Информация

Решение Верховного суда: Определение N 66-АПУ14-23 от 23.04.2014 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №66-АПУ14-23

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 23 а п р е л я 2 0 1 4 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Боровикова В.П.,

судей Фетисова СМ. и Ведерниковой О.Н.

при секретаре Ивановой А.А.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам адвокатов Ковалевской Т.Т. и Попковой Т.Г. на приговор Иркутского областного суда от 31 января 2014 года, которым

Беднарж И И ,,

не судимый,

- осужден:

по п.«ж» ч.2 ст. 105 УК РФ - н а 16 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год, в период отбывания которого ему установлены ограничения, изложенные в приговоре,

по п.«а» ч.2 ст. 158 УК РФ с применением ч.1 ст.62 УК РФ - на 3 года лишения свободы;

по ч.1 ст. 167 УК РФ - на 6 месяцев исправительных работ по основному месту работы с удержанием в доход государства ежемесячно 10 процентов из заработной платы.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 17 (семнадцать лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год, в период отбывания которого ему установлены ограничения, изложенные в приговоре.

Прокопьев С Ю,

не судимый

- осужден к лишению свободы:

по п.«ж» ч.2 ст. 105 УК РФ - на 15 лет, с ограничением свободы на срок 1 год, в период отбывания которого ему установлены ограничения изложенные в приговоре,

по п.«а» ч.2 ст. 158 УК РФ - на 2 года 6 месяцев.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 16 (шестнадцать лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год, в период отбывания которого ему установлены ограничения, изложенные в приговоре.

Приговором разрешены гражданские иски и решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Фетисова СМ., выступления осужденных Беднаржа И.И. и Прокопьева С.Ю., адвокатов Волобоевой Л.Ю. и Чигорина Н.Н., поддержавших апелляционные жалобы, мнение прокурора Модестовой А.А. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

приговором Беднарж И.И. и Прокопьев СЮ. признаны виновными и осуждены: за убийство З совершенное группой лиц, и кражу чужого имущества, совершенную группой лиц по предварительному сговору Беднарж И.И., кроме того - за умышленное уничтожение чужого имущества повлекшее причинение значительного ущерба.

Судом установлено, что преступления совершены 12 апреля 2013 года в

районе области при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В заседании суда первой инстанции подсудимые вину свою признали Прокопьев С Ю . - в убийстве, Беднарж И.И. - в умышленном уничтожении чужого имущества.

В апелляционных жалобах:

- адвокат Попкова Т.Г., считая его незаконным, просит приговор в отношении Беднаржа И.И. отменить, а его оправдать.

В обоснование она указывает, что доказательств причинения смерти потерпевшему двумя лицами в ходе следствия и в суде не добыто, что исключает виновность Беднаржа в совершении преступления предусмотренного ч.2 ст. 105 УК РФ.

Суд не учел показания эксперта К о невозможности наступления смерти потерпевшего вследствие механической асфиксии от сдавливания несогнутым рукавом куртки, которая со слов свидетеля З - матери погибшего, была очень мягкой. Не приняты во внимание показания Прокопьева в ходе судебного заседания о том, что рукав куртки он не скручивал, не сгибал, а при удушении обмотал провод вокруг шеи потерпевшего. Поэтому два участка странгуляции на шее потерпевшего и его смерть возникли от воздействий одного травмирующего предмета.

Суд не учел, что в показаниях Беднаржа от 29 апреля 2013 года, на которые ссылается эксперт при производстве дополнительной экспертизы отсутствуют сведения о воздействии в область шеи потерпевшего Захарова проволокой. В ходе проверки показаний Беднаржа на месте, по ее окончанию, не выяснено и в протоколе не отражено - где был взят металлический провод, его диаметр, жесткость, механизм воздействия.

Показания Беднаржа от 30.04.2013 г. об удушении потерпевшего проволокой - проводкой от шашки, противоречат показаниям потерпевшего К о том, что указанная проводка является не проволокой, а двужильным проводом.

Судебно - медицинский эксперт в заключении ответил не на все вопросы, поставленные следователем.

Протоколы проверки показаний Прокопьева и Беднаржа на месте являются недопустимыми доказательствами, поскольку не соответствуют требованиям ст. 194 УПК РФ, так как при этом не было свободного рассказа и показа, а были ответы Прокопьева и Беднаржа на наводящие вопросы следователя. Ответы Беднаржа на вопросы следователя, указанные в протоколе проверки показаний на месте по ее окончанию, не носят характер проверки и не оформлены процессуально.

На приобщенных к материалам дела согласно протоколу осмотра предметов от 28 августа 2013 года ДВД-дисках информация, изложенная в протоколах проверки показаний на месте, не отразилась, а происхождение и условия хранения дисков, просмотренных в суде, неизвестно. Поэтому поскольку проверка показаний с участием Прокопьева была произведена без участия понятых, то при отсутствии надлежаще приобщенной к делу видеозаписи данный протокол является недопустимым доказательством.

Осуждение Беднаржа по ч.1 ст. 167 УК РФ является незаконным поскольку вопрос о причинении в результате уничтожения автомобиля значительного ущерба не выяснялся.

Решение о взыскании с Беднаржа стоимости уничтоженного автомобиля является неправомерным, поскольку не представлены доказательства права

собственности на уничтоженный автомобиль. Не имеется доказательств хищения Беднаржем имущества потерпевшего З

Наказание Беднаржу назначено чрезмерно суровое, не учтено его активное способствование раскрытию преступления, явка с повинной нахождение на его иждивении малолетнего ребенка.

- адвокат Ковалевская Т.Т., считая незаконным, просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение. В обоснование она указывает, что по делу допущены несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, существенное нарушение уголовно процессуального закона, неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора. Исследованным доказательствам не дана надлежащая оценка. Доказательства, указанные в приговоре получены с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона.

Протоколы проверки показаний Прокопьева и Беднаржа на месте не соответствуют ст. 194 УПК РФ, поскольку они отвечали лишь на наводящие вопросы следователя. В протоколе проверки показаний Прокопьева на месте не указано - на какой носитель производилась запись его показаний, а в протоколе проверки показаний на месте Беднаржа И.И. не указаны технические данные используемой флешкарты. Суд не исследовал вопрос о происхождении видеозаписи, представленной государственным обвинителем и просмотренной в судебном заседании.

Судом не учены показания Прокопьева СЮ. о задержании его днем 29 апреля 2013г., обстоятельства задержания не проверены. В ходе судебного разбирательства не установлены обстоятельства, обязательные для доказывания. Мотив совершения Прокопьевым убийства З - на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, изложенный в приговоре, не подтвержден собранными по делу доказательствами. Способ лишения жизни потерпевшего и орудия преступления по делу не установлены.

Выводы судебно-медицинских экспертиз имеют противоречия и научно необоснованны. В исследовательской части заключения судебно медицинской экспертизы № экспертом не указывается, что имеющийся в нижней трети шеи потерпевшего на передней поверхности еле заметный участок более светлой окраски, размерами 6x0,7 см., плотный похож на странгуляционную борозду, а в резолютивной части этого заключения указано на наличие на шее потерпевшего двух участков странгуляции - на передней поверхности шеи слева в верхней трети и на передней поверхности шеи слева в нижней трети. Выводы заключения № противоречат показаниям в судебном заседании эксперта Каримова о том, что полосовидный участок именно измененных кожных покровов, похожий на странгуляционную борозду, был выявлен еще в ходе осмотра трупа на месте происшествия 29.04.2013г., и этот след располагался не в верхней трети части шеи. Гистологические признаки, на основании которых эксперт П пришла к выводу о наличии на шее З двух странгуляционных борозд (протяженные уплощения эпидермиса, очаги острых дистрофических изменений в подлежащей скелетной мускулатуре соответствуют данным судебно-гистологического исследования эксперта Я которым они были выявлены лишь в кожных покровах в верхней трети шеи. Выводы эксперта П относительно локализации сгибательного перелома в области сочленения правого большого рога с телом подъязычной кости имеют противоречия: ответ на вопрос №1 не соответствует ответу на вопрос №3, который не подтверждается медико-криминалистического исследованием эксперта В Из этого следует, что вывод о причинении смерти З

рукавом от куртки и металлическим проводом объективными доказательствами не подтверждается.

Суд не учел, что в обвинении травмирующим предметом указан металлический провод, а в дополнительной судебно-медицинской экспертизе (заключение №175-Ф) возможным орудием убийства названа проволока Эксперт К не рассматривал возможность причинения повреждений в области шеи З проводом. Орудие преступления провод, органами следствия не изымался. Технические данные о проводе эксперту К не представлялись. Вывод эксперта не основан на представленном ему для исследования материале.

Вина Прокопьева по п.«ж» ч.2 ст. 105 УК РФ не доказана. В его действиях имеет место добровольный отказ от совершения убийства поскольку после них З был еще живой, объективных причин препятствующих ему довести умысел на убийство З до конца, не имелось. Не имеется доказательств предварительного сговора Прокопьева СЮ. и Беднаржа И.И. на хищение имущества и денег потерпевшего, в связи с чем квалификация их действий по п.«а» ч.2 ст. 158 УК РФ является неправильной. В действиях Прокопьева СЮ. не установлена корыстная цель изъятия имущества, и не учтены его показания о том, что обручальное кольцо у З он снял машинально, после чего выбросил его в лес.

При разрешении гражданского иска З суд не принял во внимание износ телефона и золотого кольца.

Наказание Прокопьеву назначено чрезмерно суровое, при этом нарушен принцип индивидуализации наказания. Не в полном объеме учтены данные о личности Прокопьева, его состояние здоровья.

В возражениях государственный обвинитель Ванюшенко А.В. просит оставить апелляционные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Обстоятельства, при которых совершены преступления и которые в силу ст.73 УПК РФ подлежали доказыванию, судом установлены верно.

Виновность Беднаржа И.И. и Прокопьева С Ю . в совершении преступлений подтверждается собранными доказательствами, полно всесторонне, объективно исследованными и приведенными судом в приговоре.

Так, в ходе проверки его показаний на месте, Беднарж И.И. показал обстоятельства совершенных им преступлений. При этом он указал их место и пояснил, что в ночь на 12.04.2013г. он и Прокопьев встретились с З распивали с ним спиртное, после чего тот повез их домой. По дороге между ним и З произошел конфликт, поскольку тот управляя автомобилем, неоднократно застревал в луже и не хотел его выталкивать. В ходе ссоры он ударил З кулаком в челюсть, после чего выдернул его из машины и нанес удар в область головы, отчего тот упал, и затем он ударил с большой силой каблуком обуви в ухо З Откопав автомобиль, он определил отсутствие пульса у З после чего совместно с Прокопьевым положил его тело в багажник. Решив спрятать тело, они приехали в место по дороге, ведущей в село , где достал из портфеля документы З которые стал жечь в разведенном им костре Подошедший к нему Прокопьев сказал, что потерпевший живой, его он душил рукавом от куртки, но З хрипит. Решив закончить начатое дело оторвав от шашки провод, он - Беднарж, подошел к З , лежащему лицом вверх, и придушил его, перетянув тому шею, упираясь во время этого коленом в грудь потерпевшего. После этого он вытащил из кармана джинсов З деньги, которые впоследствии истратил, приобрел вещи для себя и Прокопьева. Также он взял телефон З , находившийся в автомобиле Прокопьев снял с безымянного пальца З обручальное кольцо. Чтобы скрыть труп он и Прокопьев положили его на костер. Уехав затем в лесной массив в районе урочища , он один сжег автомобиль (т.2 л.д. 14-30).

Во время предварительного следствия Прокопьев СЮ. дал аналогичные показания. При этом он показал, что приехав в лес, Беднарж стал жечь документы, а он открыл багажник и увидел, что З живой, о чем он сказал Беднаржу, на что тот сказал ему кончать того, то есть убить Оторвав от куртки З рукав, он обмотал его вокруг шеи З и сдавливал ее примерно 15 секунд. После этого он и Беднарж вытащили хрипевшего З из машины. С безымянного пальца правой руки З он снял обручальное кольцо, а Беднарж из заднего кармана джинсов З достал деньги в размере рублей. Затем Беднарж обмотал вокруг шеи З проволоку, которую стянул, после чего З перестал подавать признаки жизни (т.2 л.д.92-98, 110-113).

В ходе проверки их на месте Прокопьев показал обстоятельства совершения убийства потерпевшего, хищения его имущества и уничтожения автомобиля (т.2 л.д. 114-128).

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы № от 19.08.2013г. смерть З наступила от механической странгуляционной асфиксии в результате сдавления шеи. Данная асфиксия в описаном в заключении комплексе могла наступить как от одного, так и от нескольких травмирующих воздействий в область шеи (т.2 л.д.52-58).

Изложенные показания Беднаржа и Прокопьева объективно подтверждаются протоколами осмотра места происшествия (т.2 л.д.32-37, 38- 43), заключениями судебно-медицинских экспертиз (т.2 л.д.52-58, т.4 л.д.49- 55).

Кроме того, виновность осужденных подтверждается показаниями потерпевших З К свидетелей З.,

М П Т А К судебно - медицинских экспертов П и К протоколом осмотра места происшествия (т.1 л.д.21-27), заключениями экспертиз: пожарно-технической (т.З л.д. 11-18), судебной товароведческой (т.З л.д.32-35), судебной биологической (т.З л.д.171-175) и другими доказательствами.

Указанные доказательства согласуются между собой, дополняются и взаимно подтверждаются, сомнений не вызывают. Они опровергают доводы стороны защиты о недоказанности виновности осужденных в убийстве потерпевшего и хищении его имущества.

Показания обвиняемых, противоречащие изложенным в приговоре доказательствам и установленным обстоятельствам, судом тщательно исследовались и, в соответствии со ст. 307 УПК РФ, были отклонены с приведением соответствующих мотивов, с учетом чего ссылки адвоката Попковой Т.Г. на то, что показания Прокопьева об удушении им потерпевшего проводом не приняты во внимание, и доводы адвоката Ковалевской Т.Т. о том, что суд не учел показания Прокопьева СЮ. о задержании его днем 29 апреля 2013г., признаются несостоятельными.

Как правильно установлено судом, смерть З наступила от механической странгуляционной асфиксии в результате совместных действий Беднаржа и Прокопьева. Поэтому утверждения стороны защиты о добровольном отказе Прокопьева от совершения убийства и причинении потерпевшему смерти одним травмирующим предметом нельзя признать состоятельными.

Юридическая оценка действий осужденных судом дана правильная Оснований для оправдания Беднаржа, как о том просит в жалобе его защитник, не имеется.

Вопреки доводам стороны защиты, судом установлены и в приговоре указаны мотивы совершения Прокопьевым совместно с Беднаржем убийства Захарова, способ лишения того жизни и орудия преступления.

С учетом его значимости для работы учебно-спортивного центра Регионального отделения ДОСААФ России по области уничтожение принадлежащего ему учебного автомобиля стоимостью 233852 рубля причинило указанному центру значительный ущерб, в связи с чем эти действия Беднаржа по ч. 1 ст. 167 УК РФ квалифицированы правильно

Обоснованные выводы суда, изложенные в приговоре, в том числе по квалификации действий Беднаржа и Прокопьева по п.«а» ч.2 ст. 158 УК РФ соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Оснований сомневаться в них у коллегии не имеется.

Изъятие у потерпевшего принадлежащего ему имущества и дальнейшее распоряжение им, как установлено - деньги потерпевшего истрачены в их пользу, свидетельствует о наличии у обвиняемых корыстной цели.

Вопреки доводам стороны защиты, судебно-медицинские экспертизы проведены в соответствии с положениями закона. Оснований не доверять их заключениям не усматривается.

Выводы экспертов в заключениях, отвечающих требованиям ст.204 УПК РФ, научно обоснованы, мотивированы, ясны и понятны, противоречий не имеют, сомнений в их правильности не вызывают, подтверждаются изложенными в приговоре доказательствами. Эксперты предупреждены об уголовной ответственности за дачу ложного заключения.

Кроме того, допрошенные в судебном заседании эксперты П

иК подтвердили выводы своих заключений.

Вопреки доводам стороны защиты судебно - медицинский эксперт К в судебном заседании не указывал о невозможности наступления смерти потерпевшего вследствие механической асфиксии от сдавливания несогнутым рукавом куртки. Напротив, он указал, что не может однозначно утверждать, от чего наступила смерть, удушение могло произойти как рукавом куртки, так и проволокой. При этом о проволоке он указал, поскольку в своих показаниях обвиняемые ссылались как на орудия убийства: один на рукав куртки, другой - на проволоку.

Как следует из экспертного заключения № от 09.10.2013г экспертом К исследовались также показания: Беднаржа - о том, что удушение потерпевшего было выполнено, в том числе, проводом, и показания Прокопьева - о применении проволоки (т.4 л.д.49-55).

Потерпевший К показал, что у шашки с буквой «У имевшейся на машине З был провод с изоляцией.

Поэтому те обстоятельства, что экспертом указана проволока, как возможное орудие убийства потерпевшего, что органами следствия и судом не выяснен диаметр провода, его жесткость и механизм воздействия на потерпевшего, не дают оснований сомневаться в обоснованности заключения судебно - медицинского эксперта К № от 09.10.2013г. и законности приговора.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не допущено.

Проверка показаний Прокопьева и Беднаржа на месте выполнена в соответствии с положениями ст. 194 УПК РФ.

Доводы стороны защиты о недопустимости видеозаписей проверки показаний на месте: Беднаржа - от 29.04.2013г., Прокопьева - от 30.04.2013г судом обсуждались и обоснованно отклонены в приговоре.

Поэтому ссылки адвокатов на недопустимость протоколов указанных следственных действий не могут быть признаны состоятельными.

Как видно из материалов дела, все доказательства исследованы в полном объеме. Председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Подсудимые, их защитники активно пользовались правами, предоставленными законом, в том числе исследуя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание. Все заявленные сторонами ходатайства были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Наказание осужденным назначено в соответствии с законом справедливое, соразмерно содеянному, с учетом данных об их личности смягчающих наказание обстоятельств, в том числе указанных в апелляционных жалобах.

Гражданские иски разрешены правильно, в соответствии с положениями закона. Стоимость похищенного телефона и золотого обручального кольца, взыскана в возмещение ущерба обоснованно.

Вопреки доводам адвоката Попковой Т.Г. согласно паспорту транспортного средства собственником автомобиля государственный регистрационный знак « », является учебно-спортивный центр РО ДОСААФ России по области (т.7 л.д.24).

Иным доводам, изложенным в апелляционных жалобах, судом в приговоре дана надлежащая оценка.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения апелляционных жалоб не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 38913, 389 20 и 389 28 УПК РФ, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Иркутского областного суда от 31 января 2014 года в отношении Беднаржа И И и Прокопьева СЮ оставить без изменения, апелляционные жалобы адвокатов Ковалевской Т.Т. и Попковой Т.Г. - без удовлетворения.

Приговор и апелляционное определение могут быть обжалованы в порядке надзора в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение 1 года со дня оглашения определения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 28 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта