Информация

Решение Верховного суда: Определение N 49-АПУ13-29СП от 16.10.2013 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 49 - АПУ13 - 29 СП

Апелляционное определение

г. Москва 16 о к т я б р я 2013 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской

Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.,

судей Ламинцевой С.А. и Валюшкина В.А.

при секретаре Маркове О.Е.

рассмотрела в судебном заседании апелляционное представление го­

сударственного обвинителя Бакировой АР. и апелляционную жалобу адво­

ката Латыпова А.М. в защиту интересов потерпевшей О

а также апелляционные жалобы осужденного Васильева и адвоката Панфи­

лова В.В. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 4 - февраля 2013 г., по которому

Борисов С В

несудимый,

оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступ­

ления, предусмотренного ч.З ст. 33, ч.З ст. 30, п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, на

основании пп. 2,4 ст. 302 УПК РФ за непричастностью к совершению пре­

ступлений и вынесением оправдательного вердикта.

За ним признано право на реабилитацию.

Васильев В А

несудимый,

осужден по ч.2 ст. 222 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с содержанием в исправительной колонии общего режима, с исчислением срока наказания с 25 сентября 2012 г.

В срок отбытого наказания зачтен период содержания его под стражей и домашним арестом с 14 февраля 2009 г. по 14 февраля 2012 г.

В качестве меры пресечения Васильеву оставлено заключение под стражей.

Он же оправдан на основании пп. 2,4 ст. 302 УПК РФ за непричастностью к совершению преступлений в связи с вынесением оправдательного вердикта по ч.З ст. 30, п. «з» ч.2 ст. 105, ч.2 ст. 222 УК РФ (по факту незаконных перевозки и хранения магазина для снаряжения патронов к пистолету «ТТ», пяти патронов за период с 25 марта 1998 г. по 15 февраля 2009 г.); по ч.2 ст. 222 УК РФ относительно тех действий, когда 14 февраля 2009 г., около 15 час, Ф , действуя совместно и согласованно в группе лиц по предварительному сговору с Васильевым незаконно перенес само дельное взрывное устройство (СВУ), изготовленное по принципу управляемой (по радиоканалу) прилипающей мины с механизмом неизвлекаемо сти, содержащее в себе заряд бризантного взрывчатого вещества - тротила массой около 600 г (8 тротиловых шашек массой около 75 г каждая, промышленного изготовления) из квартиры № во двор дома № 3 по ул. ­

г. , где положил его в автомашину на пол между сиденьями, намереваясь выехать из двора вышеуказанного дома. Однако там же Ф был задержан работниками УФСБ РФ по Республике Башкортостан, а самодельное взрывное устройство (СВУ) было изъято в ходе проведения осмотра места происшествия.

За Васильевым в этой части признано право на реабилитацию.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Ламинцевой С.А., объяснения прокурора Киселевой М.А., поддержавшей апелляционное представление по его доводам адвоката Латыпова А.М. в защиту интересов потерпевшей О.,

изложившего доводы, аналогичные доводам апелляционного представления государственного обвинителя; мнение Васильева В.А. по доводам его жалобы, высказавшегося о своем несогласии с осуждением его по ч.2 ст. 222 УК РФ и просившего оправдать его по всему объему предъявленного ему обвинения; объяснения адвоката Панфилова ВВ. в защиту интересов Васильева В.А., разделившего мнение Васильева, полагавшего, что нет оснований для вынесения обвинительного приговора в отношении Васильева и для удовлетворения апелляционного представления и жалобы адвоката Латыпова; объяснения адвоката Данилина И.В. в защиту интересов Васильева, разделившего мнение Васильева и адвоката Панфилова; объяснения адвоката Зеликмана А.М. в защиту интересов оправданного Борисова, полагавшего, что нет оснований для удовлетворения апелляционного представления государственного обвинителя и жалобы адвоката Латыпова Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

органами предварительного следствия Борисов С В . и Васильев В.А обвиняются в том, что Борисов в январе-феврале 1998 г. из корыстных побуждений, связанных с занимаемой им должностью, решил совершить убийство сотрудницы О для чего предпринял организационные меры.

Так, с этой целью он в период с января по февраль 1998 г. в г. обратился к ранее знакомому Ф предложив ему приискать орудие преступления и непосредственно' исполнителя убийства, пообещав за это вознаграждение в сумме долларов США. Ф согласился с этим предложением на таких условиях и предложил Васильеву совершить убийство О пообещав за исполнение убийства денежное вознаграждение. Для совершения преступления Васильев получил все ко ординаты О , приготовил пистолет «ТТ».

25 марта 1998 г., около 7 часов, Васильев прибыл по месту жительства О и привел пистолет «ТТ» в боевую готовность, снарядив его прибором для бесшумной стрельбы. Около 8 часов, когда О

вышла из своей квартиры, Васильев согласно отведенной ему роли произвел из пистолета «ТТ» пять прицельных выстрелов в область расположения жизненно важных органов потерпевшей, причинив ей пулевые ранения, которые расцениваются как тяжкий вред здоровью.

Васильеву органами предварительного следствия предъявлено обвинение в том, что он после покушения на убийство О 25 марта 1998 г., действуя в группе и по предварительному сговору с Ф,

незаконно перевез и хранил магазин для снаряжения патронов к пистолету «ТТ» и пяти патронов за период с 25 марта 1998 г. по 15 февраля 2009 г.

Васильеву органами следствия предъявлено обвинение в незаконных перевозке, хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, а также прибора для бесшумной стрельбы с 9 января 2009 г.

Васильеву органы предварительного следствия предъявили обвинение и в том, что он совместно и по предварительному сговору с Ф незаконно перенес самодельное взрывное устройство (СВУ), изготовленное по принципу управляемой (по радиоканалу) мины.

Как указано выше, в части покушения на убийство О совершенное по найму, и по трем последним эпизодам по ч.2 ст. 222 УК РФ Васильев оправдан на основании вердикта коллегии присяжных заседателей.

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей Василь ев осужден по ч.2 ст. 222 УК РФ за незаконные хранение, перевозку и ношение взрывчатого вещества и взрывного устройства в период с января марта 1998 г. по 14 февраля 2009 г.) группой лиц по предварительному сговору и совместно с Ф Последний за это преступление осужден приговором Верховного Суда Республики Башкортостан от 27 апреля 2010 г.

Борисов по настоящему делу оправдан в совершении организации покушения на убийство О из корыстных побуждений.

В апелляционном представлении государственного обвинителя (основном и дополнительном) ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение. Автор представления считает что по делу нарушен уголовно-процессуальный закон.

Конкретно государственный обвинитель указывает на то, что в ходе судебного разбирательства были допущены нарушения уголовно процессуального закона, которые ограничили право прокурора на представление доказательств.

Так, указано на то, что в ходе судебного следствия государственный обвинитель настаивал на исследовании заключения психофизиологической экспертизы в отношении Ф и в отношении Васильева, однако суд отказал стороне обвинения в их исследовании.

Более того, государственный обвинитель полагает, что суд необоснованно удовлетворил ходатайство адвоката Панфилова о признании соответствующих актов экспертиз недопустимыми доказательствами, необоснованно сославшись при этом на ст. 74 УПК РФ.

Государственный обвинитель указывает и на то, что при отказе государственного обвинителя от части конкретного обвинения в отношении Борисова и Васильева, судья, нарушая порядок судопроизводства в суде присяжных заседателей, не вынес отдельного постановления о продолжении разбирательства дела в объеме обвинения, поддерживаемом государственным обвинителем, а ограничился лишь вынесением постановления о прекращении уголовных дела и преследования в части.

Далее в представлении имеется ссылка на то, что сын кандидата в присяжные заседатели С привлекался к уголовной ответственности по п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ, и 26 июня 2009 г. уголовное дело в от ношении него было прекращено за примирением сторон, то есть по не реабилитирующему основанию. Указанный кандидат в присяжные заседатели как пишет автор представления, скрыл это обстоятельство, хотя судья при формировании коллегии задавал вопрос: « Кто из Вас или Ваших близких родственников привлекался к уголовной ответственности или имеет неснятую и непогашенную судимость». Как далее указывается в представлении сокрытие кандидатом в присяжные заседатели этого обстоятельства лишило сторону обвинения возможности заявить мотивированный или немотивированный отвод, и в результате - сформировать нетенденциозную коллегию присяжных заседателей.

Указывается в представлении и на то, что председательствующий судья нарушил уголовно-процессуальный закон после произнесения напутственного слова, поскольку не дал присяжным заседателям никаких разъяснений по поводу необоснованных возражений стороны защиты по вопросу о том, что председательствующий изложил в напутственном слове некоторые доказательства, что, как считает государственный обвинитель, отрази лось на формировании мнения присяжных заседателей.

Далее автор представления ссылается на то, что в нарушение требований ст. 252, 335 УПК РФ, подсудимые Борисов и Васильев, а также адвокаты Зеликман, Панфилов и Данилин, начиная со вступительного заявления допускали систематические нарушения уголовно-процессуального закона систематически порочили доказательства, признанные судом допустимыми и доводили до присяжных заседателей сведения, не относящиеся к фактическим обстоятельствам уголовного дела, уводили судебное следствие в сторону от предмета, подлежащего доказыванию по данному уголовному делу. В тексте представления государственный обвинитель излагает случаи, которые считает подобными.

По мнению государственного обвинителя, подсудимые и адвокаты вели себя в судебном заседании некорректно, а председательствующий не реагировал на это и не принимал мер, предусмотренных ч.2 ст. 258 УПК РФ, что, как считает автор представления, не содействовало вынесению объективного вердикта.

В представлении указывается и на то, что в период представления в судебном заседании стороной обвинения доказательств по делу по региональному телевидению выступил адвокат Зеликман А.М., защищавший Бо рисова, изложив свои взгляды на процесс, которые, конечно, были заинтересованными (аудиозапись прилагается к представлению).

Приведенные выше и подобные факты, на которые имеется ссылка в апелляционном представлении, по мнению его автора, повлияли на объективность присяжных заседателей и содержание их ответов.

Осужденный Васильев В.А. и адвокат Панфилов В.В. принесли кассационные жалобы на обвинительный приговор, в которых просят прекратить дело в части осуждения Васильева В.А. по ч.2 ст. 222 УК РФ, находя, что Васильев осужден вследствие провокации со стороны правоохранительных органов и подстрекательства со стороны Б

Указывают Васильев и Панфилов также на суровость и несправедливость назначенного Васильеву наказания.

Государственный обвинитель принес возражения на их жалобы, находя их необоснованными.

Адвокат Латыпов А.М. в защиту интересов потерпевшей О ­

(в основной и дополнительной жалобах) просят об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции в ином составе судей со стадии подготовки к судебному заседанию. Он считает, что дело рассмотрено с нарушением процедуры судопроизводства в суде присяжных заседателей, в связи с чем присяжные заседатели вынесли необоснованный вердикт. Примеры нарушений уголовно процессуального закона они приводят в своей жалобе, они аналогичны тем которые содержатся в апелляционном представлении.

Адвокат Зеликман А.М. принес возражения на апелляционные представления и жалобу адвоката Латыпова А.М. в защиту потерпевшей О

с просьбой оставить жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных представления и жалоб, Судебная коллегия находит приговор обоснованным.

В соответствии с ч.1 ст. 389.25 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе по терпевшего или его представителя лишь при наличии таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничивали право прокурора, потерпевшего или его законного представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов.

Судебная коллегия находит, что таких нарушений уголовно процессуального закона при рассмотрении настоящего дела судом допущено не было.

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ.

Как следует из протокола судебного заседания, кандидатам в присяжные заседатели, а также сторонам защиты и обвинения были разъяснены их права, предусмотренные ст. 328 УПК РФ, которые они в полной мере реализованы. Сторонам вручались списки кандидатов в присяжные заседатели позволившие им в полной мере реализовать свое право по формированию коллегии присяжных заседателей. Стороны участвовали в опросе каждого кандидата в целях выяснения обстоятельств, препятствующих участию кандидата в рассмотрении дела.

Доводы, приведенные в апелляционном представлении, о незаконном составе коллегии присяжных заседателей, Судебная коллегия находит не обоснованными.

Так, на вопрос председательствующего к кандидатам в присяжные заседатели: «Кто из вас или ваших близких родственников привлекался к уголовной ответственности или имеет неснятую и непогашенную судимость?» кандидат в присяжные заседатели С вошедший в основной состав присяжных заседателей, был вправе не отвечать утверди тельно, поскольку, вопреки доводам апелляционного представления, его сын С года рождения, к уголовной ответственности по приговору суда не привлекался, а уголовное дело, возбужденное в отношении него по п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ, было прекращено 18 августа 2009 г. на основании ст. 25 УПК РФ за примирением сторон (т. 40, л.д. 28 об.).

В материалах дела не имеется данных, они не приведены и в апелляционном представлении государственного обвинителя, что кандидат в присяжные заседатели С достоверно знал об этом факте.

При таких условиях Судебная коллегия считает несостоятельным до вод апелляционного представления и жалобы адвоката Латыпова А.М. о том, что сторона обвинения в силу допущенных нарушений при формировании коллегии присяжных заседателей была лишена возможности заявить мотивированный или немотивированный отвод.

Из протокола судебного заседания усматривается, что по завершении формирования коллегии присяжных заседателей от сторон не поступило замечаний по проведенному отбору присяжных заседателей; не поступило и заявлений о тенденциозности состава присяжных заседателей (т.39, л.д. 56).

Предварительное слушание и судебное следствие по настоящему делу проведены в полном соответствии с требованиями главы 42 УПК РФ, определяющей особенности производства в суде с участием присяжных заседателей.

В судебном заседании были созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления пре доставленных им прав.

В присутствии присяжных заседателей исследовались только те фактические обстоятельства, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

Все представленные суду доказательства были исследованы, все заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке.

Все участники процесса, в том числе государственный обвинитель бы ли согласны закончить судебное следствие, председательствующий объявил судебное следствие закрытым, а ходатайство адвоката Панфилова о возобновлении судебного следствия (т. 39, л.д. 146) было рассмотрено в установленном законом порядке.

Судебная коллегия не установила данных, свидетельствующих об ис следовании недопустимых доказательств, ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств или об отказе стороне в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для ис хода дела.

Конкретно, Судебная коллегия не может согласиться с доводами апелляционного представления о том, что суд нарушил уголовно процессуальный закон, удовлетворив ходатайство адвоката Панфилова ВВ. (т. 38, л.д. 74-75) об исключении из числа допустимых доказательств актов экспертов-полиграфологов в отношении Ф и Васильева, имеющихся в т. 14 на л.д. 100-117, 136-153. Обосновывая свое ходатайство, адвокат сослался на то, что при производстве опроса с применением полиграфа Ф и Васильеву не разъяснялись положения ст. 51 Конституции Российской Федерации и не то обстоятельство, что их объяснения « на полиграф» в дальнейшем могут быть использованы в качестве доказательств по делу.

Обсуждая это ходатайство, суд в отсутствие присяжных заседателей огласил соответствующие акты психофизиологичеких экспертиз в отношении Ф и Васильева.

Выслушав мнение сторон по заявленным ходатайствам, суд постановил об удовлетворении изложенного выше ходатайства адвоката Панфилова, то есть об исключении указанных актов психофизиологических экспертиз из числа доказательств (т.39, л.д. 141), мотивировав свое решение тем что подобные исследования не предусмотрены ст. 74 УПК РФ в качестве источников доказательств.

Судебная коллегия находит правильным это решение суда.

Вопреки доводам апелляционного представления и доводам в жалобе адвоката Латыпова, Судебная коллегия считает, что председательствующий судья делал замечания как стороне защиты, так и стороне обвинения в случае нарушения ими процедуры судопроизводства в суде присяжных, при этом председательствующий обращал внимание присяжных заседателей на то, что они не должны принимать во внимание запрещенную по уголовно процессуальному закону информацию. Это было на протяжении всего судебного следствия и при выслушивании прений сторон.

В этой связи Судебная коллегия находит, что председательствующий судья надлежащим образом осуществлял свои обязанности в суде присяжных, в том числе и по обеспечению порядка в зале, обеспечивая соблюдение особенностей судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, которые предусматривает ст. 335 УПК РФ.

Принцип состязательности сторон в судебном следствии неукоснительно соблюдался.

В апелляционном представлении и жалобе адвоката Латыпова имеется ссылка на то, что при отказе 28 января 2013 г. государственного обвинителя от части обвинения председательствующий судья, вопреки процессуальным нормам, не вынес отдельного постановления о продолжении разбирательства дела в объеме обвинения, поддерживаемом государственным обвинителем.

Действительно, судья не вынес такого постановления.

Между тем, из протокола судебного заседания следует, что некоторые участники процесса заявили в судебном заседании о том, что они не поняли из выступления прокурора, в каком конкретно объеме государственный обвинитель отказался от обвинения.

Осудив эту ситуацию, суд в тот же день, то есть 28 января 2013 г. вы нес постановление о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в части, названной прокурором.

Судебная коллегия считает, что вынесение судом этого постановления не является тем нарушением закона, которое повлияло на содержание вердикта.

Вопреки доводам апелляционного представления и доводам в жалобе адвоката Латыпова, требования ст. 252, 338 УПК РФ при постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, председательствующим были соблюдены.

Согласно протоколу судебного заседания в отсутствие присяжных заседателей проект вопросного листа председательствующий вначале огласил, а затем представил его на ознакомление сторонам.

После ознакомления с проектом стороны, в том числе сторона обвинения, по предложению председательствующего (т. 39, л.д. 172- 173) представили свои замечания и поправки, после чего председательствующий удалялся в совещательную комнату для окончательной формулировки вопросов для присяжных заседателей с учетом замечаний и предложений сторон.

Во время оглашения вопросного листа председательствующий обнаружила, что она не указала год в вопросе № 8, в связи с чем вновь удалялась в совещательную комнату для внесения соответствующего уточнения.

По мнению Судебной коллегии, эти действия председательствующего вопреки доводам стороны обвинения и стороны потерпевшей, полностью соответствуют требованиям ст. 338 УПК РФ.

Как считает Судебная коллегия, содержание вопросов присяжным заседателям соответствует требованиями ст. 339 УПК РФ.

Вопреки доводам, изложенным в апелляционном представлении государственным обвинителем и доводам, изложенным в жалобе адвокатом Ла тыповым, вопросы для присяжных заседателей сформулированы в понятных и доступных выражениях, при этом среди них нет вопросов, требующих от присяжных заседателей юридической квалификации статуса подсудимых или вопросов, требующих собственно юридической оценки при вы несении присяжными заседателями своего вердикта.

Напутственное слово произнесено председательствующим судьей с соблюдением принципа объективности и беспристрастности.

В напутственном слове председательствующий вновь обратила внимание присяжных заседателей на то, что во время судебного следствия она останавливала подсудимых и адвокатов, когда они касались обстоятельств проведения предварительного следствия по делу; что они, то есть присяжные заседатели, не должны принимать во внимание сведения, которые касаются обстоятельств расследования дела, поскольку это не относится к фактическим обстоятельствам дела и не входит в компетенцию присяжных заседателей; что их, то есть присяжных заседателей, выводы не могут основываться на доказательствах, признанных недопустимыми (т. 38, л.д. 167).

Вопреки доводам, изложенным в апелляционном представлении, разъяснения председательствующего для присяжных заседателей по поводу возражений, поступивших от стороны защиты в связи с содержанием напутственного слова председательствующего, не предусмотрены уголовно процессуальным законом (т. 39, л.д. 173).

Вердикт, вынесенный присяжными заседателями, является ясным и непротиворечивым.

Выступление адвоката Зеликмана А.М. по региональному телевидению, в котором он не обсуждал конкретные вопросы по существу настоящего уголовного дела, по мнению Судебной коллегии не могли отразиться на позиции присяжных заседателей по делу.

Других оснований для отмены оправдательного приговора в отношении Борисова С В . и приговора суда присяжных в части оправдания Васильева В.А. в апелляционном представлении государственного обвинителя и жалобе адвоката Латыпова не приведено.

Согласно ст. 348 УПК РФ оправдательный вердикт присяжных заседателей обязателен для председательствующего и влечет за собой постановление им оправдательного приговора.

В связи с этим доводы апелляционного представления и апелляционной жалобы адвоката Латыпова А.М. о неправильности выводов вердикта коллегии присяжных заседателей о невиновности Борисова и Васильева последнего, в части указанной в вердикте, не могут быть приняты во внимание - стороны не вправе подвергать сомнению вердикт, и по этим основаниям не может быть обжалован и отменен приговор суда присяжных заседателей в апелляционном порядке.

Таким образом, оснований для отмены оправдательного приговора по доводам апелляционного представления и апелляционной жалобы адвоката Латыпова А.М. Судебная коллегия не усматривает.

Вопреки доводам апелляционных жалоб Васильева и адвоката Панфилова в его защиту, обвинительный приговор в отношении Васильева В.А в части осуждения его по ч.2 ст. 222 УК РФ соответствует требованиям СТ.351УПКРФ.

Учитывая, что вердикт коллегии присяжных заседателей в соответствии с положениями ст. 348 УПК РФ обязателен для председательствующего по уголовному делу, доводы в апелляционных жалобах Васильева и его адвоката Панфилова о недоказанности вины Васильева в совершении преступления, за которое он осужден, не могут быть приняты Судебной коллеги ей, поскольку связаны с оценкой доказательств, и в силу этих особенностей не являются основанием для отмены приговора суда присяжных в апелляционном порядке.

Из материалов дела следует, что Васильев в установленном законом порядке был ознакомлен с особенностями рассмотрения дела с участием коллегии присяжных заседателей.

Действия Васильева судом квалифицированы в соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Наказание Васильеву назначено в соответствии с требованиями закона соразмерно содеянному и данным о личности виновного.

Оснований для смягчения ему наказания, как об этом ставится вопрос в апелляционных жалобах Васильева и адвоката Панфилова, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389. 20, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 4 февраля 2013 г. в отношении Борисова С В и Васильева В А оставить без изменения, апелляционные представление и жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий '

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 25 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта