Информация

Решение Верховного суда: Определение N 16-АПУ16-8 от 07.06.2016 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

1

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 16-АПУ16-8

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва «7» июня 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда

Российской Федерации в составе

председательствующего Абрамова С.Н.,

судей Лаврова Н.Г. и Романовой Т.А.,

при секретаре Прохорове А.С,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденной Балакир Е.А. и ее защитника - адвоката Злобина С В . на приговор Волгоградского областного суда от 16 декабря 2015 года, по которому

Балакир Е А»,,

не судимая,

осуждена по ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7.03.2011 г. №26-ФЗ) на 5 лет лишения свободы.

Освобождена от назначенного наказания в связи с истечением сроков давности на основании ст.78 УК РФ, п.З ч.1 ст.24, ч.8 ст.302 УПК РФ.

Разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Лаврова Н.Г. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб и возражений на них, выступление осужденной Балакир Е.А. и ее защитника адвоката Злобина СВ., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Титова Н.П., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА осужденная Балакир Е.А. признана виновной в совершении мошенничества то есть приобретении права на чужое имущество путем обмана и злоупотребления доверием, в особо крупном размере, при установленных судом обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях:

- осужденная Балакир Е.А. считает приговор суда незаконным необоснованным и подлежащим отмене по основаниям, предусмотренным п.2 ст.389.16 и ч.1 ст.289.17 УПК РФ. Указывает, что предварительное следствие и судебное разбирательство проведены с нарушением уголовно процессуального закона, а выводы суда основаны на противоречивых доказательствах и не соответствуют фактическим обстоятельствам. По ее мнению, уголовное дело возбуждено с нарушением закона, поэтому все доказательства являются недопустимыми. Обвинительное заключение утверждено неуполномоченным прокурором, дело рассмотрено в отсутствие надлежащего потерпевшего, что также свидетельствует о незаконности приговора суда. Указывает, что судебное следствие проведено с обвинительным уклоном, суд положил в основу приговора показания заинтересованных свидетелей В З и потерпевших Ш иБ которые заинтересованы в деле, в то же время не принял во внимание доказательства стороны защиты: показания свидетелей Ж К М Р К К иК не указав, по каким мотивам отдает предпочтение показаниям одних свидетелей перед другими Полагает, что признание судом показаний свидетелей Р Е К иК не относимыми, по причине того, что они давали показания о содержании недопустимых доказательств, не основано на законе. Суд не учел и не дал оценки показаниям свидетеля К о наличии у Б реального долга перед ней по двум распискам необоснованно отказал в истребовании протоколов с показаниями свидетеля Б ., которые она давала в ходе предварительного следствия по другому уголовному делу, о том, что ее муж Б действительно дважды брал в долг у Б согласно распискам 2600 и 7000 долларов США, не опроверг довод стороны защиты о материальном интересе потерпевшей Б в ее оговоре, поскольку та заинтересована в том чтобы не возвращать долг и сохранить владение производственной базой Утверждает, что она Б не обманывала, а лишь хотела вернуть долг доверием Б также не злоупотребляла.

По ее мнению, заключение эксперта С (ООО является недопустимым доказательством, поскольку ООО « не имеет право на производство судебно-экспертной деятельности, а эксперт относится к лицам, не работающим в судебно-экспертном учреждении Указывает, что эксперт С будучи экономистом-менеджером, в нарушение требований, предъявляемых к производству строительно технических экспертиз, не обладает строительно-техническими познаниями необходимыми для проведения этого вида экспертных исследований. Это привело к тому, что эксперт необоснованно завысила рыночную стоимость производственной базы, без учета ее реального технического состояния назначения и рыночной стоимости, а также инженерных и строительных норм и правил. Выводы эксперта сделаны без мониторинга технического состояния объекта, без учета вида и марки строительного материала, без информации о состоянии инженерных коммуникаций, без определения их износа и эффективности. Экспертом не учитывались сведения о ремонте здания, об отсутствии в нем какого-либо оборудования и существенно завышена стоимость здания. Считает, что ее вина в совершении мошенничества не доказана. Просит обвинительный приговор отменить вынести оправдательный приговор.

Кроме того, выражает несогласие с постановлением Волгоградского областного суда от 21 марта 2016 г. об установлении срока окончания ознакомления с материалами уголовного дела и протоколом судебного заседания до 5 апреля 2016 г., считает его незаконным и необоснованным подлежащим отмене, в связи с тем, что оно вынесено в ее отсутствие, а также в отсутствии ее защитников - адвокатов Сычугова А.П., Петерсона В.П. и Злобина СВ., которые не извещались о дне рассмотрения данного вопроса Поскольку она находилась на лечении, то не имела возможности явиться в судебное заседание, о чем уведомила суд и просила слушание по делу отложить. Однако суд рассмотрел дело, тем самым нарушив ее право на защиту и участие в судебном заседании;

- адвокат Злобин С В . в интересах осужденной Балакир Е.А. считает приговор незаконным и необоснованным, просит отменить его, производство по делу на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ прекратить, либо возвратить уголовное дело прокурору в порядке ст.237 УПК РФ для устранения недостатков. По его мнению, в ходе предварительного следствия и в судебном разбирательстве по делу допущены нарушения уголовно процессуального закона, повлекшие незаконное возбуждение уголовного дела в отношении Балакир Е.А., а именно: проверка постановления от 28.09.2012 г. об отказе в возбуждении уголовного дела длилась на протяжении 1 мес. 23 суток, вместо установленных законом 3 суток заявление потерпевшего Б зарегистрировано 29.08.2012 г. несмотря на то, что поступило оно 10.08.2012 г., уголовное дело возбуждено лишь 01.04.2014 г. на основе материала проверки другого дела; все доказательства добытые в ходе уголовного дела, возбужденного с нарушением процессуальных сроков, установленных ст. 144 УПК РФ, являются недопустимыми доказательствами. По его мнению, уголовное дело в отношении Балакир Е.А. незаконно рассмотрено в отсутствии потерпевшего Б необоснованно признаны потерпевшими Б иШ ( ) , поскольку имущественный вред им причинен не был, Б

признан безвестно отсутствующим, а не умершим, наследственное дело не открывалось, наследники не устанавливались, а договор доверительного управления, оформленный в январе 2009 г., заключен без судебного решения.

Поскольку Б опасалась, что ее супруг Б передаст свое имущество третьим лицам, то обратилась к Балакир Е.А., в связи с чем оснований полагать, что Балакир Е.А., злоупотребила доверием Б не имеется, умысла на мошенничество у Балакир Е.А. не имелось.

Указывает, что судом не опровергнут довод стороны защиты о наличии долговых обязательств Б перед Балакир Е.А установленный вступившим в законную силу решением суда от 23.07.2007 г имеющего преюдициальное значение, что также подтвердили свидетели В Р К К Ж.,

М Наличие долговых обязательств подтверждалось и самим Б в жалобах в различные судебные инстанции и правоохранительные органы. Полагает, что заключение судебной строительно-технической экспертизы, положенное в основу приговора получено судом с нарушением норм закона, регламентирующего порядок назначения и производства данного вида исследований: в постановлении суда не указан конкретный эксперт, не проверены полномочия ООО на производство этой экспертизы, а также компетенция эксперта С.

Несмотря на то, что судом назначалась комплексная строительно техническая экспертиза, исследование произведено одним экспертом, не имеющим специальных познаний в области строительства. Экспертом не принято во внимание, что объект не является производственной базой, доход не приносит, находится в упадочном состоянии, выводы сделаны без учета кадастровой стоимости объекта, которая составляет 270 000 руб., в связи с чем, отсутствует квалифицирующий признак - «особо крупный размер».

Б являлся собственником строений под литерами «А» и «В однако судом необоснованно сделан вывод о мошеннических действиях Балакир Е.А. в отношении строений «Б» и «Г», не являющихся его собственностью, поэтому не подлежащих оценке и неправомерно включенных в объем обвинения.

Полагает, что аудиокассеты, содержащие переговоры Б с Балакир Е.А. и Б не могут являться доказательствами и подлежат исключению, поскольку добыты по другому делу, в рамках которого отменено постановление о возбуждении уголовного дела, без соответствующего постановления и предоставления их в установленном порядке для приобщения их к материалам настоящего уголовного дела.

В возражениях на жалобу осужденной Балакир Е.А. государственный обвинитель Бережнова Е.П., указывая на несостоятельность доводов жалобы просит приговор оставить без изменения, а жалобу без удовлетворения.

Проверив законность, обоснованность и справедливость приговора Судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований для его отмены или изменения.

Вывод суда о виновности Балакир Е.А. в совершении мошенничества основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно: показаниях потерпевших Б Ш свидетелей З В Р З К М об обстоятельствах совершения преступления, а также материалах уголовного дела.

Так, из показаний потерпевшей Б данных в ходе предварительного следствия и в судебном разбирательстве, следует, что в 1999 г. ее муж Б приобрел в собственность производственную базу расположенную по адресу: г. , ул. . Половина этой базы позже была передана С В 2001 г. ее брак с Б был расторгнут. В тот же период времени она согласилась с предложением знакомой Балакир Е.А. оформить оставшуюся часть базы на имя последней для того, чтобы предотвратить отчуждение имущества. Балакир Е.А. обещала впоследствии переоформить базу на кого-либо из членов семьи. Для переоформления имущества по указанию Балакир Е.А. ее бывший муж Б.

в присутствии З написал две фиктивные расписки о наличии у него долга перед Балакир Е.А. на общую сумму около 10 000 долларов США, хотя в действительности реальный долг составлял примерно 600 долларов США. Впоследствии Балакир Е.А. через суд взыскала с Б долг по указанным распискам, после чего, также через суд признала за собой право собственности на базу, а в дальнейшем база была переоформлена на знакомого Балакир Е.А. Тем самым Балакир Е.А. не выполнила своего обязательства перед ними об оформлении базы на члена ее семьи. Б сообщил, что Балакир Е.А. совершила их обман, никаких долгов перед ней у него не было, в связи с чем он обжаловал судебные решения, вынесенные в отношении базы. В 2006 г. ее бывший муж пропал, решением суда он признан безвестно отсутствующим, в настоящее время помещения базы находятся в доверительном управлении.

Свидетель З пояснил о том, что в один из дней осенью 2004 г. он стал очевидцем того, как в квартире Б ее муж - Б по требованию Балакир Е.А. и Б написал две расписки о своих долговых обязательствах перед Балакир Е.А., для того, чтобы производственная база не выбыла из владения семьи, а была переоформлена на доверенное лицо Балакир Е.А. Позже Б сообщил ему, что Балакир Е.А. уговорила Б передать ей базу путем оформления фиктивных долговых расписок.

Из показаний свидетеля В следует, что она представляла интересы Б в судебных заседаниях об оспаривании судебных решений о взыскании его долга в пользу Балакир Е.А., переоформившей после этого в свою пользу часть базы. Б неоднократно заявлял об отсутствии долговых обязательств перед Балакир Е.А., а также о своем неучастии в написании заявлений в адрес суда с просьбой провести заседания без него. Судебные решения о взыскании долга были отменены поскольку Б извещался по адресу, по которому никогда не проживал.

Согласно выписке из ЕГРП на недвижимое имущество за В.

29.02.2000 г. зарегистрировано право собственности на комплекс зданий и сооружений в составе: одноэтажного панельного производственного здания с 3-х этажной кирпичной пристройкой с подвалом, кирпичной пристройкой кирпичной пристройкой и 1-этажного кирпичного здания проходной расположенных по адресу: г. ул. д. . 14.11.2000 г. за Б зарегистрировано право собственности на 1/2 доли этого комплекса зданий. 15.07.2004 г. право собственности на 1/2 доли указанного комплекса зданий зарегистрировано за Балакир Е.А. (т.З л.д.88-89).

Из исполнительного листа от 14.02.2001 г., выданного судьей Краснооктябрьского районного суда г.Волгограда Р следует, что в этот день наложен арест на имущество, принадлежащее Б расположенное по адресу: г. ул. д. . (т. 1 л.д.13)

Согласно копии заявления от имени Б проживающего по адресу: г. ул. д. кв. , он просит рассмотреть иск Балакир Е.А. к нему в его отсутствие (т.1 л.д.7).

В своем заявлении в суд Балакир Е.А. 19.04.2004 г., в связи с неисполнением решения суда о взыскании долга, просила передать ей в собственность 1/2 доли производственной базы, принадлежащей Б (т.1л.д.15).

Из частной жалобы Б от 17.03.2005 г. на судебное определение об изменении способа исполнения решения от 01.03.2001 г следует о его несогласии с ним, ввиду не извещения его о дне судебного рассмотрения и проведении судебного заседания в его отсутствие (т.1 л.д.32).

Согласно кассационному определению Волгоградского областного суда от 9.02.2006 г. определение районного суда от 26.02.2004 г. об изменении порядка и способа исполнения судебного решения от 01.03.2001 г отменено, в удовлетворении заявления Балакир Е.А. о передаче в счет погашения суммы долга Б в собственность Балакир Е.А. 1/2 доли промышленной базы литера «А», и «В» комплекса сооружений и полностью зданий и сооружений под литерой «Б» и «Г» по адресу: г уд. , отказано (т.1 л.д. 184-186).

Постановлением Президиума Волгоградского областного суда от 20.02.2006 г. решение районного суда о взыскании с Б в пользу Балакир Е.А. суммы долга отменено, дело направлено на новое рассмотрение (т.1 л.д. 194).

Свидетель Р сообщила, что вынесенные ею решения о взыскании долга с Б в пользу Балакир Е.А. и об изменении способа и порядка исполнения этого решения отменены вышестоящими инстанциями из-за ненадлежащего извещения ответчика Б который уведомлялся по адресу, указанному истцом Балакир Е.А. в исковом заявлении (т.З л.д.243-245).

Из ходатайства Б в рамках гражданского дела Краснооктябрьского районного суда г.Волгограда следует, что заявление в суд о рассмотрении дела без его участия написано и подписано не им (т.З л.д.220).

Согласно копий свидетельств о государственной регистрации от 15.07.2004 г. и 22.06.2004 г. за Балакир Е.А. зарегистрировано право собственности на объекты недвижимости производственной базы расположенной по адресу: г. ул. 11: на 1/2 доли комплекса зданий и сооружений в составе: 1-этажного панельного производственного здания с 3-х этажной кирпичной административной пристройкой с подвалом, производственной кирпичной пристройкой кирпичной пристройкой и 1-этажным кирпичным зданием проходной; на служебное строение; на здание бытового корпуса с пристроенным зданием гаража и производственным зданием (т.5 л.д.91-93).

Суд правильно указал, что факт регистрации Балакир Е.А. своего права собственности на всю базу в целом, а не частично, подтверждает наличие у нее умысла на завладение всем комплексом зданий расположенных по адресу: г. ул. .

Из показаний свидетеля К бывшего доверительного управляющего базой, принадлежащей Балакир Е.А., видно, что доли в праве собственности на конкретные объекты недвижимости, расположенные по адресу: г. ул. , в натуре не выделялись.

Согласно заключению комплексной строительно-технической оценочной экспертизы, рыночная стоимость объектов имущественного комплекса, расположенного по адресу: г. ул. , по состоянию на 26.02.2004 г., с учетом НДС, составляет 5 423 385 р. Рыночная стоимость объектов на 26.02.2004 г.: 1/2доли промышленной базы литера «А и «В» комплекса зданий и сооружений в составе 1-этажного панельного производственного здания с 3-х этажной кирпичной административной пристройкой с подвалом, производственной кирпичной пристройкой кирпичной пристройкой и 1-этажным кирпичным зданием проходной, также полностью: здания и сооружений под литерой «Б» в составе здания бытового корпуса с пристроенным зданием гаража и производственным зданием служебного строения под литерой «Г», переданных Балакир Е.А., согласно определению суда от 26.02.2004 г., с учетом НДС, составляет 3 484 837 р.

Свидетель М занимавшийся реализацией спорных объектов недвижимости, показал, что производственная база была выставлена на торги и приобретена Б за 270 000 руб., исходя из остаточной стоимости на основании сведений бухгалтерских документов фирмы - должника, при этом оценка реальной рыночной стоимости базы на момент реализации, не производилась.

Доводы жалоб о недоказанности вины Балакир Е.А. в совершении мошенничества опровергаются приведенными доказательствами и обоснованно признаны судом несостоятельными.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, об умысле Балакир Е.А. на совершение мошеннических действий в отношении Б иБ свидетельствуют фактические обстоятельства дела, установленные судом первой инстанции, в частности: доведение Балакир Е.А. до сведения Б.

и Б информации, не соответствующей действительности передать ей на время право собственности на комплекс зданий и сооружений производственной базы, расположенной по адресу: г. , ул. ,

обещание им перерегистрировать право собственности на это имущество в дальнейшем на доверенных Б лиц; обман ею Б в необходимости составления фиктивных долговых расписок без даты о наличии у него задолженности перед Балакир Е.А. на 2600 и 7000 долларов США; обращение Балакир Е.А. в суд с исковым заявлением о взыскании с Б мнимого долга в размере 278 400 р. с указанием неверного адреса проживания последнего: г. ул. д. , кв введение в заблуждение суда, путем предоставления подложного заявления от имени Б о согласии с исковыми требованиями и о рассмотрении дела в его отсутствие, с указанием неверного адреса его местожительства регистрация Балакир Е.А. в уполномоченном органе своего права собственности на имущество, ранее принадлежавшее Б расположенное по адресу: г. , ул. .

Показания потерпевшей Б судом обоснованно положены в основу приговора, поскольку они согласуются с другими доказательствами по делу: показаниями свидетелей З В Р.,

З К М данными ими как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, с материалами исследованных судом дел правоустанавливающих документов по объекту недвижимого имущества по ул. , гражданского дела о взыскании с Б долга, данными осмотра местности и вещественных доказательств, заключением комплексной строительно-технической оценочной экспертизы.

Оценив и проверив вышеприведенные доказательства в их совокупности, суд правомерно пришел к выводу, что они получены в соответствии с требованиями УПК РФ, являются относимыми к делу достоверными и допустимыми для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, взаимно дополняют друг друга и согласуются между собой.

Оснований не доверять показаниям потерпевших и свидетелей не имеется, данных, указывающих на оговор осужденной Балакир Е.А потерпевшими и свидетелями, в том числе в связи с материальной заинтересованностью, получено не было, эти доказательства проверялись судом и оценены в совокупности с другими доказательствами, как того требует закон.

Довод стороны защиты о реальности долговых расписок Б перед Балакир Е.А. проверялся судом первой инстанции и получил надлежащую оценку в приговоре, не соглашаться с которой у Судебной коллегии оснований не имеется.

На фиктивность расписок Б о наличии у него долга перед Балакир Е.А., кроме приведенных показаний потерпевших и свидетелей свидетельствует также: указание Балакир Е.А. в исковом заявлении неверного адреса местожительства Б для сокрытия своего обращения в суд; предоставление подложного заявления от имени Б

о согласии с исковыми требованиями и просьбой рассмотреть дело без его участия; обращение в суд об изменении порядка и способа исполнения судебного решения с указанием неверного адреса местожительства Б.

; регистрация на свое имя имущества, принадлежавшего Б

Показания свидетелей Ж К М,

К Р К и К исследовались судом и получили оценку в приговоре в совокупности с другими доказательствами. Признавая показания указанных свидетелей в той или иной части недостоверными, суд привел в приговоре мотивы своего решения, указав, почему отдал предпочтение одним доказательствам и отверг другие.

Вопреки доводам жалоб комплексная судебная строительно техническая оценочная экспертиза по определению стоимости объектов недвижимости проведена компетентным лицом, без нарушений закона неясностей не содержат, в связи с чем, обоснованно признана судом допустимым доказательством.

Допрошенная в судебном заседании эксперт С пояснила суду о том, что она имеет высшее экономическое образование Архитектурно строительного университета, в соответствии с ее компетенцией, ею была проведена строительно-техническая оценочная экспертиза объектов недвижимости по адресу: г. , ул. . При исследовании и определении стоимости объектов она применяла различные методы, которые указаны в ее заключении, учитывала степень накопленного физического и функционального износа зданий. Для производства экспертизы она выезжала на место, осматривала объекты, кроме того, ей были предоставлены материалы уголовного дела. Исходя из назначения, все помещения были определены как производственно-бытовые и административные.

Согласно п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» если эксперт обладает достаточными знаниями, необходимыми для комплексного исследования, он вправе дать единое заключение по исследуемым им вопросам.

При таких данных у суда не имелось оснований ставить под сомнение выводы указанной экспертизы, о чем правильно указано в приговоре.

В то же время суд обоснованно не согласился с показаниями специалиста М заключениями и показаниями специалиста С сославшись на то, что указанные данные предоставлены с нарушением порядка их получения, установленного законодательством.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, существенных нарушений уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего порядок производства проверки заявления о преступлении и возбуждения уголовного дела, органами предварительного расследования допущено не было обстоятельств, исключающих производство по делу, не установлено Уголовное дело возбуждено уполномоченными органом и должностным лицом, при наличии к тому достаточных повода и оснований, в порядке предусмотренном законом.

Утверждение по данному уголовному делу обвинительного заключения первым заместителем прокурора Волгоградской области соответствует порядку, предусмотренному ст.451 УПК РФ, с учетом п.2 ч.З ст. 31 УПК РФ, согласно которому уголовное дело в отношении судьи федерального суда общей юрисдикции по его ходатайству, заявленному до начала судебного разбирательства, подсудно областному суду.

По смыслу ст.42 УПК РФ признание по данному делу потерпевшими Б и Ш являющихся соответственно его бывшей супругой и дочерью, не противоречит положениям закона.

Анализ приведенных выше и других доказательств, исследованных в судебном заседании, позволил суду первой инстанции дать правильную оценку действиям осужденной, с указанием мотивов, по которым он принял одни доказательства и отверг другие.

С учетом изложенного, с доводами апелляционных жалоб осужденной и ее защитника о необоснованности приговора согласиться нельзя, поскольку они опровергаются исследованными судом доказательствами, подробный анализ которых дан в приговоре.

Как видно из материалов дела и правильно установлено судом положенные в основу приговора доказательства получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, согласуются между собой и обоснованно признаны судом достоверными и допустимыми.

Все доказательства по делу судом оценены в соответствии с положениями статьи 88 УПК РФ, и их совокупность правомерно признана достаточной для постановления обвинительного приговора.

Все заявленные сторонами ходатайства были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона необоснованных отказов в их удовлетворении не допущено.

Оснований для переоценки положенных в основу приговора доказательств не имеется.

Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких либо нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Каких-либо данных, свидетельствующих об ущемлении права осужденной на защиту или иного нарушения норм уголовно процессуального законодательства, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, в материалах не содержится.

Действия осужденной Балакир Е.А. квалифицированы по ч.4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7.03.2011 г. №26-ФЗ) правильно исходя из установленных судом обстоятельств.

Назначенное Балакир Е.А. наказание соответствует требованиям закона, с учетом тяжести содеянного и данным о ее личности.

При назначении наказания Балакир Е.А. судом приняты во внимание характеризующие ее сведения, что она ранее к уголовной ответственности не привлекалась, по месту жительства и по месту работы характеризуется положительно.

Предусмотренных ст.63 УК РФ отягчающих наказание Балакир Е.А обстоятельств, судом по делу не установлено.

Оснований считать назначенное осужденной наказание чрезмерно суровым, не имеется.

В связи с истечением срока давности уголовного преследования судом правомерно и на основании соответствующих норм закона принято решение об освобождении осужденной Балакир Е.А. от назначенного наказания.

При таких данных оснований для отмены приговора и вынесения оправдательного приговора, либо прекращении производства по делу или возвращении дела прокурору для устранения недостатков, о чем поставлен вопрос в апелляционных жалобах осужденной и адвоката, или его изменения не имеется. Поэтому жалобы удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА приговор Волгоградского областного суда от 16 декабря 2015 года в отношении Балакир Е А оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 31 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта