Информация

Решение Верховного суда: Определение N 81-АПУ15-22 от 07.08.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 81-АПУ15-22

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 7 августа 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Боровикова В.П судей Шамова А.В., Ермолаевой Т.А.,

с участием осужденных Силантьева М.Н., Киселева В.В Магомедова Р.М., Магомедова А.Р., Кульгиной Л.А., адвокатов Меркушевой Л.В., Нянькиной О.А., Бушиной Т.Г., Данцевича М.А Грибанова М.Н., Зубовского А.Г., прокурора Митюшова В.П. при секретаре Ивановой А.А. рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Силантьева М.Н., Киселева ВВ., Магомедова Р.М Соснина Е Ю . Магомедова А.Р., Кульгиной Л.А., адвокатов Мамонтовой А.А Лисун Е.А., Замятиной Л.А., Логуновой И.Н., Поповой ЕВ., Рыжко Р.Я. и Кузнецовой Н.В. на приговор Кемеровского областного суда от 30 сентября 2014 года, которым:

МАГОМЕДОВ А Р , года рождения,

уроженец п. района

края, несудимый,

осужден по п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 4 января 2011 г.) к 10 годам лишения свободы, по п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 5 января 2011 г.) к 10 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ преступление, совершенное 13 января 2011 г.) к 9 годам лишения свободы, по

ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19

мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 18 января 2011 г.) к 9 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 18 января 2011 г.) к 9 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ преступление, совершенное 2 марта 2011 г.) к 9 годам лишения свободы, по ч.З ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 11 марта 2011 г.) к 9 годам лишения свободы, по ч.З ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 21 марта 2011 г.) к 9 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ преступление, совершенное 4 апреля 2011 г.) к 8 годам лишения свободы, по ч.1 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 12 апреля 2011 г.) к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление совершенное 26 апреля 2011г., связанное с приготовлением к незаконному сбыту героина массой 35,147 грамма) к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст.228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 26 апреля 2011 г. связанное с приготовлением к незаконному сбыту героина массой 0,588 грамма) к 8 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Он же оправдан по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (по эпизоду от 18 марта 2010 г.), по п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (по эпизоду от 7 февраля 2011г.), по п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (по эпизоду от 14 марта 2011 г.), по ч. 1 ст. 30 и пп. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (по эпизоду от 26 апреля 2011 г.) ввиду его непричастности к совершению преступлений;

МАГОМЕДОВ Р М , года рождения,

уроженец г. , ранее судимый:

1. 21 ноября 1994 года - Свердловским районным судом г. Красноярска,

с учетом внесенных изменений, по ч. 3 ст. 144 УК РСФСР, по пп. «а»,

«в», «г», «д» ч. 2 ст. 161, ч.З ст. 162 УК РФ, по ч. 2 ст. 212-1 УК

РСФСР к 8 годам лишения свободы, освобожден условно-досрочно на

2 года 16 дней;

2. 14 декабря 2001 года - Центральным районным судом г. Красноярска,

с учетом внесенных изменений, по ч. 4 ст. 228 УК РФ с применением

ст. 70 УК РФ к 12 годам лишения свободы, 12 февраля 2009 года

освобожден от наказания условно досрочно на 3 года 10 месяцев 20

дней, наказание не отбыто,

осужден по п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона

от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 4 января 2011 г.) к 14

годам лишения свободы, по п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции

Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 5 января 2011 г.) к 14 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ преступление, совершенное 13 января 2011 г.) к 12 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 18 января 2011 г.) к 12 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 18 января 2011 г.) к 12 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ преступление, совершенное 2 марта 2011 г.) к 12 годам лишения свободы, по ч.З ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 11 марта 2011 г.) к 12 годам лишения свободы, по ч.З ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 21 марта 2011 г.) к 12 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ преступление, совершенное 4 апреля 2011 г.) к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 12 апреля 2011г к 9 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 30 и п.«а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление совершенное 26 апреля 2011г., связанное с приготовлением к незаконному сбыту героина массой 35,147 грамма) к 9 годам 6 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст.228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 26 апреля 2011 г., связанное с приготовлением к незаконному сбыту героина массой 0,588 грамма) к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 30 и п. «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление совершенное 26 апреля 2011 г., связанное с приготовлением к незаконному сбыту героина массой 1599,32 грамма) к 9 годам 6 месяцам лишения свободы по п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 7 февраля 2011 г.) к 14 годам лишения свободы.

В соответствии с ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 17 лет лишения свободы.

К назначенному наказанию частично присоединено наказание, не отбытое по приговору Центрального районного суда г. Красноярска от 14 декабря 2001 года, и на основании ч. 1 ст. 70 и п. «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Он же оправдан по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (по эпизоду от 18 марта 2010 г.), по п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (по эпизоду от 14 марта 2011 г в связи с его непричастностью к совершению преступлений;

СИЛАНТЬЕВ М Н , года рождения,

уроженец ст. района области,

несудимый,

осужден по п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 4 января 2011 г.) с применением ст. 64 УК РФ к 7 годам лишения свободы, по п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ преступление, совершенное 5 января 2011 г.) с применением ст. 64 УК РФ к 7 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 13 января 2011 г.) с применением ст. 64 УК РФ к 6 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 18 января 2011 г.) с применением ст. 64 УК РФ к 6 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ преступление, совершенное 18 января 2011 г.) с применением ст. 64 УК РФ к 6 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 2 марта 2011 г.) с применением ст. 64 УК РФ к 6 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 11 марта 2011 г.) с применением ст. 64 УК РФ к 6 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ преступление, совершенное 21 марта 2011 г.) с применением ст. 64 УК РФ к 6 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 4 апреля 2011 г.) с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 12 апреля 2011 г.) с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ преступление, совершенное 26 апреля 2011г., связанное с приготовлением к незаконному сбыту героина массой 35, 147 грамма) с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 30 и п. «а» ч.З ст. 228-1 УК РФ (в ч.З ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010г. № 87- ФЗ, преступление, совершенное 26 апреля 2011 г., связанное с приготовлением к незаконному сбыту героина массой 0, 588 грамма) с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Он же оправдан по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (по эпизоду от 18 марта 2010 г.), по п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (по эпизоду от 14 марта 2011 г ввиду его непричастности к совершению преступлений;

КИСЕЛЕВ В В года рождения,

уроженец г. области, ранее судимый:

1.31 марта 2010 года - Ленинск-Кузнецким городским судом по ч. 1

ст. 161 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным

сроком 1 год;

2.21 апреля 2010 года - Ленинск-Кузнецким городским судом по п. «в»

ч.2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным

сроком 1 год 6 месяцев;

3. 29 апреля 2010 года - Беловским городским судом по ч. 2 ст. 228 УК

РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6

месяцев;

4. 9 июня 2010 года - Ленинск-Кузнецким городским судом по ч. 1

ст. 161 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с

испытательным сроком 1 год;

5. 26 октября 2011 года - Ленинск-Кузнецким городским судом по п. «в»

ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным

сроком 4 года;

6. 2 августа 2012 года - Ленинск-Кузнецким городским судом по п. «в»

ч.2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 2 месяцам лишения свободы условно с

испытательным сроком 2 года,

осужден по п. «а» ч. 2 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 4 января 2011 г.) с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 и п. «а ч. 2 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. №87- ФЗ, преступление, совершенное 2 марта 2011 г.) с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление совершенное 11 марта 2011 г.) с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 30 и пп. «а», «б» ч. 2 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 12 апреля 2011 г.) с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 26 апреля 2011 г.) с применением ст. 64 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 7 лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговорам от 31 марта 2010 года, от 21 апреля 2010 года, от 29 апреля 2010 года и от 9 июня 2010 года.

К назначенному по настоящему приговору наказанию частично присоединено наказание, не отбытое по приговорам Ленинск-Кузнецкого городского суда Кемеровской области от 31 марта 2010 года, Ленинск Кузнецкого городского суда Кемеровской области от 21 апреля 2010 года Беловского городского суда Кемеровской области от 29 апреля 2010 года Ленинск-Кузнецкого городского суда Кемеровской области от 9 июня 2010 года, и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено приговоры Ленинск-Кузнецкого городского суда Кемеровской области от 26 октября 2011 года и Ленинск-Кузнецкого городского суда Кемеровской области от 2 августа 2012 года исполнять самостоятельно;

КУЛЬГИНА Л А года рождения,

уроженка г. области, судимая

24 октября 2011 года Ленинск-Кузнецким городским судом по ч. 3

ст. 30 и ч. 1 ст. 228-1 УК РФ к 3 годам лишения свободы, срок наказания

исчислен с 24 октября 2011 года,

осуждена по п. «а» ч. 2 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 4 января 2011 г.) с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 и п. «а ч.2 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87- ФЗ, преступление, совершенное 2 марта 2011 г.) с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление совершенное 11 марта 2011 г.) с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 5 лет лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначенных по настоящему приговору и по приговору Ленинск-Кузнецкого городского суда Кемеровской области от 24 октября 2011 года, окончательно назначено 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

СОСНИН Е Ю года рождения, уроженец

ст. района области,

несудимый,

осужден по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ) к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

За Магомедовым Р М , Магомедовым АР , Силантьевым М признано право на реабилитацию и разъяснен порядок возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

Приговором определена судьба вещественных доказательств.

Этим же приговором осуждены П и Т

в отношении которых приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения осужденных Силантьева М.Н., Киселева ВВ., Магомедова Р.М., Магомедова АР Кульгиной Л.А., адвокатов Меркушевой Л.В., Нянькиной О.А., Бушиной Т.Г Данцевича М.А., Грибанова М.Н., Зубовского А.Г., поддержавших доводы соответствующих жалоб в интересах осужденных, выступление прокурора Митюшова В.П., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

согласно приговору Магомедов Р.М., Магомедов А.Р., Силантьев М.Н Киселев ВВ., Соснин Е.Ю. и Кульгина Л.А. осуждены за незаконный сбыт героина массой 0,029 грамма, являющегося наркотическим средством.

Преступление совершено 4 января 2011 г. В данном случае, как и при совершении других преступлений, Магомедов Р.М., Магомедов А.Р. и Силантьев М.Н. действовали в составе организованной группы, а Киселев В.В и Кульгина Л.А. - группой лиц по предварительному сговору. Они продали героин К за рублей.

5 января 2011 г. Магомедов Р.М., Магомедов А.Р., Силантьев М.Н. и Т действующая с ними по предварительному сговору, незаконно сбыли героин массой не менее 0,038 грамма Б

13 января 2011 г. Магомедов Р.М., Магомедов А.Р., Силантьев М.Н. и Соснин ЕЮ., действующий с ними по предварительному сговору, незаконно сбыли героин не менее 0,066 грамма И за рублей, который участвовал в проверочной закупке, проводимой сотрудниками УФСКН России по области, изъявшими наркотики из незаконного оборота.

18 января 2011 г. Магомедов Р.М., Магомедов А.Р., Силантьев М.Н. и лицо, уголовное дело в отношении которого прекращено в связи со смертью незаконно сбыли П , участвовавшему в проверочной закупке, проводимой сотрудниками УФСКН России по области, героин массой 0, 043 грамма. Наркотическое средство было изъято из незаконного оборота.

18 января 2011 г. Магомедов Р.М., Магомедов А.Р., Силантьев М.Н. и Т действующая с ними по предварительному сговору, незаконно сбыли К , участвовавшему в проверочной закупке, проводимой сотрудниками УФСКН России по области, героин массой не менее 0,037 грамма. Наркотическое средство было изъято из незаконного оборота.

2 марта 2011 г. Магомедов Р.М., Магомедов А.Р., Силантьев М.Н совместно с Кульгиной Л.А. и К - последние двое действовали по предварительному сговору, они не были участниками организованной группы - незаконно сбыли С , участвовавшему в проверочной закупке проведенной сотрудниками УФСКН России по области, героин не менее 0, 032 грамма за рублей. Наркотическое средство было изъято из незаконного оборота.

11 марта 2011 г. Магомедов Р.М., Магомедов А.Р., Силантьев М.Н совместно с Киселевым В.В. и Кульгиной Л.А., последние двое действовали группой лиц по предварительному сговору, незаконно сбыли З участвовавшему в проверочной закупке, проводимой сотрудниками Межмуниципального отдела МВД России героин массой не менее 0, 114 грамма за рублей.

Наркотическое средство было изъято из незаконного оборота.

Кроме того, в тот же день в кошельке Кульгиной Л.А. было обнаружено и изъято наркотическое средство - героин массой не менее 0,424 грамма которое предназначалось для последующего сбыта указанными выше лицами.

21 марта 2011 г. Магомедов Р.М., Магомедов А.Р., Силантьев М.Н. сбыли М участвовавшей в проверочной закупке, проводимой сотрудниками УФСКН России по области, героин массой не менее 1,017 грамма Наркотическое средство было изъято из незаконного оборота.

4 апреля 2011 г. Магомедов Р.М., Магомедов А.Р., Силантьев М.Н. и Т действующая с ними по предварительному сговору, намеревались сбыть героин массой 0,755 грамма, который Т находясь возле магазина « », хранила в кармане своей куртки. В ходе личного досмотра Т сотрудниками МРО УФСКН России по

области данное наркотическое средство было изъято из незаконного оборота.

12 апреля 2011 г. Магомедов Р.М., Магомедов А.Р., Силантьев М.Н. и Киселев В.Н. намеревались незаконно сбыть героин массой не менее 3,02 грамма, что составляет крупный размер. Данное наркотическое средство Киселев В.В. хранил при себе, оно было изъято из незаконного оборота в ходе личного досмотра Киселева В.В. сотрудниками МРО ФСКН России по области.

26 апреля 2011 г. Магомедов Р.М., Магомедов А.Р., Силантьев М.Н. и П который оказал пособничество в виде перевозки наркотического средства, намеревались незаконно сбыть героин массой 35,147 грамма, что составляет крупный размер, однако данное наркотическое средство было изъято из незаконного оборота в ходе личного досмотра Силантьева М.Н. и досмотра автомобиля сотрудниками МРО УФСКН России по области на территории поста ГИБДД ДПС « в указанный выше день.

26 апреля 2011 г. Магомедов Р.М., Магомедов А.Р., Силантьев М.Н. и Киселев ВВ., действующий с ними по предварительному сговору намеревались незаконно сбыть героин массой 0,588 грамма.

Наркотическое средство Киселев В.В. хранил при себе с целью передачи Кульгиной Л.А. для дальнейшего сбыта, однако умысел не был доведен до конца в силу того, что в тот же день наркотическое средство было изъято из незаконного оборота в ходе обыска Киселева В.В. сотрудниками

МРО УФСКН России по области.

7 февраля 2011 г. Магомедов Р.М. и лицо, в отношении которого производство по уголовному делу приостановлено в связи с его розыском незаконно сбыли Ж наркотическое средство - героин массой 0,046 грамма.

26 апреля 2011 г. Магомедов Р.М. незаконно хранил героин массой 1599,32 грамма с целью последующего сбыта. Данное наркотическое средство в особо крупном размере было изъято сотрудниками Управления ФСКН России по области в ходе обыска нежилого помещения, в котором оно хранилось.

Преступления совершены при указанных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Силантьев М.Н. ставит вопрос об отмене приговора и о направлении дела на новое судебное разбирательство, указав при этом на недоказанность наличия организованной группы.

Анализируя исследованные доказательства, он полагает, что К дал ложные показания, заключение эксперта от 17 января 2010 г. (т. 1 л.д. 41) не имеет отношения к эпизоду обвинения от 4 января 2011 г.

Вместе с тем он делает собственные выводы относительно несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, просит об оправдании по п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ по указанному выше преступлению. В то же время он дает оценку доказательствам, на которые в приговоре сослался суд в обоснование доказанности его вины по остальным преступлениям, и приходит к противоположным выводам. По его мнению, не следует верить показаниям Соснина, его сожительницы, «И », Ж , П , «К », «М й», недопустимыми доказательствами являются протокол осмотра предметов и документов (т. 7 л.д. 102, т. 8 л.д. 73) от 2 февраля 2012 г протокол осмотра предметов от 9 февраля 2012 г. (т. 8 л.д. 58), так как 2 февраля 2012 г. в разных следственных действиях в одно и то же время участвовали одни и те же понятые, а 9 февраля 2012 г. протокол был составлен следователем С , а подписан - А в протоколе личного досмотра (т. 4 л.д. 6 - 7), в объяснении Киселева от 12.04.2011 г. (т. 4 л.д. 8), в протоколе осмотра предметов от 9 февраля 2012 г. (т. 4 л.д. 49) имеются исправления, отсутствует подпись Киселева, документы невозможно прочитать, в протоколе личного досмотра Силантьева от 26.04.2011 г. (т. 15 л.д.4), в справке об исследовании вещества от 26.04.2011 г. (т. 15 л.д. 12) стоят разные печати, в описи объектов, помещенных в первичную упаковку к справке № 2186/х, 2187/х, стоит дата ее написания - 24.04.2011 г. (т. 15 л.д. 14), что ставит под сомнение правдивость связанных с ней экспертиз, в постановлении о приобщении к делу вещественных доказательств от 09.02.2012 г. (т. 15 л.д.47) речь идет о героине массой 34,14 грамма, однако далее указано на приобщение к делу героина массой 1,007 грамма, в протоколе обследования транспортного средства (т. 13 л.д. 193) имеются исправления в части времени составления документа.

Силантьев М.Н. ссылается и на другие доводы.

В постановлении о возбуждении уголовного дела (т. 14 л.д. 5) указано на сбыт героина массой 31,14 грамма, хотя в рапорте заместителя начальника следственной службы УФСКН России по области речь идет о героине массой 3414 граммов (т. 14 л.д. 1), а в заключении эксперта говорится о героине массой 34,14 грамма (т. 14 л.д. 6).

В ходе предварительного следствия защиту его и Магомедова Р.М осуществляла адвокат Макухина Е.Г., что усматривается из протокола задержания подозреваемого от 26 апреля 2011 г. (т. 18 л.д. 49), протокола допроса подозреваемого от 26 апреля 2011 г. (т. 18 л.д. 51) и протоколов допроса обвиняемого Силантьева М.Н. Его интересы противоречат интересам Магомедова Р.М, а поэтому адвокат Макухина Е.Г. не могла осуществлять их защиту одновременно, в связи с чем протоколы его допросов являются недопустимыми доказательствами.

По мнению осужденного Силантьева М.Н. по делу допущены и другие нарушения уголовно-процессуального закона.

В материалах дела имеются противоречия, которые вызывают сомнение в его виновности.

Справка-меморандум от 9 июня 2011 г. (т. 6 л.д. 68-69) является недопустимым доказательством, так как на диске с записью ОРМ не видно, как Соснин передает «И какой-либо предмет.

По эпизоду от 21 марта 2011 г. представлены противоречивые доказательства, противоречия имеются в рапорте сотрудника УФСКН России по области Ш (т. 8 л.д. 5).

Силантьев М.Н. считает, что доказательства, на которые в приговоре сослался суд в обоснование доказанности его вины, являются недопустимыми При этом он указывает на нарушения, допущенные при проведении ОРМ «Прослушивание телефонных переговоров» в отношении всех осужденных Осужденный заявляет о недопустимости показаний осужденных и свидетелей в части оценки содержания телефонных переговоров, просит исключить из числа доказательств протокол осмотра документов (т. 4 л.д. 136 - 169), детализации соединений абонентов различных операторов сотовой связи, а также исключить из приговора доказательства, связанные с абонентским номером 8-951-615-43- 93, указывает на недопустимость дисков ОУО-К проверочных закупок у Кульгиной, Т , Ж , Силантьева, Соснина и диска СО-К с записью оперативно-розыскного мероприятия «наружное наблюдение», протоколов осмотра (т. 7 л.д. 102 - 109, т. 8 л.д. 73 - 74). Он также просит о вынесении оправдательного приговора.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Замятина Л.А считает приговор незаконным, несправедливым вследствие чрезмерно сурового наказания. По ее мнению, не нашли своего подтверждения выводы суда о наличии организованной группы, в ходе предварительного следствия ее подзащитный дал показания, в которых признал вину в содеянном в результате оказанного на него давления со стороны сотрудников УФСКН России по

области, по делу отсутствуют доказательства, подтверждающие виновность Силантьева М.Н. в совершении преступления, имевшего место 4 января 2011 г. Анализируя показания Т Соснина Е.Ю., свидетелей Ш Ж , К , подсудимых Киселева и Кульгиной, адвокат полагает, что не подтверждается вина Силантьева М.Н. и по другим преступлениям, суд неправильно оценил их показания, данные в суде первой инстанции, и необоснованно пришел к выводу о достоверности показаний указанных лиц в ходе предварительного следствия.

Она обращает внимание на то, что свидетели «И », «П », «К », «С », «М » и З участвовавшие в ходе ОРМ «Проверочная закупка», являются наркозависимыми, им верить нельзя, так как «не исключено, что они могли дать показания под воздействием сотрудников УФСКН по области».

Адвокат Замятина Л.А. ставит вопрос о переквалификации действий Силантьева М.Н. с ч. 1 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 на ч. 1 ст. 30 и ч. 1 ст. 228-1 УК РФ, в остальной части приговор она просит отменить и «дело производством прекратить за непричастностью к данным преступлениям».

В апелляционной жалобе осужденный Киселев В.В. просит снизить срок наказания, назначенного ему, ссылаясь при этом на то, что он имеет ряд хронических заболеваний - бронхиальная астма, туберкулез легких и ВИЧ инфекция. Он также ставит вопрос об отмене приговора и о направлении дела на новое судебное разбирательство.

Осужденный Киселев В.В. обращает внимание на то, что ОРМ «Прослушивание телефонных переговоров» в отношении всех подсудимых проведено с нарушением ст. 186 УПК РФ, не соблюдены положения Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно розыскной деятельности», определяющие порядок предоставления материалов ОРД, а поэтому, как он считает, подлежат исключению из числа допустимых доказательств, являющиеся производными от данных, зафиксированных на дисках СО, где имеются записи телефонных разговоров, и в протоколах осмотра справок - меморандумов. Осужденный также утверждает, что показания подсудимых и свидетелей в части их оценки содержания телефонных переговоров являются недопустимыми доказательствами, протокол осмотра документов (т.4 л.д. 136-169) составлен с нарушением норм уголовно процессуального закона, в ходе осмотра присутствовали одни понятые, а в протоколе указаны другие. Также недопустимыми доказательствами являются диски ОУО-К, где имеются данные проверочных закупок у Кульгиной, Т Ж Силантьева и Соснина, диск СО-К с записью оперативно-розыскного мероприятия «наружное наблюдение», так как они поступили к следователю в неопечатанном виде, в тексте постановления о предоставлении результатов ОРД не указан источник получения этих дисков, непонятно, кто осуществлял видеозапись, какие при этом применялись технические средства. Он не согласен с выводом суда о передаче 2 марта 2011 г. ему Магомедовым Р.М наркотиков, так как этого не могло быть ввиду отсутствия Магомедова Р.М. в городе, что подтверждается приобщенными к делу авиабилетами. Ничем не подтверждается вывод суда о передаче 11 марта 2011 г. наркотиков Кульгиной Магомедовым. Он полагает, что его действия, совершенные 2 и 11 марта 2011г должны быть квалифицированы одним уголовным законом.

Осужденный ссылается на то, что наркотики, находящиеся в камере хранения вещественных доказательств, не имеют никакого отношения к уголовному делу, так как они перевязаны нитью белого цвета, после проведения экспертизы и в ходе осмотра указано, что наркотики перевязаны нитью черного цвета, по ряду эпизодов в материалах дела отсутствуют сведения о месте нахождения изъятых наркотических средств, в связи с чем данные вещественные доказательства невозможно проверить с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

Киселев В.В. указывает, что в ходе предварительного следствия на него и других обвиняемых со стороны оперативных сотрудников УФСКН России по

области было оказано физическое и психологическое давление Он просит о его оправдании по эпизоду от 26 апреля 2011 г. В то же время осужденный указывает и на другие доводы.

Суд не принял во внимание его показания, данные в ходе предварительного следствия 18 апреля 2011 г., исправление даты составления протокола допроса свидетеля Ш (т. 4 л.д. 17) не заверено подписью следователя. По всем преступления не установлены умысел на сбыт наркотиков, время и место их передачи, «в основу доказанности его вины положены несуществующие доказательства, достоверность имеющихся доказательств вызывает сомнение».

Неуказание в приговоре даты совершения преступления не позволяет установить срок давности привлечения к уголовной ответственности. Судом дана неверная оценка показаниям свидетелей и подсудимых. Во время допроса в суде К находился в состоянии наркотического опьянения. По эпизоду от 4 января 2011 г. опознание К Кульгиной проведено с нарушением закона.

Киселев ВВ., считая недоказанным преступление от 4 января 2011 г., в поданных им замечаниях на протокол судебного заседания указал, что в нем не отражено ходатайство Магомедова Р.М., заявленное 18 октября 2012 г., об освидетельствовании К

Кроме того, осужденный Киселев В.В. просит переквалифицировать его действия с «ч. 1 ст. 30 и пп. «а», «б» ч. 2 ст. 228-1 на ч. 1 ст. 228 УК РФ», а в остальной части обвинительный приговор отменить и постановить оправдательный приговор.

Киселев В.В. указал, что в ходе предварительного следствия он давал показания, находясь в состоянии наркотического опьянения, на него было оказано психологическое давление, 12 апреля 2011 г. сотрудники УФСКН России по области применили в отношении его физическое насилие, а поэтому им были даны показания, необходимые органам предварительного следствия. Наркотические средства он приобретал у Силантьева для собственного употребления, а не для сбыта. Выражает несогласие с показаниями свидетеля К Не признает вину по эпизоду от 26 апреля 2011 г. Героин он приобрел 25 апреля 2011 г. для личного употребления, не намеревался их передавать Кульгиной для продажи.

В апелляционной жалобе адвокат Рыжко В.В. просит «оправдать Киселева В.В. по эпизоду от 4 января 2011 г., эпизоды от 2 и 11 марта 2011 г объединить, переквалифицировать действия Киселева В.В. с ч. 1 ст. 30 и пп.«а», «б» ч. 2 ст. 228-1 на ч. 1 ст. 228 УК РФ, по эпизоду от 26 апреля 2011 г Киселева В.В. оправдать, снизить срок назначенного наказания», указав при этом на то, что в нарушение ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор основан на предположениях, вина Киселева В.В. по эпизоду от 4 января 2011 г не доказана. Анализируя показания Кульгиной Л.А., Киселева В.В. и свидетеля К защитник полагает, что не следует доверять показаниям данного свидетеля о сбыте ему Кульгиной Л.А. героина массой 0,029 грамма не позднее 4 января 2011 г., который был передан Кульгиной Л.А. Киселевым ВВ., а тому, в свою очередь, наркотическое средство передал Силантьев М.Н Показаниям К нельзя верить по той причине, что он является зависимым от наркотических средств. Напротив, автор апелляционной жалобы считает, что в суде Кульгина Л.А. и Киселев В.В. дали правдивые показания которые согласуются между собой. Защитник обращает внимание на то, что эпизоды от 2 и 11 марта 2011 г. необходимо объединить единой юридической квалификацией, так как Киселев В.В. утверждает о сбыте наркотиков лишь 2 марта 2011 г., которые он передал Кульгиной Л.А. для данной цели, отрицая при этом факт передачи наркотиков 11 марта 2011 г.

Однако Кульгина Л.А. подтвердила, что 2 марта 2011 г. она сбыла наркотики С и 11 марта 2011 г. передала наркотики З Переданные Кульгиной Л.А. Киселевым В.В. наркотики не позднее 2 марта 2011 г. были из одной партии. Суд не дал надлежащей оценки пояснениям Киселева В.В. о приобретении им 12 и 26 апреля 2011 г. наркотических средств для собственного употребления.

Он считает, что Киселев В.В. подлежит оправданию по ч. 1 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 228-1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, преступление, совершенное 26 апреля 2011 г.) ввиду недоказанности наличия наркотического средства в крупном размере.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Соснин Е.Ю ставит вопрос об отмене обвинительного приговора и о постановлении оправдательного приговора, указав при этом на то, что протоколы его допросов по своей сути не отличаются друг от друга, в них допущены одни и те же ошибки, в двух протоколах неверно указана дата его рождения.

Данные обстоятельства свидетельствуют о нарушении уголовно процессуального закона в ходе проведения следственных действий. Он считает что в судебном заседании свидетель Ш дала показания против него из-за неприязненных к нему отношений. Осужденный ставит под сомнение достоверность показаний засекреченного свидетеля «И » по той причине что в судебном заседании последний не смог правильно назвать улицу, на которой было проведено ОРМ «проверочная закупка», описать его особые приметы и одежду, которая была на нем в тот период.

По мнению автора апелляционной жалобы, нельзя верить показаниям свидетелей «И » и «К », так как они являются одним и тем же лицом. Он утверждает, что видеозапись ОРМ «проверочная закупка» не подтверждает его виновность, на ней не зафиксирован факт передачи денег и наркотических средств. Осужденный обращает внимание на противоречивость показаний его и Силантьева, данных в ходе предварительного следствия однако, несмотря на это, суд признал достоверными показания Силантьева. При таких обстоятельствах, как считает осужденный, нельзя признать доказанным факт передачи ему Силантьевым наркотических средств, которые якобы И приобрел у него в ходе ОРМ.

Кроме того, Соснин Е.Ю. считает, что его явка с повинной получена «сомнительным» путем, надлежащим образом не оформлена, а поэтому не может быть доказательством, подтверждающим то обстоятельство, что Силантьев поставлял ему наркотики.

В апелляционной жалобе адвокат Логунова И.Н. просит отменить обвинительный приговор в отношении Соснина Е.Ю. и постановить оправдательный приговор, указав при этом на несоответствие выводов суда изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Анализируя показания Соснина Е.Ю., данные в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, защитник полагает, что не следует доверять показаниям ее подзащитного, данным в ходе предварительного следствия, где он рассказал об обстоятельствах совершенного преступления в силу нахождения его в наркотическом опьянении (он наркозависимый человек), а в ходе последних допросов Соснин Е.Ю. находился в тяжелом болезненном состоянии.

По мнению защитника, обвинение в отношении Соснина Е.Ю. основано на показаниях засекреченного свидетеля «И », однако ничем не подтверждается факт приобретения Сосниным Е.Ю. наркотических средств у Силантьева. Свидетель Ш (К ) оговорила Соснина Е.Ю ввиду неприязни к нему из-за детей, но и она не показывала, что Соснин Е.Ю занимался сбытом наркотических средств. Ш знала Силантьева как человека, у которого Соснин брал наркотические средства. При проведении ОРМ «проверочная закупка» не были изъяты деньги, которые якобы «И передал ее подзащитному.

В апелляционной жалобе осужденная Кульгина Л.А. просит рассмотреть дело «объективно и непредвзято, приговор изменить», но при этом она не указала, каким же образом следует изменить приговор.

Вместе с тем она, признавая вину в содеянном и раскаиваясь за совершенные преступления, отрицает свое участие в сбыте наркотических средств свидетелю К 4 января 2011 г. В то же время осужденная полагает, что во время допроса в суде К находился в наркотическом опьянении, суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства Магомедова Р.М. об освидетельствовании К на предмет нахождения его в наркотическом опьянении, данное ходатайство не отражено в протоколе судебного заседания. Она выражает несогласие с решением суда о том, что действовала в группе (не конкретизирует довод), настаивает на своем знакомстве лишь с Киселевым В.В. Кульгина Л.А. обращает внимание на то что по внешнему виду она не подходит под описание К .

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Попова Е.В считает приговор в отношении Кульгиной Л.А. незаконным, необоснованным ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, несправедливости его вследствие чрезмерной суровости назначенного наказания, ссылаясь при этом на доводы, аналогичные тем, на которые в своей жалобе указала ее подзащитная.

Кроме того, по мнению защитника, действия Кульгиной по факту покушения на сбыт героина 2 и 11 марта 2011 г. следует квалифицировать как одно преступление, так как отсутствуют доказательства, свидетельствующие что реализованный в указанные выше дни героин был из разных партий действия Кульгиной совершены с единым умыслом.

Адвокат Попова Е.В. также полагает, что суд неправильно назначил Кульгиной наказание по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ. Она отбывала наказание по приговору от 24 октября 2011 года, неотбытая часть наказания по предыдущему приговору составляла 24 дня, однако суд «фактически присоединил 1 год».

Защитник просит отменить приговор в отношении Кульгиной Л.А. в части осуждения по п. «а» ч. 2 ст. 228-1 УК РФ (преступление, совершенное 4 января 2011 г.) и производство по делу прекратить ввиду ее непричастности к преступлению, в остальной части приговор изменить и квалифицировать ее действия, совершенные 2 и 11 марта 2011 г., по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 228-1 УК РФ как одно длящееся преступление, снизив при этом срок наказания.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Магомедов Р.М. указал на незаконность, необоснованность и несправедливость приговора Он полагает, что суд неправильно оценил показания свидетеля под псевдонимом «М », она же «У » и П , ее показания не соответствуют действительности, дело необходимо было возвратить прокурору, суд незаконно вручил вторую копию приговора, необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о допросе лиц, которые находились в одной камере следственного изолятора в месте с Кульгиной и П , он был лишен возможности реализовать право на апелляционное обжалование приговора Кемеровского областного суда от 30 сентября 2014 года, в связи с чем действия судьи он обжаловал в квалификационную коллегию судей Кемеровской области, в материалах дела отсутствуют 13 протоколов осмотра.

По мнению осужденного, судом не опровергнуты доводы стороны защиты о его непричастности к совершению преступлений, не установлены время, место и обстоятельства передачи им Магомедову А Р . наркотических средств, а Магомедовым А.Р. - Силантьеву М.Н., недопустимыми доказательствами являются протокол обыска в его квартире и показания П данные в ходе предварительного следствия. Он также считает, что вещественные доказательства - наркотики, находящиеся в камере хранения не имеют отношение к данному уголовному делу (речь идет о наркотических веществах, изъятых при покушении на их сбыт «П » и «К которые после проведения экспертизы и осмотра этих веществ были упакованы в полиэтиленовый пакет, перевязанный черной нитью, и поступили в камеру хранения, будучи перевязанным нитью белого цвета),

Магомедов Р.М. указал на отсутствие сведений о месте нахождения наркотических средств и по другим преступлениям, что свидетельствует о невозможности оценить их с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

Он просит признать данные вещественные доказательства (героин недопустимыми доказательствами либо исследовать их в судебном заседании в соответствии со ст. 240 УПК РФ и дать им оценку.

По мнению Магомедова Р.М., по делу были допущены многочисленные нарушения уголовно-процессуального закона как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании, неправильно установлены обстоятельства по эпизоду от 26 апреля 2011 г. (в этом случае проводилось ОРМ «наблюдение»).

Досмотр автомобиля « » (т. 8 л.д. 106-107) на посту ГИБДД проведен с нарушением закона, поскольку понятой В не находился у автомобиля, а второй понятой Е являлся родственником сотрудника полиции. Нарушения уголовно-процессуального закона были допущены при производстве обыска в нежилом помещении расположенном в поселке по ул. , в 500-х метрах от дороги (т. 8 л.д. 109-110), и в ходе обыска в его жилище, расположенном по адресу: район, ст. , ул. , (т. 8 л.д. 113- 114). Осужденный ссылается на нарушение его права на защиту, выразившееся в том, что следователь нарушил закон при выделении из уголовного дела материалов в отношении сотрудника полиции Б . Он выдвигает версию о сотрудничестве с Б .

Магомедов Р.М. указал, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о допросе бывшего оперуполномоченного УФСКН России по

области М , при рассмотрении ходатайства защитника Л о недопустимости доказательств было установлено отсутствие некоторых документов как в материалах уголовного дела, так и в дополнительно представленных материалах из МРО УФСКН России по области в судебное заседание 20 марта 2014 г.

На данные документы в своей жалобе осужденный Магомедов Р.М обращает внимание.

Не соглашаясь с осуждением по эпизоду от 2 марта 2011 г., осужденный ссылается на наличие у него алиби. Он утверждает, что в тот день находился за рубежом. Данное обстоятельство подтверждается приобщенными к материалам дела и исследованными в судебном заседании авиабилетами, а именно:

- авиабилет Компании на Магомедова Р выданный 26 февраля 2011 г., на перелет из из г. 27 февраля 2011г.;

- авиабилет Компании на Магомедова Р , выданный

1 марта 2011 г., на перелет из до 2 марта;

- авиабилет ОАО Авиакомпания « » на Магомедова Р выданный 1 марта 2011 г., на перелет из г. до Б 1 маота

Р 2011г.;

- авиабилет ОАО Авиакомпания « » на Магомедова Р выданный 2 марта 2011 г., на перелет из до 2 марта 2011 г.;

- посадочный талон на Магомедова Р ;

- посадочный талон ОФ ОАО Международный Аэропорт

По мнению осужденного, по делу допущены и иные нарушения уголовно процессуального закона.

Доказательства, представленные стороной обвинения, носят предположительный характер, они являются «голословными», при проведении ОРМ со стороны правоохранительных органов имело место провокация, суд не дал надлежащей оценки его версии о сотрудничестве с сотрудником полиции Б , с которым он собирался выявить банду, занимающуюся распространением наркотиков, доводы адвокатов в защиту подсудимых не опровергнуты, обвинение основано на показаниях свидетелей, зависимых от наркотиков.

Он также считает, что ряд доказательств в ходе предварительного следствия получены с нарушением закона, их следует признать недопустимыми, в материалах дела отсутствуют протоколы осмотров, на которые в приговоре сослался суд, показания подсудимого Силантьева в приговоре изложены неправильно, суд не оценил их должным образом, не доказана вина по эпизодам покушения на сбыт наркотиков «М » и на сбыт наркотиков Б по эпизоду от 26 апреля 2011 г. нарушен закон при досмотре Силантьева, не подтверждается его вина по эпизоду незаконного хранения с целью сбыта наркотических средств в особо крупном размере и по эпизоду сбыта наркотических средств К 4 января 2011 г., при проведении химических экспертиз по всем эпизодам допущены нарушения ознакомление обвиняемых с материалами уголовного дела происходило в короткий промежуток времени, в отношении его не проводились оперативно розыскные мероприятия, 26 апреля 2011 г. ему не предоставили адвоката, в протоколах следственных действий отсутствуют подписи лиц, участвовавших в их проведении, суд необоснованно отказал адвокату Л в удовлетворении ходатайства об исключении недопустимых доказательств показания обвиняемых и свидетелей в приговоре изложены неверно.

Магомедов Р.М. полагает, что в нарушение ч. 6 ст. 49 УПК РФ его защиту осуществляла адвокат Макухина Е.Г., которая также представляла интересы обвиняемого Силантьева М.Н., постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Силантьева М.Н. по эпизоду приготовления к незаконному сбыту героина массой 34, 14 грамма (т. 13 л.д. 190) является незаконным, так как в различных процессуальных документах речь идет о разной массе героина изъятого 26 апреля 2011 г. в ходе досмотра автомобиля на территории поста ГИБДД ДПС « », в документах, имеющихся в т. 7 на л.д. 212-214, 218, также изложены противоречивые сведения по факту изъятия героина у Ж 8 февраля 2011 г. в ходе ее личного досмотра.

По мнению осужденного, сомнительной является ссылка суда в приговоре на т. 15 л.д. 73, где должен находиться диск, по всем преступлениям не установлены наличие у него умысла на сбыт наркотических средств, время и место их передачи.

Осужденный Магомедов Р.М. указал, что ОРМ «прослушивание телефонных переговоров», проведенное в отношении его, подлежит исключению из дела, так как при этом не соблюдены положения ст. 186 УПК РФ и требования Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (к материалам дела не приобщено мотивированное постановление одного из руководителей органа осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, на основании которого проводилось прослушивание телефонных переговоров Магомедова Р.М осмотренные и приобщенные к материалам дела данные соединений абонентов различных операторов сотовой связи, номерами которых пользовались Соснин Ж , Т , Киселев, Н Силантьев, он и Магомедов А.Р., не были опечатаны, а поэтому в связи с несоблюдением ч. 3 ст. 186-1 УПК РФ их следует отнести к недопустимым доказательствам, отсутствие сопроводительного письма к детализации соединений абонента,

находившегося в пользовании Силантьева М.Н., влечет признание данных детализации недопустимыми доказательствами. Таковыми, как считает осужденный, являются СО-диск вх. № 20 от 16 мая 2011 г. рег. № 1747 от 11 мая 2011 г. с записью оперативного мероприятия «прослушивание телефонных переговоров Магомедова А.Р.» и показания подсудимой Кульгиной, свидетелей З , Ф , Т ,Ч , Х и Г в части комментариев содержания телефонных переговоров.

Осужденный просит признать недопустимыми доказательствами протокол осмотра документов (т. 4 л.д. 136-169), диски ОУО-К, где зафиксированы проверочные закупки у Кульгиной, Т ,Ж , Силантьева и Соснина, СО-диск с записью оперативно-розыскного мероприятия «наружное наблюдение». Он обращает внимание на то, что указанные доказательства поступили в неопечатанном виде, в тексте постановления о предоставлении результатов ОРД не указаны источник получения этих дисков, кто осуществлял видеозапись, какие при этом применялись технические средств, описание вещества, изъятого у М и поступившего на экспертизу, отличается по цвету.

Он также указал, что на П («М ») было оказано незаконное воздействие.

Осужденный Магомедов Р.М. ставит вопрос об отмене обвинительного приговора в отношении его и о направлении дела на новое судебное разбирательство либо о постановлении оправдательного приговора.

Он также просит о переквалификации его действий по эпизоду от 26 апреля 2011 г. на ч. 2 ст. 228 УК РФ. Одновременно он ставит вопрос об исключении из приговора данного обвинения.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Мамонтова А.А ставит вопрос об отмене обвинительного приговора в отношении Магомедова Р.М. и о направлении дела на новое судебное разбирательство, указав при этом на то, что по делу нет доказательств, подтверждающих виновность ее подзащитного, который вину не признал, по эпизоду от 4 января 2011 г. не указаны время, место и обстоятельства передачи наркотиков Магомедовым Р.М. своему сыну Магомедову АР., аналогичные нарушения закона допущены и по остальным преступлениям, отсутствие конкретной даты передачи наркотических средств ставит под сомнение «возможность привлечения Магомедова Р.М. к уголовной ответственности из-за возможного истечения срока давности», суд необоснованно признал допустимыми доказательствами результаты ОРМ «прослушивание телефонных переговоров» в отношении подсудимых, так как в судебном заседании никто из них не узнал свой голос.

По мнению защитника, сомнительным доказательством является видеозапись ОРМ при закупке наркотиков «П » ввиду того, что на записи зафиксирован разговор двух лиц, во время которого они передают что то друг другу, но при этом нет никакой информации, свидетельствующей о причастности Магомедова Р к сбыту наркотиков. Кроме того, как она указала, Ж не подтвердил свои показания, данные в ходе предварительного следствия.

Защитник считает, что Магомедов Р.М. не совершал преступления связанного с приготовлением героина массой 1622, 426 грамма 26 апреля 2011 г. (по тесту жалобы) к сбыту. В обоснование своего довода она сослалась на то, что героин, изъятый у ее подзащитного, был приобретен им по согласованию с сотрудником полиции Б с целью выявления сбытчиков наркотиков.

Автор апелляционной жалобы полагает, что по делу нет доказательств свидетельствующих о создании Магомедовым Р.М. организованной группы, не соответствуют действительности показания свидетелей П и «М ».

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Магомедов А.Р. просит отменить обвинительный приговор и постановить оправдательный приговор, указав на то, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, приговор является несправедливым вследствие чрезмерной суровости назначенного наказания, по всем преступлениям не установлены умысел на сбыт наркотиков, время и место их передачи, приведенные в приговоре доказательства ничем не подтверждаются, информация, изложенная в них, является «фантазией следователя, при описании преступного деяния не указана конкретная дата совершения преступления, в силу чего невозможно установить срок давности привлечения к уголовной ответственности, в приговоре имеются противоречия суд не дал надлежащей оценки показаниям Силантьева, Киселева, Н Ж , Соснина, Т , свидетелей Г иЗ .

По мнению осужденного, ОРМ «прослушивание телефонных переговоров» в отношении всех подсудимых производились с нарушением требований ст. 186 УПК РФ и положений ФЗ от 12.081995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», определяющие порядок предоставления результатов ОРД, диски с записью телефонных разговоров представлены следователю в неопечатанном виде, без сопроводительного письма с указанием даты и времени начала и окончания записи телефонных переговоров, к материалам дела не приобщено мотивированное постановление одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность на основании которого проводилось прослушивание телефонных переговоров подсудимых.

Магомедов А.Р. считает, что недопустимыми доказательствами являются показания подсудимых и свидетелей в части комментариев содержания телефонных переговоров, протокол осмотра документов (т. 4 л.д. 136-169), так как при проведении следственного действия присутствовали одни понятые, а в протоколе указаны другие.

Он обращает внимание на то, что осмотренные и приобщенные к материалам дела данные детализации соединений абонентов различных операторов сотовой связи, номерами которых пользовались Соснин, Ж Т , Киселев, Н , Силантьев, Магомедов Р.М. и он, были в неопечатанном виде в нарушение ч. 3 ст. 186-1 УПК РФ, отсутствует сопроводительное письмо к детализации соединений абонента 8-903-946-47-04, находившегося в пользовании Силантьева М.Н.

Осужденный полагает, что недопустимыми доказательствами являются данные, связанные с абонентским номером , диски ОУО-К проверочных закупок у Кульгиной, Т ,Ж Силантьева и Соснина, диск СО-К с записью оперативно-розыскного мероприятия «наружное наблюдение».

Он выражает несогласие с решением суда о признании допустимыми доказательствами протоколов осмотра вещественных доказательств (т.7 л.д. 102-129, т. 8 л.д. 73-74), о наличии организованной группы.

Магомедов А.Р. также обращает внимание на то, что при задержании ему не предоставили защитника, при предъявлении обвинения и в ходе допроса его в качестве обвиняемого также отсутствовал адвокат (т. 14 л.д. 26-27, 28), что напрямую связано с разрешением вопроса о признании недопустимыми доказательствами определенных протоколов следственных действий.

Кроме того, он считает, что опознание К Кульгиной (т. 1 л.д. 111) произведено с нарушением закона, недопустимыми доказательствами являются и другие протоколы опознания. Анализируя соответствующие доказательства по каждому предъявленному эпизоду обвинения, осужденный утверждает о недоказанности его вины.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Кузнецова Н.В ставит вопрос об отмене обвинительного приговора в отношении Магомедова А.Р. и о постановлении оправдательного приговора, ссылаясь при этом на то что выводы суда, изложенные в приговоре, не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда приговор постановлен на доказательствах, полученных с нарушением уголовно-процессуального закона. К таким доказательствам относятся заключения судебных экспертиз, согласно выводам которых вещество, изъятое у различных лиц, является наркотическим средством - героином. Нарушения выразились в том, что до проведения экспертиз изъятые вещества не были осмотрены и приобщены в качестве вещественных доказательств.

Защитник считает, что не установлены время и место совершения преступлений, недопустимыми доказательствами являются протоколы составленные в ходе оперативно-розыскных мероприятий, а именно: «протокол досмотра лица...» до и после проведения проверочных закупок; «протокол осмотра и пометки денежных купюр...»; «протокол обследования транспортных средств» и другие, ввиду того, что данные протоколы не предусмотрены законом «Об оперативно-розыскной деятельности». По мнению К недопустимым доказательством является протокол обследования автомобиля государственный номер (т. 13 л.д. 193-194) в связи с невозможностью установить время начала и окончания его проведения, отсутствием указания на использование фотографической аппаратуры, нарушением порядка предоставления данного протокола. Она же полагает, что недопустимыми доказательствами являются диски ОУО-К с видеозаписями проверочных закупок у Ч , Кульгиной, Т Ж Силантьева и Соснина, прослушивание телефонных переговоров Магомедова А.Р. проводилось с нарушением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

Адвокат Кузнецова Н.В. указала и на другие доводы.

В качестве доказательств вины ее подзащитного по предъявленным эпизодам являются показания подозреваемого и обвиняемого Силантьева полученные на предварительном следствии. Данные протоколы допросов должны быть признаны недопустимым доказательством в связи с тем, что в качестве защитника Силантьева была адвокат Макухина Е.Г., которая также являлась защитником и другого обвиняемого по делу Магомедова Р.М интересы которых изначально противоречили друг другу.

В соответствии с ч. 6 ст. 49 УПК РФ одно и тоже лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого.

Как следует из материалов уголовного дела, 26.04.2011 г. адвокат Макухина Е.Г. участвовала в качестве защитника в следственных действиях при допросе подозреваемого, обвиняемого Магомедова Р.М. (т. 18 л.д. 51, 54). Начиная с 26.04.2011 г., этот же защитник Макухина Е.Г. участвовала при допросе подозреваемого и обвиняемого Силантьева М.Н. (т. 13 л.д. 211-212, 220-225, т. 15 л.д. 28, т. 8 л.д. 80-82, т. 29 л.д. 119-125), интересы которых противоречили друг другу.

Соответственно, протоколы допросов подозреваемого и обвиняемого Силантьева должны быть признаны недопустимыми доказательствами.

По эпизоду от 4.01.2011 г. подлежат исключению как недопустимые доказательства, положенные в основу обвинительного приговора в отношении Магомедова А.Р., показания обвиняемого Силантьева М.Н. от 7.02.2012 г. (т.29 л.д. 119-123), полученные в присутствии адвоката Макухиной Е.Г.

По эпизоду от 5.01.2011 г. подлежат исключению как недопустимые доказательства, положенные в основу обвинительного приговора в отношении Магомедова А.Р., показания обвиняемого Силантьева М.Н. от 7.02.2012 г. (т.29 л.д. 119-123), полученные в присутствии адвоката Макухиной Е.Г.

По эпизоду от 13.01.2011 г. подлежат исключению как недопустимые доказательства, положенные в основу обвинительного приговора в отношении Магомедова А.Р., показания обвиняемого Силантьева М.Н. от 7.02.2012 г. (т.29 л.д. 119-123), полученные в присутствии адвоката Макухиной Е.Г.

По эпизоду от 18.01.2011 г. при сбыте наркотического средства П подлежат исключению как недопустимые доказательства, положенные в основу обвинительного приговора в отношении Магомедова А.Р., показания обвиняемого Силантьева М.Н. от 7.02.2012 г. (т.29 л.д. 119-123), полученные в присутствии адвоката Макухиной Е.Г.

По эпизоду от 18.01.2011 г. при сбыте наркотиков К подлежат исключению как недопустимые доказательства, положенные в основу обвинительного приговора в отношении Магомедова АР., показания обвиняемого Силантьева М.Н. от 7.02.2012 г. (т. 29 л.д. 119-123), полученные в присутствии адвоката Макухиной Е.Г.

По эпизоду от 2.03.2011 г. подлежат исключению как недопустимые доказательства, положенные в основу обвинительного приговора в отношении Магомедова А.Р., показания обвиняемого Силантьева М.Н. от 7.02.2012 г. (т.29 л.д. 119-123), полученные в присутствии адвоката Макухиной Е.Г.

По эпизоду от 11.03.2011 г. подлежат исключению как недопустимые доказательства, положенные в основу обвинительного приговора в отношении Магомедова А.Р., показания обвиняемого Силантьева М.Н. от 7.02.2012 г. (т. 29 л.д. 119-123), полученные в присутствии адвоката Макухиной Е.Г.

По эпизоду от 21.03.2011 г. подлежат исключению как недопустимые доказательства, полученные в основу обвинительного приговора в отношении Магомедова АР., показания подозреваемого Силантьева от 11.07.2011 г. (т. 8 л.д. 80-82), показания обвиняемого Силантьева М.Н. от 7.02.2012 г. (т.29 л.д. 119-123), полученные в присутствии адвоката Макухиной Е.Г.

По эпизоду от 4.04.2011 г. подлежат исключению как недопустимые доказательства, положенные в основу обвинительного приговора в отношении Магомедова А.Р., показания обвиняемого Силантьева М.Н. от 7.02.2012 г. (т. 29 л.д. 119-123), полученные в присутствии адвоката Макухиной Е.Г.

По эпизоду от 12.04.2011 г. подлежат исключению как недопустимые доказательства, положенные в основу обвинительного приговора в отношении Магомедова А.Р., показания обвиняемого Силантьева М.Н. от 7.02.2012 г. (т. 29 л.д. 119-123), полученные в присутствии адвоката Макухиной Е.Г.

По эпизоду от 26.04.2011 г. (Магомедов Р.М., Магомедов А.Р., Силантьев П подлежат исключению как недопустимые доказательства, положенные в основу обвинительного приговора в отношении Магомедова А.Р., показания обвиняемого Силантьева от 26.04.2011 г. (т. 13 л.д.211-212), показания обвиняемого Силантьева от 21.06.2011 г. (т. 15 л.д. 28), дополнительные показания Силантьева от 12, 13, 18 мая 2011 г. (т. 13 л.д. 220-225), показания подозреваемого Силантьева от 11.07.2012 г. (т. 29 л.д. 38-39), показания обвиняемого Силантьева М.Н. от 7.02.2012 г. (т.29 л.д. 119-123), полученные в присутствии адвоката Макухиной Е.Г.

По эпизоду от 26.04.2011 г. (Магомедов Р.М., Магомедов А.Р., Силантьев Киселев) подлежат исключению как недопустимые доказательства положенные в основу обвинительного приговора в отношении Магомедова А.Р., показания обвиняемого Силантьева от 7.02.2012 г. (т.29 л.д. 119-123), полученные в присутствии адвоката Макухиной Е.Г.

По эпизоду от 18.03.2010 г. подлежат исключению как недопустимые доказательства, положенные в основу обвинительного приговора в отношении Магомедова АР., показания обвиняемого Силантьева от 7.02.2012 г. (т. 29 л.д. 119-123), полученные в присутствии адвоката Макухиной Е.Г.

По эпизоду от 13.03.2011 г. подлежат исключению как недопустимые доказательства, положенные в основу обвинительного приговора в отношении Магомедова АР., показания обвиняемого Силантьева от 7.02.2012 г. (т. 29 л.д. 129-123), полученные в присутствии адвоката Макухиной Е.Г.

Защитник также выражает несогласие с выводом суда о наличии организованной группы.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Лисун Е.А. ставит вопрос об отмене обвинительного приговора в отношении Магомедова А Р . и о постановлении оправдательного приговора, указав при этом на то, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не подтверждаются исследованными в суде доказательствами, суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда недопустимыми доказательствами являются протоколы допросов Ч Силантьева, Т , П , Ж , Н , Киселева, Соснина и Кульгинои, так как предварительное расследование проведено с нарушением норм уголовно-процессуального закона, на осужденных оказывалось физическое и психологическое давление, не следует доверять показаниям сотрудников УФСКН России по области П Г С З Ш СР Р и Д так как они заинтересованы в исходе дела, их показания опровергаются пояснениями ряда свидетелей.

В жалобе защитник приводит суждения относительно возможной заинтересованности понятых, участвовавших в проведении оперативных мероприятий и следственных действий. В подтверждение своих доводов она приводит список лиц, которые на протяжении предварительного следствия неоднократно принимали участие в проведении оперативных мероприятий и следственных действий.

По мнению Лисун Е.А., суд не проверил доводы Соснина и П о недопустимости их показаний, а также о незаконности показаний «М и других засекреченных свидетелей, протоколов оперативно-розыскных мероприятий.

Она выражает несогласие с выводом суда о причастности Магомедова А.Р. к незаконному сбыту героина 26 апреля 2011 г. массой 35, 147 грамма Защитник считает незаконным проведение обыска в квартире Магомедова А.Р расположенной по адресу: район, ст. ул. ,.

Она обращает внимание на то, что опознание Ч ,Н и Кульгинои проведено с нарушением ч. 5 ст. 193 УПК РФ по фотографии, хотя имелась реальная возможность провести опознание с непосредственным участием опознаваемых, на что суд обоснованно указал в приговоре (л.д. 139), в приговоре при назначении наказания Магомедову А.Р. по эпизодам от 4 и 5 января 2011 г. суд не указал срок в годах и месяцах.

В своей жалобе адвокат Лисун Е.А. ссылается и на другие доводы аналогичные тем, на которые в жалобах указали остальные авторы апелляционных жалоб.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Кубасов А.В. приводит суждения относительно несостоятельности позиции их авторов.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, а также возражения на них, судебная коллегия считает необходимым приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Оснований, указанных в ст. 389 15 УПК РФ, влекущих отмену либо изменение приговора, не усматривается.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и подтверждаются исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами.

В соответствии с ч. 1 ст. 88 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, собранные доказательства в совокупности - достаточности для постановления оспариваемого обвинительного приговора.

Доводы, изложенные в апелляционных жалобах, являются аналогичными суждениям, озвученным стороной защиты в суде первой инстанции. Они были предметом исследования с вынесением соответствующих решений сомневаться в правильности которых судебная коллегия не находит оснований.

Судебная коллегия считает доводы апелляционных жалоб несостоятельными, они не основаны на фактических данных и законе.

Прослушивание телефонных переговоров Магомедова Р.М. проводилось в рамках оперативно-розыскного мероприятия оперативными работниками УФСБ, а не следователем, в связи с чем довод Магомедова Р.М. о нарушении требований ст. 186 УПК РФ является необоснованным. Предоставление результатов ОРД по данному делу производилось в соответствии с ФЗ «Об ОРД». Вопреки доводам Магомедова Р.М. результаты оперативно-розыскной деятельности, в том числе диски СГ> с записью телефонных разговоров Магомедова Р.М., направлены следователю сопроводительным письмом заместителя начальника отдела в г. УФСБ России по

области (т. 18 л.д. 211-212).

В соответствии со ст. 9 ФЗ «Об ОРД» прослушивание телефонных переговоров Магомедова Р.М. проводилось на основании судебного решения которое имеется в материалах дела (т. 18 л.д. 217-218). В данном решении Кемеровского областного суда от 08.09.2010 г. имеется ссылка на соответствующее ходатайство и материалы, представленные УФСБ России по

области. Отсутствие решения в материалах уголовного дела не свидетельствует о нарушении законодательства, поскольку ФЗ «Об ОРД» и Инструкция не предусматривают рассекречивание данного документа и его представление следователю или в суд. В соответствии с ч. 3 ст. 12 ФЗ «Об ОРД» судебное решение на право проведения ОРМ и материалы, послужившие основанием для принятия такого решения, хранятся только в органах осуществляющих ОРД.

Указанные Магомедовым Р.М. детализации приобщены и хранятся в материалах уголовного дела в неопечатанном виде. Однако данное нарушение требований ст. 186.1 УПК РФ не является существенным и не влечет признание этих доказательств недопустимыми, поскольку данные детализации о соединении абонентов на основании судебных решений (постановлений представлены операторами сотовой связи на бумажных носителях с сопроводительными письмами, заверенными соответствующими организациями, с необходимыми реквизитами и количеством листов направляемой информации. Нет никаких оснований сомневаться в подлинности информации, имеющейся в материалах уголовного дела, в связи с чем утверждение Магомедова Р.М. о возможной подмене или фальсификации указанных документов является не соответствующим действительности.

Довод об отсутствии сопроводительного письма к детализации соединений абонента , находившегося в пользовании Силантьева М.Н., не является основанием для признания данной детализации недопустимым доказательством, поскольку на данной детализации имеются печати филиала ОАО « », детализация получена следователем на основании постановления Ленинск-Кузнецкого городского суда (т. 12 л.д. 7), осмотрена и приобщена в качестве вещественного доказательства (т. 13 л.д. 183-185, 186-187).

Несостоятельным является довод Магомедова Р.М. о недопустимости СО-диска вх. № 20 от 16.05.2011 г. рег. № 1747 от 11.05.2011 г. с записью оперативного мероприятия «прослушивание телефонных переговоров Магомедова А.Р.», поскольку указанное ОРМ было проведено и рассекречено на основании судебных решений (т. 14 л.д. 39-41), материалы оперативно розыскной деятельности представлены следователю в установленном законом порядке, осмотрены следователем и приобщены в качестве вещественных доказательств.

Доводы Магомедова Р.М. о недопустимости показаний подсудимой Кульгинои, свидетелей З ,Ф Т ,Ч ,Х и Г в части комментариев содержания телефонных переговоров являются несостоятельными, поскольку показаниям всех допрошенных лиц приведенным в обжалуемом приговоре в качестве доказательств вины Магомедова Р.М., судом дана надлежащая оценка, они обоснованно признаны относимыми, допустимыми и достоверными доказательствами.

Кроме того, Магомедов Р.М. просит исключить как доказательство протокол осмотра документов (т. 4 л.д. 136-169), поскольку, по его мнению, в ходе осмотра присутствовали одни понятые, а в протоколе указаны другие Данное утверждение не соответствует действительности, поскольку протокол составлен в соответствии с нормами УПК РФ, подписи понятых имеются.

Указывая о недопустимости дисков ОУО-К проверочных закупок у Кульгинои, Т Ж , Силантьева и Соснина, диска СБ-К с записью оперативно-розыскного мероприятия «наружное наблюдение», Магомедов Р.М отмечает, что следователю они поступили в неопечатанном виде. Кроме того, в тексте постановления о предоставлении результатов ОРД не указан источник получения этих дисков, кто осуществлял видеозапись, какие при этом применялись технические средства.

Судебная коллегия не может согласиться с такими суждениями Оперативно-розыскные мероприятия проводились с использованием специальных средств для негласного визуального наблюдения и документирования, что полностью соответствует требованиям ст. 6 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Инструкция «О порядке представления результатов оперативно розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю прокурору или в суд» не содержит обязательных требований об опечатывании прилагаемых к результатам ОРД материальных объектов. Представленные материалы ОРД содержат помимо самих дисков и справки-меморандумы которые отражают в письменном виде ход и результаты оперативно-розыскных мероприятий. Таким образом, все сомнения Магомедова Р.М. в подлинности и точности записей, зафиксированных на физических носителях, являются несостоятельными. Что же касается сведений об организации и тактике проведения оперативно-поисковых и оперативно-технических мероприятий используемых при их проведении технических средств, о штатных негласных сотрудниках оперативно-технических и оперативно-поисковых подразделений то в соответствии с «Инструкцией» обращение с ними должно осуществляться согласно требованиям, предъявляемым к обращению со сведениями составляющими государственную тайну.

Ходатайство стороны защиты о признании протокола обыска в жилище Магомедова Р.М. недопустимым доказательством являлось предметом тщательной проверки в судебном заседании суда первой инстанции.

В результате постановлением суда от 29.05.2014 г. в удовлетворении ходатайства адвоката М о признании недопустимым доказательством и исключении из перечня доказательств протокола обыска от 26.04.2011 г произведенного в жилище Магомедова Р.М., было отказано. Оценка этим доводам также дана в приговоре.

В ходе судебного разбирательства достоверно установлено, что объектами химического исследования (т. 8 л.д. 224-228) являлись предметы и вещества, изъятые в ходе обыска квартиры Магомедова Р.М. (т. 8 л.д. 113-114), впоследствии осмотренные следователем (т. 13 л.д. 248) и приобщенные в качестве вещественных доказательств (т. 18 л.д. 47). Незначительные отличия в описании изъятых предметов и веществ разными следователями и экспертом являются несущественными, никоим образом не ставят под сомнение выводы суда о том, что приобщенные в качестве вещественных доказательств героин массой 22,055 грамма, героин массой 1,081 грамма, тарелка и кофемолка «8саг1еЪ> были изъяты в жилище Магомедова Р.М. следователем Г

направлены на экспертизу следователем С исследованы экспертом Х и впоследствии осмотрены следователем А

В этой связи доводы Магомедова Р.М. о признании недопустимыми доказательствами заключения эксперта № 2190/Х, протокола обыска в квартире по адресу: ул. , , героина массой 22,055 грамма и 1,081 грамма кофемолки и тарелки являются необоснованными.

Магомедов Р.М. в своей жалобе указывает, что по эпизоду от 21.03.2011 г. (покушение на сбыт «М ») описание вещества, изъятого у М и поступившего затем на экспертизу, отличается по цвету. Однако следует отметить, что указание оперативным сотрудником изъятого у «М » вещества как кремового цвета (т. 8 л.д. 22), а экспертом это вещество указано как бежевого цвета (т. 8 л.д. 43-46), не вызывает каких-либо сомнений в том, что объектом исследования экспертом являлось именно то вещество, которое было изъято у «М », поскольку как для первоначального химического исследования (т. 8 л.д. 30-32), так и для проведения химической экспертизы (т.8 л.д. 43-46) изъятый у «М героин предоставлялся в упакованном и опечатанном виде без нарушения целостности упаковки.

Вопреки доводам Магомедова Р.М. протокол осмотра, в ходе которого осмотрено вещество, изъятое у «М », следователем подписан.

Несостоятельным является довод Магомедова Р.М. о недопустимости протокола предъявления Силантьева М.Н. для опознания «М » (т. 8 л.д.76 - 77), поскольку данный протокол составлен в соответствии с уголовно процессуальным законом. В судебном заседании «М » указала на подсудимого Силантьева М.Н., у которого она приобрела героин 21 марта 2011 года.

В своей жалобе Магомедов Р.М. ставит под сомнение доказанность своей вины по эпизоду покушения на сбыт наркотиков «М , однако выводы суда о виновности Магомедова Р.М., изложенные в приговоре, в том числе по эпизоду покушения на незаконный сбыт героина «М », соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и подтверждаются исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами.

В ходе судебного разбирательства достоверно установлено, что объектами химического исследования (т. 8 л.д. 204-211) являлись предметы и вещества, изъятые в ходе обыска у Магомедова Р.М. в нежилом помещении (т.8 л.д. 109-110), впоследствии осмотренные следователем (т. 13 л.д. 247-248) и приобщенные в качестве вещественных доказательств (т. 18 л.д. 28).

Обстоятельства производства обыска в нежилом помещении по адресу:

район, п. , ул. , были предметом тщательного исследования в ходе судебного разбирательства. Суд обоснованно признал несостоятельными доводы защитника Лисун Е.А. о недопустимости указанного протокола обыска, о чем подробно изложено в обжалуемом приговоре.

В этой связи нет никаких сомнений относительно подлинности приобщенных к материалам дела вещественных доказательств, в связи с чем соответствующий довод Магомедова Р.М. является необоснованным.

Ссылка Магомедова Р.М. в своей жалобе на различные документы, в которых указана разная масса героина, изъятого в ходе досмотра автомобиля

регистрационный номер , проведенного 26 апреля 2011 г сотрудниками Управления ФСКН России по области на территории поста ГИБДД ДПС « », никоим образом не свидетельствует о незаконности и необоснованности постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Силантьева М.Н. по эпизоду приготовления к незаконному сбыту героина массой 34,14 грамма (т. 13 л.д. 190).

Также не вызывают никаких сомнений и противоречий приведенные в жалобе Магомедовым Р.М. документы, имеющиеся в т. 7 л.д. 212-214, 218. Из протокола личного досмотра от 08.02.2011 г. (т. 7 л.д. 212-214) следует, что Ж добровольно выдала полиэтиленовый пакет типа клип-бокс с порошкообразным веществом кремового цвета, пояснив, что в пакете находится наркотическое средство - героин для собственного употребления, которое она приобрела у парня по имени Е 07.02.2011 г. в районе рынка около автобусной остановки.

В тот же день 08.02.2011 г. от Ж было получено объяснение (т. 7 л.д. 218).

После химического исследования 09.02.2011 г. изъятого у Ж

вещества (т. 7 л.д. 222-223) в отношении Ж был составлен протокол об административном правонарушении (т. 7 л.д. 215-217) за незаконное приобретение и хранение героина, изъятого у Ж 08.02.2011г.

Не вызывает также никаких сомнений и противоречий ссылка суда в приговоре на т. 15 л.д. 73, где, по мнению Магомедова Р.М., должен находиться диск. Указанный лист дела содержит протокол осмотра диска с записью оперативно-розыскного мероприятия «наружное наблюдение», который впоследствии признан и приобщен к уголовному делу в качестве вещественного доказательства (т. 15 л.д. 74).

Из жалобы также следует, что по всем вменяемым Магомедову Р.М преступлениям не установлены умысел на сбыт наркотиков, момент передачи наркотиков, место передачи и цель. По мнению Магомедова Р.М., неточность в определении места, времени и способа совершения преступления лишает подозреваемого, обвиняемого, подсудимого права на защиту. Все доказательства, которые представлены стороной обвинения, осужденный считает «выдумкой» следователя.

Судебная коллегия считает, что обстоятельства совершения преступления установлены судом с достаточной полнотой

Из приговора усматривается,что местом передачи наркотиков Магомедовым Р.М. Магомедову А.Р. являлась ст района, а последующая передача наркотиков Магомедовым А.Р. Силантьеву М.Н. осуществлялась в пределах территории г. и

района.

Что касается времени сбыта, то по каждому эпизоду преступной деятельности Магомедова Р.М. оно установлено как не позднее определенной даты, что не вызывает каких-либо противоречий или сомнений, поскольку преступления, связанные со сбытом наркотиков, считаются оконченными в момент полной реализации умысла либо пресечения преступления.

Таким образом, довод Магомедова Р.М. о неконкретности обвинения является необоснованным.

Вопреки доводам осужденного судом правильно квалифицированы действия всех подсудимых. Решение суда по каждому преступлению является мотивированным.

Нельзя согласиться с доводами Магомедова Р.М. о нарушении его права на защиту в ходе предварительного следствия.

В материалах уголовного дела имеются сведения о том, что адвокат Макухина Е.Г. по назначению следователя Г (т. 18 л.д. 48) принимала участие при задержании Магомедова Р.М. в порядке ст. 91 УПК РФ допросе в качестве подозреваемого, предъявлении обвинения и допросе в качестве обвиняемого Магомедова Р.М. 26.04.2011 г. (т. 18 л.д. 49-53) по уголовному делу № 11700730, возбужденному в отношении Магомедова Р.М по факту приготовления к незаконному сбыту наркотических средств - героина массой 1622,456 грамма (т. 18 л.д. 1).

В этот же день, то есть 26.04.2011 г., адвокат Макухина Е.Г. участвовала по назначению следователя С (т. 13 л.д. 207) при проведении следственных действий с участием Силантьева М.Н. по уголовному делу № возбужденному в отношении Силантьева М.Н. по эпизоду приготовления незаконному сбыту героина массой 34,14 грамма (т. 13 л.д. 190).

Таким образом, адвокат Макухина Е.Г. осуществляла защиту Магомедова Р.М. и Силантьева М.Н., привлекаемых к уголовной ответственности по разным уголовным делам.

26.04.2011 г. Магомедов Р.М. на основании ст. 51 Конституции РФ отказался от дачи показаний как по существу подозрения, так и обвинения, не давал никаких показаний в отношении Силантьева М.Н.

Помимо указанных выше следственных действий, произведенных 26.04.2011 г. с участием Магомедова Р.М., больше адвокат Макухина Е.Г. не осуществляла защиту Магомедова Р.М.

Указанные обстоятельства свидетельствует о том, что интересы Силантьева М.Н. и Магомедова Р.М. на период осуществления их защиты адвокатом Макухиной Е.Г. 26.04.2011 г. не противоречили и не могли противоречить.

Обстоятельств, препятствующих дальнейшей защите интересов Силантьева М.Н. адвокатом Макухиной Е.Г., не имелось.

Магомедов Р.М. указывает, что в материалах дела отсутствуют протоколы осмотров, на которые имеется ссылка в приговоре, показания подсудимого Силантьева изложены в приговоре неверно и им дана ненадлежащая оценка.

Вопреки доводам Магомедова Р.М. указанные им в жалобе протоколы осмотров имеются в материалах уголовного дела.

Показаниям Силантьева, данным им как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании, судом дана надлежащая оценка с учетом всех доказательств по делу.

Представляя в качестве доказательств информацию о нахождении в пользовании Магомедова А.Р. телефонного номера , сторона обвинения исходила из совокупности имеющихся в материалах дела доказательств. Детализации телефонных соединений и протоколы их осмотра в данном случае подтверждают, что осуществлялось соединение с абонентом указанного номера телефона. При этом кто конкретно осуществлял телефонный звонок от данного абонента, подтверждается другими доказательствами. В частности, о принадлежности абонентского номера Магомедову А.Р. свидетельствует справка-меморандум « » переговоров Силантьева М.Н. (т. 9 л.д. 10-270), из которой следует, что в большинстве случаев Магомедов А.Р. разговаривал с телефона указанного абонентского номера (т. 9 л.д. 14).

Что касается довода Магомедова Р.М. о недоказанности вины по эпизоду покушения на сбыт « », то факт указания в протоколе ее допроса (т. 8 л.д. 40-41) абонентского номера, которым пользовалась Т (8-904-997-30- 92), а не Силантьев, никоим образом не опровергает правильные выводы суда о доказанности вины всех подсудимых по данному эпизоду.

Доводы о недоказанности вины по эпизоду сбыта Б также являются несостоятельными. В объяснении Б имеется его подпись (т. 5 л.д. 10), данное объяснение доказательством не является и в судебном заседании не исследовалось. Из протокола предъявления лица для опознания (т. 5 л.д. 49-50) следует, что Б опознал Т не только по волосам, но и по чертам лица Из протокола допроса усматривается, что Б не запомнил в день покупки цвет волос, поскольку Т была в шапке. Это не означает, что Б не знал какие волосы были у Т до этого, поскольку ранее знал ее не менее 2 месяцев. Протокол опознания составлен в соответствии с уголовно процессуальным законом, в судебном заседании Б указал на подсудимую Т у которой он приобрел героин 5 января 2011 г.

Каких-либо нарушений при изъятии наркотических средств у Б направлении их на экспертизу и при последующем осмотре в ходе судебного разбирательства выявлено не было. Квитанция о приеме вещественных доказательств № 6380 доказательством не является, судом не исследовалась.

Также по эпизоду от 26.04.2011 г. каких-либо нарушений при досмотре Силантьева, изъятии у него наркотических средств, последующем направлении их на исследование и экспертизу в ходе судебного разбирательства не установлено. Из справки эксперта, а также из заключения эксперта и приобщенного приложения в виде изображений следует, что вещество, изъятое у Силантьева, а затем представленное на исследование и экспертизу, поступило в упаковке без нарушения целостности.

Доводы о недоказанности вины Магомедова Р.М. по эпизоду незаконного хранения им с целью сбыта наркотических средств в особо крупном размере от 26.04.2011 г., по эпизоду сбыта наркотических средств К от 4.01.2011 г также являются необоснованными. В подтверждение вины положены доказательства, которые признаны судом допустимыми и являются достаточными.

Также являются необоснованными доводы о якобы допущенных нарушениях при проведении химических экспертиз по всем преступлениям.

Ничем не подтверждаются остальные доводы, указанные в жалобе, о якобы допущенных нарушениях как при расследовании уголовного дела (ознакомление обвиняемых с материалами уголовного дела в короткий промежуток времени, непроведение ОРМ в отношении Магомедова Р.М непредоставление Магомедову Р.М. адвоката 26.04.2011 г., отсутствие в протоколах следственных действий подписей участвовавших лиц), так и при рассмотрении дела судом (оставление без удовлетворения ходатайства адвоката Лисун Е.А. об исключении доказательств, несоответствие в обжалуемом приговоре показаний обвиняемых и свидетелей).

Все ходатайства стороны обвинения и стороны защиты судом были рассмотрены в установленном законом порядке.

Обстоятельства по делу установлены судом верно. Наличие авиабилетов на перелеты Магомедова Р.М. никоим образом не свидетельствуют о непричастности Магомедова Р.М. к совершению преступления предусмотренного ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (по эпизоду покушения на сбыт наркотиков «С » от 2 марта 2011 г.), поскольку судом достоверно установлено, что не позднее 2 марта 2011 г. Магомедов Р.М находясь на ст. района, реализуя совместный с Магомедовым А.Р. и Силантьевым М.Н. умысел на незаконный сбыт наркотических средств организованной группой, передал Магомедову А.Р наркотическое средство - героин массой не менее 0,032 грамма, который затем последовательно был передан через Силантьева и Киселева Кульгинои продавшей 2 марта 2011 г. данное наркотическое средство - героин массой не менее 0,032 грамма « », участвовавшему в проверочной закупке проводимой сотрудниками УФСКН России по области, в связи с чем Магомедов Р.М., Магомедов А.Р., Силантьев М.Н., Киселев ВВ. и Кульгина Л.А. не довели преступление до конца по независящим от них обстоятельствам.

Магомедов Р.М. полагает, что досмотр автомобиля «

А» (т. 8 л.д. 106-107) на посту ГИБДД был проведен с нарушением закона, поскольку понятой В у автомобиля не находился, а второй понятой Е является родственником сотрудника полиции.

Данные доводы являются необоснованными, поскольку допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей В и Е подтвердили факт своего участия при проведении обследования автомобиля « » в качестве лиц, приглашенных на добровольной основе для удостоверения факта, содержания и результатов указанного ОРМ. Они также подтвердили наличие своих подписей в протоколе данного мероприятия (т.8 л.д. 106-107). На вопрос защитника Лисун Е.А. свидетель Е

пояснил, что незнаком с Е в связи с чем довод Магомедова Р.М. о том, что у Е имеются родственники в полиции, является голословным.

Оперативно-розыскное мероприятие «обследование транспортного средства» предусмотрено ст. 6 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Обстоятельства производства обыска 26.04.2011 г. в нежилом помещении, расположенном в пос. по ул. , в 500 метрах от дороги (т. 8 л.д. 109-110), обыска в жилище Магомедова Р.М. по адресу:

район, ст. , ул. , (т. 8. л.д. 113-114), являлись предметом тщательного исследования в ходе судебного разбирательства.

В судебном заседании были допрошены участвовавшие в производстве обысков лица: следователь Г специалист З понятые Н иП

В результате их допроса судом не были установлены нарушения, которые могли бы привести к признанию указанных протоколов обысков недопустимыми доказательствами.

Постановлением суда от 29.05.2014 г. в удовлетворении ходатайства адвоката Мамонтовой о признании недопустимым доказательством и исключения из перечня доказательств протокола обыска от 26.04.2011 г произведенного в жилище Магомедова Р.М., обоснованно, мотивированно было отказано.

В обжалуемом приговоре судом дана надлежащая оценка несостоятельности доводов защитника Лисун о недопустимости протокола обыска от 26.04.2011 г. в нежилом помещении, расположенном в пос.,

по ул. , в 500 метрах от дороги.

В дополнениях Магомедов Р.М. указывает о нарушениях, допущенных следователем при выделении из уголовного дела материалов в отношении сотрудника полиции Б , которые, по его мнению, нарушают право на защиту.

Вопреки данным доводам все ходатайства стороны защиты, в том числе на которые указывает в жалобе Магомедов Р.М., были рассмотрены судом в установленном законом порядке. Принятые судом решения являются законными и обоснованными, а доводы Магомедова Р.М. несостоятельными.

Версия Магомедова Р.М. о сотрудничестве с Б тщательно проверялась в ходе судебного разбирательства, несостоятельность этой версии мотивирована в приговоре.

Доводы Магомедова Р.М. о неоднократном заявлении им ходатайств о вызове в суд для допроса бывшего оперуполномоченного УФСКН М не соответствуют действительности, поскольку на протяжении всего судебного разбирательства ни Магомедовым Р.М., ни остальными участниками со стороны защиты, ни стороной обвинения не было заявлено ни одного ходатайства о вызове в суд указанного лица для допроса.

При рассмотрении ходатайства защитника Лисун Е.А. о недопустимости доказательств в ходе судебного разбирательства было установлено отсутствие некоторых изъятых документов как в материалах уголовного дела, так и в дополнительно представленных материалах из МРО УФСКН России по области в судебное заседание 20.03.2014 г., в том числе на которые указывает Магомедов Р.М. в своей жалобе.

Однако данные документы никоим образом не влияют на доказанность вины Магомедова Р.М. в совершении преступлений при установленных судом обстоятельствах, поскольку данные документы были приобщены следователем в качестве вещественных доказательств по преступлению, предусмотренному п. «а» ч. 2 ст. 174.1 УК РФ, вина в совершении которого не нашла своего подтверждения в ходе судебного разбирательства, уголовное преследование в данной части в отношении Магомедова Р.М. прекращено постановлением Кемеровского областного суда от 30 сентября 2014 г.

Из жалоб Магомедова Р.М. следует, что по эпизодам покушения на сбыт наркотиков «П » и «К », в ходе которых изъятое наркотическое вещество (после проведения экспертизы, а затем осмотра) было упаковано в полиэтиленовый пакет, перевязанный черной нитью, который поступил в камеру хранения согласно квитанции перевязанный нитью белого цвета. По мнению Магомедова, данное обстоятельство свидетельствует о том, что находящиеся в камере вещественных доказательств наркотики не имеют к настоящему делу никакого отношения.

Также по ряду эпизодов в материалах дела отсутствуют сведения о месте нахождения изъятых наркотических средств, что, по мнению Магомедова свидетельствует о невозможности проверить вещественные доказательства с точки зрения относимости, достоверности и допустимости.

Судебная коллегия считает доводы жалоб необоснованными, поскольку квитанции о принятии на хранение наркотических средств доказательствами не являются и в судебном заседании не исследовались.

В ходе судебного разбирательства ни стороной обвинения, ни стороной защиты в соответствии со ст. 284 УПК РФ не заявлялось ходатайство об осмотре героина, признанного вещественным доказательством по настоящему уголовному делу, в связи с чем несостоятельными являются доводы жалоб о нарушении судом требований ст. 240 УПК РФ.

Вопреки доводам жалоб в постановлениях следователя о приобщении героина в качестве вещественных доказательств, а также в обвинительном заключении содержатся сведения о хранении вещественных доказательств (героина) в камере хранения вещественных доказательств Управления ФСКН России по области.

В этой связи доводы жалоб Магомедова Р.М. о признании недопустимыми доказательствами изъятых и приобщенных к уголовному делу наркотических средств, об отмене вследствие этого обвинительного приговора и о вынесении оправдательного приговора являются необоснованными и удовлетворению не подлежат.

По обстоятельствам производства допросов П в ходе предварительного расследования в судебном заседании 26.06.2014 г. был допрошен в качестве свидетеля следователь С который показал что на стадии предварительного следствия допрашивал П в присутствии адвоката, показания заносил в протоколы со слов П перед началом, в ходе либо по окончании допросов ни от П ни от его защитника К заявлений не поступало. П и его защитник знакомились с протоколами допросов путем оглашения их самим С замечаний от П и его защитника не поступало.

Для проверки доводов стороны защиты о недопустимости протокола обыска в жилище Магомедова Р.М. в судебном заседании были допрошены участвовавшие в производстве обыска лица: следователь Г специалист З понятые Н иП

В период осуществления защиты прав и интересов П в ходе предварительного следствия 18.01.2012 г. адвокат К принимала участие в допросах свидетелей Б (т. 29 л.д.22-23) и Б

(т. 29 л.д. 25-26), что не является обстоятельством, исключающим участие в производстве по уголовному делу защитника в соответствии со ст. 72 УПК РФ, так как их интересы не противоречили друг другу.

В этой связи постановлением суда от 9.07.2014 г. было отказано в удовлетворении ходатайства подсудимого П об исключении из перечня доказательств его показаний в качестве подозреваемого и обвиняемого данных в ходе предварительного расследования.

Необходимо отметить, что в ходе судебного разбирательства Магомедов Р.М. заявлял о том, что в ходе обыска в качестве понятых участвовали не Н иП указанные в протоколе обыска, а его соседка С и незнакомый ему мужчина Б которые были допрошены в судебном заседании 6 и 22 мая 2014г.

Доводы стороны защиты в указанной части были опровергнуты стороной обвинения в ходе судебного разбирательства, в связи с чем суд обоснованно признал их несостоятельными.

Таким образом, ссылаясь в своей жалобе на показания допрошенных в суде понятых Н и П об обстоятельствах производства обыска, Магомедов Р.М. лишь подтверждает правильность выводов суда.

Вместе с тем частичным цитированием в своей жалобе из протокола судебного заседания показаний допрошенных в качестве свидетелей Г Н и П без учета всей совокупности данных ими показаний в суде Магомедов Р.М. исказил содержание показаний указанных свидетелей в суде.

В ходе судебного разбирательства стороной защиты были заявлены ходатайства о вызове в судебное заседание лиц, которые находились в одной камере СИЗО вместе с Кульгинои и П . Суд, разрешая данное ходатайство, обоснованно отказал в его удовлетворении, поскольку свидетели «М и П были непосредственно допрошены в судебном заседании.

Судом не нарушен принцип состязательности сторон в процессе.

Показаниям свидетеля «М иП суд дал надлежащую оценку в совокупности с другими доказательствами.

Никаких оснований для возвращения уголовного дела прокурору не имеется.

Довод Магомедова Р.М. о незаконности вручения второй копии приговора является несостоятельным, поскольку повторное вручение копии приговора всем участникам процесса было обусловлено технической ошибкой допущенной при изготовлении первой копии приговора в части назначенного Магомедову А.Р. наказания. В настоящее время всем участникам процесса вручена копия приговора, соответствующая оригиналу.

При изготовлении врученной Магомедову Р.М. 10 октября 2014 г. копии приговора Кемеровского областного суда от 30 сентября 2014 г. была допущена техническая ошибка в части назначенного наказания Магомедову АР , в связи с чем 31 октября 2014 г. Магомедову Р.М. была вручена копия приговора, соответствующая оригиналу, имеющемуся в материалах уголовного дела. При этом Магомедову Р.М. был установлен 10-дневный срок апелляционного обжалования приговора со дня вручения данной копии приговора.

Вынесение судом постановления в данном случае уголовно процессуальным законодательством не предусмотрено.

Довод Магомедова Р.М. о невозможности реализации им права на апелляционное обжалование приговора Кемеровского областного суда от 30 сентября 2014 г. не соответствует действительности, поскольку 16 октября 2014г. им подана апелляционная жалоба. 28 января ,9, 10, 13, 14, 16, 22, 24, 29 и 30 апреля, 8 мая 2015 г. Магомедовым Р.М. принесены мотивированные дополнения к апелляционной жалобе.

Изложенные в жалобе обстоятельства никоим образом не ограничивают право Магомедова Р.М. на апелляционное обжалование приговора.

Указанные Магомедовым Р.М. в жалобе сведения о его обращении в квалификационную коллегию судей Кемеровской области на действия судьи А соответствуют действительности. Как от Магомедова Р.М., так и от Магомедова А.Р. и Киселева В В . поступали соответствующие обращения которые были рассмотрены Кемеровским областным судом, в ходе проверки изложенные в жалобах доводы осужденных подтверждения не нашли, о чем осужденным были даны ответы и.о. председателя Кемеровского областного суда от 22 мая 2015 г., имеющиеся в материалах уголовного дела.

Кроме того, в приложении к дополнительным доводам от 8 мая 2015 г имеется заявление и ходатайство, из которых следует, что в материалах дела отсутствуют 13 протоколов осмотра предметов. Вопреки указанным доводам протоколы осмотра предметов в материалах дела имеются.

В приговоре верно указано, что протоколы осмотров производились именно 2.02.2011 г. (т. 1 л.д. 59, т. 5 л.д. 38 и 111, т. 6 л.д. 50 и 160)..

Вместе с тем в приговоре ошибочно указан год производства других осмотров как 2011 г., тогда как осмотры производились 9.02.2012 г. (т.З л.д. 99- 100 и 152-153, т. 4 л.д. 49-50, т. 5 л.д. 196-197, т. 7 л.д. 42-43, т. 13 л.д. 243-251).

Указанная техническая ошибка не свидетельствует о незаконности приговора.

Судебная коллегия считает, что суждения авторов апелляционных жалоб о недопустимости данных, полученных в ходе проведения оперативно розыскных мероприятий, носят произвольный характер.

В ходе предварительного следствия подсудимые неоднократно были допрошены, они давали подробные пояснения о содержании телефонных разговоров с их участием. Практически во всех случаях подсудимые узнавали свой голос и голос собеседника. Заключением судебной фоноскопической экспертизы установлено, что на фонограммах, содержащихся на оптических дисках с записью оперативно-розыскного мероприятия «прослушивание телефонных переговоров» в отношении подсудимых Силантьева и Магомедова А.Р., которые были предъявлены для прослушивания Силантьеву в ходе его допросов на предварительном следствии, имеется голос и речь Силантьева (т. 28 л.д. 50-78).

С учетом этого суд, оценивая в приговоре как доказательство аудиозаписи телефонных переговоров, обоснованно пришел к выводу, что они являются относимыми, допустимыми и достоверными. Непроведение экспертиз по всем исследованным в ходе судебного разбирательства аудиозаписям не ставит под сомнение правильность выводов суда.

Нельзя согласиться с доводами апелляционных жалоб о недоказанности вины осужденных.

Приводя доводы в обоснование своих выводов защитники и осужденные ссылаются на показания подсудимых и свидетелей, данные ими в судебном заседании, необоснованно ставя под сомнение их показания на предварительном следствии.

В судебном заседании подсудимые и ряд свидетелей показали, что на них оказывалось давление со стороны следственных органов. Однако доводы подсудимых и свидетелей о недозволенных методах расследования были предметом подробного разбирательства в суде. Данные факты не нашли своего подтверждения, на что суд указал в приговоре.

Решение суда о допустимости показаний засекреченных свидетелей, о которых идет речь в жалобах, мотивировано в приговоре.

Утверждение защитника о том, что видеозапись ОРМ «проверочная закупка» и заключение эксперта о принадлежности изъятого вещества к наркотикам по ряду эпизодов не подтверждает причастность Магомедова Р.М к преступлению, необоснованно, так как рассматривается адвокатом без учета совокупности других обстоятельств и доказательств по делу.

Относительно обвинения Магомедова Р.М. по факту приготовления к сбыту 1622,426 грамма героина от 26.04.2011 г. сторона защиты считает, что он также не совершал никакого преступления. Опираясь на показания Магомедова Р.М. в суде, защитник полагает, что указанный героин, изъятый у подсудимого был приобретен им по согласованию с сотрудником полиции Б с целью выявления сбытчиков наркотиков.

Данная версия в ходе судебного следствия была проверена (допрос бывшего сотрудника полиции Б в судебном заседании 5 июня 2014 г., допрос МРО УФСКН З в судебном заседании 10 июня 2014 г., ответ полиции МО МВД России « » на запрос суда от 17.06.2014 г. об отсутствии документального подтверждения о привлечении Магомедова Р.М. в период с марта 2010 г. по 26 апреля 2011 г. к проведению оперативно-розыскных мероприятий сотрудниками отдела уголовного розыска), но каких-либо подтверждений этому получено не было. Несостоятельность этой версии мотивирована в приговоре.

В жалобе также указывается об отсутствии доказательств создания Магомедовым Р.М. организованной преступной группы и руководства ею Однако мотивы, по которым суд пришел к такому выводу, приведены в приговоре

Необоснованными являются доводы стороны защиты о недостоверности показаний свидетелей П и «М », поскольку, как утверждает адвокат, им стало известно, что П была допрошена под псевдонимом «М », перед допросом сотрудники наркоконтроля передавали ей текст с показаниями, которые она должна была сообщить на допросе.

Суд, мотивируя в приговоре несостоятельность данного довода обоснованно указал, что свидетели П и «М » были непосредственно допрошены в судебном заседании, не заявляли об оказанном на них давлении оперативниками сотрудниками. Об отсутствии у данных свидетелей каких-либо заранее подготовленных сведений, которые они должны были сообщить на допросах, свидетельствует наличие противоречий возникших между показаниями указанных свидетелей, данными ими в ходе предварительного расследования и в суде. Более того, свидетели П и «М » подтвердили свои оглашенные показания, данные ими в ходе предварительного следствия.

Одним из доводов жалобы Магомедова А.Р. является то, что ОРМ «прослушивание телефонных переговоров» в отношении всех подсудимых производилось с нарушением ст. 186 УПК РФ, положений ФЗ от 12.08.1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», определяющих порядок предоставления результатов ОРД. В этой связи, по мнению Магомедова АР подлежат исключению все доказательства, которые являются производными от доказательств в виде дисков СО с записью телефонных разговоров, а также протоколы осмотра справок-меморандумов по данным телефонным переговорам.

Данные доводы нельзя признать обоснованными, поскольку прослушивание телефонных переговоров каждого подсудимого проводилось в рамках оперативно-розыскного мероприятия оперативными работниками УФСКН, а не следователем, в связи с чем довод Магомедова А.Р. о нарушении требований ст. 186 УПК РФ является необоснованным. Предоставление результатов ОРД по данному делу производилось в строгом соответствии с ФЗ «Об ОРД». Вопреки доводам Магомедова А.Р. результаты оперативно розыскной деятельности, в том числе диски СО с записью телефонных разговоров в отношении:

Кульгинои Л.А. представлены на основании постановления о предоставлении материалов ОРД следователю исх. от 16.06.2011 г. (т. 1 л.д. 179-180), сопроводительный документ (т. 1 л.д. 177-178);

Киселева В В . представлены на основании постановления о предоставлении материалов ОРД следователю исх. от 02.08.2011г. (т. 4 л.д. 59- 60), сопроводительный документ (т. 4 л.д. 57-58);

Н представлены на основании постановления о предоставлении материалов ОРД следователю исх. от 16.06.2011 г. (т. 7 л.д. 67- 68), сопроводительный документ (т. 7 л.д. 65-66);

Силантьева М.Н. представлены на основании постановления о предоставлении материалов ОРД следователю исх. от 20.09.2011г. (т. 9 л.д. 3-4), сопроводительный документ (т. 9 л.д. 1-2);

Магомедова А.Р. представлены на основании постановления о предоставлении материалов ОРД следователю исх. от 16.06.2011г. (т. 14 л.д. 35- 36), сопроводительный документ (т. 14 л.д. 33-34);

Магомедова Р.М. представлены на основании постановления о предоставлении материалов ОРД следователю исх. от 19.09.2011 г. (т. 18 л.д.62- 63), сопроводительный документ (т. 18 л.д. 60-61).

Иные суждения Магомедова А.Р. о недопустимости дисков с записями телефонных переговоров ввиду того, что они были в неопечатанном виде и без сопроводительного письма, не основаны на законе.

Закон «Об ОРД» и «Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд не содержат обязательных требований об опечатывании прилагаемых к результатам ОРД материальных объектов, которые в соответствии с уголовно процессуальным законодательством могут быть признаны вещественными доказательствами. Кроме того, помимо аудиодисков, материалы ОРД содержат все необходимые документы, свидетельствующие о том, где, кем и какие ОРМ на основании каких документов проводились.

В своей жалобе Магомедов А.Р. указывает на недопустимость протоколов осмотров (т. 7 л.д. 102-129, т. 8 л.д. 73-74). По мнению Магомедова А.Р указание на производство двух осмотров практически в одно и то же время исключает возможность фактического производства осмотров.

Однако само по себе указание в протоколе осмотра времени начала и окончания, которое в части совпадает по времени с проведением другого осмотра, не свидетельствует о нарушении УПК РФ. Данное обстоятельство не позволяет усомниться в том, что как осмотр справки-меморандума (т. 9 л.д. 102-129), так и осмотр диска ОУО-К проверочной закупки у Силантьева М.Н. (т. 8 л.д. 73-74) фактически проводились следователем А с участием понятых М иС от имени которых имеются соответствующие подписи, данные протоколы составлены в соответствии с требованиями УПК РФ, в связи с чем данный довод Магомедова А.Р. также является необоснованным.

Не основан на фактических данных довод адвоката Кузнецовой Н.В. о недопустимости заключений судебных экспертиз.

В ходе судебного следствия обстоятельства изъятия всех предметов, в том числе наркотических средств, были предметом тщательного исследования Во всех случаях изъятые предметы упаковывались и опечатывались, о чем оперативными сотрудниками составлялись соответствующие протоколы. В том же виде изъятые вещества направлялись на химическое исследование. В заключениях экспертов, на которые ссылается защитник, имеется описание представленных на экспертизу объектов с указанием их упаковки и места изъятия. После проведения экспертиз все исследованные вещества, являющиеся наркотическим средством, были осмотрены следователем и приобщены в качестве вещественных доказательств, что полностью соответствует требованиям ч. 2 ст. 81 УПК РФ.

Никаких противоречий между тем, что на экспертизу представлялось и впоследствии осматривалось следователем «порошкообразное вещество бежевого цвета», а затем приобщалось «наркотическое средство - героин», не имеется поскольку героин представляет собой порошкообразное вещество, в связи с чем довод защитника в данной части является несостоятельным.

Необоснованными являются доводы адвоката о недопустимости протоколов, составленных в ходе оперативно-розыскных мероприятий, таких как: «протокол досмотра лица...» до и после проведения проверочных закупок, «протокол осмотра и пометки денежных средств...», «протокол обследования транспортных средств» и другие.

По мнению адвоката, указанные протоколы не предусмотрены ФЗ «Об ОРД».

В то же время защитник не учитывает, что в соответствии с пп. 7, 17, 21 Инструкции «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд» (действовавшей до 23.12.2013г.) в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий допускается составление актов, протоколов и осмотров.

Все исследованные в судебном заседании материалы оперативно-

/^

46

розыскной деятельности, в том числе протоколы личных досмотров,

соответствуют требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ,

осмотрены следователем и приобщены к материалам уголовного дела.

Доводы защитника о недопустимости протокола обследования

автомобиля г/н (т. 13 л.д. 193-194) в связи с

невозможностью установить время начала и окончания его проведения,

отсутствием указания на использование фотографической аппаратуры,

нарушением порядка предоставления данного протокола являются

несостоятельными.

Как следует из материалов дела, в данном протоколе исправлено время

начала и окончания обследования транспортного средства: «начато в 10 час. 10

мин., окончено в 10 час. 45 мин.». Однако дополнительно допрошенный в

судебном заседании 5 июня 2014 г. в качестве свидетеля

сотрудник УФСКН России по области Д пояснил, что

производил досмотр и составлял протокол в период с 13.10 ч. до 13.45 ч.

Показания Д подтверждаются заверенной следователем С

копией указанного протокола обследования транспортного средства (т. 14

л.д. 7-8).

Кроме того, об обстоятельствах проведения указанного обследования

транспортного средства в судебном заседании были допрошены А

иВ приглашенные на добровольной основе для удостоверения факта,

содержания и результатов оперативно-розыскного мероприятия, оперативные

сотрудники УФСКН России по Д . иР,

эксперт М которая производила фотографирование и

впоследствии составила иллюстрационную таблицу (т. 13 л.д. 195-196).

Доводы защитника о недопустимости дисков ОУО-Р. с видеозаписями

проверочных закупок у Ч , Кульгинои, Т ,Ж , Силантьева и

Соснина являются также несостоятельными, поскольку указанные проверочные

закупки сопровождались оперативно-техническими мероприятиями с

использованием специальных средств для негласного визуального наблюдения

и документирования, что полностью соответствует требованиям ст. 6 ФЗ «Об

оперативно-розыскной деятельности».

Данные диски со справками-меморандумами в установленном порядке

рассекречены, представлены следователю, которые осмотрены и приобщены в

качестве вещественных доказательств.

Из жалобы адвоката следует, что прослушивание телефонных

переговоров Магомедова А.Р. проводилось с нарушением ФЗ «Об ОРД»,

поскольку к материалам дела не приобщено мотивированное постановление

одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, на основании которого суд принял решение об ограничении конституционных прав Магомедова А.Р.

Данный довод является несостоятельным, поскольку в соответствии со ст.9 ФЗ «Об ОРД» прослушивание телефонных переговоров Магомедова А.Р проводилось на основании судебных решений (постановлений), которые имеются в материалах дела (т. 14 л.д. 39, 40). В данных постановлениях Кемеровского областного суда от 13.09.2010 г. и 29.10.2010 г. имеется ссылка на соответствующие ходатайства и материалы, представленные УФСКН России по Кемеровской области. Их отсутствие в материалах уголовного дела не свидетельствует о каком-либо нарушении законодательства, поскольку ФЗ «Об ОРД» и Инструкция не предусматривают рассекречивание данного документа и его представление следователю или в суд. В соответствии с ч. 3 ст. 12 ФЗ «Об ОРД» судебное решение на право проведения ОРМ и материалы, послужившие основанием для принятия такого решения, хранятся в органах осуществляющих ОРД.

Выводы суда о виновности Магомедова А.Р., изложенные в приговоре соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и подтверждаются исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами. Все доказательства с точки зрения допустимости проверены судом должным образом. Показания свидетелей подвергались в суде тщательной проверке, им дана надлежащая оценка с учетом совокупности всех доказательств по делу. Выводы суда в приговоре о виновности Магомедова А.Р. по каждому эпизоду обвинения мотивированы.

В ходе судебного следствия заявления подсудимых о недозволенных методах расследования были предметом подробного разбирательства. Однако указанные подсудимыми факты не нашли своего подтверждения, на что суд указал в приговоре

Несостоятельными являются доводы адвоката о недостоверности показаний допрошенных в судебном заседании в качестве свидетелей сотрудников УФСКН П Г С З

Ш С Р Р и Д

ввиду того, что они являются лицами, заинтересованными в исходе дела их показания опровергаются показаниями ряда свидетелей. Показания допрошенных в судебном заседании сотрудников УФСКН полностью подтверждаются и согласуются как с протоколами следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, произведенных с их участием, так и с показаниями подсудимых, данными ими в ходе предварительного расследования. В приговоре судом была дана надлежащая оценка показаниям как свидетелей, так и подсудимых. При этом каких-либо существенных нарушений закона, влекущих признание протоколов допросов подсудимых и свидетелей недопустимыми доказательствами, в судебном заседании установлено не было.

Неоднократное участие одних и тех же лиц в проведении различных ОРМ и следственных действий не противоречит ФЗ «Об ОРД» и УПК РФ, не свидетельствует об их заинтересованности в исходе дела, на что суд правильно указал в приговоре.

Несостоятельным является утверждение адвоката Лисун Е.А. о том, что в судебном заседании не проверены доводы Соснина и П о недопустимости их показаний. Судом подробно изучались все доводы подсудимых, в том числе и относительно их показаний на предварительном следствии, однако данные доводы не нашли своего подтверждения, о чем судом были вынесены соответствующие постановления от 9 июля 2014 г. Оценка этим доводам также дана в приговоре.

Вопрос о допустимости показаний свидетеля «М » разрешался судом в ходе судебного следствия по ходатайству стороны защиты, о чем было вынесено соответствующее постановление 9 июля 2014 г. Решение суда о допустимости показаний как свидетеля «М », так и других засекреченных свидетелей, о которых идет речь в жалобе адвоката мотивировано в приговоре.

Также несостоятельным является утверждение адвоката о недопустимости материалов ОРМ «проверочная закупка»: «протокол досмотра лица...» до и после проведения ОРМ, «протокол осмотра и пометки денежных средств...», «акт о проведении ОРМ» и другие.

Как следует из материалов уголовного дела, оперативными работниками в соответствии с п. 4 ст. 6 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности проводилось такое оперативно-розыскное мероприятие как «проверочная закупка», а проведение личного досмотра гражданина в рамках данного мероприятия относится к тактике его проведения, что, как и организация оперативного мероприятия, регламентируются ведомственными нормативными актами.

В соответствии с пп. 7, 17 Инструкции «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд» (действовавшей до 23.12.2013 г результаты ОРД представляются в виде рапорта об обнаружении признаков преступления или сообщения о результатах оперативно-розыскной деятельности, к которым могут прилагаться полученные при проведении ОРМ фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы, фонограммы кассеты видеозаписи, носители компьютерной информации, чертежи, планы схемы, акты, справки, другие документы, а также иные материальные объекты которые в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством могут быть признаны вещественными доказательствами.

Данная Инструкция подразумевает в ходе проведения оперативно розыскных мероприятий составление в том числе актов, протоколов личного досмотра.

К тому же составление указанных актов, досмотров и осмотров отвечает требованиям п. 21 вышеуказанной Инструкции о том, что результаты ОРД представляемые для использования в доказывании по уголовным делам должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств: содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на ОРМ, при проведении которых получены предполагаемые доказательства, а также данные, позволяющие проверить в условиях уголовного судопроизводства доказательства сформированные на их основе.

Что касается видеозаписей, произведенных при проведении ОРМ и просмотренных в судебном заседании, то на них не всегда можно сделать вывод о передаче именно наркотиков. Однако суд, с учетом совокупности других допустимых и достоверных доказательств, обоснованно пришел к выводу о видеофиксации факта передачи именно наркотиков.

Адвокат не согласна с выводом суда о причастности Магомедова А.Р. к незаконному сбыту героина 26.04.2011 г. массой 35,147 грамма. Обосновывая свои выводы, адвокат ссылается на показания Силантьева, которые он дал в судебном заседании, а также тем, что на фото-файлах, полученных в результате ОРМ, не зафиксирован факт передачи именно наркотиков.

Судебная коллегия считает, что суд обоснованно, с учетом результатов ОРМ, показаний Силантьева и П на предварительном следствии, а также других доказательств, пришел к выводу о причастности Магомедова А.Р. к указанному преступлению, мотивировав свое решение в приговоре.

На просмотренных в судебном заседании фото-файлах ОРМ «наружное наблюдение» зафиксировано, как после появления Магомедова А.Р. Силантьев со свернутым темным пакетом в левой руке подходит и открывает переднюю пассажирскую дверь автомобиля П (впоследствии именно под передним пассажирским сиденьем и был обнаружен черный полиэтиленовый пакет с героином). В сводке наружного наблюдения № 2 (т. 15 л.д. 66-68) подробно указаны обстоятельства передачи Магомедовым А.Р. Силантьеву указанного свертка.

Как следует из жалобы, исследованные в судебном заседании обстоятельства ставят под сомнение объективность, допустимость и достоверность показаний свидетелей К ,Б ,Ж ,З ,а также засекреченных свидетелей И иП . Адвокат мотивирует это тем, что указанные лица являются наркозависимыми.

Судебная коллегия не может согласиться с такой оценкой показаний свидетелей.

Следует отметить, что защитник фактически ссылается на домыслы и предположения.

Вопрос о допустимости показаний указанных свидетелей поднимался в ходе судебного следствия и это обстоятельство нашло свое отражение в приговоре.

Непривлечение К Б и Ж к уголовной ответственности за незаконное хранение героина массой 0,043 грамма (эпизод от 4.01.2011 г.), 0, 037 грамма (эпизод от 5.01.2011 г.) и 0,046 грамма (эпизод от 7.02.2011 г.) обусловлено отсутствием в действиях каждого из них состава преступления. При этом за незаконный оборот наркотических средств в отношении К , Б и Ж были составлены протоколы об административных правонарушениях, которые содержатся в материалах уголовного дела.

В жалобе адвокат ставит вопрос о незаконности проведения обыска в квартире как своего подзащитного Магомедова А.Р. по адресу:

район, ст. ул. , так и Магомедова Р.М. по адресу: район, ст. , ул. , . В ходе судебного следствия по данному вопросу адвокаты обращались с соответствующими ходатайствами, которые судом были разрешены после тщательной проверки в судебном заседании доводов стороны защиты, о чем вынесены соответствующие постановления от 29.05.2014 г.

По мнению защитника, в ходе предварительного следствия опознание Ч , Н и Кульгинои в нарушение ч. 5 ст. 193 УПК РФ проведено по фотографии. Однако у следствия не имелось реальной возможности провести опознание с непосредственным участием опознаваемых на что суд обоснованно указал в приговоре.

В приговоре суд достаточно подробно мотивировал решение о наличии организованной группы (л.п. 140-146).

Довод адвоката о неуказании в приговоре судом срока в месяцах или годах назначенного Магомедову А.Р. наказания по эпизодам от 4.01.2011 г. и 5.01.2011 г. является несостоятельным.

При провозглашении приговора председательствующий огласил срок назначенного Магомедову А.Р. наказания по данным эпизодам в виде лишения свободы сроком на 10 лет за каждое. Кроме того, во вводной части жалобы самим адвокатом Лисун Е.А. указано на назначение судом Магомедову А.Р наказания как по эпизоду от 4.01.2011 г., так и от 5.01.2011 г. в виде лишения свободы сроком 10 лет.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами осужденной Кульгиной Л. А. и ее защитника - адвоката Поповой Е В .

Оснований не доверять показаниям свидетеля К у суда не имелось. Его показания на предварительном следствии (т. 1 л.д. 39) и в судебном заседании последовательны и согласуются с другими доказательствами, приведенными в приговоре. В судебном заседании К указал на подсудимую Кульгину, у которой он 4.01.2011 г. приобрел «чек героина, впоследствии изъятый сотрудниками УФСКН.

Несостоятельным является довод осужденной Кульгиной о даче показаний в судебном заседании 18.10.2012 г. свидетелем К находившимся в состоянии наркотического опьянения. У свидетеля К не имелось никаких признаков наркотического опьянения при допросе в судебном заседании. К четко и ясно отвечал на задаваемые вопросы всеми участниками процесса. На уточняющий вопрос подсудимого Магомедова Р.М. свидетель К ответил, что не употребляет спиртные напитки, а при допросе в суде он не находился под действием наркотических средств.

С учетом изложенного суд обоснованно пришел к выводу о допустимости показаний Курятина и отверг в этой части пояснения Кульгиной.

В апелляционной жалобе Кульгина указала на неполноту протокола судебного заседания, что фактически является замечаниями на протокол судебного заседания, однако с протоколом судебного заседания Кульгина не знакомилась, что препятствовало рассмотрению замечаний на протокол судебного заседании. Письмом судьи от 8.12.2014 г. Кульгиной Л.А. было разъяснено, что при наличии соответствующего ходатайства Кульгина вправе ознакомиться с протоколом судебного заседания, после чего может подать на него замечания. Однако Кульгиной не было заявлено ходатайство об ознакомлении с протоколом судебного заседания.

Вместе с тем аналогичные по содержанию с Кульгиной замечания на протокол судебного заседания, изложенные в дополнениях к апелляционной жалобе и письменных замечаниях Киселева В В . на протокол судебного заседания, рассмотрены председательствующим и отклонены, о чем вынесены соответствующие постановления от 23 и 27 апреля 2015 г.

В судебном заседании установлено, что Кульгина в период с января по март 2011 года регулярно занималась торговлей наркотиками. В день она реализовывала несколько доз героина.

Кроме того, в судебном заседании были оглашены показания Киселева на предварительном следствии, из которых следует, что 4.01.2011 г. Кульгина могла продать К героин, который он получил на реализацию от Силантьева и передал ей. Он знает, что К является наркоманом, в связи с этим мог приобретать наркотики для собственного употребления у Кульгиной (т. 30 л.д. 131-135).

Довод адвоката о переквалификации действий Кульгиной несостоятелен по следующим основаниям.

Из оглашенных показаний Кульгиной следует, что героин, который она продала 2 марта 2011 года С , ей передал Киселев, возможно, в этот день, возможно, днем ранее. Героин она получала от Киселева партиями по 12 «чеков», которые реализовывала в течение 2-3 дней. Героин, который она продала З 11 марта 2011 года, ей также поставил Киселев в этот же день а, возможно, днем ранее (т. 3 л.д. 272-273, т. 30 л.д. 157-160).

Из показаний С , данных как в ходе предварительного следствия (т. 3 л.д. 127-128), так и в судебном заседании, следует, что при проведении проверочной закупки у Кульгиной 2.03.2011 г. сначала у Кульгиной героина не было, так как Кульгина отдала деньги за продажу предыдущей партии наркотиков и ждала, когда ей принесут очередную партию наркотиков для продажи. Впоследствии он вернулся к Кульгиной, у которой приобрел «чек» с героином.

После того, как 11 марта 2011 года в ходе проверочной закупки Кульгина продала «чек» с героином З , у Кульгиной в тот же день изъяли еще 9 «чеков». Данное обстоятельство еще раз подтверждает оглашенные показания Кульгиной о поставке ей в тот день или за день до 11 марта 2011 года новой партии героина, из которой 1 «чек» она продала З .

2 и 11 марта 2011 года проверочные закупки у Кульгиной проводились оперативными сотрудниками различных правоохранительных органов ( МРО УФСКН России по области и МО МВД России « »), в связи с чем данными сотрудниками не было допущено провокации преступлений, на что суд обоснованно указал в приговоре.

В своей жалобе Кульгина выражает несогласие с группой, так как у нее был сговор только с Киселевым, а с остальными участниками группы она познакомилась в зале суда.

Однако органами предварительного расследования Кульгина обвинялась и признана судом виновной в совершении преступлений, совершенных группой лиц по предварительному сговору с Киселевым.

По мнению адвоката, суд, назначая наказание по ч. 5 ст. 69 УК РФ с приговором от 24.10.2011 года, по которому Кульгиной осталось отбыть наказание 24 дня, фактически присоединил 1 год, что является нарушением закона.

Таким образом, адвокат заявляет о назначении судом наказания Кульгиной по совокупности приговоров в соответствии со ст. 70 УК РФ.

Данный довод является несостоятельным, поскольку суд не назначал наказание Кульгиной по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ, в соответствии с которой к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда.

Поскольку преступления, за которые Кульгина осуждена обжалуемым приговором, совершены ею в январе и марте 2011 года, то есть до вынесения приговора Ленинск-Кузнецкого городского суда от 24.10.2011 г., то окончательное наказание Кульгиной назначено судом по правилам установленным ч. 5 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначенных по обжалуемому приговору и по приговору Ленинск-Кузнецкого городского суда от 24.10. 2011 г.

При этом в срок наказания Кульгиной зачтено время содержания ее под стражей по настоящему уголовному делу в период с 26 апреля 2011 г. по 28 апреля 2011 г., а также наказание, отбытое ею по приговору от 24 октября 2011г. в период с 24 октября 2011 г. по 30 сентября 2014 г.

Несостоятельными являются доводы жалобы адвоката Поповой ЕВ. о назначении Кульгиной сурового наказания, поскольку суд в полной мере учел все обстоятельства, смягчающие наказание Кульгиной, в том числе признание ею своей вины. Суд назначил наказание Кульгиной за каждое преступление с применением правил ст. 64 УК РФ, в связи с чем назначенное наказание на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ в виде 5 лет лишения свободы и окончательное наказание на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ (наказание по приговору от 24.10.2011 г. в виде 3 лет лишения свободы) в виде 6 лет лишения свободы не является чрезмерно суровым.

Судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения жалоб осужденного Соснина Е.Ю. и адвоката Логуновой И.Н.

Указание неверной даты рождения Соснина в двух протоколах его допросов никоим образом не свидетельствует о нарушениях процессуального закона при допросах следователем. Допрошенный в судебном заседании 26.06.2014 г. в качестве свидетеля С показал, что указание в протоколах допросов Соснина от 28.06.2011 г. и от 24.01.2012 г. (т. 6 л.д. 88, 108) на несуществующую дату рождения Соснина как «00.03.1974 г.р является технической ошибкой, допущенной самим С , поскольку Соснин родился 10.03.1974 года, как верно указано в остальных протоколах.

В ходе судебного следствия все доводы Соснина относительно его здоровья во время допросов (сообщение филиала ГКУЗ КО « » от 16 июня 2014 г. на запрос суда от 10.06.2014 г. о том, что Соснин мог принимать участие в следственных действиях, в том числе на допросах 24.01.2012 г. и 08.02.2012г.), о психологическом и физическом воздействии на него незаконности проведения ОРМ «проверочная закупка» судом были тщательно проверены (допрос следователя С в судебных заседаниях 24 и 26 июня 2014г., допрос начальника МРО УФСКН Ш

и оперуполномоченного С в судебном заседании 10 июня 2014 г.) и обоснованно отвергнуты.

Судом подробно изучались все доводы стороны защиты, в том числе относительно недопустимости показаний подсудимого Соснина на предварительном следствии, однако данные доводы не нашли своего подтверждения, о чем судом было вынесено соответствующее постановление от 9 июля 2014 г. (об отказе в удовлетворении ходатайства подсудимого Соснина Е.Ю. о признании недопустимыми доказательствами и об исключении из перечня доказательств протоколов его допросов от 24.01.2012 г. (т. 6 л.д. 108- 109), от 08.02.2012 г. (т. 29 л.д. 173-175).

Оценка этим доводам также дана в приговоре.

Кроме того, после изложения в судебном заседании обвинения предъявленного подсудимым, Соснин Е.Ю. заявил о частичном признании им своей вины, не признал квалифицирующий признак - совершение преступления организованной группой.

Допрошенная в судебном заседании 22.01.2013 г. свидетель К

(до замужества Ш ) указала на отсутствие у нее неприязненных отношений к Соснину ЕЮ., положительно охарактеризовала последнего.

Никаких угроз и оскорблений от свидетеля К (Ш )в адрес Соснина в ходе судебного заседания не поступало, свидетель не допускала нарушений порядка в судебном заседании, в связи с чем у председательствующего отсутствовали основания для соответствующих предупреждений свидетеля.

Соснин был ознакомлен с протоколом судебного заседания в полном объеме, никаких замечаний от него не поступало.

Судом признаны допустимыми и достоверными доказательствами показания всех «засекреченных» свидетелей, поскольку в совокупности с другими материалами дела их достоверность не вызывает сомнений.

Предположение Соснина о том, что свидетель «И » и свидетель «К » являются одним и тем же лицом, никоим образом не ставит под сомнение допустимость и достоверность показаний указанных свидетелей которые были непосредственно допрошены в судебном заседании, подтвердили свои показания, данные ими в ходе предварительного расследования. При этом в судебном заседании 29.11.2012 г. свидетель «И » пояснил, что, давая показания в суде, он ошибся с названием улицы и одеждой, в которой находился Соснин 13.01.2011 г.

При просмотре в судебном заседании видеозаписи ОРМ «проверочная закупка» установлено, что на ней зафиксирована встреча «И » с Сосниным, что подтвердил в суде свидетель «И » и не оспаривал сам Соснин. На данной видеозаписи не зафиксирован сам факт передачи Сосниным «И » именно наркотика. Однако суд, с учетом совокупности других допустимых и достоверных доказательств, приведенных в приговоре обоснованно пришел к выводу о видеофиксации факта передачи Сосниным «И » именно героина в ходе проведения ОРМ «проверочная закупка».

В совокупности с другими материалами дела судом дана надлежащая оценка показаниям Соснина и Силантьева, свидетеля Ш , данным как в ходе предварительного следствия, так и в суде. Кроме того, показания Соснина и Силантьева, данные в ходе предварительного следствия, не содержат существенных противоречий.

Из собственноручно написанной Сосниным явки с повинной следует (т. 6 л.д. 79), что сам Соснин в период с весны 2010 г. по февраль 2011 г. торговал наркотическими средствами (героином) в районе шахты им. . Данная явка с повинной соответствует требованиям ст. 142 УПК РФ, в связи с чем суд обоснованно указал ее в качестве доказательства вины Соснина и учел ее в качестве смягчающего Соснина наказание обстоятельства.

Законом «Об ОРД» не установлено обязательных требований присутствия понятых при непосредственной закупке наркотического средства а изъятие денежных средств, используемых в ходе ОРМ «проверочная закупка», не является обязательным условием проведения данного мероприятия, в связи с чем несостоятельными являются доводы адвоката Логуновой о недопустимости результатов ОРМ «проверочная закупка» в отношении Соснина, на что суд обоснованно указал в приговоре.

Не основаны на материалах дела и законе доводы осужденного Силантьева М.Н. и его защитника - адвоката Замятиной Л.А.

Из жалобы Силантьева следует, что экспертиза, находящаяся в т. 1 на л.д.41 от 17 января 2010 года, является недопустимым доказательством поскольку проведена годом ранее до совершения преступления.

Однако при исследовании в судебном заседании данной экспертизы установлено, что имела место явная опечатка, так как перед проведением экспертизы эксперт дал подписку 17 января 2011 года, выводы эксперта и приложение к заключению эксперта также содержат дату 17 января 2011 года.

Также Силантьев указывает на необходимость исключения из доказательств справки-меморандума от 09.06.2011 г. (т. 6 л.д. 68-69), так как, по его мнению, на диске с записью ОРМ не видно, «как Соснин что-либо передает «И ».

Данный довод не основан на законе, мотивированная оценка указанному доводу дана в обжалуемом приговоре.

По эпизоду от 21.03.2011 г. Силантьев считает, что также представлены противоречивые доказательства.

Вопреки его доводам в рапорте сотрудника УФСКН Ш (т.8 л.д. 5) никаких противоречий нет. Не вызывает никаких сомнений, что именно то вещество (героин), которое было изъято у «М », впоследствии было направлено на химическую экспертизу. Объяснения П и М (т.8 л.д. 26, 27) в качестве доказательств стороной обвинения не представлялись и в судебном заседании не исследовались. Каких-либо нарушений при проведении данного ОРМ допущено не было.

Не вызывают никаких сомнений показания «М », которая четко и ясно пояснила, что знает Силантьева как Д около года, неоднократно покупала наркотики и именно ему она звонила перед проверочной закупкой 21 марта 2011 г.

Нельзя согласиться с доводом Силантьева, который считает, что протокол осмотра предметов от 02.02.2012 г. (т. 8 л.д. 73) и протокол осмотра документов от 02.02.2012г. (т. 7 л.д. 102) необходимо признать недопустимым доказательством, поскольку они составлены в одно и то же время, с участием одних и тех же понятых, но в разных местах и разными следователями Вопреки данным доводам протоколы составлены А с участием одних и тех же понятых, в одном месте, в одну и ту же дату. Само по себе указание в протоколе осмотра времени начала и окончания, которое в части совпадает по времени с проведением другого осмотра, не свидетельствует о нарушении УПК РФ. Данное обстоятельство не позволяет усомниться в том, что как осмотр справки-меморандума (т. 9 л.д. 102-129), так и осмотр диска ОУО-К проверочной закупки у Силантьева М.Н. (т. 8 л.д. 73-74) фактически проводились А с участием понятых М и С от имени которых имеются соответствующие подписи, данные протоколы составлены в соответствии с требованиями УПК РФ, в связи с чем данный довод Силантьева является необоснованным.

Довод Силантьева о необходимости исключения протокола осмотра предметов (т.8 л.д. 58), поскольку протокол осмотра якобы составлен одним следователем, а подписан другим, не основан на фактических данных и является надуманным, поскольку протокол составлен следователем с участием понятых в соответствии с требованиями УПК РФ, подписан всеми участвующими лицами.

В жалобе Силантьев отмечает, что Киселев давал показания после того как к нему применили насилие, у него была сломана челюсть. Данное утверждение является голословным. В судебном заседании были допрошены оперативные сотрудники УФСКН З Ш , С С , доводы стороны защиты о применении насилия в отношении подозреваемых и обвиняемых по настоящему уголовному делу не нашли своего подтверждения, оценка данным доводам дана в приговоре.

Что касается отсутствия подписи в объяснении Киселева (т. 4 л.д. 8), то данный документ в судебном заседании не исследовался и как доказательство стороной обвинения не представлялся.

Несмотря на то, что протокол допроса свидетеля Ш (т. 4 л.д. 17) в судебном заседании не исследовался, исправление даты составления данного протокола заверено подписью следователя. Вопреки доводам Силантьева текст протокола осмотра предметов от 9 февраля 2012г. (т. 4 л.д.49) является читаемым.

Все документы по эпизоду от 26.04.2011 г., связанные с досмотром изъятием наркотических средств и их последующим исследованием, были предметом тщательного исследования в суде. Из заключения эксперта и приобщенного приложения в виде изображений следует, что вещество, изъятое у Силантьева, а затем представленное на экспертизу, поступило в упаковке без нарушения целостности.

Не имеется никаких противоречий в весе наркотического средства указанного в описательной (34,14) и резолютивной (1,007) части постановления о приобщении героина в качестве вещественного доказательства (т. 15 л.д. 47), поскольку 26 апреля 2011 г. на территории поста ГИБДД ДПС в период с 12 часов 45 минут до 12 часов 55 минут в ходе личного досмотра Силантьева М.Н. у последнего был изъят героин массой 1,007 грамма, а в период с 13 часов 10 минут до 13 часов 45 минут в ходе досмотра автомобиля

регистрационный номер был изъят героин массой 34,14 грамма. Таким образом, 26.04.2011 г. Силантьев хранил с целью сбыта полученный от Магомедова А.Р. героин общей массой 35,147 грамма.

Вопреки доводам Силантьева М.Н. об отсутствии подписей понятых и специалиста в протоколе сбора образцов для сравнительного исследования (т. 15 л.д. 6) данный протокол составлен С в присутствии А .иВ приглашенных на добровольной основе для удостоверения факта, содержания и результатов оперативно розыскного мероприятия. Указанными лицами и самим Силантьевым М.Н данный протокол подписан без замечаний.

Ссылка Силантьева в своей жалобе на различные документы, в которых указана разная масса героина, изъятого в ходе досмотра автомобиля регистрационный номер 0 419 УС, проведенного 26 апреля 2011 г сотрудниками Управления ФСКН России по области на территории поста ГИБДД ДПС « », никоим образом не свидетельствует о незаконности и необоснованности постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Силантьева М.Н. по эпизоду приготовления к незаконному сбыту героина массой 34,14 гр. (т. 13 л.д. 190).

Из жалобы также следует, что в нарушение ч. 6 ст. 49 УПК РФ его защиту в ходе предварительного следствия осуществляла защитник Макухина Е.Г. При этом она также защищала интересы обвиняемого Магомедова Р.М.

Данный довод является необоснованным.

В материалах уголовного дела имеются сведения о том, что адвокат Макухина Е.Г. по назначению следователя Г (т. 18 л.д. 48) принимала участие при задержании Магомедова Р.М. в порядке ст. 91 УПК РФ допросе в качестве подозреваемого, предъявлении обвинения и допросе в качестве обвиняемого Магомедова Р.М. 26.04.2011г. (т. 18 л.д. 49-53) по уголовному делу № возбужденному в отношении Магомедова Р.М по факту приготовления к незаконному сбыту наркотических средств - героина массой 1622,456 грамма (18 л.д. 1).

В этот же день адвокат Макухина Е.Г. участвовала по назначению

С (т. 13 л.д. 207) при проведении следственных действий с участием Силантьева М.Н. по уголовному делу возбужденному в отношении Силантьева М.Н. по эпизоду приготовления к незаконному сбыту героина массой 34,14 грамма (т. 13 л.д. 190).

Таким образом, адвокат Макухина Е.Г. осуществляла защиту Магомедова Р.М. и Силантьева М.Н., привлекаемых на тот момент к уголовной ответственности по разным уголовным делам.

26.04.2011 г. Магомедов Р.М. на основании ст. 51 Конституции РФ отказался от дачи показаний как по существу подозрения, так и обвинения, не давал никаких показаний в отношении Силантьева М.Н.

Помимо указанных выше следственных действий, произведенных 26.04.2011 г. с участием Магомедова Р.М., больше адвокат Макухина Е.Г. не осуществляла защиту Магомедова Р.М.

Указанные обстоятельства свидетельствует о том, что интересы Силантьева М.Н. и Магомедова Р.М. на период осуществления их защиты адвокатом Макухиной Е.Г. 26.04.2011 г. не противоречили и не могли противоречить.

Поскольку впоследствии адвокат Макухина Е.Г. интересы Магомедова Р.М. и других обвиняемых по данному уголовному делу не представляла, то отсутствовали предусмотренные п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ обстоятельства препятствующие осуществлению дальнейшей защиты интересов Силантьева М.Н. адвокатом Макухиной Е.Г., в связи с чем право Силантьева М.Н. на защиту нарушено не было.

Приводя доводы в обоснование своих выводов защитник ссылается на показания подсудимых и свидетелей, данных в судебном заседании необоснованно ставя под сомнение их показания на предварительном следствии.

В судебном заседании подсудимые и свидетели Т , Г Ч К (С С (С Ж , Б З указывали, что на них оказывалось давление со стороны следственных органов. Однако доводы подсудимых и некоторых свидетелей о недозволенных методах расследования были предметом подробного разбирательства. Указанные факты не нашли своего подтверждения, на что суд указал в приговоре.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами осужденного Киселева В В . и адвоката Рыжко Р.Я.

Нет оснований не доверять показаниям свидетеля К . Его показания на предварительном следствии (т. 1 л.д. 39) и в судебном заседании последовательны и согласуются с другими доказательствами, приведенными в приговоре. В судебном заседании К прямо указал на подсудимую Кульгину, у которой он приобрел «чек» героина, впоследствии изъятый сотрудниками УФСКН. С учетом этого суд обоснованно пришел к выводу о допустимости показании К и отверг в этой части показания Кульгиной.

В судебном заседании установлено, что Кульгина в период с января по март 2011 года регулярно занималась торговлей наркотиками. В день она реализовывала несколько доз героина.

Кроме того, в судебном заседании были оглашены показания Киселева на предварительном следствии, из которых следует, что 4.01.2011 г. Кульгина могла продать К героин, который он получил на реализацию от Силантьева и передал ей. Он знает, что К является наркоманом, в связи с этим тот мог приобретать наркотики для собственного употребления у Кульгиной (т. 30 л.д. 131-135).

Довод адвоката о необходимости квалификации действий Киселева ВВ по факту покушения на сбыт героина 2 и 11 марта 2011 года одним уголовным законом является необоснованным.

Из оглашенных показаний Кульгиной следует, что героин, который она продала 2 марта 2011 года С ей передал Киселев, возможно, в этот день, а, возможно, днем ранее. Героин она получала от Киселева партиями по 12 «чеков», которые реализовывала в течение 2-3 дней. Героин, который она продала З 11 марта 2011 года, ей также поставил Киселев в этот же день а, возможно, днем ранее (т. 3 л.д. 272-273, т. 30 л.д. 157-160).

Из показаний С , данных как в ходе предварительного следствия (т. 3 л.д. 127-128), так и в судебном заседании, следует, что при проведении проверочной закупки у Кульгиной 2.03.2011 года сначала у Кульгиной героина не было, так как Кульгина отдала деньги за продажу предыдущей партии наркотиков и ждала, когда ей принесут очередную партию наркотиков для продажи. Впоследствии он вернулся к Кульгиной, у которой приобрел «чек» с героином.

После того как 11 марта 2011 года в ходе проверочной закупки Кульгина продала «чек» с героином З , у Кульгиной в тот же день изъяли еще 9 «чеков». Данное обстоятельство еще раз подтверждает оглашенные показания Кульгиной о поставке ей в тот день или за день до 11 марта 2011 года новой партии героина, из которой 1 «чек» она продала З .

2 и 11 марта 2011 года проверочные закупки у Кульгиной проводились оперативными сотрудниками различных правоохранительных органов ( МРО УФСКН России по и МО МВД России « »), в связи с чем данными сотрудниками не было допущено провокации преступлений, на что суд обоснованно указал в приговоре.

Таким образом, по данным эпизодам действия Киселева правильно квалифицированы как два самостоятельных преступления.

Несостоятельными являются доводы защитника и осужденного о необходимости переквалификации действий Киселева по эпизодам от 12 и 26 апреля 2011 года. Поскольку Киселев, по мнению защитника, в судебном заседании отрицал факт приобретения героина с целью сбыта, следовательно его действия необходимо квалифицировать по статье, предусматривающей ответственность за незаконное приобретение без цели сбыта.

В жалобе осужденного указано, что показания на следствии от 12.04.2011 года он давал в состоянии наркотического опьянения и под давлением сотрудников УФСКН, поэтому их не подтверждает.

Однако после непосредственного изъятия у Киселева героина 12.04.2011 года (т. 4 л.д. 6-7) Киселев не допрашивался. Уголовное дело по эпизоду от 12.04.2011 года было возбуждено лишь 18.04.2011 (т. 4 л.д. 1), впервые Киселев был допрошен в качестве подозреваемого и обвиняемого 19.04.2011 года. При этом показания Киселева от 19.04.2011 года не оглашались в ходе судебного разбирательства и не приведены судом в приговоре в качестве доказательств.

Доводы стороны защиты о недозволенных методах расследования, в том числе при допросах подсудимых Киселева и Кульгиной, были предметом подробного разбирательства (допрос С в судебных заседаниях 24 и 26 июня 2014 г., допрос Л МРО УФСКН Ш и С в судебном заседании 10 июня 2014 г., допрос УФСКН Ш.

в судебном заседании от 3 июня 2014 г.). Однако указанные факты не нашли своего подтверждения, на что суд указал в приговоре.

С учетом имеющихся по делу доказательств, которые были исследованы в судебном заседании, в том числе и показаний самого Киселева, не отрицавшего своей причастности к сбыту наркотиков, его действия судом квалифицированы правильно.

Несостоятельными являются доводы жалобы Киселева о назначении ему сурового наказания, поскольку суд в полной мере учел все обстоятельства смягчающие наказание Киселева, в том числе неудовлетворительное состояние его здоровья. Суд назначил наказание Киселеву за каждое преступление с применением правил ст. 64 УК РФ. Назначенное наказание на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ в виде 7 лет лишения свободы и окончательное наказание на основании ст. 70 УК РФ (4 приговора к лишению свободы общим сроком 7 лет 6 месяцев) в виде 10 лет лишения свободы не является чрезмерно суровым.

Правильно установленным в суде фактическим обстоятельствам дела дана верная юридическая оценка.

При назначении наказания суд в . полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ, в том числе обстоятельства на которые ссылаются авторы апелляционных жалоб.

Назначенное наказание отвечает целям и принципам, изложенным в ст. 6 и 43 УК РФ. Приговор постановлен с соблюдением требований ст. 297 УПК РФ и является законным, обоснованным и справедливым.

Руководствуясь ст. 389 13 , 389 20 , 389 28 и 389 33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Кемеровского областного суда от 30 сентября 2014 года в отношении Магомедова Р М Магомедова АР Силантьева М Н Соснина Е Ю Киселева В В и Кульгиной Л А оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Суды

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 33 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта