Информация

Решение Верховного суда: Определение N 88-АПУ15-12 от 11.08.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 88-АПУ15-12

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 11 августа 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Зеленина СР., судей Боровикова В.П., Ермолаевой Т.А.,

с участием осужденного Хидоева Н.М., адвоката Панченко О.В переводчика Сококовой А.А., прокурора Кузнецова С В . при секретаре Смирновой О.П. рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Хидоева Н.М. и адвоката Власова Р.Н. на приговор Томского областного суда от 22 мая 2015 года, которым

ХИДОЕВ Н М года рождения,

уроженец района области ССР,

несудимый,

осужден по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 19 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С осужденного Хидоева Н.М. в пользу Л взыскано рублей в счет компенсации морального вреда.

Приговором определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения осужденного Хидоева Н.М. и адвоката Панченко О.В., поддержавших доводы апелляционных жалоб, выступление прокурора Кузнецова СВ., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

согласно приговору Хидоев Н.М. осужден за убийство малолетней Л года рождения, совершенное на почве личных неприязненных отношений, возникших из-за того, что потерпевшая начала плакать.

Преступление совершено 6 декабря 2013 года в г. при указанных в приговоре обстоятельствах.

В суде первой инстанции Хидоев Н.М. признал факт нанесения им двух ударов по голове и ягодицам. Затем он случайно упал на спящую потерпевшую Это произошло из-за того, что он находился в состоянии алкогольного опьянения. При этом осужденный отрицал наличие у него умысла на убийство Л

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Хидоев Н.М ставит вопрос о переквалификации его действий на ч. 4 ст. 111 УК РФ снижении срока назначенного наказания и размера компенсации морального вреда, сославшись на то, что его вина в убийстве не доказана, смерть потерпевшей наступила от его действий случайно, во всем виновата мать потерпевшей Л - Л которая принесла ему пива и водки, оставив его одного с двумя малолетними детьми.

По его мнению, суд неправильно оценил исследованные доказательства необоснованно признал недостоверными его показания, данные в ходе судебного разбирательства.

Излагая обстоятельства, имевшие место, по его мнению (он придерживается версии, озвученной им в суде первой инстанции), осужденный указал на то, что, случайно падая на потерпевшую, он ударил ее в область груди, после чего у нее изо рта пошла кровь. Осужденный признает, что в квартире также находился брат потерпевшей.

Он обращает внимание на то, что до случившегося потерпевшая болела.

Вместе с тем осужденный анализирует показания матери потерпевшей и свидетелей, в том числе пояснения малолетнего Л которому на тот период исполнилось года, и делает собственные выводы о недостаточности доказательств для признания его виновным в убийстве. Он указывает, что свидетели не были очевидцами происшествия.

В то же время Хидоев Н.М. ставит под сомнение достоверность показаний Л в силу его возраста и развития.

Не соглашаясь с размером компенсации морального вреда, Хидоев Н.М указывает на отсутствие средств, необходимых для погашения гражданского иска.

Осужденный не оставил без внимания и то обстоятельство, что, как он полагает, его позиция согласуется с выводами дополнительной судебно медицинской экспертизы.

Кроме того, он указал, что необходимо допросить Л показания которого, данные в ходе предварительного следствия, были исследованы в суде первой инстанции, хотя он настаивал на его допросе имевшие у Л заболевания находятся в прямой причинной связи с ее смертью, при проверке показаний на месте сотрудники полиции заставляли его давать показания.

В апелляционной жалобе адвокат Власов Р.Н. указал на доводы и просьбу, аналогичные тем, на которые в своей жалобе сослался осужденный Хидоев Н.М.

Кроме того, анализируя приведенные в приговоре доказательства защитник полагает, что приговор основан на предположениях, очевидцев совершенного преступления нет, показаниям свидетеля Л не следует доверять в силу его возраста и развития.

У его подзащитного не было умысла на убийство.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Емельянов Д.А. приводит суждения относительно несостоятельности позиции их авторов.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, а также возражения на них, судебная коллегия считает необходимым приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

15

Оснований, указанных в ст. 389 УК РФ, влекущих отмену либо изменение приговора, не усматривается.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и подтверждаются исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами.

В соответствии с ч. 1 ст. 88 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, собранные доказательства в совокупности - достаточности для постановления оспариваемого обвинительного приговора.

Доводы апелляционных жалоб не основаны на фактических данных и законе.

В ходе предварительного следствия Хидоев Н.М. подтвердил, что он наносил удары по голове, ягодицам и в область живота потерпевшей.

Об этих же обстоятельствах он рассказал при проверке показаний на месте, где применялась видеозапись.

В приговоре суд обоснованно и мотивированно отверг версию Хидоева Н.М. о недопустимости его прежних показаний.

В ходе предварительного следствия он никогда не заявлял о незаконном воздействии на него.

Он не говорил о том, что не понимал переводчика.

В суде первой инстанции он не мог указать на лиц, которые оказывали на него воздействие.

При допросе Хидоева Н.М. участвовал защитник, с протоколами следственных действий с его участием он, как и остальные лица непосредственно участвовавшие в проведении следственных действий ознакомился, замечаний и дополнений не было.

Виновность Хидоева Н.М. подтверждается и другими приведенными в приговоре доказательствами.

Во время совершения Хидоевым Н.М. убийства в квартире присутствовал брат потерпевшей Л - Л , года рождения, который был допрошен в ходе предварительного следствия.

Свидетель Л подтвердил, что когда сестра стала плакать то Н (Хидоев Н.М.) взял ее за ноги, стал трясти, ударил головой о стену после чего положил сестру на пол и стал бить кулаками по ее спине, голове ноге и рукам. Хидоев Н.М. требовал, чтобы сестра (он называл ее «лялей прекратила плакать. Хидоев Н.М. не падал на сестру.

Из фототаблицы, приложенной к протоколу допроса свидетеля Л следует, что данный свидетель показал на манекене, как Хидоев Н.М. наносил удары по телу сестры, подтвердив при этом то обстоятельство, что Хидоев Н.М. взял сестру за ноги и ударил о стену.

Судебная коллегия считает законным, обоснованным исследование в суде первой инстанции показаний Л данных в ходе предварительного следствия, что соответствует положениям ч. 6 ст. 281 УПК РФ, согласно которой допускается оглашение показаний несовершеннолетнего свидетеля, ранее данных в ходе предварительного расследования, в том числе демонстрация снимков, сделанных в ходе допроса, в отсутствие свидетеля без проведения допроса в суде. По делу нет оснований для того, чтобы вынести мотивированное решение о необходимости допроса Л повторно.

Суждения Хидоева Н.М. о недостоверности показаний Л,

наступлении смерти потерпевшей в результате имевшегося у нее заболевания, а также о том, что в смерти дочери виновата ее мать в силу изложенных им обстоятельств, но только не он, носят произвольный характер Они опровергаются исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами.

Допрошенная в суде П которая имеет образование по специальности , работающая кафедры психологии развития личности в государственном педагогическом университете, участвовавшая при проведении допроса малолетнего свидетеля Л подтвердила, что А добровольно давал показания, он рассказал и показал на манекене, какие удары Хидоев Н.М. наносил его сестре По состоянию мальчика было видно, что он получил психологическую травму У А нет склонности к фантазированию. По уровню развития он способен правильно передавать информацию о событии, свидетелем которого он был.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы № 1366 от 26 мая 2014 года усматривается, что на трупе Л обнаружены кровоизлияния под твердую мозговую оболочку по выпуклой и боковой поверхности левого полушария, под мягкую мозговую оболочку правой и левой теменной, левой лобной, правой височной, правой затылочной долей мозжечка, в стволовую часть головного мозга, в мягкие ткани головы, в лобной области справа, в левой височной области, в правой и левой затылочной области, кровоподтеки в правой лобной области, в правой щечной области полные поперечные переломы ребер справа с разрывом пристеночной плевры на уровне перелома 9-го ребра, кровоизлияния под легочную плевру нижней доли правого легкого, под капсулу правой доли вилочковой железы и ткань вилочковой железы, в мягкие ткани правой задней поверхности грудной клетки на уровне 6, 7, 8, 9, 10, 11 и 12-го ребер между околопозвоночной и лопаточной линиями и под пристеночную плевру справа на уровне указанных выше ребер между лопаточной и околопозвоночной линиями, ссадины на задней поверхности грудной клетки слева и справа по лопаточной линии, под твердую мозговую оболочку спинного мозга (грудного отдела), разрыв легочной плевры и ткани нижней доли правого легкого по задней поверхности, кровоизлияния по вогнутой поверхности правого купола диафрагмы с распространением в правую околопочечную клетчатку, в правый надпочечник и селезенку, под капсулу и ткань висцеральной поверхности правой доли печени, в брыжейку тонкого кишечника, разрыв левой доли печени по висцеральной поверхности, разрыв гепатодуоденальной связки, ссадины в правой ягодичной области, которые образовались не менее 31-32 и не более 48 часов до момента наступления смерти от не менее 9-10 воздействий твердых тупых предметов и в совокупности составляют тупую сочетанную травму головы, грудной клетки живота, грудного отдела позвоночника, мягких тканей правой ягодичной области, которая относится к категории тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни в момент причинения.

Повреждения не могли быть причинены при падении с высоты собственного роста.

Причиной смерти потерпевшей является указанная выше сочетанная травма. Потерпевшая скончалась 8 декабря 2013 года в 7 часов 45 минут в больнице.

Кроме того, на трупе обнаружены множественные кровоподтеки.

Согласно заключению дополнительной судебно-медицинской экспертизы № 39-1366-13-14-Д от 15 сентября 2014 года не исключается возможность возникновения телесных повреждений, обнаруженных на трупе Л при обстоятельствах, указанных Хидоевым Н.М.

Вместе с тем эксперт С допрошенная в суде, пояснила что, вероятно, одним из механизмов образования тупой сочетанной травмы живота и грудной клетки могло быть воздействие твердого тупого предмета при падении Хидоева Н.М. на горизонтально лежащее тело Л

В то же время она отметила, что часть повреждений на трупе Л в области головы (кровоизлияния в мягкие ткани головы могла образоваться при ударе о твердый тупой предмет, которым могли быть пол или стена.

Смерть потерпевшей могла наступить как от тупой травмы головы осложнившейся развитием отека - набухания и дислокации головного мозга так и от тупой травмы груди, живота.

Каких-либо сопутствующих травм и заболеваний по данным истории болезни и при проведении экспертизы у Л не выявлено.

Судебная коллегия считает, что при оценке заключений судебно медицинских экспертиз и пояснений эксперта с точки зрения их научной обоснованности и достоверности фактическим обстоятельствам дела необходимо руководствоваться положениями ч. 2 ст. 17 УПК РФ, согласно которой никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

При этом следует исходить не только из оценки каждого отдельного доказательства, но и их оценки в совокупности с другими доказательствами насколько они согласуются между собой.

Нельзя оставлять без внимания и то обстоятельство, что выводы дополнительной судебно-медицинской экспертизы и пояснения эксперта в данной части носят вероятностный характер, они противоречат остальным приведенным в приговоре доказательствам, в том числе показаниям Л , отрицавшего факт падения Хидоева Н.М. на тело сестры Напротив, он подтвердил, что тот избивал сестру, взял ее за ноги и ударил головой о стену.

Об этом же Л рассказал своей матери Л которая вернулась домой 6 декабря 2013 года около 24 часов и увидела лежащую на матрасе дочь.

Последняя была избита, на ее теле имелись множественные кровоподтеки в области груди, живота и ног.

В суде Л подтвердила данные обстоятельства.

О случившемся она рассказал своей матери Л и сестре Л которые, в свою очередь, подтвердили слова Л

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правильно признал научно обоснованными выводы судебно-медицинской экспертизы № 1366 от 26 мая 2014 года.

Из справки М АУЗ « городская больница № » усматривается, что Л 14 июня 2012 года рождения, поступила к ним 7 декабря 2013 года в отделение реанимации с первоначальным диагнозом разрыв селезенки ушиб правой почки, внутрибрюшное кровотечение, ушиб головного мозга тяжелой степени, множественные гематомы туловища, головы.

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 7 декабря 2013 года в квартире, расположенной по адресу: г. , ул. ,,

обнаружены и изъяты постельное белье с матраса, футболка серого цвета, пододеяльник и простынь белого цвета, одеяло голубого цвета с помарками вещества бурого цвета, пеленка, ползунки, наволочка, опачканная веществом бурого цвета, вырез с подушки со следами вещества бурого цвета пачка из-под сигарет «Донской табак», бутылки из-под пива и водки «Пять озер» объемом 0,5 литра.

Из заключения генетической экспертизы № 815 от 25 июня 2014 года следует, что на изъятых выше вещах, за исключением пододеяльника обнаружена кровь Л

На пододеяльнике обнаружена кровь Хидоева Н.М.

Учитывая указанные доказательства, судебная коллегия приходит к выводу, что по делу нет оснований для проведения повторной судебно медицинской экспертизы, так как отсутствуют существенные противоречия в выводах судебно-медицинских экспертиз относительно причины смерти потерпевшей и механизма их образования, за исключением вероятностного характера выводов дополнительной судебно-медицинской экспертизы относительно механизма образования травмы груди и живота, но не головы, что устраняется на основании других доказательств.

Виновность осужденного Хидоева Н.М. в убийстве малолетней Л подтверждается иными приведенными в приговоре доказательствами, которым суд первой инстанции дал правильную оценку.

По делу нет оснований для переквалификации действий Хидоева Н.М. на ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Механизм причинения телесных повреждений, их характер и локализация свидетельствуют о том, что Хидоев Н.М. действовал с умыслом на убийство Л

Суд надлежащим образом исследовал психическое состояние Хидоева Н.М. и обоснованно признал его вменяемым как в период совершения преступления, так и в настоящее время.

При назначении наказания суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ, оно отвечает требованиям ст. 6 и 43 УК РФ.

Решение суда о взыскании с осужденного в пользу Л

рублей в счет компенсации морального вреда следует признать обоснованным и мотивированным.

При этом суд учел характер причиненных потерпевшей физических и нравственных страданий, вину осужденного в убийстве, наступившие от этого последствия, возраст Хидоева Н.М., его трудоспособность, материальное положение.

Решение суда основано на положениях ст. 151, 1099, 1100 и 1101 ГК РФ оно отвечает принципам разумности и справедливости.

Приговор соответствует ст. 297 УПК РФ и является законным обоснованным и справедливым.

Руководствуясь ст. 389 13 , 389 20 , 389 28 и 389 33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Томского областного суда от 22 мая 2015 года в отношении Хидоева Н М оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 33 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта