Информация

Решение Верховного суда: Определение N 71-О11-13СП от 12.05.2011 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

/

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 71-ОП-13сп

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 12 мая 2011 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Магомедова М.М.,

судей Скрябина К.Е. и Шалумова М.С.,

при секретаре Кошкиной А.М рассмотрела в открытом судебном заседании 12 мая 2011 года уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя прокуратуры Калининградской области Кретовой Л.Н. на приговор Калининградского областного суда с участием присяжных заседателей от 30 декабря 2010 года, которым

Васильев Д А,

не судимый оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступлений предусмотренных ч. 5 ст. 33, пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105; ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, пп. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, в связи с непричастностью к совершению преступлений.

Заслушав доклад судьи Шалумова М.С., мнение прокурора Митюшова В.П., поддержавшего кассационное представление, объяснения защитника оправданного Васильева Д.А. - адвоката Клешня С.Н., возражавшего против доводов представления, и просившего оставить оправдательный приговор без изменения, Судебная коллегия

установила:

Органами предварительного следствия Васильев Д.А. обвинялся в пособничестве убийству, совершенному 28 сентября 2003 г. в г.

области группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений, т.е. по ч. 5 ст. 33, пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, и пособничестве покушению на убийство двух лиц, совершенному 28 сентября 2003 г. в г. области группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений, т.е. по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, пп. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей признано недоказанным участие Васильева в указанных преступлениях, в связи с чем судом постановлен оправдательный приговор в отношении подсудимого за непричастностью к совершению преступлений.

В кассационном представлении и дополнении к нему государственный обвинитель Кретова Л.Н. указывает на незаконность приговора и наличие оснований к его отмене, предусмотренных ст. 379, 381, 385 УПК РФ, ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона, повлиявших на постановление законного, обоснованного и справедливого вердикта, приводя следующие доводы.

Постановлением Калининградского областного суда от 16.07.2010 уголовное дело в отношении М иО незаконно выделено в отдельное производство, поскольку согласно ст. 29 УПК РФ суд не вправе решать вопрос о выделении уголовного дела.

При формировании коллегии присяжных заседателей допущены нарушения требований ст. 328 УПК РФ. Кандидат в присяжные заседатели за № 28 К скрыл от суда, что в 2004 г. привлекался к уголовной ответственности по ст. 222 (протокол судебного заседания от 09.09.2010 л. 2, 29), а кандидат за № 16 Б скрыл от суда, что в 2010 г. привлекался к уголовной ответственности по ст. 324 УК РФ (протокол судебного заседания от 20.08.2010 л. 2, 12). В этой связи у обвинителя вызывает сомнение честность и беспристрастность данных лиц, в дальнейшем участвовавших в качестве присяжных заседателей в рассмотрении дела и вынесении вердикта.

Кандидат в присяжные заседатели за № 26 П избранная затем старшиной коллегии присяжных, скрыла от суда, что является хорошей знакомой стороны защиты Васильева, об этом же не поставил в известность суд и защитник Клешня. В ходе судебного разбирательства, по ходатайству государственного обвинителя, председательствующим П была отстранена и заменена запасным присяжным заседателем, однако при этом председательствующий в нарушение требований ст. 334 УПК РФ сообщил присяжным, по чьей инициативе удалена старшина П тем самым довел до них информацию, могущую вызвать предубеждение против стороны обвинения.

Председательствующим в нарушение требований ст. 243, 244 УПК РФ удовлетворены ходатайства защитника об оглашении в присутствии присяжных заседателей письменных материалов дела, устанавливающих не только фактические обстоятельства дела, но и касающихся законности проведенных следственных действий, а именно обращалось внимание присяжных на процессуальное оформление доказательств, подписи понятых оформление печатей, чем ставилась под сомнение допустимость данных доказательств (протокол судебного заседания л. 102-103). В принятии возражений обвинителя по этому поводу председательствующим было незаконно отказано.

Полагает, что председательствующим и в других случаях допускались нарушения принципа состязательности и равноправия сторон, существенно ограничивалось гарантированное законом право обвинителя на представление присяжным заседателям доказательств, что не могло не сказаться на их вердикте.

Так, в нарушение требований ст. 274 УПК РФ председательствующим отказано в удовлетворении ходатайства обвинителя о предоставлении для ознакомления видеозаписи допроса потерпевшего К , приобщенной к уголовному делу, и ее просмотра, по тем мотивам, что выдача и просмотр вещественного доказательства в отсутствие сторон и вне судебного заседания нормами УПК РФ не предусмотрены. В дальнейшем, в ходе судебного разбирательства, после допроса потерпевшего К суд вновь отказал стороне обвинения в удовлетворении ходатайства о полном оглашении показаний потерпевшего и просмотре указанной видеозаписи.

С учетом приведенных доводов просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение.

В возражениях на кассационное представление защитник оправданного Клешня С.Н. указывает на несостоятельность приведенных в нем доводов, и просит оставить приговор без изменения, а представление без удовлетворения.

Изучив уголовное дело, проверив и обсудив доводы кассационного представления и возражений на них, Судебная коллегия находит оправдательный приговор суда законным и обоснованным, а кассационное представление не подлежащим удовлетворению.

Согласно ч. 2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них. Однако таких нарушений закона по делу не установлено.

В соответствии с п. 1 ч. 1 и ч. 2 ст. 238 УПК РФ, в случае, когда обвиняемый, не содержащийся под стражей, скрылся и место его пребывания неизвестно, судья приостанавливает производство по уголовному делу избирает обвиняемому меру пресечения в виде заключения под стражу и поручает прокурору обеспечить его розыск. По смыслу данных норм в их взаимосвязи с нормами ст. 231 УПК РФ, после того как основания для приостановления производства по делу отпали, судья решает вопросы связанные с назначением судебного заседания.

Согласно ч. 3 ст. 253 УПК РФ, если по делу имеются несколько подсудимых, часть из которых скрылась, суд приостанавливает производство в отношении этих подсудимых до их розыска и продолжает судебное разбирательство в отношении остальных подсудимых. Лишь в том случае когда раздельное судебное разбирательство препятствует рассмотрению уголовного дела, все производство по нему приостанавливается. Данное правило применимо и к стадии назначения судебного заседания.

Как видно из материалов настоящего дела, в связи с тем, что все обвиняемые скрылись, судья 24.07.2006 вынес постановление о приостановлении производства по уголовному делу, розыске обвиняемых и избрании им меры пресечения в виде заключения под стражу (т. 11 л.д. 13- 15). После задержания и этапирования в Российскую Федерацию обвиняемого Васильева Д.А., учитывая, что другие обвиняемые к этому времени не были разысканы, судья возобновил производство по делу только в отношении Васильева. По итогам предварительного слушания судья вынес постановление о назначении судебного заседания в отношении Васильева и выделении дела в отношении остальных обвиняемых в отдельное производство, мотивировав возможность раздельного судебного разбирательства (т. 11 л.д. 197-204).

Судебная коллегия полагает, что, вопреки доводам представления данное решение судьи не противоречит вышеперечисленным процессуальным нормам и не выходит за пределы полномочий суда установленных ст. 29 УПК РФ, поскольку тем самым судья признал необходимость дальнейшего приостановления производства в отношении скрывшихся обвиняемых до их розыска, и возможность продолжения судебного разбирательства в отношении обвиняемого Васильева.

Также Судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о невиновности Васильева Д.А., основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Дело рассмотрено законным составом коллегии присяжных заседателей, которая была сформирована с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ. После завершения формирования коллегии присяжных заседателей и до приведения их к присяге замечаний по процедуре отбора присяжных заседателей, а также заявлений о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава, от сторон не поступало (т. 12 л.д. 158).

Какие-либо данные, свидетельствующие о незаконном воздействии на присяжных заседателей заинтересованными в исходе дела лицами, в материалах дела отсутствуют.

Довод представления о том, что кандидаты в присяжные заседатели К иБ скрыли информацию о привлечении их к уголовной ответственности, противоречит закону и материалам дела, а отдельные ссылки обвинителя на конкретные листы дела не соответствуют действительности.

В обоснование данного довода обвинитель приложил к представлению справки ИЦ УВД области, из которых следует, что в отношении К в 2004 году в органах дознания имелся материал по ч. 1 ст. 222 УК РФ, по которому в возбуждении уголовного дела отказано по ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ, а уголовное дело по обвинению Б по ст. 30-324 УК РФ прекращено 13.05.2010 мировым судьей по основаниям ст. 28 УПК РФ.

Однако УПК РФ (п. 55 ст. 5, ст. 20-23) предусматривает возможность привлечения лица к уголовной ответственности в качестве подозреваемого или обвиняемого только по возбужденному уголовному делу. Судимость влечет только обвинительный приговор суда (ч. 1 ст. 86 УК РФ). Таким образом, данные справки свидетельствуют о том, что К и Б не имели судимости, К вообще не привлекался к уголовной ответственности, а Б привлекался до начала судебного разбирательства по настоящему делу.

Поэтому, отвечая на вопросы о наличии непогашенной или неснятой судимости, о том, являются ли они подозреваемыми или обвиняемыми в совершении преступлений, и имели ли «свои личные судебные тяжбы», указанные кандидаты в присяжные заседатели обоснованно ответили отрицательно. Вопрос о привлечении к уголовной ответственности кандидатам в присяжные заседатели никем не ставился, а в силу закона Б не обязан сам заявлять суду о прекращенном в отношении него уголовном деле.

Протокол судебного заседания от 09.09.2010 состоит из 25 листов (т. 12 л.д. 89-113), и лист 29, на который ссылается обвинитель, в нем отсутствует. Протокол судебного заседания от 20.08.2010, на который также ссылается обвинитель, состоит всего из 1 листа (т. 12 л.д. 77), в этом заседании какие-либо вопросы у кандидатов не выяснялись.

Положения ст. 329 УПК РФ, регламентирующие порядок замены присяжного заседателя, в том числе старшины, запасным присяжным заседателем, а также ст. 334 УПК РФ, на которую сослался обвинитель, не содержат запрета для председательствующего информировать присяжных заседателей о том, по чьей инициативе произведена замена. Кроме того Судебная коллегия, ознакомившись с протоколом судебного заседания (л. 109 - т. 13 л.д. 139), не находит оснований для вывода о том, что сообщенная председательствующим информация о замене старшины коллегии присяжных П могла вызвать у присяжных предубеждение по отношению к стороне обвинения.

Не основаны на материалах дела и доводы представления о нарушениях председательствующим принципа состязательности и равноправия сторон.

Как видно из протокола судебного заседания (т. 13 л.д. 131-133, 164- 165, 177-178), суд, несмотря на возражения стороны обвинения, подробно изложенные в протоколе, своим мотивированным решением удовлетворил ходатайство стороны защиты об оглашении отдельных материалов дела, в том числе тех, которые приводятся в представлении, однако в дальнейшем сторона защиты сама отказалась от оглашения материалов дела содержащихся в т. 2 на л.д. 52-53, 95-98, и в т. 4 на л.д. 76-81, и они фактически не оглашались. Обсуждение ходатайств стороны защиты и оглашение возражений стороны обвинения имели место в отсутствие присяжных заседателей. Ходатайство об оглашении л.д. 50-52 в т. 2, о которых указано в представлении, защитой вообще не заявлялось, и судом не рассматривалось.

Таким образом, вопреки утверждениям обвинителя, данные материалы дела в присутствии присяжных заседателей не исследовались и не могли вызвать у них какие-либо предубеждения. Ходатайство стороны защиты об оглашении материалов дела, содержащихся в т. 5 на л.д. 5-56 (заключение экспертизы), рассматривалось судом дважды, при повторном рассмотрении ходатайства возражений по поводу их оглашения, и замечаний после оглашения, от стороны обвинения не последовало, что позволяет Судебной коллегии сделать вывод о том, что указанные материалы исследовались в присутствии присяжных заседателей с согласия обеих сторон. В протоколе судебного заседания отсутствуют сведения о том, что сторона защиты или судья обращали внимание присяжных заседателей на какие-либо процессуальные нарушения и тем самым ставили под сомнение допустимость доказательства.

Положения ст. 274 УПК РФ, на которые ссылается обвинитель в представлении, не предусматривают право сторон на ознакомление с видеозаписями следственных действий, приложенными к их протоколам, вне судебного заседания, поэтому судья правильно отказал в удовлетворении ходатайства обвинителя о предоставлении ему видеозаписи.

Ходатайство обвинителя об оглашении показаний потерпевшего К , полученных на предварительном следствии, судом рассмотрено и частично удовлетворено, суд постановил огласить данные показания лишь в той части, в которой они противоречат показаниям в суде. Данное решение суда основано на положениях ч. 3 ст. 281 УПК РФ о том, что по ходатайству стороны суд вправе принять решение об оглашении показаний потерпевшего ранее данных при производстве предварительного расследования либо в суде, лишь при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде. Поскольку показания К были оглашены частично, в результате чего имевшиеся противоречия устранены, суд правомерно отказал в просмотре видеозаписи всего допроса потерпевшего. В протоколе приведены мотивы принятого судом решения (т. 13 л.д. 224-226), с которыми Судебная коллегия согласна.

В прениях стороны не заявили ходатайств о дополнении и возобновлении судебного следствия, что свидетельствует о том, что они не оспаривали полноту и всесторонность исследования фактических обстоятельств дела в присутствии присяжных заседателей.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 339, 341-343 УПК РФ, а содержание напутственного слова председательствующего - требованиям части 3 ст. 340 УПК РФ. От сторон, в том числе и обвинителя, не поступило возражений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности, а по имевшимся у сторон вопросам и замечаниям председательствующим были даны необходимые разъяснения.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции были приняты исчерпывающие меры по обеспечению процессуальных прав сторон, объективности и беспристрастности коллегии присяжных заседателей и вынесенного ими вердикта, а доводы, приведенные в кассационном представлении, не могут быть признаны заслуживающими внимания.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

оправдательный приговор Калининградского областного суда с участием присяжных заседателей от 30 декабря 2010 года в отношении Васильева Д А оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Кретовой Л.Н без удовлетворения Председательствующий (подпись) Магомедов М.М Судьи (2 подписи) Скрябин К.Е., Шалумов М.С.

Комментарии ()

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта