Информация

Решение Верховного суда: Определение N 201-Д11-19 от 19.01.2012 Судебная коллегия по уголовным делам, надзор

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №201-Д11-19

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е СУДА

НАДЗОРНОЙ ИНСТАНЦИИ г.Москва 19 января 2012 г.

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Королева Л.А.,

судей Коронца А.Н.,

Жудро К.С.

при секретаре Лупянниковой Л.В.

с участием старшего военного прокурора управления Главной военной прокуратуры Бойко СИ., осужденного Ивлиева В.А. путем использования систем видеоконференц-связи, его защитника - адвоката Сакуна А.М. рас смотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе защитника осужденного Ивлиева В.А- адвоката Сакуна А.М. о пере смотре приговора гарнизонного военного суда от 27 мая 2010 г., кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского окружного военного суда от 8 октября 2010 г. и постановления президиума этого же суда от 20 июля 2011 г., согласно которым

бывшие военнослужащие полковники запаса:

Ивлиев В А

несудимый,

осужден

- по ч.4 ст. 159 УК РФ на 5 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 120 000 рублей;

- по п.«в» ч.З ст.286 УК РФ на 3 года 6 месяцев лишения свободы с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления сроком на 1 год;

- по ч.4 ст.ЗЗ и п. «в» ч.З ст.286 УК РФ на 3 года 3 месяца лишения свободы с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления на 1 год;

- поч.1 ст.286 УК РФ к штрафу в размере 30 000 рублей;

- по ч.2 ст. 199' к штрафу в размере 200 000 рублей;

Осипчук В Н род

несудимый,

осужден

- по ч.4 ст. 159 УК РФ на 5 лет лишения свободы со штрафом в размере 100 000 руб.;

- по п.«в» ч.З ст.286 УК РФ на 3 года лишения свободы с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления на один год.

На основании ч.З ст.69 УК РФ окончательное наказание по совокупности преступлений определено путем частичного сложения назначенных наказаний

- Ивлиеву 7 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной коло нии общего режима со штрафом в размере 250 000 рублей с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного само управления сроком на 1 год 6 месяцев;

- Осипчуку 5 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной коло нии общего режима со штрафом в размере 100 000 руб. с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного само управления на один год.

Гражданский иск Министерства обороны Российской Федерации удовлетворен частично, в счет возмещения материального ущерба с осужденных в солидарном порядке постановлено взыскать руб.

коп.

Кроме того, с осужденных в солидарном порядке постановлено взыскать в доход государства процессуальные издержки в размере руб.

коп., связанные с оплатой труда экспертов.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского окружного военного суда от 8 октября 2010 г. приговор в связи с нарушением уголовно-процессуального закона изменен:

- уменьшен указанный в описательно-мотивировочной части приговора объем причиненного Ивлиевым и Осипчуком ущерба государству в результате совершения преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, со

руб. коп. до руб. коп.;

- решение по гражданскому иску отменено и принято новое решение о взыскании с Ивлиева и Осипчука в пользу Министерства обороны Рос сийской Федерации в солидарном порядке руб. коп., а с Ив лиева в пользу Министерства обороны Российской Федерации, кроме того,

руб. коп.

Назначенное Ивлиеву и Осипчуку наказание по ч. 4 ст. 159 УК РФ в виде лишения свободы снижено: Ивлиеву до 5 лет со штрафом в размере 120 000 руб., Осипчуку, с применением ст.64 УК РФ, до 4 лет 6 месяцев со штрафом в размере 100 000 руб.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ постановлено считать осужденными по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний:

- Ивлиева по ч.4 ст. 159 УК РФ, п.«в» ч.З ст.286 УК РФ, ч.4 ст.ЗЗ и п. «в» ч.З ст.286 УК РФ, чЛ ст.286 УК РФ, ч.2 ст. 199' УК РФ на 7 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере 250 000 руб. с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления на один год шесть месяцев;

- Осипчука по ч.4 ст. 159 УК РФ и п.«в» ч.З ст.286 УК РФ на 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере 100 000 руб. с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления на один год.

В остальной части приговор в отношении Ивлиева и Осипчука оставлен без изменения.

Постановлением судьи Московского окружного военного суда от 27 июня 2011 г. по жалобе осужденного Осипчука возбуждено надзорное производство и надзорная жалоба вместе с уголовным делом передана на рассмотрение суда надзорной инстанции.

Постановлением президиума Московского окружного военного суда от 20 июля 2011 г. приговор и кассационное определение по данному делу в отношении Ивлиева и Осипчука изменены - из приговора исключены слова «совершив тем самым служебный подлог», постановлено считать Ивлиева и Осипчука лишенными права занимать на государственной службе и в органах местного самоуправления должности, связанные с осуществлением административно-хозяйственных полномочий.

В остальной части приговор и кассационное определение оставлены без изменения, а надзорная жалоба Осипчука - без удовлетворения.

Постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации Соловьева А.И. от 2 ноября 2011 г. по надзорной жалобе защитника осужденного Ивлиева В.А. - адвоката Сакуна А.М. о пересмотре приговора 235 гарнизонного военного суда от 27 мая 2010 г., кассационного определения судеб ной коллегии по уголовным делам Московского окружного военного суда от

8 октября 2010 г. и постановления президиума этого же суда от 20 июля 2011 г. возбуждено надзорное производство, надзорная жалоба защитника

вместе с материалами уголовного дела передана на рассмотрение Военной

коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коро­

лева Л.А., объяснения осужденного Ивлиева В.А. и его защитника Сакуна А.М., поддержавших доводы надзорной жалобы, выступление старшего военного прокурора управления Главной военной прокуратуры Бойко СИ., полагавшего необходимым приговор изменить в части решения о судебных издержках, а также в связи с необходимостью приведения приговора в соответствие с действующим уголовным законом, Военная коллегия

установила:

Ивлиев и Осипчук признаны виновными в мошенничестве, совершен ном группой лиц по предварительному сговору, с использованием служебно го положения в особо крупном размере. Осипчук в одном, а Ивлиев в двух эпизодах совершения ими как должностными лицами действий, явно выходящих за пределы их полномочий и повлекших существенное нарушение охраняемых законом интересов государства, которые Осипчуком и в одном эпизоде Ивлиевым были совершены с причинением тяжких последствий. Ивлиев признан виновным также в подстрекательстве к совершению должностного преступления и в неисполнении обязанностей налогового агента, со вершенном в особо крупном размере.

Указанные преступления совершены Осипчуком и Ивлиевым при следующих изложенных в приговоре обстоятельствах.

С 2003 года Ивлиев до сентября 2007 года, а Осипчук до апреля 2007 года проходили военную службу по контракту в должностях начальника Федерального государственного унитарного предприятия « военный завод Министерства обороны России» (далее - военный завод) и командира войсковой части , соответственно, и поэтому являлись должностными лицами.

При прохождении военной службы Ивлиев совместно с Осипчуком с корыстной целью путем мошеннических действий совершили хищение де нежных средств, принадлежащих государству, в особо крупном размере при следующих обстоятельствах.

В указанный выше период между МО РФ в лице ЦПУ МО РФ, штаба тыла ВС РФ и военным заводом были заключены контракты на изготовление, ремонт и поставку в войсковую часть технических средств и иного имущества продовольственной службы МО РФ, моментом исполнения которых считалась дата оформления акта приема продукции должностными лицами войсковой части после предоставления военным заводом актов приема, счетов и других документов с указанием количества и цены поставленной продукции, а также после принятия данных документов в ЦПУ МО РФ и штабе тыла ВС РФ.

В целях использования денежных средств, полученных за выполнение

контрактов не по назначению, Ивлиев решил не исполнять эти контракты, а

получать денежные средства обманным путем, используя свое служебное по­

ложение и служебное положение Осипчука, предоставляя в ЦПУ МО РФ до­

кументы об их мнимом исполнении и договорившись с Осипчуком о совме­

стном совершении задуманного.

В соответствии с достигнутой договоренностью Ивлиев лично и по средством своих подчиненных составлял и утверждал фиктивные документы подтверждающие выполнение работ по контрактам, передавал их Осипчуку а тот, в свою очередь, организовывал их утверждение и составление доку ментов, подтверждающих получение имущества войсковой частью .

В результате совместных действий Ивлиева и Осипчука государству был причинен ущерб на сумму руб. коп., то есть в особо крупном размере.

Помимо этого 20 июля 2005 г. заместителем начальника ЦПУ МО РФ

военному заводу и войсковой части были даны указания о производстве силами и средствами указанного предприятия до 10 августа 2005 г монтажа изготовленных в соответствии с контрактом от 31 января 2005 г.

кухонь на шасси для поставки их в войсковую часть Командиру войсковой части предписывалось передать на военный завод соответствующие шасси под монтаж перечисленных кухонь.

Решив использовать для производства монтажа ранее поставленные в войсковую часть кухонь для монтажа их на шасси

и одну кухню для монтажа на шасси числящихся в войсковой части с 2004 года и поставленных в рамках исполнения другого контракта, Ивлиев в отсутствие соответствующих указаний склонил Осипчука передать на военный завод указанные изделия. В свою очередь, Осипчук дал указание подчиненным ему должностным лицам передать эти кухни на этот завод.

Впоследствии военным заводом в целях восстановления образовавшейся задолженности по поставке в войсковую часть указанных выше изделий были произведены работы по изготовлению и поставке в войсковую часть кухонь.

Стоимость оплаченного государством, но фактически не выполненного объема работ по изготовлению пяти кухонь составила руб.

Продолжая свою преступную деятельность, Ивлиев в период 2003- 2007 годов без надлежащего на то разрешения самовольно израсходовал материальные ценности мобилизационного резерва, пустив их в производство Данные действия повлекли за собой существенное нарушение охраняемых законом интересов государства в области накопления и использования материальных ценностей мобилизационного резерва с причинением тяжких по следствий в виде материального ущерба в крупном размере на сумму в

руб.

Кроме этого, Ивлиев из корыстной заинтересованности в июне - авгу­

сте 2006 года, превышая свои должностные полномочия, самовольно изъял у

собственника - Министерства обороны РФ кухонь 4-й

категории и передал их фирме « в рамках договора

от 16 ноября 2005 г. № 116, в то время как эти кухни были переданы ему в

декабре 2004 года в счет будущих государственных контрактов для проведения капитального ремонта. Содеянное Ивлиевым повлекло за собой существенное нарушение охраняемых законом интересов государства в области продовольственного обеспечения ВС РФ, а также причинение материального ущерба государству в размере 252 705 руб. 60 коп.

Кроме того, с 1 января 2005 г. по 31 мая 2007 г. Ивлиев из корыстной заинтересованности в нарушение ч. 3 ст. 24 и ст. 226 Налогового Кодекса РФ не исполнил обязанности налогового агента, умышленно не перечислив в бюджет Российской Федерации часть удержанного налога на доходы физических лиц в сумме 11 421 116 руб. 88 коп., т.е. в особо крупном размере.

Всеми полученными денежными средствами Ивлиев распорядился по своему усмотрению путем начисления и выплаты своим подчиненным и служащим войсковой части премий, материальной помощи как ежемесячно, так и к отпускам, организации бесплатного питания работников в заводской столовой, приобретения санаторно-курортных путевок, оказания благотворительной и спонсорской помощи, обучения работников предприятия и иных лиц, приобретения литературы, приобретения и оплаты жилых помещений, выплаты ссуд работникам предприятия, а также использовал на другие цели, не связанные с затратами на производство и выполнение выше изложенных контрактов.

В Военную коллегию Верховного Суда Российской Федерации поступила надзорная жалоба защитника осужденного Ивлиева - адвоката Сакуна А.М., считающего, что состоявшиеся по делу судебные решения под лежат пересмотру.

В жалобе защитника содержатся доводы, суть которых заключается в следующем.

Обжалуемые судебные решения вынесены с нарушением норм материального права и не основаны на материалах дела. Судом были неправильно определены юридически значимые обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы судов первой и кассационной инстанций, изложенные в решении и определении, не соответствуют в полной мере обстоятельствам дела.

Судом кассационной инстанции не были рассмотрены заявленные в письменном виде восьми ходатайств Ивлиева и его защитника, чем нарушены уголовно-процессуальные нормы и права осужденного, поскольку в ходатайствах осужденным ставились конкретные вопросы и он просил исполнить определенные действия.

Суть и мотивировка вынесенного судьей гарнизонного военного суда 8 апреля 2010 г. постановления о назначении судебного заседания по

итогам предварительного слушания не ясны и подсудимому не разъяснялись.

Фактически предварительное слушание не проводилось. Заявленные ходатайства в проведенном 8 апреля 2010 г. судебном заседании судьей не

рассматривались и решения по ним не выносились. В судебном заседании

отсутствовал защитник, чем нарушено право Ивлиева иметь защитника.

Постановление о назначении судебного заседания вынесено до вступ­

ления в законную силу решения Московского окружного военного суда об определении подсудности данного дела, рассмотрение кассационной жалобы на которое было назначено в Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации на 20 апреля 2010 г.

Вопреки ч. 3 ст. 29 УПК РФ судом не рассмотрены имевшиеся жало бы на действия (бездействие) и решения прокурора, следователя.

При ознакомлении с материалами уголовного дела Ивлиевым заявлены ходатайства и жалобы, которые не были рассмотрены, на них не даны от веты, и решения по ним не приняты. Не были данные ходатайства и жалобы в соответствии с п.4 ст.228 УПК РФ рассмотрены и судом.

Обвиняемый и его защитник не были ознакомлены в полном объеме с материалами уголовного дела по окончании предварительного следствия При этом они были ограничены во времени. Суд не исследовал данные фак ты, нарушившие права обвиняемого и подсудимого, не дал им соответствующую оценку и не предоставил возможность ознакомиться со всеми тома ми уголовного дела.

На стадии досудебного производства по уголовному делу существен но нарушались процессуальные права обвиняемого, а также конституционные права, связанные с обращениями в суд при рассмотрении его жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ. Нарушены сроки рассмотрения поданных жалоб решения по жалобам не принимались, проигнорированы и не рассмотрены поступившие жалобы.

Признавая Ивлиева виновным в преступлениях, предусмотренных ст. 286 и 159 УК РФ, органы предварительного следствия и суд подменили требования гражданского законодательства уголовным, необоснованно стали рассматривать хозяйственную деятельность коммерческой организации военного завода) с точки зрения уголовного законодательства при наличии гражданских правоотношений, возникших из договорных обязательств.

Поскольку военный завод МО РФ является коммерческой организацией, все требования по возмещению убытков, возникающих в процессе договорных обязательств и отношений с коммерческой организацией, должны рассматриваться в соответствии с договорными обязательствами в арбитражных судах.

По всем эпизодам вмененной Ивлиеву деятельности в связи с его уголовным преследованием имеются вступившие в законную силу решения арбитражного суда, которые имеют преюдициальное значение для данного уголовного дела.

Вышеизложенное, считает защитник, свидетельствует о том, что уголовный закон, положенный в основу приговора, применен неправильно.

Судом первой инстанции нарушено право подсудимого на защиту поскольку из девятнадцати проведенных судебных заседаний в семи из них его защитник, от которого он не отказывался, не участвовал.

27 мая 2010 г. в судебном заседании (при провозглашении приговора)

не присутствовали не только защитники подсудимых, но и подсудимый

Осипчук В.Н.

Свидетель М на вызове и допросе которой настаивал Ивлиев при выполнении требований ч.4 ст. 217 УПК РФ, в суд вызвана не была.

Решения Арбитражного суда Брянской области, касающиеся предъявленного обвинения, судом исследованы не были, чем также нарушено право Ивлиева на защиту.

Гражданские иски к Ивлиеву Управлением Федерального агентства по государственным ресурсам (резервам) и ИФНС России по району г. а в уголовном деле не предъявлялись. Материальные претензии к военному заводу МО РФ, подвергнутому процедуре банкротства, в связи с неуплатой налогов, недопоставкой продукции и самовольным расходованием материальных ценностей мобилизационного резерва разрешены определениями Арбитражного суда Брянской области от 30 апреля 2008 г., 12 августа и 8 сентября 2009 г. При таких обстоятельствах, полагает защитник, привлечение Ивлиева к уголовной ответственности и осуждение его по обвинению в преступлениях, предусмотренных п. «в» ч.З ст.286 и ч.2 ст. 191 УК РФ, а также удовлетворение гражданского иска Министерства обороны РФ являются необоснованными.

Помимо этого, на основании собственного анализа отдельных теоретических понятий, положений Гражданского кодекса РФ, уголовного и уголовно-процессуального законов, Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161 -ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях обстоятельств дела и доказательств, а также содержания приговора защит ник делает следующие выводы.

Обвинение Ивлиева в мошенничестве, совершенном организованной группой в особо крупном размере, то есть в преступлении, предусмотренном ч. 4 ст. 159 УК РФ, является необоснованным, поскольку таких действий им не совершалось, доказательств того, что указанным способом им было похищено чужое имущество, которым он распорядился по своему усмотрению, в приговоре не приведено. В связи с этим приговор в данной части, по его мнению, также является необоснованным и незаконным.

Ивлиев по своему правовому положению не являлся ни должностным лицом, ни государственным служащим, поэтому он не может быть признан субъектом преступления, предусмотренного ст.286 УК РФ.

Не подтверждается обстоятельствами дела и вывод суда о виновности Ивлиева в подстрекательстве Осипчука к совершению преступных действий.

Выводы суда о сумме похищенного чужого имущества, о месте его нахождения, о способе его использования и размере материальной выгоды в денежном выражении, полученной осужденным Ивлиевым, материалами дела и доказательствами не подтверждаются. Приговором данный вопрос также

не разрешен.

В приговоре не указано, какой был причинен ущерб собственнику или

иному владельцу этого имущества, какими действиями, в каком размере и в

чем этот ущерб состоял.

Хищения, о котором говорится в приговоре, не было, поскольку де нежные средства перечислялись заводу, находились на его счетах и потрачены на нужды завода с целью сохранения предприятия, сохранения инфраструктуры производства и обеспечения работников всеми положенными им выплатами.

Факты растраты или присвоения Ивлиевым денежных средств судом не установлены.

С учетом того, что деньги, по убеждению защитника, потрачены на нужды завода, а также с учетом имеющихся судебных постановлений арбитражного суда решение о взыскании с Ивлиева и Осипчука в солидарном порядке в пользу Министерства обороны Российской Федерации

руб. защитник считает необоснованным.

Имеющаяся в результате хозяйственной деятельности задолженность не может выплачиваться неоднократно и рассматриваться в плоскости уголовного судопроизводства не должна.

Свидетели К ,Б ,Е ,К и П в суде не допрошены.

Судом не исследованы аудиозаписи, имеющиеся в томе 35, команд Р иШ о закрытии контрактов.

Судом не обращено внимание на показания К иЗ о том, что Осипчуком подписывались документы после получения указаний из ЦПУ МО РФ.

В период с 2003 по 2007 год военный завод проверялся неоднократно офицерами тыла Минобороны России, составлено 28 актов, в том числе налоговыми инспекциями, однако результаты дынных проверок и акты, несмотря на заявленные ходатайства, судом не исследованы, оценка им не дана.

В суде не допрошены, несмотря на заявленные подсудимым ходатайства, 20 свидетелей по уголовному делу, чьи показания имеют существенное значение для разрешения дела по существу.

Показания свидетелей в суде непоследовательны и противоречивы, не соотносятся с их показаниями на предварительном следствии.

Судом эти противоречия не были устранены.

Сумма руб. должна быть исключена из обвинения и иска поскольку решением арбитражного суда она из иска исключена в связи с до поставкой техники на эту сумму.

Суд не проверил наличие на военном заводе недопоставленных технических средств.

Судом не дана оценка показаниям эксперта Т ревизора К -.

Выводы эксперта о том, что Ивлиев обладал признаками должностно­

го лица, указанного в ст.286 УК РФ, некорректны и неясны, однако они не

получили должной оценки судом.

В заключение надзорной жалобы защитник указывает, что приговор в отношении Ивлиева В.А. не соответствует обстоятельствам уголовного дела вынесен с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона при неправильным его применением, и как следствие, несправедлив.

В дополнении к надзорной жалобе защитник обращает внимание на то что Федеральным законом от 6 декабря 2011 г. № 407-ФЗ «О внесении изменений в ст. 140 и 241 УПК РФ» ст. 140 этого кодекса дополнена частью 1.1, согласно которой поводом для возбуждения уголовного дела о преступлениях, предусмотренных ст. 198 - 199.2 УК РФ, служат только те материалы, которые направлены налоговыми органами в соответствии с законодательством о налогах и сборах для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

В материалах уголовного дела отсутствуют данные о том, что уголовное дело в отношении Ивлиева по вмененному ему налоговому преступлению возбуждено по указанному в ч. 1.1 ст. 140 УПК РФ поводу.

На основании этого защитник считает, что приведенные изменения уголовно-процессуального закона улучшают положение Ивлиева, и полагает не обходимым применить к нему положения ч.1 ст. 10 УК РФ, приговор и все последующие судебные решения в части осуждения Ивлиева по ч.2 ст. 199.1 УК РФ отменить, производство по уголовному делу в данной части прекратить.

Осужденный Ивлиев в дополнении к надзорной жалобе утверждает следующее.

В приговоре не устранены противоречия в определении сумм причиненного ущерба, не указана сумма денежных средств, похищенных по первому эпизоду, не приведены доказательства совершения мошенничества.

Споры по контрактам подлежали рассмотрению в арбитражном суде.

Исковые требования, предъявленные к нему в уголовном деле, являются согласно пояснениям представителя Министерства обороны РФ П частью иска, удовлетворенного Арбитражным судом Брянской области, и часть техники по данному иску допоставлена в войсковую часть,

а оставшаяся - находится в незавершенном состоянии на заводе.

Деньги, включенные в сумму иска, частично ушли на производственные расходы, частично - на следующие контракты, которые не были проаванси рованны, а большая их часть осталась на заводе в виде незавершенного производства.

В определении Арбитражного суда Брянской области от 14 декабря 2009 г. указано, что по контрактам № и допоставлена техника на сумму руб., однако эта сумма с него взыскана.

Министерство обороны РФ не может быть потерпевшим, а является третьим лицом в деле.

Гражданским истцом в данном деле может быть только собственник

имущества завода - государство в лице Федерального агентства по управле­

нию государственным имуществом или сам завод.

Представитель потерпевшего П заинтересован в исходе дела и выгораживал должностных лиц ЦПУ МО РФ, санкционировавших действия, в которых он обвиняется.

Вмененная ему сумма причиненного ущерба одновременно взыскивается с завода и с него.

Недопоставка продукции по контрактам является хозяйственным спором и не может быть предметом разбирательства в уголовном судопроизводстве У заказчика претензий не возникало, недопоставленная продукция не скрывалась, ее наличие подтверждалось гарантийными письмами.

Он не являлся должностным лицом. Выводы экспертов, проводивших правовую экспертизу, о том, что он таковым является, противоречивы и не конкретны.

Только в семи из девятнадцати судебных заседаний принимал участие избранный им защитник.

Согласие на проведение судебных заседаний без участия защитника пришлось дать в суде из нравственных побуждений.

25 и 27 мая 2010 г. судебные заседания проходили не только в отсутствие его защитника, но и в отсутствие подсудимого Осипчука.

Протокол судебного заседания сфальсифицирован, изготовлен и пред ставлен для ознакомления с нарушением установленного законом трехднев ного срока.

Более двадцати свидетелей, заявленных к вызову в суд при ознакомлении с материалами уголовного дела, в судебное заседание вызваны не бы ли.

Представленные в суд кассационной инстанции девять ходатайств и заявлений не рассмотрены.

Приговор и определение суда кассационной инстанции не подписаны тремя судьями.

Нарушены сроки и порядок рассмотрения надзорных жалоб.

Нарушено право на справедливое судебное разбирательство и на эффективные средства защиты.

Судами первой, кассационной и надзорной инстанций нарушены положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод в части, касающейся права на справедливый и беспристрастный суд, на защиту, на равенство прав сторон в уголовном процессе, считаться невиновным до тех пор, пока виновность не будет установлена законным порядком.

В постановлении судьи Верховного Суда Российской Федерации от 2 ноября 2011 г. отмечено, что вышеназванные судебные постановления под лежат изменению в связи с тем, что Федеральным законом от 7 марта 2011 г. №26-ФЗ в санкцию ч.4 ст. 159 УК РФ внесены изменения, смягчающие наказание за данное деяние, и президиумом окружного суда не выполнены тре­

бования ч.2 ст. 10 УК РФ, предписывающие сократить это наказание в пределах, предусмотренных новым уголовным законом.

Также в постановлении указывается, что вопреки положениям п.3 ч.1 ст.309 и ч.7 ст. 132 УПК РФ и разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26 сентября 1973 г. №8 (в ред. от 6 февраля 2007 г.), судом надзорной инстанций оставлено без внимания то, что судом 1 инстанции присуждено взыскать процессуальные издержки в размере

руб., связанные с оплатой труда экспертов, в солидарном порядке с Осипчука и Ивлиева, в то время как они должны быть взысканы с осужденных в долевом порядке с учетом вины, степени ответственности и имущественного положения каждого.

Рассмотрев материалы уголовного дела, обсудив доводы надзорной жалобы и дополнений к ней, Военная коллегия приходит к следующим вы водам.

В соответствии с ч. 1 ст. 410 УПК РФ при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора суд надзорной инстанции не связан доводами надзор ной жалобы и вправе проверить все производство по уголовному делу в пол ном объеме.

Приведенные в надзорной жалобе адвоката доводы о нарушении и ограничении процессуальных прав осужденного Ивлева в ходе следствия и при рассмотрении дела судом первой инстанции были тщательно проверены правильно оценены и обоснованно отклонены судами кассационной и надзорной инстанций, поскольку фундаментальных нарушений уголовно процессуального закона судом при рассмотрении дела допущено не было, а Ивлиев не был лишен либо ограничен в возможности осуществить свои права участника уголовного судопроизводства.

Вопреки утверждениям в надзорной жалобе в ходе предварительного следствия все ходатайства и жалобы участников уголовного судопроизводства по данному делу разрешены в установленном законом порядке.

Утверждения защитника в надзорной жалобе о существенном нарушении прав Ивлиева при предоставлении материалов настоящего уголовного дела для ознакомления материалами дела не подтверждается, поскольку как обвиняемый, так и его защитник в соответствии с требованиями ст. 217 УПК РФ были ознакомлены с материалами уголовного дела.

При этом из материалов уголовного дела видно, что ознакомление Ивлиева с материалами уголовного дела происходило с 8 июля 2008 г. и было окончено 7 сентября 2009 г. При этом из графика ознакомления (л.д.59, 61 т. 33) усматривается, что Ивлиев, вопреки утверждениям в надзорной жалобе, ознакомился с томами дела 31 и 32 соответственно 26 февраля и 7 сентября 2009 г. совместно со своим адвокатом.

В томе 33 содержатся материалы, относящиеся к обстоятельствам оз­

накомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела рассмотрением их ходатайств, продлением сроков, приостановлением и во­

зобновлением предварительного следствия в связи с болезнью обвиняемого

Осипчука.

16 декабря 2009 г. обвиняемый Ивлиев и его защитник ознакомлены с дополнительными материалами уголовного дела, после чего следователем разрешены все ходатайства стороны защиты, поданные на данной стадии уголовного судопроизводства (т.35, л.д.164-174, 175-189).

Каких-либо ходатайств осужденных до принятия дела к производству

гарнизонным военным судом и вынесения 19 марта 2010 г. постановления о назначении предварительного слушания в указанный суд не поступало Не поступало в суд и ходатайство о дополнительном ознакомлении с мате риалами дела. Из материалов дела усматривается, что все жалобы осужденного и его защитника на действия органов предварительного следствия были разрешены до поступления дела в гарнизонный военный суд и о наличии каких-либо неразрешенных жалоб сторона защиты не заявляла.

Указания в надзорной жалобе защитника на то, что ряд жалоб, поданных осужденным в порядке ст. 124 и 125 УПК РФ на действия органов предварительного следствия, были удовлетворены, что одна из них, поданная 11 декабря 2009 г., была рассмотрена в срок более 5 суток в связи с переда чей ее по подсудности в Брянский гарнизонный военный суд, а жалоба Ив лиева, направленная 21 декабря 2009 г. в адрес военного прокурора Московского военного округа, была рассмотрена лишь в феврале 2010 года и не является основанием для выводов о незаконности всех действий и решений принятых в ходе предварительного расследования, и не свидетельствует о том, что допущенные нарушения лишили обвиняемого и его защитника возможности пользоваться предоставленными им процессуальными правами.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание, что кассационная жалоба на постановление заместителя председателя Московского окружного военного суда от 24 февраля 2010 г. об определении подсудности была по дана с пропуском установленного законом срока и о ее поступлении на мо мент вынесения постановления о назначении предварительного слушания суду не было известно, утверждения о незаконности назначения предвари тельного слушания, проведение которого по данному делу было обусловлено требованиями п. 3 ч.2 ст. 229 УПК РФ, являются необоснованными.

Поскольку ч. 4 ст.234 УПК РФ допускает проведение предварительно го слушания в отсутствие иных участников производства по уголовному делу, кроме обвиняемых, сам Ивлиев при неоднократном отложении дела в связи с неявкой его защитника от предоставления другого защитника (адвоката) отказывался, а принятое по итогам предварительного слушания решение о назначении судебного заседания основывалось на позициях осужденных, возражавших против прекращения их уголовного преследования по ст. 292 УК РФ до рассмотрения дела по существу, то суды кассационной и над­

зорной инстанций обоснованно не усмотрели оснований для вывода о неза­

конности постановления гарнизонного военного суда от 8 апреля 2010 г.

о назначении дела к рассмотрению.

Вопреки утверждениям в надзорной жалобе, нарушения права Ивлие­

ва иметь защитника в ходе судебного заседания не допущено, поскольку в с неявкой его защитника Горбатенко 14 апреля 2010 г. рассмотрение дела было отложено, 22 апреля 2010 г. после очередной неявки защитника Ивлие ву реально предоставлялся другой адвокат Корзов, от услуг которого подсудимый отказался, заявив, что в этот день не нуждается в защитнике, а в судебных заседаниях 28, 30 апреля, 4,17 мая 2010 г., в которые адвокат Горбатенко не являлся, Ивлиев представлял письменные ходатайства о рассмотрении дела в отсутствие адвоката, в которых указывал, что защиту своих интересов будет осуществлять самостоятельно. Неявка адвоката Горбатенко в судебное заседание 25 мая 2010 г., в котором суд, заслушав последнее слово Ивлиева, удалился в совещательную комнату, об ограничении права осужденного на защиту не свидетельствует.

Из протокола судебного заседания усматривается, что ходатайства сторон разрешались в соответствии с требованиями ст.271 УПК РФ, суд в со ответствии с требованиями ст.87 УПК РФ произвел проверку доказательств и дал им оценку согласно правилам, установленным ст.88 УПК РФ, нарушения принципа состязательности сторон судом не допущено.

Поскольку ходатайства, поступившие от Ивлиева после вынесения приговора, по существу совпадали с доводами поданных кассационных жалоб, то, вопреки мнению адвоката Сакуна А.М., оснований для принятия по ним отдельных процессуальных решений у суда не имелось, а утверждения о их неразрешении являются необоснованными.

Таким образом, доводы надзорной жалобы о имевшихся по делу на рушениях уголовно-процессуального закона основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений не являются.

Виновность Ивлиева в совершении инкриминируемых ему преступных действий, несмотря на отрицание им вины в содеянном, полностью подтверждается показаниями свидетелей Б З ,К К Г В , П , П , Б Ш и иных свидетелей, актами ревизий, заключениями экспертов документами и другими исследованными в судебном заседании доказательствами, получившими надлежащие изложение и оценку в приговоре.

Согласно указанным доказательствам военным заводом не были в полном объеме выполнены заключенные в 2003-2006 годах государственные контракты на изготовление, ремонт и поставку в войсковую часть тех­

нических средств и имущества продовольственной службы Министерства

обороны РФ. Однако в каждом случае Ивлиев представлял в ЦПУ МО РФ не

соответствующие действительности сведения о приеме указанного в кон­

трактах оборудования войсковой частью . Оформление же соответст­

вующих фиктивных документов, подтверждающих прием продукции войско­

вой частью организовывал Осипчук. В результате совместных дей­

ствий Ивлиева и Осипчука государству был причинен ущерб на сумму

коп.

Кроме того, Осипчук, вопреки указанию ЦПУ МО РФ, по запросу Ив­

лиева возвратил на военный завод уже изготовленные и оплаченные по контракту кухонь которые должны были быть произведены силами и средствами завода. Впоследствии в целях восстановления образовавшейся задолженности пять кухонь были изготовлены и поставлены в войсковую часть . Таким образом, стоимость оплаченного, но фактически невыполненного объема работ по изготовлению изделий со ставила руб.

Также из исследованных в судебном заседании нарядов, писем и накладных усматривается, что на военный завод в октябре - декабре 2004 года поставлены кухонь которые согласно указанным доку ментам и показаниям свидетеля Ш относились к ремонтному фонду и не могли быть использованы предприятием иначе чем в рамках заключенных государственных контрактов. Вопреки этому указанные изделия были реализованы Ивлиевым по контракту военного завода с фирмой «».

Недостача ремонтного фонда - кухонь (каждая стоимостью руб. коп.) - установлена также исследованным в суде актом ревизии от 2 ноября 2007 г.

Оснований не доверять приведенным доказательствам, в том числе показаниям свидетелей, не имеется. Они получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, не содержат существенных противоречий, согласуются между собой и с другими материалами дела, данных об оговоре осужденных свидетелями не имеется, поэтому суд первой инстанции обоснованно признал их достоверными и принял в основу приговора, а отрицание Ивлиевым вины во вмененных ему по приговору преступных действиях правомерно отверг как не соответствующее фактическим обстоятельствам дела.

Преступные действия осужденного Ивлиева были направлены на изъятие у государства денежных средств с корыстной целью, получение возможности распорядиться ими по своему усмотрению, а потому кто конкретно и каким образом в конечном итоге распорядился похищенными денежными средствами на правильность выводов суда по существу дела не влияет.

Свидетель К в судебном заседании показала, что подоходный налог военный завод платил не всегда полностью по указанию Ивлиева так как заводу нужны были деньги (т.42, л.д.93).

Согласно заключению экспертов размер начисленного, но не уплаченного военным заводом налога на доходы физических лиц за период с

1 января 2005 г. по 1 июня 2007 г. с учетом задолженности на 1 января 2005 г. составил руб. коп. Вместе с тем в ходе производства по делу не было установлено какой-либо объективной причины, по которой удержанные налоги не были перечислены в соответствующий бюджет. Не

указывает на эту причину и сторона защиты Ивлиева.

При таких данных следует прийти к выводу о том, что неисполнение

обязанностей налогового агента было совершено Ивлиевым в личных инте­

ресах. Данный вывод не может быть опровергнут тем, что налоговому органу

представлялась действительная информация по выплаченным сотрудникам предприятия денежным средствам, поскольку в судебном заседании достоверно установлено, что 111 военный завод в течение длительного времени начислял и не уплачивал обязательные налоги.

Согласно ч.1 ст.4 УПК РФ при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено законом.

Как видно из материалов дела, уголовное дело в отношении Ивлиева возбуждено в соответствии с действовавшими на тот момент положениями уголовно-процессуального закона, поэтому утверждение защитника о том что в связи с последующим внесением изменений в ст. 140 УПК РФ - дополнением ее частью 1.1, согласно которой поводом для возбуждения уголовно го дела о преступлениях, предусмотренных ст. 198 - 199.2 УК РФ, служат только те материалы, которые направлены налоговыми органами в соответствии с законодательством о налогах и сборах для решения вопроса о возбуждении уголовного дела - возникли основания для применения к Ивлиеву положений ч.1 ст. 10 УК РФ, является несостоятельным.

К тому же положения ч.1 ст. 10 УК РФ по своему правовому смыслу применимы только в случае принятия уголовного закона, улучшающего положение лица, совершившего преступление, то есть материального закона, и не распространяются на случаи изменения уголовно-процессуального закона.

Допрошенный в судебном заседании Ивлиев показал, что по его решению был израсходован мобилизационный резерв завода на сумму

руб., и этот установленный в суде размер причиненного ущерба со ответствует действительности. Данный факт нашел свое подтверждение в ис следованных' в суде доказательствах: в протоколе осмотра документов от

14 марта 2008 г., акте ревизии от 2 ноября 2007 г., заключении комплексной бухгалтерской и финансово-экономической судебной экспертизы от 28 апреля 2008 г. В соответствии с решением Арбитражного суда г. Москвы от 30 апреля 2008 г. на военный завод возложена обязанность по восстановлению материальных ценностей, указанных в акте №1, на отпуск материальных ценностей мобилизационного резерва в порядке самовольного разбронирования.

С учетом изложенного действия осужденного Ивлиева по ч.4 ст. 159 УК РФ, п.«в» ч.З ст.286 УК РФ, ч.4 ст.ЗЗ и п. «в» ч.З ст.286 УК РФ, ч.1 ст.286 УК РФ, ч.2 ст. 199' УК РФ судом квалифицированы верно, исходя из наличия соответствующих фактических и правовых оснований, а утверждения в надзорной жалобе об обратном являются необоснованными.

Утверждения в жалобе защитника о действиях Ивлиева в состоянии

крайней необходимости, а также о готовности исполнить все обязательства

по заключенным договорам и восстановить мобилизационный резерв явля­

ются надуманными, противоречащими объективным доказательствам и фак­

тическим действиям осужденного, который в течение длительного времени

не только не исполнял обязательства по договорам, но и заключал новые контракты, которые также оставались невыполненными, в то время как полученные по этим контрактам денежные средства расходовались не по назначению. Аналогичное отношение проявил Ивлиев и к восстановлению израсходованного им мобилизационного резерва.

Принятое судом первой инстанции решение по иску Министерства обороны РФ о возмещении материального ущерба, причиненного преступными действиями Ивлиева и Осипчука, с учетом изменений, внесенных в приговор по данному вопросу судом кассационной инстанции, соответствует требованиям закона. Решение об удовлетворении иска и его размере в приговоре приведено достаточно обстоятельно. О том, в каком порядке, с кого и какие суммы подлежат взысканию, в приговоре и кассационном определении отражено.

Доводы жалобы о наличии судебного акта арбитражного суда не ставят под сомнение правильность выводов судов в части решения по гражданскому иску. Обязанность возмещения вреда от преступления правомерно возложена на лиц, его совершивших. Мнение осужденного о том, что в дан ном случае должником по требованиям Министерства обороны РФ является

военный завод, ошибочно.

При назначении осужденному Ивлиеву наказания по ч.4 ст. 159, ч. 4 ст.ЗЗ и п. «в» ч.З, ст. 286, п. «в» ч.З, ст. 286, ч. 1 ст. 286 и ч.2 ст.!99' УК РФ судом в соответствии с требованиями ст.6 и 60 УК РФ учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, конкретные обстоятельства содеянного, данные о его личности и обстоятельства, смягчающие наказание.

Вместе с тем Федеральным законом от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ в Уголовный кодекс Российской Федерации внесены изменения, в соответствии с которыми нижний предел санкции ч.4 ст. 159 УК РФ снижен.

В соответствии со ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

Согласно правовой позиции, содержащейся в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2006 г. № 4-П, по бук вальному смыслу ч. 1 ст. 10 УК РФ, закон, улучшающий положение лица, со вершившего преступление, имеет обратную силу и подлежит применению в

конкретном деле независимо от стадии судопроизводства, в которой должен решаться вопрос о применении этого закона, и независимо от того, в чем вы­

ражается такое улучшение - в отмене квалифицирующего признака преступ­

ления, снижении нижнего и (или) верхнего пределов санкции соответствую­

щей статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации,

изменении в благоприятную для осужденного сторону правил его Общей

части, касающихся назначения наказания, или в чем-либо ином.

Таким образом, Федеральный закон от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации», согласно которому снижен нижний предел санкции ч.4 ст. 159УК РФ, улучшает положение лица, совершившего преступление, а потому он имеет обратную силу и, следовательно, на действия Ивлиева и Осипчука, совершенные до вступления этого закона в силу, распространяется.

В связи с переквалификацией по новому закону наказание осужденным, назначаемое в соответствии с положениями ст. 10,60-63 УК РФ, должно быть более мягким. Так как ранее при назначении Осипчуку наказания имевшиеся у него смягчающие обстоятельства были признаны исключительными, Военная коллегия находит, что положения ст. 64 УК РФ также под лежат применению и при назначении Осипчуку наказания по новому закону и в связи с этим полагает возможным не применять к Осипчуку штраф, предусмотренный санкцией ч. 4 ст. 159 УК РФ.

По этим основаниям подлежит смягчению и наказание, назначенное осужденным по совокупности преступлений.

Кроме того, в соответствии с положениями п.З ч.1 ст.309 и ч.7 ст. 132 УПК РФ и разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26 сентября 1973 г. №8 (в редакции от 6 февраля 2007 г.), при осуждении по делу нескольких лиц процессуальные издержки под лежат взысканию с осужденных в долевом порядке с учетом вины, степени ответственности и имущественного положения каждого. При этом в приговоре указывается, на кого и в каком размере возложены процессуальные издержки.

Вместе с тем по приговору процессуальные издержки в размере

руб., связанные с оплатой труда экспертов, вопреки вышеназванным требованиям закона взысканы с Осипчука и Ивлиева в солидарном по рядке, а суды кассационной и надзорной инстанций изменений в приговор в данной части не внесли.

В связи с этим указанное в приговоре решение по судебным издержкам подлежит изменению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408, 409 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

постановила:

приговор гарнизонного военного суда от 27 мая 2010 г., кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского окружного военного суда от 8 октября 2010 г. и постановление президиума это го же суда от 20 июля 2011 г. в отношении Ивлиева В А и Осипчука В Н изменить:

- переквалифицировать действия осужденных Ивлиева В.А. и Осипчука В.Н. с ч. 4 ст. 159 УК РФ, в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003г. № 162-ФЗ, на ч. 4 ст. 159 УК РФ, в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, по которой назначить:

- Ивлиеву В.А. 4 года 6 месяцев лишения свободы со штрафом в раз мере 120 000 руб.,

- Осипчуку В.Н. с применением ст.64 УК РФ 4 года лишения свободы без штрафа.

На основании ч.З и ч.4 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначить:

- Ивлиеву В.А. по совокупности преступлений, предусмотренных ч.4 ст. 159 УК РФ, в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ п.«в» ч.З ст.286 УК РФ, ч.4 ст.ЗЗ и п.«в» ч.З ст.286 УК РФ, ч.1 ст.286 УК РФ ч.2 ст. 199 УК РФ, 6 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной коло нии общего режима со штрафом в размере 250 000 руб. с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного само управления, связанные с осуществлением административно-хозяйственных полномочий, сроком на один год шесть месяцев;

- Осипчуку В.Н. по совокупности преступлений, предусмотренных ч.4 ст. 159 УК РФ, в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 г. № 26-ФЗ, и п.«в» ч.З ст.286 УК РФ, 4 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима без штрафа с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления, связанные с осуществлением административно-хозяйственных полномочий, сроком на один год.

Приговор гарнизонного военного суда от 27 мая 2010 г. в части решения по процессуальным издержкам, связанным с оплатой труда экспертов, изменить - исключить из приговора указание о взыскании этих издержек в солидарном порядке с Ивлиева В.А. и Осипчука В.Н. и обязанность по уплате в доход государства процессуальных издержек, связанных с оплатой труда экспертов, в размере руб. возложить на Ивлиева В.А. и Осипчука В.Н. в размере руб. с каждого.

В остальной части судебные решения в отношении Ивлиева В.А. и Осипчука В.Н. оставить без изменения, а надзорную жалобу адвоката Сакуна А.М. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 29 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта