Информация

Решение Верховного суда: Определение N 33-АПУ15-5СП от 21.05.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 33-АПУ15-5сп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Гор. Москва 21 мая 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации в составе

председательствующего Червоткина А.С,

судей Климова А.Н. и Таратуты И.В.,

при секретаре Барченковой М.А рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденных Умарова А.Р., Кубасовой В., Макузаева Т.Н., адвокатов Павлюкова А.В., Татевосовой М.С., Хадисова Х.М., Валова Ю.Б Новолодского Ю.М., Окатова В.В., Борзовой А.Г. на приговор Ленинградского областного суда с участием присяжных заседателей от 26 ноября 2014 года, которым

КУБАСОВА В,

ранее не судимая осуждена по чч.4,5, ст.ЗЗ и п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима;

УМАРОВ А Р,

ранее не судимый осужден по пп. «ж,з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установленными обязательствами, перечисленными в приговоре;

МАКУЗАЕВ Т Н ,

ранее судимый 11 марта

2014 года по ч. 2 ст. 330 УК РФ к 1 году лишения свободы,

осужден по пп. «ж,з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам 6 месяцам лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установленными обязательствами, перечисленными в приговоре, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказания назначенного по приговору от 11 марта 2014 года, окончательно назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установлением обязательств, перечисленных в приговоре.

Постановлено взыскать процессуальные издержки в доход федерального бюджета с Умарова А.Р. и Макузаева Т.Н. по рублей с каждого, с Кубасовой В - рубля, а также с Макузаева Т.Н. - рублей в порядке п. 5 ч. 2 ст. 131 УПК РФ.

По этому же делу осужден Исломов Н.Х., приговор в отношении которого в апелляционном порядке не оспаривается.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., выступления осужденных Кубасовой В., Умарова А.Р., Макузаева Т.Н., адвокатов Новолодского Ю.М., Окатова В.В., Борзовой А.Г., Хадисова Х.М., Валова Ю.Б. по доводам апелляционных жалоб, прокуроров Филимоновой СР. и Смагина Е.Е., полагавших приговор оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 5 ноября 2014 года Умаров А.Р. и Макузаев Т.Н. признаны виновными в убийстве

Б по найму, группой лиц по предварительному сговору, а Кубасова В. - в подстрекательстве и пособничестве в убийстве Б по найму.

Данное преступление совершено 6 апреля 2012 года в районе области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах (с дополнениямиV.

осужденная Кубасова В утверждает, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном и с нарушением ее права на защиту; суд не обеспечил явку и допрос с участием присяжных заседателей таких важных для по делу свидетелей, как Н Р Т Г (ее муж), поскольку они не смогли получить визы в Россию; суд оставил без внимания ходатайства ее защитников о том, что показания допрошенных на предварительном следствии свидетелей, как С Н А , Н М Н Т,

Д зачитывались выборочно и частично; суд незаконно отказал в ходатайстве защиты об оглашении показаний свидетеля Д представленных им документов о финансовых отношениях между ней и потерпевшим Б неправомерно было отказано в ходатайстве защиты об оглашении названных выше неявившихся свидетелей, а также А В С а показания свидетеля С

переведены с ошибками и с искажением их сути, что могло существенно повлиять на решение присяжных заседателей по вмененному ей мотиву преступления; потерпевшая Б дала в суде предположительные показания о цветочном бизнесе отца в России; в ходе расследования и в суде не проверена версия о причастности к убийству Б других лиц, в том числе, связанных с незаконным оборотом наркотических средств; показания в суде свидетелей Т и ее мужа Г которым известна действительная причина приезда Б в Россию, могли повлиять на вердикт присяжных заседателей, но председательствующий не принял всех необходимых мер к их явки в суд она вернула Б безналичным перечислением Евро, и на эти деньги потерпевший приобрел автомобиль « », после чего она передала Б по его же просьбе оставшуюся сумму долга Евро что отражено в бухгалтерской книге, выписку из которой Г представил следователю в Н а подлинник этой книги находится у С которую не допросили по этому же вопросу в суде; кроме того, факт передачи указанной суммы денег Б видел и Н но судья отказался повторно вызвать его в суд; потерпевший Б никогда не был ей конкурентом в цветочном бизнесе, что мог подтвердить в суде свидетель Р она в течение трех недель принимала активное участие в поисках Б , но судья незаконно

отказал в ходатайстве об исследовании многочисленных звонков и емс-

сообщений по этому поводу (т.27 л.д.90); утверждает, что адвокат

Татевосова допустила профессиональную ошибку, порекомендовав ей

перед началом процесса не вызывать свидетелей из и ;

во время подготовки к даче ею показаний в суде адвокаты ее не посещали,

и она была лишена возможности квалифицировано донести свою позицию до суда; сами адвокаты также не подготовились к прениям сторон; 27 октября 2014 года прокурор в прениях выступил в отсутствии адвоката Татевосовой, которая по этой причине не смогла качественно подготовиться к своему ответному выступлению в прениях; адвокат Павлюков в прениях до конца не произнес свою речь в ее защиту поскольку у него приключился приступ, но судья не объявил перерыв и не дал возможность адвокату Павлюкову довести до конца его позицию по делу, предоставив слово адвокату Милявину, защищавшему интересы подсудимого Исломова; при этом Кубасов В. прилагает ответ главного кардиолога ФГБУ МЧС России о результатах обследования адвоката Павлюкова; также осужденная Кубасова утверждает, что адвокат Татевосова не рекомендовала ей выступить самой в прениях, в результате чего на такой важной стадии судебного разбирательства она фактически осталась без квалифицированной защиты; в ходе судебного заседания прокурор и председательствующий судья незаконно прерывали ее и защитников, ограничивали их во времени, препятствовали донести их позицию по делу до присяжных заседателей, фактически лишив ее возможности защищаться от необоснованного обвинения (т.27 л.д.86-91); указывает, что все ходатайства прокурора удовлетворялись, а ее ходатайства и защитников судья оставлял без удовлетворения; полагает что Б был убит не в день его вывоза из отеля, а спустя несколько дней или недель, что подтверждается, по ее мнению, работой его телефона « г» (т.27 л.д.4), который обнаружен в брюках погибшего Б (т.2 л.д.88-102); при этом к жалобе прилагается консультативное заключение специалиста-врача П согласно которому смерть Б могла наступить не ранее 16 апреля 2012 года, а не 6 апреля 2012 года, как вменено ей обвинением; автор жалобы также ссылается на билинг телефонного номера Б ), согласно которому 10 апреля 2012 года зафиксирован факт соединения его с номером телефона гражданки

В , которую в суде допросить не представилось возможным (т. 10 л.д. 116-137); суд не проверил заявление Умарова о причастности к убийству Б человека по имени « », поэтому Исломов дал по делу

«неадекватные» и «ложные» показания; в материалах дела копия долговой

расписки должным образом не заверена, не читаема и написана разными

почерками, однако оригинал этой расписки потерпевшая и ее

представитель отказались приобщить к материалам дела; данная расписка

составлена в 2003 году, когда она еще не была знакома с потерпевшим, что

свидетельствует о фальсификации этого документа; потерпевшей

Б и ее матери прокурор задавал вопросы личностного характера; такие

же сведения содержались и в показаниях подсудимого Исломова; при

составлении вопросного листа суд проигнорировал замечания, поданные

ею и защитниками; вопросный лист составлен с нарушением требований ст. 339 УПК РФ; оглашенный вердикт в ходе судебного заседания 5 ноября 2014 года отличается от копии вердикта, которая была вручена ей через несколько дней, в частности, в ответах на вопросы № № 2,5,8; утверждает, что присяжные исключили из обвинения «...за вознаграждение в размере долларов»; в напутственном слове судья перечислил только доказательства, представленные со стороны обвинения и ничего не сказал об оправдывающих ее доказательствах представленных защитой; вывод суда о совершении убийства по найму основан только на предположениях, а не на достоверных доказательствах утверждает, что ей назначено чрезмерно суровое наказание; просит приговор отменить, и дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Татевосова М.С. в интересах осужденной Кубасовой В указывает на необъективность судебного разбирательства; защите незаконно было отказано в оглашении в присутствии присяжных заседателей протоколов осмотра телефонных соединений и смс сообщений телефонного номера потерпевшего Б (т. 10 л.д.243, 244), в оглашении показаний свидетеля Г (т.9 л.д.2-4), договоров купли-продажи потерпевшим акций компании Кубасовой (т. 18 л.д.175- 183), выписки из регистрационной палаты г. (т. 18 л.д.188-190), аудиторского заключения по движению денежных средств фирмы Кубасовой (т.8 л.д.54, т.9 л.д.224), подтверждающих факт возврата денежного долга потерпевшему, что повлияло на решение присяжных заседателей; суд не принял необходимых мер к получению виз в Россию важных свидетелей таких, как Р Т

Г (муж Кубасовой); речь Кубасовой в прениях неоднократно прерывалась прокурора и судьей; напутственное слово председательствующего было необъективным, поскольку были проигнорированы доказательства защиты, в том числе противоречия в показаниях свидетелей Н и М о намерениях Б заниматься поставками цветов в Россию; судья не напомнил в

напутственном слове о показаниях Б иА по поводу

долга Д потерпевшему в сумме Евро;

председательствующий необоснованно сослался в напутственном слове на

копию долговой расписки (т.25 л.д.146), поскольку Г по

НЕЙ НЕ ДОПРОШЕН, а Кубасова утверждает, что такую расписку она никогда

не видела; вопросный лист составлен таким образом, что действия всех

подсудимых могли быть совершены только при подстрекательстве и

пособничестве Кубасовой; в предложенном защитой варианте вопросного

листа председательствующий судья необоснованно отказал; вердикт

коллегии присяжных заседателей является неясным и противоречивым,

поскольку в ответах на вопросы № № 2,5,8 присяжные исключили слова

«вознаграждение в размере долларов США»; следовательно квалифицирующий признак - убийство «по найму» подлежит исключению из приговора; просит приговор отменить, и дело направить на новое рассмотрение, или приговор изменить, переквалифицировать действия Кубасовой на ч. 1 ст. 105 УК РФ и смягчить ей наказание;

адвокат Павлюков А.В. в защиту интересов Кубасовой В утверждает, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном и с нарушением принципа состязательности сторон; председательствующий незаконно отказал в оглашении показаний свидетеля Г который на предварительном следствии показывал о возврате долга в сумме или Евро со стороны Кубасовой потерпевшему Б также судья незаконно отказал защите в оглашении справки о СМС сообщениях, согласно которой уже после исчезновения Б Кубасова неоднократно направляла на его телефон СМС-сообщения, что свидетельствует о ее непричастности к гибели потерпевшего; в суде не проверены другие версии убийства Б , в частности, незаконно председательствующий отклонил ходатайство защиты об оглашении заявления Умарова на имя следователя о причастности к этому убийству дяди Исломова по имени М ; судьей незаконно пресекались попытки Кубасовой сообщить присяжным заседателям о том, что М иБ приезжали к ней на фирму (т.27 л.д.86,90); в связи с этой версией судья ее остановливал восемь раз; также пресекались попытки исследовать эту версию и со стороны защитников (т.27 л.д.102, 104); прокурор в своей речи во время прений сторон сослался на показания Кубасовой, данных ее бельгийскому следователю без участия адвоката; ходатайства стороны обвинения удовлетворялись в полном объеме; в суде не допрошены важные свидетели Р Г (муж Кубасовой), еще три свидетеля, поскольку они не смогли получить визы в Россию, но они утверждали о невиновности подзащитной в инкриминированном ей деянии; показания этих же свидетелей в суде присяжных не оглашались, тогда, как показания других неявившихся

свидетелей, по ходатайству прокурора исследовались;

председательствющий не довел до сведения присяжных заседателей п. 2

Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» по

поводу оценки доказательств; в ответах на вопросы № № 2,5,8 присяжные

заседатели исключили слова «вознаграждение в размере долларов

США», в таком виде они огласили вердикт; кроме того, присяжные

исключили факт передачи Умарову аванса в сумме рублей,

поскольку обвинение в это части было построено на недостоверных

показаниях об этом Исломова, но в приговоре судья указал, что убийство

было совершено именно по мотиву денежного вознаграждения; просит

приговор отменить, и дело направить на новое рассмотрение, либо

переквалифицировать действия Кубасовой на ч. 1 ст. 105 УК РФ и смягчить ей наказание;

адвокаты Новолодский Ю.М., Окатов В.В. и Борзова А.Г. в интересах осужденной Кубасовой В. указывают, что присяжные заседатели в ответе на вопрос № 2 исключили «в размере долларов», а также, что она «...передала Умарову А.Р. рублей»; в ответе на вопрос № 5, поставленного в отношении Умарова, присяжные заседатели также исключили «...в размере долларов», «...получил от Кубасовой рублей», «...за обещанное Кубасовой вознаграждение...», «...для лишения Б жизни»; однако в приговоре судья сослался на эти обстоятельства, как установленные вердиктом, что противоречит требованиям УПК РФ; в ходе судебного следствия и прений сторон адвокаты Татевосова и Павлюков были лишены возможности полноценно выполнить функцию защиты подсудимой Кубасовой; в частности, адвокат Татевосова не присутствовала в суде во время произнесения государственным обвинителем своей речи в прениях, и ее отсутствие не было согласовано с подсудимой Кубасовой (т.27 л.д.146); кроме того, председательствющий не дал возможность адвокату Павлюкову завершить его речь в прениях, когда тому стало плохо, и предоставил слово в прениях адвокату Милявину А.Г. в защиту интересов подсудимого Исломова (т.27 л.д.197); суд не принял надлежащих мер к вызову и допросу свидетеля Д по вопросу о наличии или отсутствии денежного долга Кубасовой перед потерпевшим Б ; также судья незаконно отказал в оглашении показаний этого свидетеля (т.27 л.д.134); кроме того, суд не принял мер к вызову и допросу свидетелей

М ,Р Г по вопросам о бизнесе Б в России и о взаимоотношениях с Кубасовой; не допрошен в суде важный свидетель Т который лично присутствовал при встрече в кафе с Б , Умаровым и Исломовым по прозвищу «М »; из 16 иностранных свидетелей в суде участвовали только потерпевшая Б и свидетель Х (жена убитого); незаконно были оглашены показания свидетелей М и Б , поскольку они не отказывались явиться в судебное заседание; не допрошен в суде важный свидетель А по вопросу о круге знакомых Б в России, в том числе и о его взаимоотношениях с «М », а также о том, что фирма Кубасовой работала исключительно на

цветочном рынке г. Москвы; в напутственном слове

председательствующий сослался на протокол с показаниями свидетеля

Н составленного бельгийским следователем, исказив его

содержание по вопросу о желании Б заниматься экспортом цветов в

Россию (т.27 л.д.145); в прениях прокурор также исказил показания Н

в указанной выше части и показания свидетелей Я

М ; в суде присяжных не проверялись другие версии, в частности - о причастности Исломова по кличке «М » (наркодиллера к убийству Б ; председательствующий незаконно отклонил ходатайство адвоката Татевосовой об оглашении протокола телефонных соединений Б в части СМС-сообщений, поступивших с телефонного аппарата Кубасовой 6 и 7 апреля 2012 года, свидетельствующих о ее непричастности к гибели потерпевшего; просят приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

осужденный Умаров А.Р. указывает, что суд неверно квалифицировал его действия по п. п. «ж,з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и назначил ему чрезмерно суровое наказание; в полной мере суд не учел положительные характеристики его с места работы и жительства отсутствие у него судимостей, наличие на иждивении малолетнего ребенка, состояние здоровья его и родственников; утверждает, что судья в нарушение требований ст. 348 УПК РФ не учел вердикт присяжных заседателей, которым в ответах на вопросы № № 2,5,8,11 были исключены вмененные обстоятельства об обещанном ему Кубасовой «вознаграждения в сумме долларов США», «для лишения Б жизни», «получил от Кубасовой рублей», а также и то, что «в дальнейшем вывезти Умарова А.Р. на своем автомобиле с места, где Б будет лишен жизни»; своим приговором судья ухудшил положение подсудимых по сравнению с вердиктом присяжных заседателей; кроме того, в приговоре имеются противоречия о наличии или отсутствии у осужденных корыстного мотива; вопросный лист ему был вручен на русском языке, тем самым было нарушено его право на защиту, поскольку его родным является чеченский язык; вопросный лист составлен с нарушением требований ст. ст. 338 и 339 УПК РФ; прокурор председательствующий и адвокат Милявин Т.Н. задавали подсудимым и свидетелям наводящие вопросы; после ответа Исломова о том, что «люди кавказской национальности всегда ходят с оружием», судья не сделал ему замечание и не разъяснил присяжным заседателям, чтобы они не брали во внимание такие сведения при вынесении вердикта; председательствующий незаконно отказал в ходатайстве защиты об оглашении заключения медико-криминалистической экспертизы по механизму телесных повреждений на трупе Б ; также судья незаконно отказал в

ходатайстве об оглашении его заявления следователю о причастности к

убийству Б дяди Исломова по имени М (т.27 л.д.104), показаний

свидетелей Г документов аудиторской фирмы, в вызове в

суд свидетелей-иностранцев, протоколов телефонных соединений

потерпевшего Б от 26.02.2013, которые имели существенное значение

по делу; просит приговор отменить и дело направить на новое

рассмотрение;

адвокат Валов Ю.Б. в интересах осужденного Умарова А.Р утверждает, что в деле отсутствуют доказательства, подтверждающие договоренность и передачу Кубасовой денег Умарову в качестве вознаграждение за убийство Б , поэтому присяжные заседатели исключили эти факты из обвинения, поэтому судья ошибочно квалифицировал действия подзащитного по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ считает, что Умарову назначено чрезмерно суровое наказание; суд в полной мере не учел, что Умаров характеризуется положительно, ранее не судим, на иждивении имеет престарелую мать, которая нуждается в уходе так как дважды перенесла инсульт; просит приговор изменить, исключить его осуждение по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и смягчить Умарову наказание;

осужденный Макузаев Т.Н. указывает, что приговор является незаконным и необоснованным; утверждает, что он не был на месте преступления, о чем говорил в суде и Умаров, но присяжные заседатели не услышали их, и суд незаконно отказал в ходатайстве об исследовании телефонных соединений с его телефона, оглашении показания свидетелей Д , А у которой он находился во время совершенного преступления; судебное разбирательство проведено с обвинительным уклоном, напутственное слово председательствующего было необъективным, и все ходатайства прокурора незаконно удовлетворялись в суде не проверялись другие версии убийства Б , в частности, о причастности к этому преступлении И попытки защиты исследовать эту версию незаконно пресекались со стороны председательствующего; вопросный лист составлен некорректно особенно формулировки вопросов № № 5,8,11, которые могли ввести присяжных заседателей в заблуждение относительно вопросов о виновности подсудимых; просит в суде апелляционной инстанции огласить в полном объеме показания свидетелей, которые подтверждают его «алиби», показания Умарова о том, что его не было на месте преступления; заключения медико-криминалистических экспертиз по трупу и орудиям преступления; в состав коллегии присяжных заседателей входили атеисты и исповедующие христианство, в связи с чем они проявили предвзятость к нему и Умарову; государственный обвинитель в

своей речи также допускал предвзятое отношение к лицам чеченской

национальности; просит приговор отменить и дело направить на новое

рассмотрение; или приговор отменить и прекратить уголовное дело за

отсутствием в его действиях состава преступления;

адвокат Хадисов Х.М. в интересах осужденного Макузаева Т.Н.

указывает, что приговор в отношении подзащитного является незаконным

и необоснованным; в прениях прокурор ввел присяжных в заблуждение,

утверждая, что показания свидетеля А об алиби Макузаева

опровергаются ее телефонными соединениями от 5 апреля 2012 года,

согласно которым она якобы находилась в г. ; однако свидетель А в суде не подтвердила, что в тот день она звонила с указанных в деле телефонов, поскольку симки отдавала сыну и матери; кроме того, суд не установил номер ее рабочего телефона, с которого она в тот день могла звонить; эти «домыслы» прокурора могли повлиять на вердикт присяжных заседателей, но судья ему по этому поводу замечаний не делал; во время судебного разбирательства подсудимый Исломов сидел в отдельной «клетке», что также свидетельствовало о необъективности процесса председательствующий, прокурор и адвокат Милявин А.Г. задавали наводящие и недопустимые вопросы подсудимым Макузаеву Т.Н Умарову А.Р., свидетелю А в то же время, судья незаконно снимал допустимые вопросы защиты к подсудимому Исломову необоснованно отклонил ходатайство защиты об исследовании телефонных соединений телефона Макузаева в марте 2012 г., справки о базовых станциях в области (т. 10 л.д.226-245), о приобщении к материалам дела талона техосмотра и страхового полиса на автомобиль Макузаева ; в прениях речь защитников периодически прерывалась председательствующим; Макузаеву назначено чрезмерно суровое наказание; суд в полной мере не учел, что Макузаев ранее не судим, имеет на своем иждивении малолетнего ребенка, характеризуется положительно; вердиктом присяжные заседатели исключили фразу «вознаграждение вы размере долларов США», в связи с чем признак убийство по найму подлежит исключению; вопросный лист составлен тенденциозно с обвинительным уклоном; напутственное слово председательствующего было необъективным, в ходе которого он говорил «о разумных сомнениях», что противоречит требованиям ст. 340 УПК РФ в которой содержатся положения «о неустранимых сомнениях»; просит его отменить и дело направить на новое рассмотрение, или приговор изменить, переквалифицировать действия подзащитного на ч. 1 ст. 105 УК РФ и смягчить ему наказание.

В возражении осужденный Умаров А.Р. указывает о своем несогласии с доводами апелляционной жалобы адвокатов Новолоцкого Ю.М., Окатова В.В. и Борзовой А.Г., касающихся его позиции в суде первой инстанции, и просит не учитывать их доводы при принятии решения по делу.

В возражениях государственный обвинитель Смагин Е.Е. указывает о своем несогласии с доводами апелляционных жалоб осужденных и защитников, и просит оставить их без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор постановлен правильно.

Так, коллегия присяжных заседателей была сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ, и с доводами осужденного Макузаева Т.Н. о тенденциозности ее состава согласиться нельзя.

Из протокола судебного заседания следует, что после сформирования коллегии присяжных заседателей и в ходе всего судебного разбирательства отводы ее составу участники процесса не заявляли, в том числе по мотиву принадлежности кого-либо к определенной национальности или религиозной группе (т.26 л.д.200).

Ходатайство защиты по поводу отдельного содержания подсудимого Исломова под стражей в зале судебного заседания от остальных подсудимых рассматривалось, и оно обоснованно было оставлено без удовлетворения, о чем председательствующий подробно мотивировал свои выводы в соответствующем постановлении (т.26 л.д.170).

Данное обстоятельство, вопреки доводам жалоб адвоката Хадисова Х.М. и осужденного Макузаева Т.Н., не могло оказать незаконное воздействие на присяжных заседателей, поскольку еще во вступительном слове председательствующий разъяснил членам коллегии, что нахождение подсудимых под стражей не должно вызывать у них предубеждение поскольку подсудимые считаются невиновными до вынесения судом обвинительного приговора (т.26 л.д.176).

Судебное следствие проведено с соблюдением положений ст. ст. 15, 335 УПК РФ. В процессе судебного разбирательства председательствующий принимал законные меры по недопущению исследования в присутствии присяжных заседателей недопустимых доказательств и разглашения данных, не относящихся к обстоятельствам настоящего уголовного дела. В случаях нарушения сторонами процедуры рассмотрения дела председательствующий давал присяжным заседателям необходимые разъяснения, указывая им, какие из сообщенных сведений они не должны принимать во внимание при вынесении вердикта.

Из представленных материалов следует, что суд направил по имеющимся в деле адресам повестки о вызове в судебное заседание всех свидетелей согласно списку, приложенному к обвинительному заключению.

В судебном заседании 25.06.2014 по ходатайству государственного обвинителя были оглашены показания свидетеля Н и представители защиты против этого не возражали (т.26 л.д.240-243).

В судебном заседании 23.07.2014 председательствующий объявил участникам процесса о поступлении заявлений от свидетелей Д,

С Я а также озвучил сведения том, что иные лица, граждане

и являющиеся свидетелями по делу, в консульские органы Российской Федерации на территории указанных государств за получением виз для въезда в Российскую Федерацию не обращались. В этой связи по ходатайству стороны обвинения в присутствии присяжных заседателей были оглашены показания перечисленных выше свидетелей и в протоколе судебного заседания отражено, в какой именно части оглашались их показания. В ответ на заявление адвоката Павлюкова А.В. о необходимости оглашения показаний указанных лиц в полном объеме, председательствующий дал правомерное разъяснение о том, что сторона защиты вправе заявить свое ходатайство об оглашении показаний этих же свидетелей в необходимой ей части (т.27 л.д. 31-33).

При исследовании показаний свидетеля С подсудимая Кубасова В. сделала заявление в присутствии присяжных заседателей о недопустимости указанных показаний в качестве доказательств по причине их ненадлежащего перевода Председательствующий судья, руководствуясь положениями ст. 335 УПК РФ, обоснованно остановил Кубасову В. и указал, что решение об оглашении показаний данного свидетеля уже принято, и подсудимая Кубасова В. получит возможность дать свои пояснения по вопросу о допустимости этого доказательства в соответствующей стадии судебного заседания. Однако в дальнейшем ни Кубасова В., ни ее защитники после оглашения показаний перечисленных выше свидетелей не заявили ходатайств в порядке ст. 235 УПК РФ об их недопустимости, а также ходатайств об их повторном исследовании (т.27 л.д.34-35).

В ходе судебного разбирательства представители защиты не заявляли ходатайств и об оглашении показаний свидетелей И ,А С Т К В Отказ стороны защиты от права представить показания перечисленных выше свидетелей присяжным заседателям путем оглашения их допросов на предварительном следствии не свидетельствует о нарушении права осужденных на защиту.

Также суд не лишал сторону защиты права исследовать показания свидетелей Д и С в связи с отказом консульских органов Российской Федерации в предоставлении им виз, поскольку в положениях ст. 281 УПК РФ такого запрета не содержится.

Нельзя согласиться с доводами апелляционных жалоб и о том, что суд без достаточных оснований отказал защите в исследовании в присутствии присяжных заседателей показаний свидетеля Д а также документов, касающихся финансовой деятельности подконтрольных Кубасовой В. фирм, протоколов осмотров телефонных соединений . Б .

Из материалов дела следует, что отказы в удовлетворении указанных выше ходатайств защиты в судебных заседаниях 13.10.2014 и 27.10.2014. были основаны на том, что председательствующий судья не установил относимость перечисленных доказательств к предмету судебного разбирательства, что, в силу требований ст.ст. 252, 335 УПК РФ исключает возможность их исследования в присутствии присяжных заседателей (т.27 л.д. 133-135, 149).

По аналогичным основаниям председательствующий в судебных заседаниях 08.10.2014 и 13.10.2014 отказал в удовлетворении ходатайств стороны защиты об оглашении заключения эксперта медика-криминалиста (т. 12 л.д. 192-201) и протоколов осмотра телефонных переговоров Макузаева Т.Н. за март 2012 года (т.27 л.д.123-124, 136-138, 149-150).

Суд обоснованно удовлетворил ходатайство стороны обвинения по поводу оглашения сведений о приобретении Умаровым А.Р. и Макузаевым Т.Н. железнодорожных билетов в апреле 2012 года поскольку Умарову А.Р. органами предварительного следствия вменялось совершение действий, связанных с лишением жизни Б в период с 11.03.2012 по 05.04.2012, в связи с чем сведения о его передвижении в указанный период времени относились к предмету судебного разбирательства и подлежали исследованию в присутствии присяжных заседателей.

Председательствующий судья, удовлетворив ходатайство государственного обвинителя о повторном оглашении показаний свидетеля С в судебном заседании 06.10.2014, не нарушил требований уголовно-процессуального закона, поскольку в главах 37 и 42 УПК РФ такого запрета не содержится.

Из материалов дела усматривается, что расписка, подписанная Г

была представлена потерпевшей А в компетентные органы которые во исполнение запроса о правовой помощи представили ее копию в следственные органы Российской Федерации (т.4 л.д. 135). В судебном заседании потерпевшая Б пояснила, что указанная расписка была обнаружена ею в доме отца Б после его исчезновения, и продемонстрировала ее оригинал (т.27 л.д.6-7).

Утверждения Кубасовой В. о том, что указанная расписка была составлена еще в 2003 году, не основаны на материалах дела (т.4 л.д. 13 5) и признаются судебной коллегией не соответствующими действительности.

Оснований для признания данной расписки и ее копии недопустимыми доказательствами не имеется, поскольку потерпевшая указала источник происхождения этой расписки и обстоятельства приобщения ее копии к материалам дела.

Правомерно председательствующий судья отказал защите в приобщении к материалам дела талона технического осмотра и страхового полиса на автомобиль на имя М как неотносимых к предмету судебного разбирательства (т.27 л.д.66-67).

В судебном заседании 25.06.2014 по ходатайству стороны обвинения при рассмотрении вопроса об установлении местонахождении свидетеля Д в отсутствии присяжных заседателей к материалам дела были приобщены объяснения И которые в дальнейшем с участием присяжных заседателей не исследовались, и поэтому они не могли повлиять на выводы коллегии присяжных заседателей (т.26 л.д.239- 240).

Утверждения Макузаева Т.Н. о том, что обвинение обосновывало свои выводы о виновности осужденных на их национальной принадлежности, безосновательны, поскольку таких данных в материалах дела не содержится и в суде первой инстанции подобных заявлений сторона обвинения не делала.

Напротив, из протокола судебного заседания усматривается, что председательствующий в ходе судебного разбирательства неоднократно давал коллегии присяжных заседателей разъяснения о том, что при вынесении вердикта они не должны учитывать данные о личности подсудимых, в том числе, и об их национальной принадлежности (т.27 л.д.35-36, 37).

На предварительном следствии и в суде Умаров А.Р. не делал заявлений о том, что он не владеет русским языком, нуждается в помощи переводчика, владеющего чеченским языком, а также и о том, что он желает получать копии процессуальных документов в переводе на чеченский язык (т. 21 л.д.48, 92, т.26 л.д. 167-168,172).

Из материалов дела усматривается, что Умаров А.Р. является гражданином Российской Федерации, имеющим среднее образование, в течение длительного времени проживает на территории области, в связи с чем его доводы о незнании русского языка и нарушении положений ст. 18 УПК РФ признаются судебной коллегией несостоятельными.

Кроме того, проект вопросного листа, предложенный судьей в письменном виде, на который в своей жалобе ссылается Умаров А.Р., не относится к числу судебных документов, подлежащих обязательному вручению подсудимому, и поэтому в силу ч. 3 ст. 18 УПК РФ он не подлежал письменному переводу на чеченский зык.

Прения сторон с участием присяжных заседателей проведены в соответствии с требованиями ст. 336 УПК РФ.

Из протокола судебного заседания следует, что председательствующий судья разъяснил подсудимой Кубасовой В. ее право участвовать в прениях сторон, но она заявила, что участвовать на этой стадии судебного заседания не желает, а все выскажет в последнем слове (т.27 л.д. 152).

27 октября 2014 года в судебное заседание действительно не явилась адвокат Татевосова М.С, и подсудимая Кубасова В. по этому поводу заявила, что данный вопрос с нею согласован, она доверяет свою защиту адвокату Павлюкову А.В. и желает продолжить судебное разбирательство (т.27 л.д. 146).

29 октября 2014 года адвокаты Татевосова М.С. и Павлюков А.В выступили в прениях сторон в защиту интересов подсудимой Кубасовой В. Вопреки доводам жалоб, речь защитников прерывалась председательствующим только в тех случаях, когда они пытались оказать незаконное воздействие на присяжных заседателей, ссылались на сведения, не относящиеся к предмету судебного разбирательства, либо на доказательства, не исследованные с участием присяжных заседателей (т.27 л.д.183-197).

Из материалов дела также следует, что адвокату Павлюкову А.В была предоставлена возможность выступить в прениях в защиту интересов подсудимой Кубасовой В., и в целом на данной стадии судебного разбирательства он высказал свою позицию по делу. В дальнейшем адвокат Павлюков А.В. по собственной инициативе прервал свою речь, не представив суду достоверных сведений об ухудшении его состояния здоровья, и поэтому председательствующий судья правомерно предоставил слово в прениях другому защитнику - адвокату Милявину А.Г. (т.27л.д.197).

Учитывая данное обстоятельство, а также и то, что на протяжении всего судебного разбирательства защиту интересов Кубасовой В., помимо адвоката Павлюкова А.В., осуществляла адвокат Татевосова М.С, то с доводами апелляционных жалоб о нарушении права Кубасовой В. на защиту судебная коллегия согласиться не может.

Что касается ссылок Кубасовой В. на низкий профессиональный уровень адвокатов Татевосовой М.С, Павлюкова А.В. и на неэффективную их защиту, то они основаны на предположении и признаются судебной коллегией несостоятельными.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. В своем обращении к присяжным заседателям судья разъяснил им, что его анализ исследованным доказательствам не является более значимым по сравнению с тем, как они сами запомнили их содержание, и что свои выводы по делу они должны основывать только на собственном внутреннем убеждении и восприятии, а не аргументах и мнениях других участников процесса, в том числе и председательствующего судьи (т.25 л.д.137-162).

Следовательно, с доводами осужденных и их защитников о том, что государственный обвинитель и председательствующий судья оказали на коллегию присяжных незаконное воздействие, судебная коллегия согласиться не может.

При формулировке вопросного листа председательствующим были соблюдены положения ст. ст. 338 и 339 УПК РФ.

В частности, председательствующий предоставил сторонам возможность высказать свои замечания по содержанию вопросов для присяжных заседателей и предоставить им предложения по постановке по ним дополнительных вариантов вопросного листа. При этом председательствующий судья действительно не принял ряд замечаний и предложений стороны защиты, но это обстоятельство не свидетельствует о нарушении требований ч. 2 ст. 338 УПК РФ, поскольку они не касались необходимости постановки вопросов о наличии по делу фактов исключающих ответственность подсудимых за содеянное, или влекущих за собой ответственность за менее тяжкое преступление.

Безосновательны доводы жалоб и о том, что вопросный лист был сформирован таким образом, что утвердительный ответ на вопросы № 2 предопределил утвердительные ответы на вопросы №№ 5 и 8, так как при вынесении вердикта присяжные заседатели, посчитав недоказанной какую-либо часть обвинения, были вправе исключить ее из вопроса сделав соответствующую оговорку в тексте вердикта.

В напутственном слове председательствующий судья дал соответствующие разъяснения присяжным заседателям, в том числе и об этой особенности вынесения вердикта. Полученные ими разъяснения были правильно поняты присяжными заседателями, поэтому они и воспользовались возможностью изменить ответы по поставленным вопросам, признав доказанной причастность всех подсудимых к совершению преступления, но исключили из них указание о договоренности Кубасовой В. и Умарова А. по конкретной денежной сумме, а также о получении Умаровым А.Р. части оговоренного вознаграждения (ответы на вопросы №№ 2,5,8,11).

Доводы Кубасовой, Умарова и Макузаева об их невиновности тщательно проверялись в суде с участием присяжных заседателей с соблюдением принципа состязательности сторон и получили соответствующую оценку в вердикте присяжных заседателей.

В соответствии с положениями ст. 389.27 и пп. 2-4 ст.389.15 УПК РФ, основаниями для отмены или изменения судебных решений вынесенных с участием присяжных заседателей, являются существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение материального закона и несправедливость приговора.

Следовательно, приговоры, постановленные с участием присяжных заседателей, не подлежат пересмотру в суде апелляционной инстанции в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и поэтому доводы осужденных и их защитников об ошибочности вердикта, об «алиби» осужденных, неполноте предварительного и судебного следствий, о причастности к преступлению других лиц признаются судебной коллегией несостоятельными.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным, и к обстоятельствам, как они были им установлены, уголовный закон применен правильно.

Нарушений порядка совещания присяжных заседателей, а равно порядка провозглашения вердикта допущено не было. Вынесенный вердикт не содержит существенных противоречий, и все формулировки исключенные присяжными из поставленных вопросов, надлежаще зафиксированы и заверены старшиной.

С доводами защиты о том, что приговор в части квалификации действий Кубасовой В., Умарова А.Р. и Макузаева Т.Н. противоречит ответам присяжных заседателей на вопросы №№2,5,8,11, согласиться нельзя.

В частности, ответ присяжных заседателей на вопрос № 11 относится к доказанности обвинения Исломова, а не других осужденных.

С учетом того, что вердиктом коллегии присяжных заседателей установлен факт совершения Умаровым А.Р. и Макузаевым Т.Н. убийства потерпевшего . Б за денежное вознаграждение, договоренность о получении которого была достигнута между Умаровым А.Р. и Кубасовой В. еще до совершения преступления (ответы на вопросы №№2,5,8), то их действия обоснованно были квалифицированы судом соответственно как соучастие в убийстве по найму (в отношении Кубасовой В.) и убийство по найму, группой лиц по предварительному сговору (в отношении Умарова А.Р. и Макузаева Т.Н.).

Наказание Кубасовой В., Умарову А.Р. и Макузаеву Т.Н. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности каждого из них, а также совокупности смягчающих обстоятельств, в том числе и перечисленных в апелляционных жалобах.

При этом суд обосновано не признал обстоятельством, смягчающим наказание Умарова А.Р., наличие у него на иждивении малолетнего ребенка, поскольку достоверных данных об этом в материалах дела не имеется.

Выводы суда о размере и виде наказания в отношении каждого из осужденных подробно мотивированы в приговоре, и оснований для применения к ним положений ст. ст. 64, 73, ч. 6 ст. 15 УК РФ и для смягчения назначенного наказания судебная коллегия не усматривает.

Психическое состояние Кубасовой, Умарова, Макузаева проверено полно (т. 15 л.д.56-60, 91-95, 108-112), и они обоснованно признаны вменяемыми

При таких данных оснований для отмены или изменения приговора не усматривается.

1-3 ЛЛ ПО -3-3

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 389 389 ,389 ,389 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Ленинградского областного суда от 26 ноября 2014 года с участием присяжных заседателей в отношении Кубасовой В Умарова А Р и Макузаева Т Н оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденных и их защитников - без удовлетворения. (1^

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 18 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта