Информация

Решение Верховного суда: Определение N 18-АПУ16-21 от 29.09.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 18-АПУ16-21

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 29 сентября 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.

судей Зыкина В.Я. и Фроловой Л.Г.

при секретаре Щукиной Ю.В с участием осужденного Романова С.Н., его защитника-адвоката Герасимова Д.В., представителя Генеральной прокуратуры Российской Федерации - прокурора Курочкиной Л.А. рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе осужденного Романова С.Н. на приговор Краснодарского краевого суда от 22 июня 2016 года, которым

Романов С Н ,

судимый 28 октября 2014 года мировым судьей су­

дебного участка Центрального района г. Сочи Красно­

дарского края по п. «а» ч. 2 ст. 115 УК РФ к наказанию в виде

исправительных работ на срок 6 месяцев,

осужден:

- по пп. «а», «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 19 (девятнадцать) лет, с ограничением свободы на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

- по ч. 1 ст. 167 УК РФ к лишению свободы на срок 1 (один) год 3 (три месяца).

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений Романову С.Н. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 19 (девятнадцать лет 11 (одиннадцать) месяцев, с ограничением свободы на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

В соответствии с ч. 1 ст. 70 УК РФ частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору мирового судьи судебного участка № Центрального района г. Сочи от 28 октября 2014 года, и с учетом положений п. «в» ч. 2 ст. 71 УК РФ, по совокупности приговоров, окончательно Романову С.Н. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 20 (двадцать) лет, с ограничением свободы на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

После отбытия основного наказания в виде лишения свободы ему в соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ установлены следующие ограничения и обязанности: не уходить из места постоянного проживания (пребывания) в ночное время суток - в промежуток времени с 22 часов до 6 часов; не выезжать за пределы территории того муниципального образования, где он будет проживать после отбывания лишения свободы; являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы - уголовно-исполнительную инспекцию по месту его постоянного проживания (пребывания) два раза в месяц для регистрации, и не из менять место жительства или пребывания, место работы и (или) учебы без согласия указанного специализированного государственного органа, а также не посещать места общественного питания, в которых разрешено потребление алкогольной продукции и места проведения массовых мероприятий, посещение которых и участие в которых будут препятствовать достижению целей наказания - общественно-политические (собрания, митинги, уличные шествия, демонстрации), культурно-зрелищные (фестивали, профессиональные праздники, на родные гуляния).

Местом отбытия наказания в виде лишения свободы определена исправительная колония строгого режима.

Срок отбытия наказания Романову С.Н. исчислен с 22 июня 2016 года, с зачетом в срок отбытия наказания времени содержания под стражей в период с 31 декабря 2014 года по 21 июня 2016 года.

В приговоре также содержатся решения о мере пресечения в отношении Романова С.Н. и о судьбе вещественных доказательств по делу.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., а также объяснения осужденного Романова С.Н., его защитника-адвоката Герасимова Д.В, поддержавших апелляционную жалобу, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Курочкиной Л.А., возражавшей против доводов апелляционной жалобы и просившей приговор оста вить без изменения, судебная коллегия

установила:

Романов осужден за убийство четырех лиц, совершенное с особой жестокостью, а также за умышленное уничтожение чужого имущества с причинением зна- чительного ущерба гражданину.

Судом установлено, что преступления совершены в ночь на 24 декабря 2014 года в садовом домике № садового товарищества « », расположенного по ул. , ,в районе г.

края, при следующих обстоятельствах.

Вечером 23 декабря 2014 года Романов С.Н., будучи в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, пришел в указанный садовый домик со своим другом Х чтобы употребить спиртные напитки. Во время совместного распития спиртных напитков с малознакомыми подсудимому проживавшими там людьми - К Ф Т

иФ последний упрекнул Романова С.Н. в том, что тот оказывает внимание Т Разозлившись на Ф в связи с предъявленными им претензиями, Романов С.Н. стал ругаться на Ф.

нецензурной бранью, угрожая ему и всем проживавшим в домике лицам убийством.

В связи с возникшими по этому поводу личными неприязненными отношениями, в результате ссоры, переросшей в драку между Романовым С.Н. и Ф подсудимый нанес последнему не менее двух ударов кулаком в лицо. Спустя некоторое время драка между ними по тому же поводу продолжилась. При этом Романов С.Н. повалил Ф на пол, и нанес ему еще не менее трех ударов кулаком в лицо, однако Ф Т К и Х который впоследствии ушел домой, уда лось разнять дерущихся Романова С.Н. и Ф

В ходе конфликта у подсудимого, находящегося в возбужденном состоя нии, усугубленном употреблением алкоголя, недовольного этими действиями проживавших в садовом домике лиц, возник умысел на их убийство. В этой связи он вновь высказал угрозы убийством Ф Ф Т иК избил их руками, ногами и различными пред метами, нанося при этом удары по жизненно важным органам, до тех пор, пока указанные лица, каждый из которых находился в состоянии алкогольного опьянения, не перестали оказывать ему сопротивление, и упали на пол.

Убедившись, что потерпевшие Ф Ф Т и К после избиения находятся в состоянии, не позволяющем им самостоятельно выбраться из дома или совершать какие-либо иные активные действия, Романов С.Н. решил всех их убить с особой жестокостью, путем их сожжения заживо.

Осознавая общественную опасность и противоправный характер своих действий, предвидя и желая наступления смерти потерпевших, понимая, что применение открытого огня при избранном им способе убийства неизбежно по- влечет их смерть с причинением им особой физической боли, мучений и страданий, а также повлечет уничтожение садового домика, Романов С.Н., взяв со стола горящую свечу и используя ее в качестве источника открытого огня умышленно поджег ею вещи, висевшие на бельевой веревке в помещении садового домика. После этого, убедившись, что вещи загорелись, полагая свой умы сел, направленный на убийство четверых человек реализованным, Романов по кинул место преступления.

В результате преступных действий подсудимого Романова С.Н. и возникшего пожара потерпевшим Т К Ф Ф были причинены термические травмы, от которых они скончались на месте происшествия.

Кроме того, в результате действий Романова С.Н. полностью уничтожен садовый домик, чем потерпевшей С причинен материальный ущерб на сумму 148000 рублей, который является для нее значительным.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Романов выражает несогласие с приговором, считая его незаконным, необоснованным и несправедливым.

По мнению осужденного Романова, изложенные в приговоре выводы суда о его виновности в совершении преступлений не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку не подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами; обвинительный приговор основан исключительно на его (Романова) показаниях, данных на предварительном следствии, от которых он отказался в ходе судебного следствия, и не подтвердил их. Осужденный утверждает, что положенные в основу приговора доказательства, в том числе его показания, данные в качестве подозреваемого и обвиняемого, сведения, сообщенные им в явках с повинной, а также заключения экспертов, являются не допустимыми доказательствами, полученными с нарушениями требований уголовно-процессуального закона. Обращает внимание на то обстоятельство, что с постановлениями следователя о назначении экспертиз на предварительном следствии он был ознакомлен после их проведения экспертами, считая такие действия следователя незаконными, а полученные доказательства - недопустимыми. Заявляет о не ознакомлении его с постановлениями о продлении срока предварительного следствия, что, как он считает, делает все следственные и процессуальные действия незаконными, а собранные по делу доказательства недопустимыми.

Утверждает, что судом не принят во внимание тот факт, что, покинув дом в котором произошел пожар, он (Романов) первым делом попытался вызвать экстренные службы для оказания помощи потерпевшим; данное обстоятельство, по мнению осужденного, свидетельствует о его непричастности к убийству потерпевших и к поджогу дома.

Как утверждает осужденный Романов, судом нарушен принцип презумпции невиновности обвиняемого, а разбирательство по делу было проведено предвзято, с обвинительным уклоном и в угоду прокурору - государственному обвинителю, который, как заявляет осужденный, организовывал досуг судьям в перерывах между заседаниями; высказывает предположение в личной заинтересованности судей, постановивших приговор.

Как полагает осужденный, суд не вправе был проводить выездное судеб ное заседание за пределами Краснодарского краевого суда, поскольку это не предусмотрено законом.

Осужденный Романов утверждает, что в ходе судебного разбирательства было нарушено его право на защиту, так как суд безосновательно отклонил его ходатайства о назначении экспертиз и допросе свидетелей, а также о признании доказательств недопустимыми; председательствующий попустительствовал государственному обвинителю - прокурору, вместе с которым задавал наводящие вопросы потерпевшей, позволял государственному обвинителю оказывать психологическое давление на свидетеля Х с тем, чтобы тот подтвердил свои показания, данные на предварительном следствии.

Юридическую квалификацию его действий судом как убийство, совершенное с особой жестокостью, а также как умышленное уничтожение чужого имущества осужденный считает ошибочной.

В итоге Романов С.Н. просит отменить обвинительный приговор и вынести оправдательный апелляционный приговор.

Государственным обвинителем - прокурором Краснодарского края Кор жинеком Л.Г. поданы письменные возражения на апелляционную жалобу осужденного, доводы которого прокурор считает необоснованными и просит при говор оставить без изменения.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы осужденного.

Вывод суда о виновности Романова С.Н. в совершении инкриминированных ему преступлений основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, оценка которым дана в приговоре.

Суд обоснованно признал достоверными показания осужденного Романова С.Н., данные им на предварительном следствии при допросах в качестве подозреваемого, обвиняемого и при проверке его показаний на месте преступления, в которых он сообщал об обстоятельствах убийства четверых потерпевших и поджога дома, поскольку его показания были получены в соответствии с тре- бованиями уголовно-процессуального закона и не противоречат другим исследованным в судебном заседании доказательствам: показаниям потерпевших С К Ф Т показаниям свидетелей К Б Х Б,

Я У Р С К,

В П Б К показания ми экспертов П Р М специалиста С - содержание которых достаточно подробно приведено в приговоре.

Первоначальные показания Романова, данные в период предварительного следствия, также согласуются с протоколами осмотра места происшествия, осмотра предметов, заключениями экспертов о характере, степени тяжести и локализации обнаруженных на трупах потерпевших Т К.,

Ф иФ телесных повреждений, а также о при чинах их смерти.

Как следует из заключения эксперта, на одежде Романова С.Н. обнаружена кровь, происхождение которой от погибших Т К.

и Ф не исключается, а на теле Романова С.Н. обнаружены ожоговые повреждения, которые, как правильно установлено судом, были по лучены им в момент убийства и в результате поджога дома.

Суд правильно указал в приговоре о том, что факт нахождения подсудимого на месте происшествия во время пожара в ночь на 24 декабря 2014 года подтверждается протоколом выемки от 15 января 2016 года - изъятия смывов на марлевые тампоны с содержимым пальцев рук Романова С.Н. Согласно заключению эксперта на этих смывах обнаружены частицы, сходные по анатомно морфологическим признакам с частицами, полученными в процессе горения.

Доказательства по делу, в том числе показания потерпевших, свидетелей заключения экспертов и содержащиеся в протоколах следственных действий сведения судом оценены в соответствии с требованиями ст. 17 УПК РФ и с соблюдением правил, предусмотренных ст.88 УПК РФ.

Оснований не согласиться с оценкой доказательств, данной судом в при говоре, не имеется.

Утверждение осужденного Романова об оставлении без внимания судом его показаний о том, что, покинув дом, в котором находились потерпевшие, он (Романов) первым делом попытался вызвать экстренные службы для оказания им помощи - неосновательно, поскольку, как следует из приговора, эти показания были проверены и оценены судом. Суд правильно пришел к выводу о том что действия Романова, связанные с вызовом скорой медицинской помощи, были обусловлены его желанием скрыть свою причастность к поджогу садового домика и причинению смерти потерпевшим.

Показания Романова об отсутствии на руках при его задержании термических ожогов, полученных в результате пожара в домике, были проверены су дом и обоснованно отвергнуты в приговоре. Судом принято во внимание заключение судебно-медицинского эксперта №9 от 27 января 2015 года, согласно которому на теле Романова С.Н. обнаружены повреждения в виде нарушения эпидермиса, которые имеют морфологические признаки термических ожогов квалифицирующихся как причинившие легкий вред здоровью, образовавшиеся за две недели до проведенного 5 января 2015 года освидетельствования, что совпадает со временем совершения инкриминированных ему преступлений.

Доводы осужденного Романова С.Н. аналогичные тем, которые приведены в его апелляционной жалобе, в частности - о недопустимости доказательств о применении следователем незаконных методов следствия, в результате чего он, якобы, оговорил себя в период предварительного следствия, были проверены судом и обоснованно отвергнуты в приговоре как противоречащие собранным по делу доказательствам.

Также неосновательными являются доводы жалобы осужденного Романова о нарушении судом принципа презумпции невиновности обвиняемого, равноправия сторон и о необъективности суда.

Из протокола судебного заседания видно, что дело рассмотрено судом объективно; принципы презумпции невиновности, беспристрастности суда и равенства сторон не нарушены.

Суд в ходе разбирательства дела создал стороне защиты и стороне обвинения равные условия для исполнения ими их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Все ходатайства подсудимого Романова и его защитника ставились на об суждения сторон, и по результатам их рассмотрения судом были вынесены за конные, обоснованные и мотивированные постановления.

Доводы жалобы осужденного, в которых он заявляет о внеслужебных связях прокурора края с судьями, постановившими приговор, а также об их заинтересованности в исходе дела, попустительстве государственному обвинителю в ходе судебного следствия, оказании давления на свидетелей - ничем не подтверждены и опровергаются протоколом судебного заседания, из которого следует, что судьями, рассматривавшими данное уголовное дело, нарушений закона не допущено. Действия государственного обвинителя - прокурора Краснодарского края также были законными и осуществлялись в рамках его полномочий, предусмотренных статьями 37, 246 УПК РФ.

Суд отказал в удовлетворении ходатайств стороны защиты Романова о признании недопустимыми доказательств: протоколов явок с повинной, протоколов допросов в качестве подозреваемого и обвиняемого, проверки его показаний на месте преступления, а также ходатайств о назначении и проведении судебной психолого-психиатрической экспертизы по видеоматериалам его допросов в качестве обвиняемого и при проверке показаний на месте, о чем вынес со ответствующие мотивированные постановления, которые являются законными и обоснованными (т. 12 л.д. 197, 210).

Какой-либо необходимости и правовых оснований для назначения почер коведческой экспертизы, о чем заявил осужденный Романов в суде апелляционной инстанции, оспаривая достоверность имеющихся в деле протоколов его явок с повинной, не имеется.

Доводы жалобы осужденного о недопустимости заключений экспертов в связи с тем, что он (Романов) был ознакомлен с постановлениями следователя о назначении экспертиз после их проведения, не могут быть признаны обоснованными.

Как следует из материалов уголовного дела, следователь в порядке ч.З ст. 195 УПК РФ ознакомил обвиняемого Романова и его защитника с постановлениями о назначении соответствующих экспертиз, предъявив также для ознакомления заключения экспертов.

Само по себе то обстоятельство, что с постановлением следователя о на значении экспертиз Романов и его защитник были ознакомлены после их про ведения, не свидетельствует о нарушении права на защиту Романова, поскольку ничто не препятствовало ему после ознакомления с постановлениями следователя и результатами экспертиз заявлять ходатайства, направленные на реализацию предусмотренных пп.2-5 ч.1 ст. 198 УПК РФ прав.

При ознакомлении с постановлениями о назначении судебных экспертиз Романову С.Н. были разъяснены права, предусмотренные ч.1 ст. 198 УПК РФ Однако он и его защитник не заявили ходатайств о постановке дополнительных вопросов, тогда как они не были лишены возможности реализовать свои процессуальные права и заявить такие ходатайства.

Иными правами, предусмотренными в ч.1 ст. 198 УПК РФ, связанными с назначением экспертизы, обвиняемый и его защитник также не воспользовались.

Кроме того, следователь не только ознакомил обвиняемого и его защит ника с постановлениями о назначении судебных экспертиз, разъяснив соответствующие права, но и предъявил им для ознакомления экспертные заключения в ходе чего разъяснил права, предусмотренные ст.206 УПК РФ.

После ознакомления с постановлениями о назначении судебных экспертиз обвиняемый и его защитник не ходатайствовали о постановке новых вопросов, о проведении дополнительных либо повторных экспертиз, и не заявляли отводов эксперту.

Осужденный и его защитник, участвуя в судебном заседании, имели возможность заявлять ходатайства, связанные с назначением экспертиз, а также оспаривать выводы экспертов.

Таким образом, право на защиту Романова С.Н. на предварительном следствии и в судебном заседании нарушено не было.

Как следует из протокола, составленного следователем в порядке ст.218 УПК РФ, по окончании предварительного следствия Романов и его защитник были ознакомлены со всеми материалами уголовного дела, в том числе и по становлениями о продлении сроков предварительного расследования (т. 10 л.д.90-97). При этом его право на защиту нарушено не было, сообщения о продлении срока предварительного следствия Романову следователем направлялись.

Вопреки утверждению осужденного, уголовно-процессуальным законом не запрещено проведение судом выездных судебных заседаний, если это про диктовано необходимостью осуществления судопроизводства в разумный срок (ст. 6'УПК РФ).

По общему правилу, в соответствии с ч.1 ст.32 УПК РФ, уголовное дело подлежит рассмотрению в суде по месту совершения преступления, за исключением случаев, предусмотренных частями 4 и 5 ст.32 УПК РФ, а также статьей 35 УПК РФ.

Поскольку Романов совершил преступления на территории Краснодарского края, то данное уголовное дело подсудно Краснодарскому краевому суду, который постановил приговор.

Из материалов дела видно, что большинство из допрошенных в судебном заседании свидетелей проживало в г. поэтому, в целях соблюдения разумных сроков судопроизводства и надлежащей организации судебного процесса, судом было принято решение о проведении части судебного следствия в выездном судебном заседании в помещении Хостинского районного суда Краснодарского края, что соответствует требованиям закона.

При этом права подсудимого Романова С.Н., в том числе право на защиту нарушены не были.

Приговор соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, в нем приведены доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности Романова С.Н., а также мотивы, по которым суд отверг доказательства и доводы, приводимые стороной защиты.

Действиям Романова С.Н. судом дана правильная юридическая квалификация. С учетом способа совершения убийства - сожжения потерпевших заживо, который заведомо для подсудимого был связан с причинением потерпевшим особых страданий, суд обоснованно квалифицировал действия Романова как убийство четырех лиц с особой жестокостью.

Исходя из установленных в приговоре обстоятельств и предъявленного подсудимому Романову обвинения, суд также правильно квалифицировал его действия как умышленное уничтожение чужого имущества с причинением значительного ущерба гражданину.

Наказание Романову С.Н. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о его личности, смягчающих и отягчающего обстоятельств, указанных в приговоре. Требования ста тей 6, 60 УК РФ судом выполнены; наказание является справедливым и оснований для его снижения не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 389 13 , 38920, 38928, 389 33 УПК РФ, судебная колле гия

определила:

приговор Краснодарского краевого суда от 22 июня 2016 года в отношении Романова С Н оставить без изменения, а апелляционную жалобу осужденного - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 37 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта