Информация

Решение Верховного суда: Определение N 92-АПУ17-3 от 23.05.2017 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №92-АПУ 17-3

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Москва 23 мая 2017 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Боровикова В.П судей Зеленина СР., Русакова В.В.,

с участием осужденных Донгака И.К., Донгака Э.К., адвокатов Уколовой Ю.А., Андрианова Я.В., прокурора Модестовой А.А., переводчика И при секретаре Карпукове А.О. рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Донгака И.К. и Донгака Э.К. на приговор Верховного Суда Республики Тыва от 9 декабря 2016 года, которым:

ДОНГАК И К ,

несудимый,

осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ в отношении его установлены соответствующие ограничения и на него возложены определенные обязанности:

ДОНГАК Э К

ранее судимый;

- 25 мая 2005 года Сут-Хольским районным судом Республики Тыва по ч. 1 ст. 111 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 5 годам лишения свободы постановлением от 21 декабря 2009 года освобожден условно-досрочно на 5 месяцев 1 день;

- 20 января 2012 года Сут-Хольским районным судом Республики Тыва по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году 9 месяцам лишения свободы, освобожден 19 июля 2013 года;

- 15 января 2014 года Сут-Хольским районным судом Республики Тыва по ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 2 ст. 131 УК РФ к 5 годам лишения свободы,

осужден по пп. «а», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы на 2 года.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначенных по настоящему приговору и по приговору Сут-Хольского районного суда Республики Тыва от 15 января 2014 года, окончательно назначено 19 лет лишения свободы с ограничением свободы на 2 года с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ в отношении его установлены соответствующие ограничения и на него возложены определенные обязанности.

Приговором разрешены гражданские иски и определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения осужденных Донгака Э.К., Донгака И.К., адвокатов Уколовой Ю.А. и Андрианова Я.В поддержавших доводы соответствующих апелляционных жалоб, выступление прокурора Модестовой А.А., полагавшей приговор оставить без изменения судебная коллегия

установила:

согласно приговору Донгак Э.К. осужден за убийство Д

Он же и Донгак И.К. осуждены за убийство С

Убийство совершено 11 октября 2013 года в селе

района Республики при указанных в приговоре обстоятельствах. Между осужденными и потерпевшими сложились личные неприязненные отношения, что явилось мотивом убийства.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Донгак Э.К. ставит вопрос об отмене приговора и о направлении дела на новое судебное разбирательство, указав при этом на противоречивость выводов суда неисследованность всех обстоятельств дела.

По его мнению, суд не учел его психическое состояние в момент происшествия, потерпевшие были настроены агрессивно и избили его брата вследствие чего он находился в стрессовом состоянии, у него были «провалы памяти», что подтвердил свидетель Х

Осужденный Донгак Э.К. подвергает сомнению правильность юридической квалификации его действий по пп. «а», «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Он полагает, что возможно следует вести речь о необходимой обороне либо об убийстве в состоянии аффекта, так как у него был «психологический взрыв», возникший в результате действий потерпевших, избивших его брата Осужденный просит дать правильную оценку показаниям свидетелей О О иК которые дали правдивые показания Из их показаний усматривается, что была реальная угроза жизни его и брата Донгака И.К.

При назначении наказания, как считает осужденный Донгак Э.К., суд не учел совокупность всех смягчающих обстоятельств. Он является инвалидом носит слуховой аппарат, суд необоснованно назначил ему дополнительное наказание в виде ограничения свободы. При назначении наказания по правилам ч.5 ст.69 УК РФ суд превысил его возможные пределы. Осужденный обращает внимание на то, что суд не устранил сомнения относительно его участия в убийстве в составе группы.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Донгак И.К просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, сославшись при этом на неправильную юридическую оценку его действий по п.«ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, так как суд без достаточных оснований пришел к выводу о том, что он удерживал потерпевшего С с той целью, чтобы его брат Донгак Э.К. лишил жизни потерпевшего. Суд неправильно оценил показания свидетеля М События происходили в темноте, а поэтому не следует доверять показаниям свидетелей (не указано - каких).

Он полагает, что при назначении наказания суд неправомерно не учел его явку с повинной, мнение потерпевших С иД не имевших к нему никаких претензий.

Отрицая наличие у него умысла на убийство потерпевшего, осужденный Донгак И.К. обращает внимание на противоправное поведение Д и С которые избили его.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Чодуй И М . приводит суждения относительно несостоятельности позиции их авторов.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, а также возражения на них, судебная коллегия считает необходимым приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Оснований, указанных в ст. 389 15 УПК РФ, влекущих отмену либо изменение приговора, не усматривается.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и подтверждаются исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами.

В соответствии с ч. 1 ст. 88 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, собранные доказательства в совокупности - достаточности для постановления оспариваемого обвинительного приговора.

Доводы апелляционных жалоб не основаны на фактических данных и законе.

В ходе предварительного следствия Донгак Э.К. давал последовательные показания о совершении им убийства Д и С на почве личных неприязненных отношений, возникших в связи с избиением потерпевшими его брата Донгака И.К.

Донгак Э.К. был неоднократно допрошен в качестве подозреваемого обвиняемого.

Также была произведена проверка данных им показаний, между ним и его братом Донгаком И.К. была проведена очная ставка.

Донгак Э.К. достаточно подробно рассказал о том, где и как он убил потерпевших, какие при этом использовал ножи. В своих показаниях он указал что потерпевшие и какой-то незнакомый парень зашли в его дом, где С ударил его брата Донгака И.К., после чего последний выбежал из дома. С иД побежали за Донгаком И.К. Он вышел из дома и увидел, что С и Донгак Б.А. избивают его брата Донгака И.К. После этого он ударил несколько раз кухонным ножом в грудь Донгака Б.А., в связи с чем погнулось лезвие ножа. Затем С побежал в сторону туалета. Он крикнул брату Донгаку И.К., чтобы тот задержал С что и сделал его брат, схватив данного потерпевшего, не давал С возможность убежать. В это время он подбежал к С и ударил того складным ножом несколько раз.

В ходе очной ставки Донгак Э.К. подтвердил свои показания, изложенные выше, в том числе и в той части, где он уличал своего брата Донгака И.К. в соучастии в убийстве С которые не подтвердил Донгак И.К.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно и мотивированно отверг показания Донгака Э.К. в судебном заседании, где он пояснил о том, что убийство потерпевших совершил его брат Донгак И.К., а показания в ходе предварительного следствия он дал в силу того, что следователь пообещал ему освободить из-под стражи Донгака И.К.

При оценке показаний Донгака Э.К. с точки зрения их достоверности также следует учитывать его пояснения, когда он был допрошен в качестве подозреваемого, о том, что когда он совершил убийство двух потерпевших, то он сказал брату Донгаку И.К., чтобы тот взял вину на себя, так как ранее он был судим неоднократно. Поэтому после случившегося он дал ложные показания о том, что потерпевших убил его брат Донгак И.К.

Судебная коллегия считает, что изложенные выше обстоятельства свидетельствуют о достоверности показаний Донгака Э.К., данных в ходе предварительного следствия после возвращения судом уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, когда он признавал вину в убийстве потерпевших и одновременно уличал своего брата в причастности к убийству потерпевшего С Данные показания согласуются с показаниями осужденного Донгака И.К.

В ходе предварительного следствия (до возвращения судом уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ) Донгак И.К. подтвердил, что когда он подбежал к потерпевшим, то увидел, как один парень упал на землю, а рядом с этим парнем стоял его брат Донгак Э.К. с ножом в руке. Он выхватил нож у Э и положил его в свой карман. Третий парень убежал. Возле одного дома он выбросил складной нож. Потерпевших убил Донгак Э.К.

Такие показания Донгак И.К. давал неоднократно.

В судебном заседании (до возвращения уголовного дела прокурору Донгак И.К. также подтвердил, что потерпевших убил Донгак Э.К.

В судебном заседании суда первой инстанции, когда было рассмотрено дело по существу, Донгак И.К. изменил показания и утверждал, что потерпевших убил он.

Суд первой инстанции правомерно признал достоверными показания Донгака И.К. о том, что именно Донгак Э.К. убил потерпевших.

Показания Донгака Э.К. и Донгака И.К. об убийстве Донгаком Э.К потерпевших Д и С и о соучастии Донгака И.К. в убийстве С не противоречат сообщенным ими же обстоятельствам и другим приведенным в приговоре доказательствам.

Суд первой инстанции правильно признал установленным, что мотивом убийства явилось противоправное поведение потерпевших, которые избили Донгака И.К. во дворе домовладения. Вначале потерпевшие нанесли руками удары по лицу и телу Донгака И.К. в доме, когда последний попросил потерпевших успокоиться. Перед этим между Донгаком Э.К. и С произошла ссора. В ходе избиения Донгак И.К. выбежал из дома, однако Д иС догнали Донгака И.К. и продолжили наносить удары по телу последнего, что видел Донгак Э.К., который вышел из дома и совершил убийство. У Донгака Э.К. было два ножа: складной и кухонный.

Обстоятельства, связанные с избиением Донгака И.К., подтверждают осужденные, а поэтому показания осужденных о том, что Донгак И.К совершил убийство потерпевших, нельзя признать достоверными, так как никаких ножей при избиении Донгака И.К. у последнего не было, он не мог наносить удары ножами. Он лишь удерживал С когда Донгак Э.К ножом наносил удары по телу потерпевшего.

Ножи были у Донгака Э.К., который вышел из дома последний. В силу сложившихся обстоятельств Донгак И.К. не мог взять ножи, когда убегал из дома.

Согласно протоколу выемки С выдала нож, изъятый с места происшествия 11 октября 2013 года. Факт обнаружения и изъятия данного ножа подтверждается фототаблицей, которая была изготовлена экспертом криминалистом Т участвовавшей в осмотре места происшествия.

Имеющиеся под фотографиями и на упаковке ножа пояснительные записи, а также показания свидетелей С и Т не дают оснований для того, чтобы сомневаться в достоверности обстоятельств связанных с обнаружением и изъятием данного кухонного ножа с места происшествия.

В соответствии с протоколом осмотра места происшествия от 12 октября 2013 года с места происшествия также был изъят складной нож со светло коричневой рукояткой.

Как следует из протокола осмотра вещественных доказательств от 18 августа 2015 года, кухонный нож, изъятый 11 октября 2013 года, имеет рукоятку из пластмасса черного цвета.

Изложенные выше обстоятельства соответствуют описанию ножей который дал Донгак Э.К. Он подтвердил, что в качестве орудия убийства Д он использовал кухонный нож с черной рукояткой. В результате нанесения ударов лезвие ножа погнулось, а поэтому он выбросил этот нож Потерпевшего С он убил складным ножом.

В приговоре приведены и другие доказательства, подтверждающие виновность Донгака И.К. и Донгака Э.К., которым суд первой инстанции дал правильную оценку.

Действиям осужденных судом дана верная юридическая оценка.

Установленные обстоятельства не свидетельствуют о наличии акта нападения со стороны потерпевших, который угрожал бы жизни осужденных Кроме того, необходимо учитывать, что Донгак И.К. догнал убегающего С А. и удерживал того.

В это время Донгак Э.К. нанес ножом удары по телу потерпевшего, а поэтому судебная коллегия не может согласиться с позицией осужденных о том, что они действовали в состоянии необходимой обороны.

Несостоятельным является довод Донгака Э.К. о том, что убийство совершено в состоянии аффекта.

Противоправное поведение потерпевших было учтено при назначении наказания, однако оно, с учетом последующих событий, не свидетельствует о внезапном возникновении у Донгака Э.К. сильного душевного волнения.

В приговоре суд мотивировал, почему он не принимает во внимание явку с повинной Донгака И.К., которая появилась в деле после его задержания, когда имелись сведения о его причастности к убийству.

Суд правильно указал, что изложенные в ней сведения о совершении им убийства потерпевших не соответствуют действительности и были вызваны его договоренностью с братом Донгаком Э.К.

При назначении наказания суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ.

Назначенное осужденным наказание отвечает целям и принципам предусмотренным ст. 6 и 43 УК РФ.

Приговор соответствует ст.297 УПК РФ и является законным обоснованным и справедливым.

При назначении Донгаку Э.К. окончательного наказания по совокупности преступлений соблюдены положения ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Руководствуясь ст.38913, 38920, 389 28 и 389 33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Тыва от 9 декабря 2016 года в отношении Донгака И К и Донгака Э К оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения Председательствующий

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 33 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта