Информация

Решение Верховного суда: Определение N 51-АПУ15-3СП от 18.02.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 51-АПУ15-Зсп

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 18 ф е в р а л я 2 0 1 5 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Зыкина В.Я.,

судей Ведерниковой О.Н. и Зеленина СР при секретаре Ивановой А.А., с участием прокурора Курочкиной Л.А., осужденного Песецкого О.В., его защитника - адвоката Нянькиной О.А., а также по терпевшего А рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Песецкого О.В., его защитника - адвоката Барсукова В.А., а также апелляционной жалобе потерпевшего А

на приговор Алтайского краевого суда от 23 сентября 2014 г., согласно которому

Песецкий О В признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а», «к ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ, и ему назначено наказание:

по п.п. «а», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением ст. 65 УК РФ - 17 лет лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год;

по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 167 УК РФ с применением ч.З ст. 66 УК РФ - 2 го да 6 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений окончательно Песецкому О.В. назначено 18 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 (один) год.

Песецкому О.В. установлены следующие ограничения свободы: не уходить из места постоянного проживания (пребывания) дома, квартиры, иного жилища в ночное время суток с 22.00 до 06.00 часов, не изменять место жи- тельства и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования (с. без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, а также являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., выступления осужденного Песецкого О.В., его защитника - адвоката Нянькиной О.А., выступление потерпевшего А выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Курочкиной Л.А судебная коллегия

установила:

Согласно приговору, постановленному на основании вердикта присяжных заседателей, Песецкий О.В. осужден за убийство двух лиц, с целью скрыть другое преступление, а также за покушение на уничтожение чужого имущества путем поджога.

Судом установлено, что преступления совершены 4 августа 2013 года в период с 05.00 до 08.55 часов, в доме по адресу: край, гул. при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокат Барсуков В.А. просит приговор и вердикт коллегии присяжных заседателей отменить и передать дело в отношении Песецкого О.В. на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному заседанию. При этом он считает, что вина осужденного Песецкого О.В. не нашла своего подтверждения в судебном заседании; выражает несогласие с действиями председательствующего, который, как он утверждает, не дал возможности стороне защиты в присутствии присяжных заседателей выяснить у свидетеля М информацию о его взаимоотношениях с подсудимым Песецким, что повлияло на оценку показаний свидетеля присяжными и на их последующий вывод о виновности Песецкого. Как считает защитник, суд обязан был направить запрос в МО МВД России «»

о наличии заявления М в отношении Песецкого. В ходе судебно го заседания председательствующий по делу А препятствовала сто роне защиты исследовать перед коллегией присяжных заседателей доказательства, прямо или косвенно свидетельствующие о виновности свидетеля

и о невиновности Песецкого О.В., который утверждал, что он не при частен к убийству потерпевших А иЗ и что дан ное преступление совершил П . Кроме того, председательствующим как полагает защитник, нарушены требования ч.2 ст.340 УПК РФ, поскольку в напутственном слове судья А характеризуя позицию подсудимого назвала ее «лукавством», на что последовали возражения подсудимого и защиты. При таких обстоятельствах, как считает защитник, судом при рассмотрении дела были нарушены принципы состязательности и равноправия сторон, а так же допущены нарушения уголовно-процессуального закона, которые ограни­

чили право на защиту осужденного Песецкого О.В.

Осужденный Песецкий О.В. в апелляционной жалобе и дополнениях к ней также выражает несогласие с вынесенным судебным решением, приводит доводы, аналогичные доводам жалобы адвоката Барсукова В.А. Кроме того указывает на необоснованное, с его точки зрения, рассмотрение уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, заявляет о нарушениях закона при отборе присяжных заседателей, выразившихся в том, что стороне защиты председательствующий не дал возможности задать кандидатам в присяжные заседатели вопросы для установления обстоятельств, препятствующих их участию в качестве присяжного; утверждает о незаконном воздействии на присяжных заседателей государственного обвинителя; особо акцентирует внимание на то обстоятельство, что председательствующий по делу судья А вела судебный процесс предвзято, с обвинительным уклоном, отклоняла ходатайства стороны защиты и отводы, не давала ему возможности высказаться о нарушениях, допущенных в ходе предварительного следствия, угрожала удалением из зала судебного заседания, препятствовала ему (Песецкому О.В.) дать показания в присутствии присяжных заседателей и довести до них информацию о том, что свидетель П оговорил его, поскольку именно он (П ), как утверждает Песецкий О.В., совершил инкриминируемые преступления и пытается переложить всю ответственность на него, чтобы самому избежать уголовной ответственности.

Председательствующий судья А напутственное слово перед присяжными заседателями произнесла с обвинительным уклоном, исказила ис следованные в судебном заседании доказательства и тем самым незаконно воз действовала на них с целью вынесения обвинительного вердикта.

Заявляет о нарушении тайны совещательной комнаты, о создании судьей А и секретарем судебного заседания П условий, в которых государственный обвинитель Варламова В.Д. смогла оказать давление на присяжных заседателей с тем, чтобы они вынесли в совещательной комнате об винительный вердикт.

Кроме того, в жалобе Песецкий О.В. обращает внимание на неквалифицированную, с его точки зрения, юридическую помощь, оказанную ему адвокатом Барсуковым и заявляет, что его право на защиту в суде было нарушено, по скольку он не был должным образом обеспечен помощью защитника; ходатайство о рассмотрении дела судом присяжных заседателей «навязал» ему защит ник-адвокат Барсуков, который помогал следователю Ж передать дело в суд.

В жалобе и дополнениях к ней осужденный Песецкий О.В. подробно излагает ход предварительного следствия и судебного разбирательства; настаивает на своей непричастности к преступлению; утверждает, что обвинительное заключение составлено с нарушением закона; заявляет о непринятии следователем мер к проверке версии о совершении убийства потерпевших иным лицом о нарушении следователями его (Песецкого) прав, о фальсификации доказательств (в т.ч. подделке подписей, замене вещественных доказательств, уничтожении и сокрытии доказательств), одностороннем обвинительном уклоне расследования дела, о заинтересованности следователей в исходе дела, а также о бездействии следователей К иЖ приведшем к не обоснованному привлечению его (Песецкого О.В.) к уголовной ответственности. Он также утверждает, что дата преступления и дата его задержания судом установлены неправильно.

В жалобах осужденный заявляет ходатайства об исследовании письменных доказательств, назначении судебных экспертиз с целью подтверждения его доводов о его невиновности и о причастности к преступлению другого лица свидетеля П .

Осужденный Песецкий О.В. также выражает несогласие с протоколом судебного заседания, а также с постановлением судьи об отклонении его (Песец кого) замечаний на протокол.

Потерпевший А в апелляционной жалобе и дополнениях к ней высказывает солидарное с Песецким О.В. мнение о незаконности при говора и о необъективности вердикта присяжных заседателей. При этом он приводит доводы, аналогичные доводам жалоб Песецкого О.В. Полагает, что Песецкий О.В. не причастен к убийству его отца; заявляет о несправедливости судебного разбирательства, о давлении государственного обвинителя на присяжного заседателя; считает, что напутственное слово председательствующим составлено с нарушением закона.

Государственным обвинителем Варламовой В.Д. поданы возражения на апелляционные жалобы осужденного, его защитника, а также на апелляционную жалобу потерпевшего, доводы которых прокурор считает необоснованны ми и просит приговор оставить без изменения.

Осужденный Песецкий О.В., его защитник адвокат Нянькина О.А. в заседании суда апелляционной инстанции поддержали апелляционную жалобу Пе сецкого О.В.

Потерпевший А также поддержал свою апелляционную жалобу.

Прокурор Генеральной прокуратуры Российской Федерации Курочкина Л.А. возражала против доводов апелляционных жалоб и просила приговор оставить без изменения.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия пришла к следующим вы водам.

Доводы жалобы осужденного Песецкого и необоснованности принятого судьей решения о рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей - несостоятельны.

Как видно из материалов уголовного дела, Песецкий О.В. добровольно в присутствии защитника при ознакомлении с материалами уголовного дела в порядке ст.217 УПК РФ заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей. Ему неоднократно разъяснялись особенности рассмотрения уголовного дела при такой форме судопроизводства как на стадии предварительного расследования, так и на предварительном слушании.

Обвинительное заключение по делу составлено с соблюдением требований ст.220 УПК РФ и оснований для возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ не имелось.

Формирование коллегии присяжных заседателей было проведено председательствующим судьей соответствии с требованиями ст.328 УПК РФ.

Председательствующий предоставил сторонам возможность задать каждому из оставшихся кандидатов в присяжные заседатели вопросы, которые, по их мнению, связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении данного уголовного дела. Вопросы, не имеющие отношения к рассматриваемому делу, председательствующим были обоснованно сняты, поскольку не могли повлиять на принятие кандидатами в присяжные заседатели объективного решения по делу.

Заявлений о тенденциозности коллегии присяжных заседателей сторона защиты не подавала.

Доводы Песецкого О.В. об оказании давления со стороны государственного обвинителя на запасного присяжного заседателя являлись предметом рас смотрения в судебном заседании, однако своего подтверждения не нашли.

Не имеется каких-либо оснований утверждать о том, что председательствующий судья, секретарь или государственный обвинитель в перерыве судебного заседания воздействовали на присяжных заседателей, как об этом утверждается в апелляционной жалобе Песецкого О.В.

Как следует из протокола судебного заседания, на протяжении всего судебного разбирательства, включая день вынесения вердикта, присяжные заседатели не заявляли об оказании на них незаконного воздействия, никто из них не сообщал о каких- либо случаях нарушения тайны совещательной комнаты.

Председательствующий разъяснил осужденному в судебном заседании куда удаляются присяжные заседатели, а куда судья при устранении противоречий в вердикте. Тот факт, что председательствующий удалился с вердиктом в совещательную комнату для проверки на предмет отсутствия в нем неясностей и противоречий, не является нарушением закона, такая процедура соответствует требованиям ст.344 УПК РФ.

Утверждения Песецкого О.В. о том, что он не был должным образом обеспечен помощью защитника, не соответствуют действительности.

В судебном заседании его интересы по назначению представлял адвокат Барсуков В.А., который занимал позицию, соответствовавшую позиции осужденного. После неявки адвоката Барсукова в судебное заседание без уважительных причин, осужденному был предоставлен другой защитник - адвокат Дедюшина Н.В., против участия которой он не возражал, новому защитнику было предоставлено время для ознакомления с материалами дела и согласования позиции с осужденным.

Позже Песецкий О.В. заявил, что отказывается от услуг адвоката Дедю шиной, ссылаясь на то, что его защиту должен осуществлять адвокат Барсуков однако данный отказ обоснованно не был принят председательствующим, по скольку данных о том, что адвокат Дедюшина ненадлежащим образом испол­

няет свои обязанности не имелось.

Также в установленном законом порядке разрешено заявление об отводе осужденным адвоката Дедюшиной, которое отклонено, как необоснованное При этом Песецкому О.В. была предоставлена дополнительная возможность заключить соглашение с другим адвокатом.

Осужденный, имея возможность выбора защитника, заключил соглашение с адвокатом Барсуковым В.А., который в дальнейшем был допущен в судебное заседание для защиты интересов Песецкого О.В.

После постановления приговора адвокат Барсуков В.А. принес апелляционную жалобу на приговор, которая явилась предметом рассмотрения суда апелляционной инстанции. При этом позиция защитника, изложенная в апелляционной жалобе адвоката, не противоречит позиции защиты самого Песецкого О.В., содержащейся в его апелляционной жалобе.

Таким образом, утверждения Песецкого О.В. в апелляционных жалобах о том, что адвокат Барсуков В.А. ненадлежащим образом осуществлял его защиту, являются несостоятельными, поскольку сам осужденный настаивал на том чтобы его интересы представлял именно этот защитник.

Протокол судебного заседания составлен в соответствии с требованиями ст.259 УПК РФ. Все замечания осужденного на протокол судебного заседания председательствующим были рассмотрены согласно положениям ст.260 УПК РФ, и по результатам их рассмотрения были вынесены законные и обоснованные судебные решения.

Кроме того, постановлением председательствующего от 14.11.2014 удовлетворены замечания Песецкого О.В. на протокол судебного заседания в части указания нумерации залов, в которых проходили судебные заседания.

Другие доводы, изложенные в апелляционных жалобах осужденного и его защитника, ввиду отмены приговора и направления дела на новое судебное разбирательство могут быть приведены стороной защиты и проверены в суде первой инстанции, поскольку касаются вопросов допустимости доказательств разрешение которых в данном случае не относится к компетенции суда апелляционной инстанции.

Приговор подлежит отмене по следующим основаниям.

Приговор, постановленный в суде с участием присяжных заседателей признается законным, обоснованным и справедливым при условии, если со блюдена установленная законом процедура судебного разбирательства, в том числе принципы равенства и состязательности сторон, а также обеспечено пра во подсудимого на защиту.

В соответствии с частью 2 ст.45 Конституции Российской Федерации каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Данное конституционное положение отражено и в Уголовно процессуальном Кодексе РФ.

Согласно ч.2 ст. 16 УПК РФ суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивают им воз- можность защищаться всеми не запрещенными настоящим Кодексом способа ми и средствами.

В соответствии с пунктами 3, 4, 5, 21 части 4 ст.47 УПК РФ обвиняемый вправе возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний; заявлять ходатайства; защищаться иными средствами и способами, не запрещенными УПК РФ. При согласии обвиняемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний.

В данном случае указанные требования закона председательствующим по делу были нарушены.

Как видно из протокола судебного заседания, подсудимый Песецкий О.В с самого начала судебного следствия при разрешении вопросов юридического характера (в отсутствии присяжных заседателей) заявлял председательствующему, что намерен дать показания перед присяжными заседателями и довести до них информацию о том, что он (Песецкий) не убивал потерпевших и не поджигал их жилище, а это преступление (убийство) в его присутствии совершил показывающий против него свидетель П , который, по его мнению пытается таким образом переложить всю ответственность на него, чтобы само му избежать уголовного преследования.

Перед началом судебного следствия председательствующий запретил Пе сецкому О.В. доводить до присяжных сведения о причастности к преступлению свидетеля П .

При этом он дал подсудимому следующие разъяснения: «Настоящее уголовное дело рассматривается в отношении Вас. Вы можете высказать свою позицию защиты по обстоятельствам предъявленного Вам обвинения. Но суд не позволит Вам углубляться в обсуждение вопросов вины П и излагать подробности его действий в отношении потерпевших. Вы можете сообщить о событиях преступления, касающихся Вас, Вашего обвинения и о своих действиях, но не вдаваться в подробности о действиях П так как в отношении него дело не рассматривается»... «Вы не можете говорить об этом в связи с выбранным Вами порядком рассмотрения дела судом присяжных При рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей существуют определенные ограничения. В соответствии с законом, суд обязан оградить присяжных от исследования тех обстоятельств, которые могут ввести их в заблуждение, и не нужны им для ответов на поставленные перед ними вопросы Если Вы хотите подробно говорить про вину П то нужно было выбирать суд без участия присяжных» (т.8 л.д.131).

В последующем, в том числе и в стадии прений сторон, подсудимый Пе сецкий О.В. неоднократно просил председательствующего, в целях реализации его права на защиту и соблюдения принципа состязательности и равноправия сторон, дать ему возможность довести до присяжных заседателей указанную информацию с тем, чтобы они могли сопоставить его показания с другими доказательствами (в том числе с заключениями экспертиз) и дать им объективную

оценку.

Председательствующий каждый раз разъяснял Песецкому О.В., что в своих выступлениях перед присяжными заседателями он не должен сообщать о действиях свидетеля П .

При этом председательствующий дал Песецкому следующее разъяснение: «Подсудимый может выразить свое критическое отношение к показаниям свидетелей и дать им оценку в совокупности с другими доказательства ми Вы можете давать оценку показаниям, сказать, что свидетель оговаривает Вас, но вдаваться в причины ваших отношений и почему это имеет место нельзя» (т.9 л.д.114).

«Подсудимый может говорить о том, что он не поджигал и не убивал З

иА а это сделал другой человек. Но кто этот человек и действия этого человека находятся за рамками предъявленного Вам обвинения Согласно ст.252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению» (т.9 л.д.116).

Подсудимый Песецкий О.В., выступая в прениях перед присяжными заседателями, попытался обосновать свою позицию тем, что у него не было мотива и причин убивать потерпевшего А , поскольку тот его друг, с которым он знаком более 30 лет.

Председательствующий прервал выступление подсудимого и разъяснил присяжным заседателям: «Прошу присяжных заседателей не принимать во внимание то обстоятельство, что подсудимый Песецкий был знаком с потер певшим более 30 лет, поскольку это не относится к обстоятельствам предъявленного обвинения. Еще раз обращаю внимание подсудимого и присяжных заседателей, законом установлены определенные рамки при рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей. Выбирая данный порядок судопроизводства, О В согласился с этими ограничениями» (т.9 л.д.117).

Председательствующий также разъяснил им: «При выборе такого порядка судопроизводства как суд с участием присяжных заседателей существуют определенные льготы, а именно, не сообщаются сведения, которые способны вызвать предубеждение у присяжных заседателей в отношении подсудимого Если человек выбирает определенную форму судопроизводства, видимо, рас считывая на какие-либо льготы, вместе с тем он берет на себя и ограничения которые установлены этим же законом» (т.9 л.д.118).

После возобновления судебного следствия в стадии прений сторон председательствующий предоставил подсудимому Песецкому возможность дать показания, но когда Песецкий в присутствии присяжных заседателей попытался сообщить о том, что он видел как П (свидетель) стал наносить удары потерпевшему ножом в грудь, председательствующий прервал показания под судимого и сделал ему замечание следующего содержания: «Еще раз разъясняю, что в соответствие со ст.252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению Подробности действий П описывать не нужно. Давайте пояснения в отношении себя. Наносили ли Вы предъявленные обвинением удары потер певшим, совершали ли иные, предъявленные обвинением действия или нет».

В ответ на возражения Песецкого О.В. о том, что он своими показаниями пытается донести до присяжных заседателей «истинные события», происходившие в квартире, где были убиты потерпевшие, и тем самым дать возможность присяжным заседателям сопоставить его показания с другими доказательствами, чтобы они могли дать им объективную оценку, председательствующий предложил подсудимому: «Рассказывайте по событиям предъявленного Вам обвинения, совершали ли Вы те действия, которые Вам вменены, были Вы в доме А четвертого августа или нет, изложите свою позицию без подробного изложения действий другого лица».

При этом председательствующий обратился к присяжным заседателям с разъяснением: «Присяжных заседателей прошу не принимать во внимание высказывание подсудимого о том, что ему не дают довести до Вас свою позицию Это не соответствует действительности и является попыткой втянуть вас в об суждение вопросов законности действий председательствующего.... Мы не рассматриваем вопросы по действиям иного лица, которое не привлечено к уголовной ответственности. Это установлено ст.252 УПК РФ. Дело рассматривается только в отношении подсудимого и только по предъявленному ему обвинению. Подсудимый вправе защищаться всеми способами, не запрещенными законом, говорить о том, что он не убивал, выдвигать алиби, или иные версии защиты. Исследование же причастности других лиц находится за рамками предъявленного обвинения... Мы исследуем те доказательства, которые представляют сторона обвинения и сторона защиты в отношении конкретного лица Вы не должны дать увести себя в эмоции, и вы должны разрешать вопрос о виновности Песецкого О.В. безотносительно к виновности другого лица в совершении данного преступления».

После сделанного председательствующим Песецкому О.В. замечания по поводу того, что он не должен «касаться действий третьих лиц» подсудимый пояснил, что П врет, а свидетель обвинения М его (Песецкого враг. При этом он пояснил, что хотел бы довести до присяжных заседателей бо лее подробную информацию, но не знает, как это сделать в сложившейся обстановке.

Председательствующий после такого заявления Песецкого О.В. обратился к присяжным заседателям: «Уважаемые присяжные заседатели! Прошу Вас не принимать во внимание слова подсудимого о том, что М его враг, по скольку это не исследовалось в судебном заседании. В суде М пояснил что неприязненных отношений у него к подсудимому нет. Оценка достоверности показаний подсудимого, свидетелей, делается на основе всей совокупности доказательств. Вы сделаете вывод, кто говорит правду, а кто не правду, оценивая всю совокупность исследованных доказательств по данному делу» (т.9 л.д.124-126).

Произнося реплику в прениях сторон, Песецкий О.В. еще раз попытался довести до присяжных свою информацию об обстоятельствах убийства потер певшего З свидетелем П , но председательствующий пре рвал его и предупредил, что если он, несмотря на запрет, будет пытаться дово­

дить до суда присяжных подобную информацию, это будет расцениваться как нарушение с его стороны и он может быть удален из зала суда до окончания прений сторон (т.9 л.д.143).

Песецкий выразил недоумение, и пояснил, что не понимает, как ему необходимо себя вести, чтобы «в рамках закона» он смог бы рассказать присяжным заседателям все то, что он видел в доме, где произошло убийство потерпевших.

Председательствующий разъяснил подсудимому, что в рамках действующего закона он вправе давать показания по предъявленному обвинению, говоря лишь о своих действиях «не касаясь действий другого лица, виновность которого не устанавливается присяжными заседателями», и что позицию о своей непричастности к убийству потерпевших он (подсудимый) уже довел до присяжных заседателей (т.9 л.д. 143-144).

При разрешении вопросов юридического характера Песецкий О.В. сообщил председательствующему, что он хотел бы довести до присяжных заседателей информацию о взаимоотношениях, сложившихся между ним (Песецким) и свидетелями (П иМ ), которые в ходе судебного следствия дали против него показания перед присяжными заседателями.

Однако председательствующий не разрешил ему доводить данную информацию до присяжных заседателей.

Попытку подсудимого довести до присяжных заседателей информацию о своих взаимоотношениях со свидетелем П и об обстоятельствах его знакомства с ним председательствующий прервал, и сообщил Песецкому, что ему необходимо говорить лишь «по обстоятельствам предъявленного ему обвинения» (т.9 л.д.113).

При этом председательствующий отклонил возражение стороны защиты подсудимого о том, что данная информация могла бы помочь присяжным заседателям объективно оценить показания свидетеля П и подсудимого Песецкого с точки зрения их достоверности или недостоверности.

Когда защитник Барсуков В.А., выступая в прениях, поставил под сомнение достоверность показаний свидетеля П , который по версии обвинения был единственным очевидцем преступления, назвав его «сомнительным свидетелем», председательствующий прервал выступление защитника и обратился к присяжным заседателям с разъяснением: «Прошу присяжных заседателей не принимать во внимание фразу защитника о сомнительном свидетеле Поскольку это не корректное высказывание, которое недопустимо грамотному юристу. Все свидетели предупреждаются об уголовной ответственности, после чего дают показания» (т.9 л.д. 136-137).

О том, что присяжные заседатели не должны входить в обсуждение вопросов о возможности совершения инкриминируемых преступлений другим лицом, поскольку это будет их «ошибкой», председательствующий разъяснил присяжным после выступления адвоката Барсукова в прениях сторон (т.9 л.д. 13 8) и в напутственном слове.

При этом в напутственном слове председательствующий акцентировал внимание присяжных заседателей на то, что они «ни в коем случае не должны связывать ответы на вопросы о виновности Песецкого с виновностью или не виновностью, причастного либо непричастного к этому обвинению другого ли- ца, дело в отношении которого мы не рассматриваем»,... «свои выводы при от ветах на поставленные перед вами вопросы вам необходимо делать только на основании исследованных в суде доказательств и помнить, что здесь не рас сматривается дело в отношении П , никакие обстоятельства его виновности или невиновности не исследовались, поскольку его никто не обвиняет» (т.8 л.д.53-54).

Разъясняя присяжным заседателям об обстоятельствах, которые они должны принимать во внимание, а какие игнорировать при вынесении вердикта председательствующий сообщил им: «прошу не принимать во внимание утверждение потерпевшего и подсудимого в прениях о многолетней дружбе подсудимого с А , поскольку данные обстоятельства не исследовались в судебном заседании, так как они выходят за рамки тех вопросов, которые Вам необходимо разрешить. Не исследовалось, какие взаимоотношения с А

подсудимый называет этим словом, какова продолжительность этих взаимоотношений, так как это находится за рамками предъявленного ему обвинения» (т.8 л.д.52)... «еще раз прошу не принимать во внимание в совещательной комнате высказывания подсудимого, что ему не дали рассказать истинные со бытия, и заявление адвоката в прениях, что без выяснения вопросов о П ­

они не могут представить доказательства невиновности подсудимого....» (т.8 л.д.54).

В напутственном слове председательствующий также произнес, что выбирая суд присяжных и подтверждая свой выбор, Песецкий знал об особенностях суда присяжных, «поэтому его заявления, что ему не дают сказать, что он многого не может представить присяжным - это лукавство, это попытка незаконно го воздействия на присяжных, попытка увести вас в эмоции, усомниться в законности происходящего» (т.8 л.д.51).

Указанные, а также другие аналогичные высказывания председательствующего в ходе судебного разбирательства, со всей очевидностью свидетельствуют о том, что председательствующий запретил подсудимому Песецкому и не дал ему возможности довести до присяжных заседателей всю известную ему информацию, касающуюся инкриминированных ему событий.

В связи с ограничением права подсудимого довести до присяжных заседателей всю информацию, касающуюся убийства потерпевших и поджога дома подробные показания об обстоятельствах произошедшего (в его версии) Песец кий смог дать лишь в присутствии председательствующего, к полномочиям которого не относится разрешение вопросов о доказанности деяния и о виновности подсудимого.

Отказывая в удовлетворении ходатайств стороны защиты, председательствующий пришел к выводу, что Песецкий реализовал свое право дать показания перед присяжными заседателями, и доведение до них сведений о том, что он не убивал потерпевших и что удары ножом потерпевшему З нанес П ­

будет достаточной для них информацией (т.9 л.д. 172).

Однако такой вывод судьи нельзя признать обоснованным.

Право на защиту включает в себя право обвиняемого (подсудимого) защищаться любыми не запрещенными законом способами, в том числе давать суду полные показания, касающиеся инкриминированных ему преступлений.

С учетом того, что оценку доказательств, в том числе с точки зрения их достоверности или недостоверности, дают присяжные заседатели при вынесении вердикта о виновности или невиновности подсудимого (ч.1 ст.334, чЛ ст.339 УПК РФ), они имеют право знать всю информацию, которую намерен до них довести подсудимый, за исключением тех случаев, когда доказательство признается председательствующим недопустимым.

Доведение данной информации до присяжных заседателей необходимо поскольку является необходимым условием для объективной оценки ими показаний подсудимого на предмет их достоверности или недостоверности путем сопоставления с другими доказательствами по делу.

Согласно ст. 17 УПК РФ присяжные заседатели оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Оценка доказательств не может быть объективной, если подсудимому не предоставлена возможность довести до присяжных заседателей всю известную ему информацию об инкриминируемых ему событиях.

Тем более это актуально, когда в деле имеются показания свидетеля стороны обвинения, который, по версии подсудимого, сам причастен к данному преступлению и, давая против него показания, пытается таким образом переложить ответственность на подсудимого с целью избежать уголовного преследования.

Лишение подсудимого права в присутствии присяжных заседателей дать полные показания, в то время когда такая возможность предоставлена свидетелю, является нарушением принципов равенства и состязательности сторон, а также права на защиту обвиняемого.

Ссылка председательствующего на «рамки закона», которые, якобы, не позволяют подсудимому в суде с участием присяжных заседателей доводить до них полную информацию о свидетеле, не привлеченном к уголовной ответственности, не основана на законе.

Согласно ст.324 УПК РФ производство в суде с участием присяжных заседателей ведется в общем порядке с учетом особенностей, предусмотренных главой 42 УПК РФ.

Положений закона, которые бы не позволяли подсудимому доводить до присяжных указанную выше информацию о свидетеле, глава 42 УПК РФ не со держит.

Особенностями судебного следствия с участием присяжных заседателей является запрет на исследование в присутствии присяжных недопустимых доказательств (части 5 и 6 ст.335 УПК РФ), запрет на исследование фактов прежней судимости подсудимого, признания его хроническим алкоголиком или наркоманом, а также иных данных, способных вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого (ч.8 ст.335 УПК РФ).

Председательствующим судьей дано неправильное толкование ч.7 ст.335 УПК РФ, предусматривающей возможность исследования в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей только тех фактических обстоятельств уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст.334 УПК РФ, а также ст.252 УПК РФ, которая содержит положения о том что судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Данные нормы закона не запрещают подсудимому доводить до присяжных заседателей информацию об инкриминированных ему деяниях, в том числе и о причастности к этим деяниям лиц, не привлеченных к уголовной ответственности.

Мнение председательствующего судьи, сформулированное им в ходе судебного следствия и в напутственном слове, о том, что в случае, если присяжные заседатели выслушают полную версию подсудимого, то это может привес ти их к ошибочному решению, они окажутся под незаконным влиянием подсудимого, поскольку вынуждены будут решать вопросы о виновности лица, не привлеченного к уголовной ответственности - неосновательно.

По смыслу ч.7 ст.335 УПК РФ, ст.252 УПК РФ в их взаимосвязи с положениями других норм уголовно-процессуального закона (статей 333, 334, 339 УПК РФ), председательствующий не вправе ставить на разрешение присяжных заседателей вопросы о виновности лица, не привлеченного к уголовной ответственности.

Но это не означает, что до присяжных заседателей не должна доводиться информация осужденного, утверждающего о своей непричастности к преступлению и о совершении этого деяния другим лицом, свидетельствующим против него.

Напротив, эта информация поможет присяжным заседателям в совещательной комнате, тайна которой предусмотрена ст.341 УПК РФ, вынести объективный вердикт о причастности или непричастности подсудимого (Песецкого О.В.) к инкриминированным преступлениям и о его виновности или невинности.

Сведения о взаимоотношениях подсудимого со свидетелями и потерпевшим также имеют существенное значение для решения присяжными заседателями вопросов, отнесенных к их компетенции, поскольку будут способствовать оценке ими достоверности или недостоверности тех или иных доказательств (в данном случае показаний подсудимого Песецкого, а также свидетелей П ­

иМ ).

Судебная коллегия также отмечает недопустимость высказываний председательствующего в напутственном слове, который охарактеризовал поведение Песецкого в судебном заседании как «лукавство» и «попытку незаконного воз действия на присяжных, увести их в эмоции, усомниться в законности происходящего».

Недопустимо также разъяснение председательствующего присяжным заседателям о том, что они не должны принимать во внимание фразу защитника Песецкого о «сомнительности» свидетеля стороны обвинения.

Ставить под сомнение достоверность доказательств, в том числе показаний допрошенных в суде свидетелей, является правом сторон, которые в прениях перед присяжными заседателями дают свою оценку исследованным в суде доказательствам, пытаясь убедить присяжных заседателей в виновности или не виновности подсудимого.

Данные высказывания председательствующего, наряду с его другими разъяснениями, указанными выше, повлияли или могли повлиять на вынесение присяжными заседателями законного и обоснованного вердикта.

С учетом изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о несправедливости судебного разбирательства по данному делу с участием присяжных заседателей ввиду нарушения права на защиту подсудимого Песецкого О.В., а также принципов равенства сторон и состязательности судопроизводства.

Существенное нарушение уголовно-процессуального закона является основанием для отмены приговора (п.2 ст.38915 УПК РФ).

Судебная коллегия, отменяя приговор и направляя дело на новое судеб ное разбирательство, избирает меру пресечения Песецкому О.В. в виде содержания под стражей на три месяца, учитывая при этом характер и высокую степень общественной опасности инкриминированных ему преступлений, а также данные о его личности, о которых он сообщал в суде первой инстанции: не женат, официально не работал, зарегистрирован и проживал в с.

края.

С учетом отсутствия у Песецкого семьи и официального места работы, а также тяжести инкриминируемых ему преступлений, за которые предусмотрено наказание вплоть до пожизненного лишения свободы, есть основания полагать что Песецкий О.В. может скрыться от суда, либо иным путем воспрепятство вать производству по уголовному делу.

13 20 28 33

Руководствуясь ст. ст. 389 , 389 , 389 , 389 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Алтайского краевого суда от 23 сентября 2014 г. в отношении Песецкого О В отменить и дело передать на новое судебное разбирательство в тот же суд, но иным составом суда, со стадии судебного разбирательства.

Меру пресечения Песецкому О.В. избрать в виде содержания под стражей до 20 мая 2015 г.

Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 16 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта