Информация

Решение Верховного суда: Определение N 14-АПУ15-7 от 14.07.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

дело№14-АПУ15-7

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 14 июля 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кулябина В.М.,

судей ЗемсковаЕЮ. и ДубовикаН.П.,

при секретаре Багаутдинове Т.Г.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденных Галченкова Р.В. и Ползикова СИ. и их адвокатов Кожухова В.Н. и Кочетковой Е.В. на приговор Воронежского областного суда от 19 февраля 2015 г., по которому

Галченков Р В , г. , судимый:

- 15 июня 2010 г. по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобожден условно-досрочно 21 октября 2011 г. на 7 месяцев 1 день,

осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы, по пп. «в», «д», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы на 2 года, по ч. 1 ст. 167 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 6 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, по совокупности преступлений окончательно назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 2 года.

Ползиков С И , г. несудимый,

осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы, по пп. «в», «д», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 11 годам лишения свободы, по ч. 1 ст.

167 УК РФ к 7 месяцам исправительных работ с удержанием из зарплаты ежемесячно 5 процентов в доход государства, по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 6 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Земскова ЕЮ., выступление адвокатов Поддубного СВ., Романова СВ., осужденных Галченкова Р.В. и Ползикова СИ., поддержавших доводы, изложенные в апелляционных жалобах, мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ прокурора Тереховой СП., об отсутствии оснований для удовлетворения апелляционных жалоб, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

по приговору суда Галченков и Ползиков признаны виновными в разбойном нападении, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей Г в убийстве, сопряженном с разбоем заведомо находящейся в беспомощном состоянии Г , группой лиц, с особой жестокостью; в умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества с причинением значительного ущерба, а также в разбойном нападении на О , группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены в ночь с 10 на 11 февраля 2013 г. и 12 февраля 2013 года в при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе осужденный Галченков утверждает, что выводы суда о его виновности не подтверждаются исследованными по делу доказательствами, а назначенное наказание является чрезмерно суровым Утверждает, что умысла на убийство Г не имел, возгорание дома произошло случайно, поскольку на полу было много тряпок, а он использовал для освещения спички. Ссылается на причины, подтолкнувшие его к совершению преступлений, в т.ч. на наличие ребенка, нуждающегося в лечении. Просит переквалифицировать его действия с пп. «в», «д», «ж», «з ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ, с п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 162 УК РФ и с учетом наличия у него на иждивении малолетних детей смягчить наказание.

В апелляционных жалобах осужденный Ползиков выражает несогласие с приговором в виду его чрезмерной суровости. Указывает, что ни мотива, ни умысла на убийство Г он не имел, поскольку она его ранее не видела, предлагал Г покинуть ее дом. Обвинение в части совершения убийства и поджога, считает основанным на предположениях полагает, что в действиях Галченкова имеется эксцесс исполнителя Указывает, что на момент написания явки с повинной читать и писать он не умел, поэтому не мог проверить правильность отражения изложенных в ней сведений.

В апелляционной жалобе адвокат Кожухов В.Н. утверждает, что убедительных доказательств виновности Галченкова в совершении преступлений в отношении Г не представлено. Обращает внимание что в явке с повинной Ползиков указывал, что грабил потерпевшую один после чего случайно поджег дом. Аналогичные обстоятельства подтверждаются показаниями свидетеля « », из которых следует, что со слов Ползикова ему стало известно, что он один случайно поджег дом Указывает на противоречивость дальнейших показаний осужденных Эксперт по делу не отрицал возможность возгорания от окурков, при этом подтвердить версию о таком возгорании не представляется возможным поскольку начальную стадию пожара никто не видел. Считает, что в действиях осужденного не установлен умысел на причинение смерти Г . Указывает на недоказанность виновности Галченкова и в совершении преступления в отношении О , поскольку потерпевшая его не опознала, выводы суда основаны лишь на противоречивых показаниях Ползикова. Наказание, назначенное по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, считает несправедливым ввиду его чрезмерной суровости.

В апелляционных жалобах адвокат Кочеткова Е.В. выражает несогласие с приговором ввиду его незаконности, необоснованности и чрезмерной суровости. Выводы суда, по мнению адвоката, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что осужденные договорились на совершение тайного хищения имущества, применять насилие к потерпевшей и убивать ее они не собирались, выводы суда об их осведомленности о нахождении потерпевшей дома основаны на предположениях и не подтверждаются материалами дела. Считает недопустимым доказательством явку с повинной Ползикова от 6 июля 2013 г. (том 4, л.д. 22), поскольку она написана не им и в отсутствие адвоката, а также протокол устного заявления от 9 сентября 2013 г. (том 4, л.д. 5-6), поскольку читать и писать на русском языке он не умеет и не имел возможности удостовериться в правильности изложенных в нем сведений. Из протокола допроса в качестве подозреваемого от 9 июля 2013 г. (том 4, л.д. 20) усматривается, что Ползиков согласия на убийство Г не давал, в поджоге дома не участвовал, что также подтверждается в ходе проверки показаний на месте (том 4, л.д. 86-91) и на очной ставке с Галченковым (том 5, л.д. 1-4). Данные обстоятельства также подтверждаются и показаниями осужденного Галченкова из которых следует, что он сам поджег дом потерпевшей. Показания Галченкова в части нанесения потерпевшей ударов в область живота, а также в части связывания ног, не подтверждены заключением эксперта. К установленным же повреждениям Ползиков отношения не имеет. Выражает несогласие с осуждением по преступлению в отношении О , поскольку из исследованных по делу доказательств не следует, что ей был причинен вред здоровью или

высказывались угрозы жизни и здоровью, которые она могла бы воспринимать реально, не установлен предмет, которым был нанесен удар потерпевшей, не приведено доказательств наличия предварительного сговора между осужденными. В связи с этим, по мнению защитника, действия осужденного следует квалифицировать по ч. 2 ст. 161 УК РФ. Суд не в полной мере оценил совокупность смягчающих наказание Ползикова обстоятельств, таких как признание вины, помощь следствию и, что уходя из дома Г он закрыл погреб, чтобы она случайно в него не упала усматривает основания для применения ст. 64 УК РФ.

По делу поступили возражения государственного обвинителя Попова А.А., в которых он просит доводы жалоб осужденных и адвокатов признать несостоятельными, а приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах, Судебная коллегия находит, что приговор постановлен в соответствии с требованиями закона и оснований для его отмены не имеется.

В основу приговора положены показания осужденных Галченкова и Ползикова, данные ими как в суде, так и в ходе предварительного следствия показания свидетелей, экспертов, письменные доказательства, добытые в ходе производства по делу, заключения экспертов, протоколы следственных действий.

Данные доказательства сопоставлены судом между собой и оценены в их совокупности. На основании указанных доказательств судом установлены обстоятельства имевшие место как в доме Г так и в помещении на автозаправочной станции при нападении на потерпевшую О Правильность выводов суда сомнений не вызывает.

Сам факт проникновения в жилище Г как и совершение хищения ее имущества, осужденными не отрицается.

Доводы жалоб, касающиеся неправильной квалификации действий осужденных, роли каждого в совершении преступления, отсутствия умысла на убийство и на поджог дома состоятельными признать нельзя.

Так, Галченков, допрошенный в качестве подозреваемого 10 июля 2013 г. в присутствии адвоката Рябцева ВВ., показывал, что совместно с Ползиковым он проник в дом Г с целью хищения денег. Находясь в доме, в процессе поиска ценных вещей Г проснулась и стала кричать включила свет в связи с этим, он ударил ее в область живота или груди отчего она упала. Он нашел ремень, которым стал связывать потерпевшей руки, при этом она сопротивлялась, а Ползиков стал удерживать ее. После того как связали ей руки, он какой-то тряпкой связал ей ноги, но потерпевшая продолжала кричать, угрожала, что сообщит в полицию. Он попытался ее задушить. Когда она потеряла сознание, они продолжили обыскивать жилище. Позже она пришла в себя и он предложил Ползикову сжечь дом, для чего они совместно подожгли тряпку, лежащую на полу.

При проведении проверки показаний на месте Галченков в присутствии адвоката и с применением видеосъемки подтвердил ранее данные им показания, показал каким образом они проникли в жилище потерпевшей описал обстановку в доме, с использованием манекена продемонстрировал как наносил удары Г где она лежала связанная, как душил ее указал место, где были обнаружены деньги, и где они поджигали тряпку чтобы загорелся весь дом.

Видеозапись проверки показаний Галченкова на месте, просмотрена в судебном заседании. Согласно ее содержанию показания осужденным давались добровольно без оказания на него какого-либо давления.

В дальнейшем Галченков дал показания, согласно которым активную роль в совершении преступления выполнял Ползиков. При этом Ползиков допрошенный в качестве подсудимого, также указывал, что поджога дома не совершал, на предложение Галченкова ответил отказом и покинул дом.

Однако, при задержании 9 сентября 2013 г. в присутствии адвоката Ползиков пояснил, что ограбление и убийство Г он совершал совместно с Галченковым.

Доводы стороны защиты о том, что поджог Ползиков не совершал опровергаются вышеизложенными показаниями Галченкова; показаниями свидетеля под псевдонимом « », который от Ползикова узнал, что тот совместно с другим человеком проник в дом к женщине с целью ограбления избивали ее, связали, а затем подожгли дом; показаниями самого Ползикова данными на ранней стадии предварительного следствия, которые согласуются с показаниями осужденного Галченкова и другими доказательствами по делу.

Судом обоснованно были признаны более правдивыми показания Ползикова данные им на ранней стадии предварительного следствия поскольку они согласуются в деталях с иными доказательствами по делу.

Так, отрицая впоследствии причастность к поджогу, Ползиков давал противоречивые показания, утверждал, что поджога не совершал, покинул дом раньше Галченкова, о поджоге узнал от Ползикова, однако, на более ранней стадии предварительного следствия, при проверке показаний в качестве подозреваемого 10 июля 2013 г. на месте преступления, в присутствии адвоката добровольно указывал, где и что поджигал Галченков.

Помимо деталей поджога, которые могли быть известны Ползикову лишь в случае участия в совершении указанного преступления, наличие умысла на убийство потерпевшей, подтверждается и наличием мотива на его совершение, поскольку в ходе нападения, потерпевшая узнала Галченкова через которого могла быть установлена и его причастность к совершению

преступления. Кроме того, находясь в доме, он оказывал активное содействие Галченкову при принятии мер к подавлению сопротивления потерпевшей.

Совокупность представленных по делу доказательств не вызывает сомнений о наличии единого умыла и совокупности действий направленных как на совершение разбойного нападения, так и на убийство Г , а изменение показаний осужденными правильно расценено как способ уйти от ответственности за содеянное.

Доводы защиты о самопроизвольном возгорании дома опровергаются признанными более достоверными показаниями осужденных, данными ими в ходе предварительного следствия, которые согласуются с заключением эксперта №2384/6-1 от 25 апреля 2013 г., а также с показаниями эксперта Т о том, что установленные обстоятельства пожара, отсутствие обильного дымовыделения, не дают оснований утверждать, что пожар возник в результате воздействия тлеющих спички или окурка. Не установлено и признаков свидетельствующих о работе электропроводки в аварийном режиме, что могло привести к возгоранию.

Что касается виновности осужденных в совершении разбойного нападения на АЗС « то выводы суда в данной части сомнений в своей правильности не вызывают.

Так, из показаний потерпевшей О следует, что 12 февраля 2013 г. в 4 часа 10 мин. она находилась на рабочем месте, в помещении АЗС « », двери в это время были заблокированы. С улицы подошел парень и постучал в дверь, сказал, что ему нужно купить воды, так как у него сломалась машина. Она разблокировала дверь и впустила его, он также попросил сигарет, не успела она подать пачку, как в помещение вбежал парень в маске и сказал: «Тихо, это ограбление!». В руках у нападающего был пистолет, который он направил ей в лицо и стал выкрикивать угрозы требовал передачи денег. После этого он сам подошел к кассе (предпринимателя Б ) и забрал выручку, затем, взяв ее за волосы потащил к другой кассе, через которую происходит оплата горючего (предпринимателя П ) и забрал имевшуюся там выручку. Уходя человек в маске нанес ей два удара пистолетом по голове, после чего оба парня скрылись.

В соответствии с выводами эксперта у О обнаружено множество ссадин.

Допрошенный в качестве подозреваемого в присутствии адвоката 10 июля 2013 г. Ползиков показал, что Галченков предложил ему ограбить АЗС на что он согласился. Совместно они разработали план нападения, в ходе реализации которого он постучал в дверь и сказал оператору, что ему нужно купить воды; она открыла дверь и он проследовал за ней в помещение АЗС;

когда она доставала воду в помещение вбежал Галченков на голове которого

была маска, а в руках пистолет. Как только он увидел в руках Галченкова

деньги, он покинул АЗС.

Свои показания Ползиков подтвердил при проверке показаний на месте нападения в присутствии защитника и в судебном заседании.

Несмотря на отказ Галченкова от дачи показаний, его вина подтверждается показаниями Ползикова, а также выводами экспертов согласно которым на изъятых с прилегающей территории АЗС предметах обнаружены его волосы.

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 12 февраля 2013 г на прилегающей к автозаправочной станции « территории обнаружены и изъяты: две хлопчатобумажные перчатки, черная вязаная шапка с прорезями для глаз. У Ползикова и Галченкова были изъяты для исследования образцы крови и волос. Согласно выводам экспертов, волосы изъятые у Галченкова и обнаруженные на вязанной шапке имеют отдельные признаки сходства между собой; на изъятой перчатке обнаружены следы пота, которые произошли в результате смешения биологического материала Ползикова и, как минимум, одного неустановленного лица.

Изложенные доказательства указывают на причастность осужденных к совершению нападения на АЗС ».

О наличии предварительной договоренности свидетельствуют признательные показания Ползикова, согласно которым они заранее договорились о совершении преступления, разработали план и распределили роли; показания потерпевшей О , о том, что парень в маске вбежал в помещение АЗС через небольшой промежуток времени после того как она открыла дверь первому парню, просившему продать воды, а похитив денежные средства они оба скрылись, и другие изложенные в приговоре доказательства.

То обстоятельство, что Ползиков не принимал участия в хищении

денежных средств, не влияет на квалификацию содеянного им, поскольку по

смыслу закона, уголовная ответственность за разбой, совершенный группой

лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда по

предварительной договоренности между соучастниками непосредственное

изъятие имущества осуществляет один из них, если другие участники в

соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия,

направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в

совершении преступления.

Доводы защитника Кочетковой Е.В. об отсутствии оснований для

квалификации содеянного в отношении О по ст. 162 УК РФ,

поскольку из исследованных по делу доказательств не следует, что ей был

причинен вред здоровью или высказывались угрозы жизни и здоровью,

которые она могла бы воспринимать реально и не установлен предмет,

которым был нанесен удар потерпевшей, являются несостоятельными.

Оснований для переквалификации действий осужденных на ст. 161 УК

РФ не имеется, поскольку выполнение объективной стороны преступления

было начато не с хищения денежных средств, что характерно для грабежа, а

именно с совершения на потерпевшую нападения, сопровождавшегося

угрозами применения к ней насилия, опасного для жизни и здоровья.

Наряду с отношениями собственности, разбой посягает на дополнительный объект - здоровье человека, что имело место в данном случае. Действия осужденных в связи с этим правильно квалифицированы по ч. 2 ст. 162 УК РФ как совершение разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору. При этом, применение оружия или предметов используемых в качестве оружия им не вменялось, а сам факт того, что по делу не был установлен пистолет, используемый Галченковым, не ставит под сомнение установленные обстоятельства совершения преступления, согласно которым действия нападавших потерпевшая воспринимала как реальную угрозу для своей жизни, имея на то основания.

Принцип состязательности и равноправия сторон председательствующим соблюден. Стороны не были ограничены в праве представления доказательств, все представленные суду допустимые доказательства были исследованы, заявленные сторонами ходатайства разрешены председательствующим в установленном законом порядке, и по ним приняты обоснованные решения.

Давая оценку доказательствам по делу, суд пришел к обоснованному выводу, что они являются допустимыми.

Так, оснований ставить под сомнение допустимость протокола устного заявления Ползикова от 9 сентября 2013 г. (том 4, л.д. 5-6) по тем основаниям, что читать и писать на русском языке он не умел и не имел возможности удостовериться в правильности изложенных в нем сведений, не имеется, поскольку осужденный заявил, что в услугах переводчика он не нуждается, лично прочитал протокол и удостоверил это подписью.

Что касается доводов адвоката о недопустимости явки с повинной Ползикова от 6 июля 2013 г. (том 4, л.д. 22), поскольку она написана не им и в отсутствие адвоката, то оснований для признания их обоснованными не имеется, поскольку согласно постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела от 14 февраля 2014 г. (том 2, л.д. 131-136), которое оглашено в суде апелляционной инстанции, доказательств, свидетельствующих о применении к осужденным недозволенных методов ведения следствия с целью получения от них признательных показаний не установлено, а содержание сведений, изложенных в явке с повинной Ползикова, о совершении преступления в отношении потерпевшей, подтверждены им при допросах уже в присутствии адвоката, что не подтверждает его доводы о недобровольности его явки с повинной.

Положения ст. 142 УПК РФ, регламентируя порядок обращения лица с сообщением о совершенном им преступления, не предусматривают в качестве обязательного условия участие защитника.

При таких обстоятельствах, оснований ставить под сомнение допустимость явки с повинной осужденного не имеется.

Назначенное осужденным наказание находится в пределах санкции уголовного закона, по которому они осуждены, чрезмерно суровым не является.

С учетом материального положения осужденных, образа их жизни наличия явок с повинной, малолетних детей, в том числе у Галченкова одного ребенка с тяжелой формой заболевания, судом принято правильное решение не назначать дополнительного наказания в виде штрафа.

Судом обсуждалась возможность назначения более мягкого наказания, а также возможность применения положений ст. 64 УК РФ при назначении наказания Ползикову, с учетом его менее активной роли в совершении преступлений, и был сделан обоснованный вывод об отсутствии для этого оснований.

С учетом изложенного, оснований для смягчения наказания, Судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем, из представленных материалов усматривается, что преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 167 УК РФ осужденными было совершено в ночь с 10 на 11 февраля 2013 г. В соответствии с положениями ч. 2 ст. 15 УК РФ данное преступление относится к категории небольшой тяжести. Согласно п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности за совершение преступления небольшой тяжести, если с момента совершения преступления истекло 2 года. Оснований для приостановления сроков давности предусмотренных ч. 3 ст. 78 УК РФ по делу не установлено.

При таких обстоятельствах, на момент постановления приговора 19 февраля 2015 г., срок давности привлечения к уголовной ответственности Галченкова и Ползикова по преступлению, предусмотренному ч. 1 ст. 167 УК РФ истек.

В соответствии со ст. 389 21 УПК РФ при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке, суд отменяет обвинительный приговор и прекращает уголовное дело при наличии оснований, предусмотренных ст. 24, 25, 27, 28 УПК РФ.

Таким образом, уголовное дело по обвинению осужденных Галченкова и Ползикова в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 167 УК РФ подлежит прекращению на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, а наказание назначенное по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ

смягчению.

Кроме того, Судебная коллегия полагает зачесть в срок наказания Ползикову время нахождения его под стражей с 6 июля 2013 года, поскольку с этой даты и до оформления протокола задержания 9 июля 2013 года он в указанный период времени времени фактически не был свободен, ему назначался адвокат и с ним проводились следственные действия.

Руководствуясь ст. 389 , 389/0, 389 , 389^ УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Воронежского областного суда от 19 февраля 2015 г. в отношении Галченкова Р В и Ползикова С И в части их осуждения по ч. 1 ст. 167 УК РФ отменить, уголовное дело прекратить на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Этот же приговор в отношении Ползикова СИ. и Галченкова Р.В изменить:

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначенных по п. «в» ч. 4 ст. 162, пп. «в», «д», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 и ч. 2 ст. 162 УК РФ окончательно назначить Ползикову С И 14 лет 10 месяцев лишения свободы, Галченкову Р В 16 лет 9 месяцев лишения свободы, с ограничением свободы на 2 года, с отбыванием наказания каждому в исправительной колонии строгого режима;

в срок наказания Ползикова зачесть период его нахождения под стражей с 6 июля 2013 г. до 19 февраля 2015 г.;

в срок наказания Галченкова зачесть период его нахождения под стражей с 10 июля 2013 г. до 19 февраля 2015 г.

В остальной части приговор в отношении Ползикова СИ. и Галченкова Р.В. оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 25 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта