательства.

О причастности Ермакова к совершению преступления в отношении Г свидетельствуют показания М о том, что он обращался к Ермакову с просьбой разобраться с Г который его избил, и Ермаков предлагал ему поме щь, а позже узнал, что Г избили битами или палками люди в масках.

Оценив показания свидетелей, суд со ссылкой на отсутствие у них оснований для оговора подсудимых, на то, что их показания согласуются с между собой, правильно признал их достоверными.

Приведенными показаниями осужденных Полищука и Остапенко показаниями свидетелей опровергаются доводы жалоб как осужденных и их защитников, так и представителя потерпевшего о получении Г телесных повреждений в результате наезда на него автомобиля.

43

Объективно показания осужденных и свидетелей подтверждаются заключениями экспертов от 09.08.2011 г., 23.04.2012 г., от 10.08.2012 г. и от 23.08.2012 г., согласно которым потерпевшему Г телесные повреждения в виде закрытой тупой травмы грудной клетки, травм правой и левой голени, закрытой тупой травмы правого предплечья, ушибов мягких тканей и ссадин на лице, конечностях, могли быть причинены 26.10.2009г. в результате неоднократного травматического воздействия твердыми тупыми предметами (отрезками металлических труб и иных схожих предметов руками и ногами человека по телу Г

Из показаний свидетелей Д иА которые в составе бригады скорой помощи оказывали помощь Г в связи с переломами рук, ног, ребер на месте получения им травм, следует, что со слов присутствующих ребят им стало известно, что эти повреждения Г получил в ходе избиения трубами, что соответствовало характеру повреждений, при этом о наезде автомашины никто не говорил, кроме того машина скорой помощи не смогла проехать между торговых рядов к месту где лежал потерпевший, никакой дороги :н трассы рядом не было.

Сопоставив заключения экспертов о механизме причинения потерпевшему Г телесных повреждений с другими доказательствами суд обоснованно признал эти заключения достоверными и допустимыми доказательствами и в совокупности с другими доказательствами свидетельствующими о получении Г повреждений в результате применения к нему насилия осужденными Полищуком и Раднаевым.

Представленное стороной защиты в судебном заседании судебно медицинское заключение (исследование) специалистов от 16 января 2015 года, подготовленное специалистами Т К на которое имеются ссылки в жалобах, не опровергает приведенные выше доказательства.

Оценивая данное заключение, суд правильно указал, что специалисты не смогли разграничить, какие именно телесные повреждения были причинены Г в результате дорожно-транспортного происшествия, а какие в результате воздействия тупого твердого предмета, что проведенное исследование является неполным, в ходе его проведения не осматривались и не исследовались вещественные доказательства, обстановка места происшествия, не производилось освидетельствование потерпевшего.

С учетом этих данных, а также того что выводы специалистов противоречат показаниям очевидцев и исполнителей преступления о причинении Г повреждений путем нанесения ему ударов по телу и

44

конечностям металлической палкой на территории рынка между торговых рядов, то есть в месте, не являющемся проезжей частью, где затруднено движение транспортных средств, суд обоснованно признал недостоверным заключение специалистов о том, что телесные повреждения Гу могли быть причинены в результате наезда на него автомобилем при дорожно-транспортном происшествии 26 октября 2009 года, т.е. в результате фронтального (лобового) столкновения с передней поверхностью легкового автомобиля.

Принимая во внимание эти данные, а также показания свидетелей о том, что Г принадлежит к криминальной среде, в связи с чем не может быть потерпевшим, суд правильно признал не соответствующими действительности показания потерпевшего о получении повреждений в результате наезда на него автомобиля.

Показания свидетелей защиты П Т и И которые не были на месте происшествия, как противоречащие другим доказательствам, суд правильно признал недостоверными.

Всем доводам осужденных, в том числе доводам Ермакова о присутствии на месте преступления, о незаконности возбуждения уголовного дела судом дана надлежащая оценка и приговоре, все выводы судом мотивированы, с приведением подробных суждений, в силу которых одни доказательства принимаются, а другие отвергаются.

Судебная коллегия находит эти выводы суда законными и убедительными.

С учетом роли Лапикова в содеянном, выражающейся в даче им, как руководителем группировки, указания о применении насилия к Г нахождение его в г. в момент совершения преступления не исключает его причастность к преступлению и ответственность за содеянное.

Приведя подробный анализ и оценку всех исследованных доказательств, суд обоснованно отверг доводы стороны защиты о непричастности к преступлению Лапикова, Ермакова, Распутина, Раднаева об алиби Лапикова, находившегося в конце октября 2009 года в г. , об отсутствии каких-либо мотивов его совер [пения, в том числе неприязненных отношений и конфликтной ситуации, пришел к выводу об их виновности в причинении тяжкого вреда здоровью Г и дал правильную юридическую оценку их действиям по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ.

45

Не может согласиться Судебная коллегия и с доводами жалоб о незаконности осуждения Лапикова, Ермакова, Распутина и Митюкова за совершение самоуправства в отношении С в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения.

Как следует из материалов дела, Лапиков, Ермаков, Распутин и Митюков органами предварительного следствия обвинялись в совершении вымогательства у С в целях получения имущества в особо крупном размере, совершенном под угрозой применения насилия и с применением насилия организованной группой.

Согласно постановлениям о привлечении в качестве обвиняемых и обвинительному заключению Митюков предложил Лапикову совершить вымогательство у С денежных средств в сумме рублей под предлогом того, что потерпевший якобы должен ему (Митюкову) деньги а затем заставить С а оформить в интересах Лапикова кредит в банке на подставное лицо на сумму рублей, то есть выполнить действия имущественного характера. Лапиков согласился совершить вымогательство у С и предложил Ермакову и Распутину совершить у С вымогательство денежных средств в особо крупном размере, а именно, рублей, на что Ермаков и Распутин ответили согласием. Договорившись о совершении преступления Лапиков распределил между указанными лицами роли.

14 апреля 2011 года Митюков согласно разработанному плану выполняя отведенную ему роль ожидал появления С у супермаркета « », увидев С Митюков согласно распоряжению Лапикова позвонил Ермакову и сообщил о местонахождении С Ермаков и Распутин, прибыв на место на бронированном автомобиле « », удерживая потерпевшего, лишив его свободы передвижения, действуя в рамках единого умысла и общей корыстной цели, выдвинули С незаконное требование передачи им денежных средств в сумме рублей, угрожая ему и его близким применением насилия, при этом наносили удары по телу потерпевшего Затем Распутин и Ермаков, действуя умышленно из корыстных побуждений организованной группой, применив силу в: С , переместили его в автомобиль « и заблокировали двери автомашины лишив С возможности свободно передвигаться, поехали в микрорайон г. в бильярдный клуб являющийся постоянным местом сбора членов их группы. При этом продолжали выдвигать С незаконные требования передачи денежных средств в особо крупном размере на сумму рублей угрожая потерпевшему применением насилия к нему и его родственникам опасным для жизни и здоровья, а также убийством.

46

Прибыв около 20 часов в микрорайон г Ермаков и Распутин продолжали удерживать С , ожидали Лапикова, который подъехал с другими лицами, затем демонстративно, в целях устрашения С , перенесли из автомобиля Лапикова в автомобиль « » огнестрельное оружие модели «Сайга находящееся на вооружении банды. Реализуя единый с Ермаковым Распутиным и Митюковым умысел на вымогательство, Лапиков незаконно потребовал у С передачи им денежных средств в сумме рублей, подтвердив решимость соучастников добиться этого, после чего дал указание переместить потерпевшего в бильярдный клуб « для продолжения указанных действий.

Распутин и Ермаков, вооруженные оружием, демонстрируя его С продолжая лишать потер певшего возможности свободно передвигаться, насильно переместили его в указанный бильярдный клуб, где действуя в составе устойчивой вооруженной группы (банды), из корыстных побуждений, удерживали С примерно до 00 часов 15 апреля 2011 года, требуя передачи им денежных средств, а также требуя у С оформить для них кредит в банк:: по поддельным документам представленным ими на подставное лицо на сумму рублей, пока не получили от С согласие на содействие в оформлении кредита При этом Распутин, Ермаков угрожали С и его родственникам насилием, опасным для жизни и здоровья, Распутин три раза ударил кием по спине С

С достоверно зная о криминальном статусе Лапикова, Ермакова и Распутина, исходя из обстановки, в которой он находился, воспринимая угрозы со стороны указанных лиц реально, вынужденно дал согласие на содействие в оформлении кредита по поддельным документам на подставное лицо. Достигнув согласия потерпевшего на удовлетворение их требований соучастники разрешили С покинуть помещение бильярдного клуба.

Эти действия Лапикова, Ермакова, Распутина и Митюкова квалифицированы органами предварительного следствия по п. «а» ч. 3 ст.

126, пп. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ.

В судебном заседании иссле до ванными доказательствами было установлено, Митюков при участии С приобрел автомобили « »и« », которые впоследствии были у него похищены. По факту похищения автомобилей, принадлежащих Митюкову, по его заявлению 10 июля 2009 года было возбуждено уголовное дело. 9 сентября 2009 года автомобиль « был возвращен Митюкову.

Митюков считал С причастным к этому хищению, указав на него в заявлении от 3 июля 2009 года, как на подозреваемого в хищении автомобилей. Полагая, что С должен ему рублей,

47

Митюков обратился к Лапикову за помощью в истребовании у С долга. В связи с наличием у Митюкова, Лапикова, Распутина и Ермакова подозрений в причастности потерпевшего к хищению автомашин у Митюкова, указанные лица согласились с предложением Митюкова. С учетом этих обстоятельств и добровольным участием С в обсуждении создавшейся ситуации, суд по предложению государственного обвинителя расценил действия осужденных применивших в отношении С насилие и требовавших передачи им денежных средств, как незаконную форму досудебного разрешения спора и квалифицировал содеянное ими как самоуправство по ч. 2 ст. 330 УК РФ.

При этом вопреки доводам жалоб, государственный обвинитель выступая в прениях, полностью поддержал обстоятельства предъявленного Лапикову, Ермакову, Распутину и Митюкову обвинения, просил признать их виновными в совершении этих действий, применении насилия к С , потребовав передачи им денежных средств. В связи с тем, что умысел на вымогательство денежных средств у потерпевшего не нашел подтверждения в судебном заседании, государственный обвинитель предложил квалифицировать эти действия Лапикова, Ермакова, Распутина и Митюкова по ч. 2 ст. 330.

Признав позицию стороны обвинения основанной на исследованных доказательствах, суд признал Лапикова, Ермакова, Распутина и Митюкова виновными в совершении самоуправства.

При этом фактические обстоятельства самоуправства: время, место обстоятельства требования возврата денежных средств, характер примененного к потерпевшему насилия, конкретная роль каждого участника преступления установлены судом в соответствии с предъявленным Лапикову, Ермакову, Распутину и Митюкову обвинением, из которого исключен лишь умысел на вымогательство денежных средств.

При таких данных доводы жалобы о том, что обвинение в самоуправстве в нарушение требований ст. 252 УПК РФ самостоятельно сформулировано судом, чем нарушено право осужденных на защиту, нельзя признать законными и обоснованными.

Установленные судом обстоятельства совершения Лапиковым Ермаковым, Распутиным и Митюковым нашли подтверждение в судебном заседании.

Сами осужденные не отрицали участие в разговоре со С в связи с долговыми обязательствами потерпевшего перед Митюковым.

48

Их доводы о том, что они при этом не применяли насилие к потерпевшему, опровергаются оглашенными в судебном заседании показаниями С которые соответствуют показаниям свидетелей К Г на предварительном следствии, а также показаниям свидетелей С Ч ,Ж С ,М А подробное содержание и анализ которых приведены в приговоре.

Всем представленным сторонами доказательствам, в том числе доказательствам стороны защиты: показаниям свидетелей А Б ,К ,Ш Г Л ,В , суд дал в приговоре надлежащую оценку, привел мотивы, в силу которых одни доказательства признаны допустимыми, а другие отвергнуты, правильно установив фактические обстоятельства дел Ей

Не основаны на материалах дела и доводы жалоб о непричастности Лапикова, Ермакова, Распутина и Раднаева к принуждению сотрудников охранного агентства « к отказу от совершения сделки.

Эти доводы жалоб опровергаются показаниями потерпевшего С являющегося заместителем директора охранного агентства « , оказывающего охранные услуги предпринимателям на

рынке, из которых следует, в апреле 2011 года к предпринимателям А , Ф , М , Б стали подходить люди, говорили, что никакого охранного агентства здесь не будет Ермаков предлагал им платить ему деньги по рублей, не обещая никакие охранные услуги. При встрече с Ермаковым на его (С слова, о том, что предпринимателей защищает их охранное агентство Ермаков заявил, что теперь они будут рынок контролировать, никаких охранных агентств на рынке не будет. На следующей встрече присутствовали Ермаков, Распутин, Полищук, Раднаев. Е рмаков и Распутин сказали, что их агентства не будет на рынке, что их поставил на рынок «положенец города. Разговора, что у них какое-то агентство, не было, они говорили, что действуют от имени Лапикова, который решает все вопросы. На слова, что здесь охранное агентство стояло и будет стоять, Распутин высказал угрозы о том, что их могут у подъезда «запинаюсь». Помимо этого они угрожали действиями: обливали бензином машин;/ Б рядом положили спички На видеозаписи видели, что это сделал один из группы Ермакова. В разговоре по этому поводу сказали, что машина может сгореть. Разговор со стороны Ермакова, Распутина был напряженный, агрессивный. Угрожали охранникам. Также на рынок приезжал Лапиков, разговаривал с предпринимателем Ф говорил, чтобы предприниматели больше никому и ничего не отдавали, чтобы деньги отдавали им. После этого угрожали предпринимателям физической расправой, Ф порезали

49

колеса автомашины. Их посещение продолжалось в течение месяца, затем их задержали.

Показания потерпевшего С соответствуют другим доказательствам:

- показаниям свидетеля К который подтвердил оказание в соответствии с лицензией охранных услуг предпринимателям на

рынке г. пояснив, что охраной занимались С и Б в апреле 2011 года Ф и другие предприниматели сообщили, что к ним подходили молодые люди, в том числе Ермаков угрожали, прокололи колеса машины, в связи с этим было несколько, встреч на которых присутствовали Ермаков, Распутин, Раднаев, Полищук и другие молодые люди, они требовали, чтобы охранное агентство ушло с рынка чтобы предприниматели им платили, угрожали С при этом Ермаков и Распутин не говорили, что сами работают в охранном агентстве;

показаниям свидетелей Б Б Н работающих охранниками в АО « », из которых следует, что весной 2011 года Ермаков, Полищук и Распутин приходили на рынок, искали С , чтобы встретиться с ним, а Н также пояснил, что Ермаков и Распутин с другими ребятами приезжай и на рынок, хотели их убрать с рынка и установить свои порядки, разговаривали с предпринимателями, в том числе с Ф он участвовал на встречах С иБ с Ермаковым, Распутиным, которые ССЫЛЕ1ЯСЬ на Лапикова, высказывали угрозы в адрес С и других, он видел у Распутина пистолет, они хотели работать на рынке нелегально, силой взять под контроль рынок, на следующей встрече говорили, что должен был подъехать Лапиков, говорили что он сидел в машине, и Ермаков ходил к нему советоваться, требовали чтобы С убрал агентство с рынка, высказывали угрозы;

- показаниям свидетелей С и М , которые подтвердили на предварительном следствии встречу С иБ с Ермаковым, Распутиным и молодым к ребятами, в ходе этой встречи Ермаков требовал С уйти с рынка, отказаться от охраны предпринимателей, угрожал С , и% ребята вели себя агрессивно, у Распутина в руке видели пистолет, позже сообщили о попытке поджечь автомобиль Б разлили на капот автомобиля бензин, рядом положили спички;

- показаниям свидетеля Г о том, что Ермаков и Распутин требовали, чтобы С и Б отказались от охраны

50

предпринимателей, при этом они и находившиеся с ними лица вели себя агрессивно;

показаниям свидетеля Д , пояснившего суду об обстоятельствах конфликта между охранным агентством « и группировкой Лапикова, который хотел взять под контроль предпринимателей рынка, в этом конфликте принимали участие его знакомые С иН .

Допрошенные в качестве свидетелей предприниматели и продавцы осуществлявшие свою деятельность на рынке, ФС , М , М , С ,Б А А также подтвердили, что с ним разговаривали Ермаков и Распутин и предлагали отказаться от услуг АО « ».

Ф также пояснила, что с ней р оговаривал и Лапиков, предлагал ей поговорить с продавцами мяса, чтобы те отказались от услуг АО « и платили деньги ему (Лапикову), Ермакову и Распутину за покровительство, за возможность работать на рынке, то есть ни за что говорил, что так будет лучше для них, на следующей встрече Лапиков напомнил, что скоро 25 число, об этом говорили и предприниматели, там же были Ермаков и Распутин, с ними также видела на рынке Раднаева и Полищука, Ермаков и Распутин ее приглашали поговорить около ее машины, снова предлагали поговорить с предпринимателями, угрожали позже разрезали шины на ее машине.

Соответствуют показаниям потерпевшего С и свидетелей и показания осужденного Полищука, которые в судебном заседании дал подробные показания об обстоятельствах преступления в отношении сотрудников ОА « », из которых следует, что весной 2011 года Лапиков, Ермаков и Распутин (Н ) решили собирать деньги с предпринимателей на рынке г. , было известно, что предприниматели заключали договоры об оказании охранных услуг с охранным агентством « », руководителями которого являлись К ,С иБ поэто »ду решили убрать их с рынка, для чего Лапиков, Ермаков и Распутин пытались запугать К Соколова, Б высказывались угрозы применения физического насилия и повреждения их имущества, требовали, чтобы они ушли с рынка отказались от охраны предпринимателей. На встречу с ними Лапиков привлекал около 15-20 человек. У него (Полишука) с Раднаевым с собой было два газовых пистолета « », у других парней из группировок г. также с собой были биты и оружие. Также продолжали требовать деньги у предпринимателей, поставили условие произвести оплату 25 мая 2011 года, конкретные суммы Ермаков оговаривал

51

с каждым из предпринимателей, требовали отказаться от услуг постоянно говорили предпринимателям, что на рынке нет, в связи с чем у предпринимателей начиналась пани ка. С иБ отвечали что не позволят требовать деньги у преди ринимателей, которые находятся под их охраной. Ермаков говорил, что их охранного агентства скоро не будет на рынке, а также вместе с Распутиным угрожали физической расправой работникам охранного агентства. Также Ер маков и Распутин инсценировали поджог автомобиля Б для чего один из их группировки по указанию Ермакова и Распутина облил автомобиль Б бензином, бросил рядом спички. 25 мая 2011 года они снова пришли на рынок, где Ермакова и Распутина задержали.

Осужденный Остапенко А.В. также пояснил суду, что был свидетелем встречи между Ермаковым, Распутиным, Полищуком, Раднаевым с С и другими лицами, на которой Ермаков говорил, что коммерсанты будут платить им, С возражал, разговор был на повышенных тонах.

Факт оказания АО « услуг по охране предпринимателей и их имущества подтверждается также исследованными в судебном заседании копиями договоров охранного агентства « » с предпринимателями М А , Д М Ф , С А , Б

Сопоставив показания потерпевшего, свидетелей, осужденных Полищука, Остапенко, суд с учетом соответствия их друг другу, отсутствия у них оснований к оговору осужденных, обоснованно признал их достоверными и отверг доводы Лапикова. Ермакова, Распутина, Раднаева о непричастности к преступлению.

Исследованные судом доказательства свидетельствуют о том, что осужденные Лапиков, Ермаков, Распутин, Раднаев и Полищук, действуя совместно и согласованно, неоднократно встречались с сотрудниками охранного агентства « и, высказывая угрозы применения насилия требовали прекратить деятельность по охране предпринимателей.

Доводы жалоб о том, что С и Б осуществляли свою деятельность незаконно, и склонили предпринимателей дать ложные показания, носят предположительный характер, и не подтверждены рассмотренными в судебном заседании доказательствами, не приведены такие доказательства и в апелляционных жалобах.

52

Напротив, согласно приобщенным к материалам дела документам Общество с ограниченной ответственность ю Охранное агентство осуществляет свою деятельность официально, поставлено на учет и действует с 23 января 2006 года в соответствии с лицензией, со сроком действия до 29.12.2016, в соответствии с компетенцией осуществляет услуги по защите жизни и здоровья граждан, охраны объектов и имущества, с указанием юридического адреса и учредителя - С генерального директора - К заместителями которого назначены С иБ (т. 28 л.д.141-144, 147- 151, 169, 183).

Свои взаимоотношения с предпринимателями О А оформили соответствующими договорами об оказании услуг.

Показания свидетелей Е М Л которые отрицательно охарактеризовали потерпевших, их деятельность считали незаконной, а Е пояснял и о том, что до 2001 года С и Б занимались рэкетом на рынке, показания свидетеля В также не являются подтверждением незаконной деятельности ОА « », в котором работали С , Б К поскольку указанные лица не пользовались услугами данного агентства, не являлись очевидцами преступления, в отношении работников агентства, а сообщенные ими сведения о преступной деятельности С относятся к событиям десятилетней давности.

Как правильно указал суд, объективных данных о противоправности деятельности К С и Б что могло бы являться предметом рассмотрения правоохранительными органами, суду не представлено.

Принуждая К С иБ к отказу от оказания услуг предпринимателям, Лапиков, Ермаков, Распутин и Раднаев были осведомлены о том, что указанные лица осуществляют охранную деятельность на рынке на договорной основе с предпринимателями, о чем свидетельствует тот факт, что они высказывали угрозы не только в адрес С иБ но и встречались с предпринимателями, склоняя их отказаться от услуг охранного агентства.

Доводы жалоб о том, что не все договоры были подписаны директором АО « К и предпринимателями не имеют юридического значения для решения вопроса о наличии в действиях виновных состава преступления, поскольку ни одной из сторон эти договоры не оспаривались Несоблюдение же простой письменной формы договора не влечет признание его ничтожным.

53

Доводы жалоб о том, что каких-либо действий в отношении лично К , направленных на принуждение к отказу от совершения сделки осужденные не совершили опровергается материалами дела, из которых следует и установлено судом, что Лапиков, Ермаков, Распутин поручили неустановленному лицу осуществить акт устрашения К С иБ в виде возможного поджога автомобиля «»,

стоимостью рублей, принадлежащего Б ис этой целью, другое (неустановленное следствием) лицо, действуя в по их поручению, находясь на парковочной площадке рядом с МУП «

бросил на капот указанного автомобиля пластиковую пятилитровую емкость с бензином, в результате чего бензин разлился по капоту, и положил рядом спички.

Кроме того на оценку действий осужденных не влияет тот факт, что правом расторжения договоров обладал К а угрозы с целью принуждения к отказу от исполнения условий договора и их расторжению осужденные высказали в адрес С иБ

При этом Судебная коллегия исходит из следующего: преступление предусмотренное ст. 179 УК РФ, считается оконченным с момента выполнения указанных в нем действий независимо от того, привели они к желаемому виновным результату в виде соответствующей сделки или к отказу от ее совершения или нет. Кроме того не только юридическое расторжение договора, но и фактическое прекращение работы предусмотренной условиями договора, Со и Б и работниками охраны агентства, что требовали от них осужденные, также является отказом от совершения сделки.

То обстоятельство, что суд в приговоре не признал установленным и в обвинительном заключении не указано, принуждение к отказу от совершения каких именно договоров совершили подсудимые, не может рассматриваться нарушением права на ::ащиту осужденных, в связи с предъявлением им неконкретного обвинения, на что обращается внимание в жалобах.

В соответствии с ч. 1, п. 4 ч. 2 ст. 171 УПК РФ при наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого.

В постановлении должны быть указаны описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств подлежащих доказыванию в соответствии с пунктами 1 - 4 части первой статьи 73 настоящего Кодекса.

54

При этом, по смыслу закона, фактические обстоятельства в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого указываются в той степени, в какой они нашли подтверждение.

В судебном заседании установлено, что, принуждая сотрудников агентства к отказу от совершения сделок, осужденные не выясняли конкретные реквизиты договоров, но в то же время, зная о существовании договорных отношений между агентством и предпринимателями высказывали требования и угрозы обеим сторонам с целью прекращения этих отношений.

При таких обстоятельствах суд, оценивая эти доводы стороны защиты обоснованно указал в приговоре, что предъявленное подсудимым обвинение соответствует требованиям ст. 171 УПК РФ, содержит достаточно полное изложение фактических обстоятельств содеянного ими, в связи с чем право осужденных на их защиту от конкретного обвинения не нарушено.

Суд не вышел за рамки предъявленного осужденным обвинения по ч. по п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ, о чем >казано в жалобах. Фактические обстоятельства содеянного осужденными, время, место, мотивы, конкретные обстоятельства указаны в приговоре в соответствии с предъявленным им обвинением, согласно которому Лапикову, Ермакову, Распутину и Раднаеву вменено, в числе прочих действий и то, что они встречались с предпринимателями, осуществляющими розничную торговлю на территории МУП « г. и предлагали отказаться от услуг АО « ».

Проверялись судом и доводы сторон ЕЛ защиты о намерении Ермакова с другими лицами оказывать охранные услуги предпринимателям рынка поддержанные и в апелляционных жалобах, однако не нашли подтверждения и обоснованно отвергнуты. Никто из допрошенных по делу лиц, с которыми разговаривали Ермаков и другие осужденные, не пояснял о том что Ермаков говорил им о намерении заняться легальной охранной деятельностью.

Напротив, как пояснили свидетели Ф , М М Б Б предложение Ермакова платить ему деньги они поняли требование оплаты за криминальное покро жительство.

Обоснованно не усмотрел суд и нарушений уголовно-процессуального закона при возбуждении и расследовании уголовного дела по данному преступлению, что могло бы повлечь признание доказательств, положенных в основу обвинительного приговора, недопустимыми.

55

Действиям осужденных Лапикова. Ермакова, Распутина, Раднаева дана правильная юридическая оценка по п. «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ, то есть принуждение к отказу от совершения сделки под угрозой применения насилия, уничтожения и повреждения чужого имущества, при отсутствии признаков вымогательства, совершенное организованной группой.

Не может согласиться Судебная коллегия и с доводами жалоб о непричастности осужденных Лапикова, Ермакова и Распутина к созданию банды и участию в совершаемых ею нападениях, а Раднаева - к участию в банде.

Судом установлено, что в период с августа 2008 года по апрель 2011 года осужденные совершили пять преступлений: покушение на убийство С и причинение здоровью Ч вреда средней тяжести причинение тяжкого вреда здоровью Г , вымогательство денежных средств у Б , самоуправство в отношении С принуждение сотрудников охранного агентства « к отказу от совершения сделки.

При этом Лапиков Ермаков и Распутин приняли участие во всех указанных преступлениях, а Раднаев в совершении трех преступлений причинении тяжкого вреда здоровью Г вымогательстве денежных средств у Б и принуждении сотрудников охранного агентства « к отказу от совершения сделки.

Осужденный Полищук в судебном заседании признал факт существования банды и свое участие в ней. и подтвердили свои показания на предварительном следствии о деятельности банды, из которых следует, что создали банду Лапиков, Ермаков и Распутин, они же выполняли руководящую роль, его и Раднаева пригласили в банду весной 2007 года и предложили быть охранниками, то есть ездить с ними на так называемые «стрелки», разборки, совершать нападения на лиц. Он и Раднаев согласились. Лапиков имел криминальный авторитет, являлся «смотрящим за районом г. Все члены группировки держались вместе, помогали другу другу.

По указанию руководящего звена он и Раднаев некоторое время охраняли предпринимателя по имени « », находившегося под покровительством их группировки. Предприниматель платил им деньги. В 2008 году во время содержания Лапикова под стражей, его замещал Распутин, который считался «смотрящим» за районом, а после освобождения Лапикова Распутин стал «смотрящим» за районом.

В период 2007-2011 годов в группировку входили: руководитель Лапиков СВ., его помощники - Ермаков В.В., Распутин и исполнители: он

56

(Полищук), Лебенко, К О Р К ,Р Остапенко.

Все значимые решения принимал Лапиков, его указания были обязательными для исполнения.

В 2008 году в группировку вошел Остапенко А., его называли «боксером», он выполнял роль бойца, оказывал силовую поддержку.

До 2007 года в группе имелось огнестрельное оружие, у Лапикова карабин «Сайга 410», пистолет ИЖ, 9 калибра, у Ермакова - «Сайга 410», пистолет ИЖ, а также револьвер. Данное оружие у них всегда было при себе его возили в автомобилях. После осуждения Лапиков переоформил свое оружие на К но оружие всегда находилось в распоряжении группы. Об оружии знали все члены группы. Ермаков после осуждения переоформил свое оружие на своего отца. В 2008 году, когда Лапиков содержался в следственном изоляторе, Распутин А. дал деньги Остапенко иР для приобретения оружия, было приобретено два карабина «Сайга 20К». Оружием могли пользоваться все члены группировки. В 2007 году Раднаев по указанию «руководящего звена» на деньги, которые ему дали, приобрел оружие «Бекас», которое было предоставлено в распоряжение группы, о котором все знали. Позже Раднаев продал это оружие Ч .В 2011 году он (Полищук) на деньги, полученные у Ермакова приобрел три газовых пистолета « , которые оформил на себя, один пистолет у него изъяли при задержании. Руководство группы говорило приобретать оружие только официально, так проще его приобрести, открыто переносить перевозить. Все оружие члены группировки носили с собой постоянно.

Для связи использовали мобильную связь, имели большое количество телефонов и сим-карт, которые часто меняли. Для конспирации разговоров использовали отдельные телефоны, говорили на специфическом (условном языке.

Все члены группировки использовали личный автотранспорт, который был в распоряжении всей группы. Лапиков использовал автомобили « », « », бронированный « ». Ермаков ездил на автомобилях « », « ». Распутин ездил на « », « ». Он и Раднаев ездили на автомобилях « », « ». К использовал автомобиль « » белого цвета. У Остапенко был автомобиль «».

Остапенко в судебном заседании также подтвердил свое участие в группе, в которую также входили Пошщук и Раднаев, и руководящее положение Лапикова, который решал все вопросы в группе, а также Ермакова, который отвечал за деньги и Распутина, который как ранее судимый, руководил группой.

57

В 2008 году ему и Распутину В. дали деньги на оружие, они приобрели карабины «Сайга 20», который он носил постоянно с собой, в том числе на встречи, для безопасности и устрашения.

У Распутина В. так же был карабин «Сайга 20К» и пистолет «Огапе Ролуег», у Огоренкова - «Сайга-Вепрь», 12 калибра, пистолет «Огапй Ро\уег», «Стример», у Полищука - «Огапс! Ро\уег», у Раднаева - ружье «Бекас Позже оружие «Бекас» Раднаев переписал на Ч но продолжал им пользоваться. В целях конспирации имели несколько телефонов. В случае задержания все должны были отказываться от показаний, вызывать определенных защитников.

Свои показания Остапенко подтвердил на очных ставках с Лапиковым с Раднаевым Д.Н. и пояснил о лидирующем положении Лапикова в группе которую он возглавлял, являлся так называемым «смотрящим» или «положенцем» района.

Свидетель О пояснил, что с 2008 года входил в группировку Лапикова, Ермакова и Распутина (Н ), на вооружении которой имелись охотничьи карабины «Сайга», зарегистрированные на него К Р Остапенко. У него был карабин «Сайга», который ему подарил Лапиков, а также 2 травматических пистолета. Оружие всегда возил при себе в машине, как и другие члены группировки. Руководителем в группе был Лапиков С В . Ермаков отвечал за финансовые вопросы, Распутин А. тоже был одним из лидеров группировки. Он, Раднаев, Полищук и Остапенко входили в силовую структуру. Все подчинялись Лапикову, без него не принималось никаких решений. Группировка занималась вымогательствами, угонами автотранспорта, «крышеванием» коммерсантов Так, бизнес коммерсанта « » находился под контролем группировки Лапикова.

На предварительном следствии, в том числе на очной ставке с Распутиным А.А. свидетель подтвердил свои показания.

Свидетель Р также пояснил о своем участии с 2008 года в группе Лапикова, Ермакова, Распутина А. По предложению последнего он и Остапенко приобрели карабины «Сайга». Он же дал деньги, помог оформить лицензию. Оружие постоянно возили с собой. Указание приобрести оружие Распутину А. дал Лапиков, с которым тог общался по телефону в период нахождения Лапикова в СИЗО. Они с Остапенко должны были постоянно находиться при Распутине А. в качестве телохранителей, присутствовать на встречах, в случае конфликтных ситуаций выступить на его стороне Лапиков, Ермаков, Распутин А. не работами, постоянно собирались в клубе

58

« ». Также общались с К О ,К Лапиков и Распутин (Н ) занимали лидирую щее положение в криминальной среде.

Свидетель К также подтвердил, что Лапиков был «положенцем» района, возглавлял группировку, в которую входили Ермаков и Распутин А.А., а также Раднаев, Полищук, Р О , Остапенко, К - спортсмены-боксеры. В группировке было распределение ролей - Остапенко и Р охраняли с оружием Лапикова, Ермакова и Распутина (Н ), ездили с ними. Полищук иР выполняли силовую функцию. Сам свидетель входил в группировку с 2006 по 2010 г.г., занимался угонами автотранспорта. В этот период в группировке было порядка 7-8 единиц оружия, в т.ч. 4 ружья «Сайга» и 3-4 пистолета. К оружию все члены группировки имели равный доступ, оно всегда лежало в их машинах. Местом их встречи был бильярдный клуб « ». Под покровительством группировки находился коммерсант».

Потерпевший С свидетели Д ,С М й Х также подтвердили в судебном заседании факт существования организованной вооруженной группы под руководством Лапикова Распутина А. и Ермакова., С пояснил также, что в эту группу входили также Раднаев, Полищук и Остапенко.

На предварительном следствии свидетели С Г М , М также дали показания о криминальном статусе Лапикова и существовании под его руководством организованной группы.

Свидетель К суду показал, что 20 мая 2007 года в ресторане « в ходе конфликта, когда свидетель был избит, при этом Ермаков обращался к нему: «Отвечай достойно, перед тобой ни кто нибудь стоит, а « района!», имея в виду Лапикова.

Правильно сослался суд в приговоре как на доказательство виновности осужденных Лапикова и Ермакова и на результаты оперативно-розыскной деятельности - прослушивание их телефонных переговоров, которые вопреки доводам жалоб получены с соблюдением Закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности», о чем в приговоре приведены подробные суждения, которые основаны на законе и установленных фактических обстоятельствах.

Приведенными показаниями осужденных, потерпевшего, свидетелей а также исследованными судом доказательствами по каждому преступлению содержание которых подробно приведено в приговоре, опровергаются

59

доводы жалоб о том, что группа, созданная Лапиковым, Ермаковым и Распутиным А. не обладала совокупноствю признаков банды: высокой степенью организованности, устойчивостью, вооруженностью, не имела цели нападения на граждан и организации.

Напротив, как следует из исследованных судом доказательств обстоятельства совершения преступлений: свидетельствуют о том, что действия нападавших носили согласованный и слаженный характер, ими заранее обговаривался способ совершения преступлений, распределялись роли, заранее приискивались оружие или предметы, которые использовались в качестве орудия преступлений, свои действия участники группы координировали посредством телефонной связи, для совершения преступлений использовали автомобили, высокая степень организованности группы позволяла им в случае необходимости в течение короткого промежутка времени прибыть к месту совершения преступления, что имело место по покушению на убийство С в своем распоряжении группа имела различное оружие, которое использовалось как для охраны руководителей группы, так и при совершении преступлений.

Судом подробно приведено в приговоре наименование конкретного оружия, заключения экспертов о характеристике этого оружия.

Вопреки доводам жалоб собранные но делу доказательства являются достаточными для признания группы вооруженной.

То обстоятельство, что не все оружие использовалось при совершении преступлений, на что обращается внимание в жалобах, не исключает признак вооруженности банды.

Характер сложившихся между осужденными связей, которые помимо преступной не имели иной совместной деятельности, свидетельствует о том что эти связи были обусловлены именно совместным участием в совершении преступлений. При этом не исключается и наличие дружеских взаимоотношений между членами группировки, совместное проведение досуга, на что обращается внимание в жалобах.

Принимая во внимание длительный срок функционирования группы количество совершенных осужденными преступлений, стабильный основной состав участников группы, обстоятельства совершения преступлений, их планирование, распределение ролей соучастников, каждый из которых в процессе совершения преступлений выполнял отведенную ему роль, слаженный характер их действий, оснащенность группы оружием транспортом, средствами связи, которые использовались при совершении преступлений, суд обоснованно признал указанную группу устойчивой

60

вооруженной группой - бандой, правил!:, но определил роль Лапикова Ермакова и Распутина А.А. - как создателей банды, роль Раднаева и иных осужденных как участников банды и правильно квалифицировал их действия Лапикова, Ермакова и Распутина А.А. по ч. 1 ст. 209 УК РФ действия Раднаева по ч. 2 ст. 209 УК РФ.

Обоснованными являются и выводы о доказанности вины Лапикова Ермакова и Распутина в дезорганизации деятельности следственного изолятора.

Доводы жалоб осужденных о непричастности к совершению этого преступления опровергаются доказательствами, подробное содержание и анализ которых приведены в приговоре.

Вопреки доводам жалоб показания свидетелей О П и Т приведены в приговоре правильно в соответствии с протоколом судебного заседания.

Доводы жалоб о том, что Лапиков не общался с Распутиным и Ермаковым, не совершал действий по дезорганизации учреждения опровергаются следующими доказательств Е1ми:

- показаниями свидетеля Л о том, что он слышал, как во время прогулки Лапиков давал указания Распутину (Н о содержании в следственном изоляторе;

- показаниями свидетеля М который пояснил о встрече Лапикова с Распутиным в боксе где они сказали ему, что с Н уже был «спрос», попросили передать К иС что их ждет та же самая учесть;

- показаниями свидетеля К который показал о лидерстве Лапикова в группе подсудимых, о чем ему говорил сам Лапиков в период их совместного содержания в камере, видел у Лапикова в камере сотовые телефоны, посредством которых Лапиков общался с Ермаковым и Распутиным в условиях следственного изолятора, давал указания по поводу написания записок о наказании лиц, сотрудничающих с администрацией, при этом звучали фамилии С Н К , которые сотрудничают с администрацией, пояснил также, что Д заставлял его (К ) отказаться от показаний;

- показаниями на предварительном следствии свидетеля Д.,

который пояснял во время совместного содержании с Лапиковым

61

видел у того телефон, по которому он общался, предлагал жить по воровским понятиям, делать, что скажет Лапиков, с июня 2012 года Распутин и Ермаков стали неформальными лидерами в следственном изоляторе, о чем рассылались письма, при этом они действовали под руководством Лапикова они устанавливали правила поведения, налаживали межкамерную переписку различным способом, что противоречило порядку содержания. В конце июня 2012 года во время прогулки слышал, как Лапиков говорил Распутину наказать Н С К за то, что они сотрудничали с администрацией, о чем также сообщалось ъ переписке от имени Распутина, в связи с этим Ермаков в начале августа 2012 года применил физическое насилие к Н

С учетом того, что допрошен был свидетель на предварительном следствии с соблюдением закона, своей подписью удостоверил правильность отраженных в протоколе сведения, в судебном заседании не привел убедительных мотивов изменения показаний, а также в связи с тем, что приговором Иркутского районного суда от 16 апреля 2014 года осужден по ч. 3 ст. 309 УК РФ за принуждение свидетеля К к даче ложных показаний по настоящему делу, суд обоснованно признал показания Дашинимаева на предварительном следствии достоверными и сослался на них в приговоре как на допустимое доказательство.

Приведенными доказательствами опровергаются и доводы жалоб о непричастности Ермакова и Распутина к дезорганизации деятельности СИЗО.

Помимо этого их виновность подтверждается

- показаниями допрошенных в качестве свидетелей сотрудников следственного изолятора О П Т С из которых следует, что в июне 2012 г. представителями криминальных кругов Распутин назначен «смотрящим» в СИЗО-1 т.е уполномочен контролировать негативные процессы, которые происходят разрешать разногласия с администрацией о: имени спецконтингента, об этом летом 2012 года прошло письменное сообщение («бумага»), Ермаков назначался «смотрящим» за корпусом Т'ПО, это 4 режимный корпус Ермаков также неоднократно нарушал претила содержания, неоднократно водворялся в карцер, Ермаков и Н как «смотрящие» ставились на профилактический учет, как лица, склонные к дезорганизации, потерпевшие С и К поддерживали режимные требования, которые предъявлялись администрацией, за это к ним хотели применить насилие;

- показаниями потерпевшего С который суду пояснил что 2011-2012 годах, узнал, что «смотрящим» за СИЗО был назначен

62

Распутин, после этого Распутин поставил Ермакова «смотрящим» за всем корпусом ТПО, он слышал, что Лапиков, Ермаков и Распутин говорят, что его нужно наказать, лично от них были постоянные угрозы в его адрес летом 2012 года, когда он находился в камере № 40, по трубе общался с лицом из другой камеры, Распутин, которого узнал по голосу, услышал его и сказал, что он неправильно живет и его заказали, что его убьют непосредственно от самого Лапикова слышал угрозы в связи с тем, что он был признан потерпевшим по данному делу, также при встрече в боксах, в следственных кабинетах, Ермаков неоднократно говорил ему, что если он не перестанет доводить до арестованных, что можно, что нельзя, поучать их жить так, как положено по установленному порядку, то у него все будет плохо, то есть его накажут, считает, что ему угрожали, так как он мешал им устанавливать свои правила, не поддерживает их идею, в СИЗО существуют определенные правила, а они их разрушают:,

- показаниями потерпевшего К давшего аналогичные пояснения о положении Распутина и Ермакова в СИЗО, как «смотрящих», а также пояснившего, что Распутин отказывался от докладов в качестве дежурного, не расписывался в журналах, вместо подписи записывал аббревиатуру, обозначающую грубое нецензурное выражение в адрес сотрудников администрации, к нарушению режима он призывал и других сокамерников, эти призывы распространялись по следственному изолятору устно и письменно по межкамерной переписке, сам он сотрудничал с администрацией, имел поощрения, за это в его адрес от Распутина и Ермакова поступали угрозы физической расправой, писались записки;

- показаниями осужденного Полищука, согласно которым и после заключения под стражу Лапиков продолжает руководить Распутиным и Ермаковым, имеющими «официальное» положение «смотрящих» в следственном изоляторе.

Сообщенные свидетелями и потерпевшими сведения о лидирующем положении Ермакова и Распутина в следственном изоляторе, о том, что они ориентировали других содержащихся в СИЗО поддерживать криминальные традиции, содержат угрозы в адрес потерпевших С иК подтверждаются изъятой в ходе следствия межкамерной перепиской, из которой 4 записки выполнены Ермаковым, а записки за подписью «

- Распутиным, о чем пояснили свидетели Т , Па С ,М

Вопреки доводам жалобы осужденного Ермакова слово «спрос употребленное им в записке в отношении К с учетом содержания записки, правильно расценено потерпевшим как угроза физической

63

расправой в его адрес, а не как намерение г обеседовать с ним, о чем указано в жалобе осужденного.

Доводы жалоб о том, что С иК оговорили осужденных носят характер предположения и не подтверждены материалами дела.

Установленные на основании исследованных доказательств действия осужденных свидетельствуют о том, что они противоречили интересам целям и задачам учреждения следственного изолятора, направлены на дезорганизацию деятельности данного учреждения, умаление авторитета ее сотрудников, авторитета власти в лице учреждений, осуществляющих изоляцию и исполнение уголовных наказаний, противоречили интересам граждан, содержащихся под стражей, соблюдающих режим содержания и поддерживающих требования сотрудников администрации, а в отношении С и К осужденные путем межкамерной незаконной переписки высказали угрозу применения физического насилия в связи с соблюдением ими режима содержания, выполнения законных требований сотрудников администрации и оказании содействия администрации в соблюдении установленного порядка другими лицами.

При таких данных суд обоснованно признал Лапикова, Распутина и Ермакова виновным и верно квалифицировал их действия по ч 3 ст. 321 УПК РФ, как дезорганизация деятельности учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества, то есть угроза применения насилия в отношении осужденного с целью воспрепятствовать его исправлению и из мести за оказание им содействия администрации учреждения, совершенная организованной группой.

При этом для признания данного преступления оконченным, исходя из диспозиции данной статьи, не требуется массовых беспорядков и случаев массового неповиновения содержащихся лиц, о чем указано в жалобах.

С учетом того, что организованная группа, в состав которой входили Лапиков, Ермаков и Распутин не прекратила свою преступную деятельность и после заключения их под стражу продолжила ее, имея непосредственное общение и незаконную переписку сове]) шила по сговору между собой действия по дезорганизации деятельности следственного изолятора, суд правильно квалифицировал содеянное ими по признаку совершения преступления организованной группой.

По приведенным мотивам Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения доводов жалоб о непричастности осужденных к совершению преступлений, за которые они осуждены. Не соглашаясь с

64

выводами суда, осужденные и их защитник и привели в жалобах свой анализ и оценку доказательств, которая, по мнению Судебной коллегии, не основана на материалах дела.

В жалобах не приводятся какие-либо новые данные, которые не были известны суду при постановлении приговора. Все обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения дела исследованы в судебном заседании и получили надлежащую оценку з приговоре, который составлен с соблюдением требований ст. 307 УПК РФ.

Нарушений норм уголовно-процессувльного закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Как следует из протокола судебного заседания, судебное разбирательство проведено в соответствии 2 требованиями закона, при этом все представленные сторонами доказательства исследованы с достаточной полнотой с соблюдением принципа состязательности председательствующим созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, все заявленные сторонами ходатайства разрешены в установленном законом порядке, с учетом мнений сторон принятые решения надлежащим образом мотивированы, являются законными и обоснованными. Необоснованных отказов сторонам в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, не допущено.

Не нарушено и право осужденных на защиту. Интересы осужденных в судебном заседании защищали профессиональные адвокаты, а для защиты интересов Раднаева была допущена наряд) с адвокатом защитник Какаулина Г.Ю. При этом защитники принимали активное участие в исследовании доказательств, заявляли в интересах подсудимых многочисленные ходатайства, в прениях высказали согласованную с подсудимыми позицию.

Доводы жалоб о нарушении праза на защиту Раднаева Д.Н выразившееся в неуведомлении защитника Какаулиной Г.Ю. о днях рассмотрения дела, лишении ее возможности выступить в прениях сторон, не основаны на материалах дела.

Так, на всем протяжении судебного разбирательства подсудимый Раднаев Д.Н. был обеспечен профессиональным защитником Кудрявцевым ВВ., присутствовавшим во все без исключения дни рассмотрения дела Судом неоднократно выяснялся вопрос о возможности продолжения судебного разбирательства в отсутствие Какаулиной Г.Ю., при этом с согласия Раднаева Д.Н., Кудрявцева В.В., волеизъявления самой Какаулиной Г.Ю., она не присутствовала на некоторых судебных заседаниях.

65

Раднаев в судебном заседании, после прений своего защитника Кудрявцева, заявил, что его защитник Какаулина не будет участвовать в прениях, что он от нее не отказывается. ( л.д. 3381 протокола). Изложенное свидетельствует о том, что осужденному Рацнаеву было обеспечено право на защиту.

Защиту Ермакова в ходе досудебного производства по делу с 27 мая 2011 года осуществляла адвокат Канина Н.Е., которая постановлением следователя от 4 сентября 2012 года отведена от участия в деле в связи с осуществлением ею защиты другого лица, интересы которого противоречат интересам Ермакова.

Впоследствии Ермаков от назначенных ему адвокатов Казанцевой А.А Самолюк Л.А. отказался. С участием адвоката Олейникова 16 октября 2012 года ему было предъявлено обвинение, от допроса с участием которого и от услуг которого он также отказался.

17 октября 2012 года к участию в деле был допущен адвокат Змановский Н.В., в жалобе которого правильно обращается внимание на то что 16 октября 2012 года он не был допущен к участию в деле по надуманным основаниям в связи с тем, что он не предъявил служебное удостоверение.

Однако данное обстоятельство не препятствовало суду постановить приговор, не являлось основанием для возращения дела прокурору и не влечет отмену постановленного приговора, поскольку допущенное нарушение устранено следователем и избранный Ермаковым защитник допущен к участию в деле.

С учетом изложенного Судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора по доводам жалоб.

Наказание Лапикову, Ермакову, Распутину, Раднаеву и Митюкову назначено соразмерно содеянному, с учетом всех обстоятельств дела данных об их личности, их возраста, состояния здоровья, характеризующих их данных, а также влияния назначенного наказания на их исправление и условия жизни их семей.

При этом смягчающие обстоятельства: наличие двух малолетних детей у Лапикова, троих малолетних детей у Митюкова А.М., наличие малолетнего ребенка у Ермакова, наличие несовершеннолетнего ребенка у Распутина А.А., а также наличие у него тяжелого заболевания, травм, в том числе полученных в период содержания под стражей, а также их положительные характеристики по месту проживания, по работе учтены судом при назначении им наказания в полной мере.

Оснований для признания назначенного осужденным наказания несправедливым и для его снижения, не имеется.

66

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 38913, 38920, 38928 УПК РФ, Судебная коллегия

определила приговор Иркутского областного суда от 28 апреля 2015 года в отношении Лапикова С В , Ермакова В В Распутина А А Раднаева Д Н Митюкова А М оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных Лапикова СВ., Ермакова В.В., Распутина А.А Раднаева Д.Н., Митюкова А.М., защитников осужденных Водорацкой В.И Змановского Н.В., Виго В.И., Кудрявцева ВВ., Какаулиной Г.Ю Белокопытова А.К., представителя потерпевшего Г - адвоката Байкова Н.Н. - без удовлетворения Председательствующий

Судьи:

67

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 42 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта