Информация

Решение Верховного суда: Определение N 56-О12-57СП от 24.10.2012 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 56-012-57сп

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.Москва 24 о к т я б р я 2 0 1 2 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Червоткина А.С,

судей Фетисова С М . и Ведерниковой О.Н.

при секретаре Никулищиной А.А

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению заместителя прокурора Приморского края В.И. Богомолова кассационным жалобам осужденных Пущеленко А.В., Исачковой Н.В Исачкова В.В., Бурмышова Ю.В., Андреева В.Е., и Коваленко А.З., адвокатов Гончаренко А.А., Маслюк В.Г., Моисеевой О.П., Мыльниковой Е.Л., Рытова З.В. и Санжарова Н.И. на приговор Приморского краевого суда с участием присяжных заседателей от 29 февраля 2012 года, которым

Пущеленко А В ,

судимый:

1) 15.08.2001г. по ч.4 ст.166 УК РФ с учетом кассационного

определения от 18.10.2001г. к 6 годам лишения свободы;

2) 4.05.2006г. по ст.ст.111 ч.1, 70 УК РФ на 2 года лишения

свободы. Освобожден 17.08.2007г. условно-досрочно с

неотбытым сроком 5 месяцев 11 дней,

- осужден к лишению свободы:

по п.п.«ж»,«к» ч.2 ст. 105 УК РФ (в ред. Федерального Закона от 21.07.2004 года №73-Ф3) - на 17 (семнадцать) лет,

по ч.4 ст.159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.03.2011 N 26- ФЗ) - на 8 (восемь) лет.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 24 (двадцать четыре) года лишения свободы с отбыванием первых 8 (восьми) лет в тюрьме, а оставшейся части наказания - в исправительной колонии особого режима.

Исачкова Н В ,

не судимая

- осуждена к лишению свободы:

по п.п.«ж»,«к» ч.2 ст. 105 УК РФ (в ред. Федерального Закона от 21.07.2004 года №73-Ф3) - на 11 (одиннадцать) лет,

по ч.4 ст.159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.03.2011 N 26- ФЗ) - на 5 (пять) лет.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено - 12 (двенадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Исачков В В ,

не судимый

- осужден к лишению свободы:

по ч.5 ст.ЗЗ - п.п.«ж», «к» ч.2 ст. 105 УК РФ (в ред. Федерального Закона от 21.07.2004 года №73-Ф3) - на 10 (десять) лет 6 (шесть) месяцев,

по ч.4 ст.159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.03.2011 N 26- ФЗ) - на 4 (четыре) года.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 13 (тринадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Бурмышов Ю В

не судимый

- осужден к лишению свободы:

по ч.5 ст.ЗЗ - п.«к» ч.2 ст. 105 УК РФ (в ред. Федерального Закона от 21.07.2004 года №73-Ф3) - на 8 (восемь) лет,

по ч.4 ст.159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.03.2011 N 26- ФЗ) - на 4 (четыре) года.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 11 (одиннадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Коваленко А З

не судимая

- осуждена к лишению свободы:

по ч.5 ст.ЗЗ - п.«к» ч.2 ст. 105 УК РФ (в ред. Федерального Закона от 21.07.2004 года №73-Ф3) - на 8 (восемь) лет 6 (шесть) месяцев,

по ч.4 ст.159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.03.2011 N 26- ФЗ) - на 6 (шесть) лет.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 13 (тринадцать лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Андреев В Е

не судимый

- осужден к лишению свободы:

по ч.4 ст.159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.03.2011 N 26- ФЗ) - на 4 (четыре) года,

по ч.2 ст.159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162- ФЗ) - на 2 (два) года.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 5 (пять) лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Шахов С А

не судимый

- осужден к лишению свободы:

по ч.5 ст.ЗЗ- п.п.«ж»,«к» ч.2 ст. 105 УК РФ (в ред. Федерального Закона от 21.07.2004 года №73-Ф3) с применением положений ч.1 ст.64 УК РФ - на 4 (четыре) года,

по ч.4 ст.159 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.03.2011 N 26- ФЗ) - на 3 (три) года.

На основании ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 5 (пять) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В отношении Шахова С.А. приговор не обжалован, проверяется в порядке ст.360 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Фетисова С М . , выступления прокурора Лох Е.Н. об удовлетворении кассационного представления по основаниям, в нем указанным, и оставлении кассационных жалоб без удовлетворения осужденных Пущеленко А.В., Исачковой Н.В., Исачкова В.В., Бурмышова Ю.В., Андреева В.Е., и Коваленко А.З., адвокатов Гончаренко А.А Мыльниковой Е.Л., Санжарова Н.И., Охрименко В.Н., Бондаренко В.Х Волобоевой Л.Ю., Карпухина С В . , Шинелевой Т.Н., Чегодайкина А.Н Чигорина Н.Н. и Шевченко Е.М., поддержавших кассационные жалобы Судебная коллегия

установила:

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей от 1 февраля 2012 года признаны виновными и осуждены:

Пущеленко и Исачкова Н.В. - за убийство Г группой лиц с целью скрыть другое преступление и облегчить его совершение;

Исачков В.В. и Шахов - за пособничество в убийстве Г совершенном группой лиц, с целью скрыть другое преступление и облегчить его совершение, сокрытием следов преступления путем вывоза и захоронения трупа потерпевшего;

Бурмышов и Коваленко - за пособничество в убийстве Г совершенное с целью скрыть другое преступление и облегчить его совершение,

Пущеленко, Исачкова Н.В., Исачков В.В., Бурмышов, Шахов Андреев и Коваленко - за мошенничество, то есть приобретение права на чужое имущество (квартиру Г путем обмана, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину, в особо крупном размере,

Андреев, кроме того - за хищение чужого имущества (денег С ), совершенное путем обмана, с причинением ей значительного ущерба.

Судом установлено, что преступления совершены осужденными в

в период с 17 января по 19 февраля 2008 года, Андреевым в отношении С - 30 марта 2008 года, при обстоятельствах указанных в приговоре.

В кассационном представлении заместитель прокурора Приморского края Богомолов В.И. просит приговор в отношении Пущеленко А.В. и Коваленко А.З. изменить: снизить размер назначенного им наказания. В обоснование он указывает, что судом не учтено наличие у Пущеленко на иждивении двоих малолетних детей, в соответствии с п.«г» ч.1 ст.61 УК РФ являющееся обстоятельством, смягчающим наказание. Требования ст.67 УК РФ о степени фактического участия Коваленко в совершении преступлений и значение этого участия для достижения целей преступления судом учтены не в полной мере. Установлено, что Коваленко не являлась инициатором совершения мошенничества и убийства, ее роль в их исполнении не признана особо активной. У нее имеется смягчающее обстоятельство - активное способствование раскрытию преступлений и изобличению других соучастников, отсутствуют отягчающие наказание обстоятельства Назначение Коваленко более сурового наказания, чем одному из исполнителей убийства - Исачковой, не мотивировано и не отвечает требованиям закона.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный Исачков В.В., считая приговор незаконным, просит его отменить, уголовное направить на новое судебное рассмотрение. Он указывает, что в инкриминируемом деянии он не виновен, судом допущены нарушения УК и УПК РФ. Судья был небеспристрастен, занял позицию обвинения. Во время предварительного следствия к нему применялось насилие, в результате которого были получены явки с повинной и протоколы допросов. При проверке показаний его, Пущеленко и Шахова были одни и те же понятые. Протоколы проверки их показаний не имеют подписи защитников, чем нарушена ст. 166 УПК РФ. Показания о том, что он и другие подозреваемые не были знакомы друг с другом и ранее не встречались оставлены без внимания. Следователь не истребовал распечатку телефонных соединений между подозреваемыми, записи камеры видеонаблюдения со здания, расположенного напротив дома Г , чем нарушил право на защиту. Доказательств покупки и введения героина потерпевшему, вывозки мебели из его квартиры следствие не представило. Даты ознакомления его с постановлениями о назначении экспертиз и экспертизами, указанные в протоколах (от 25.08.2010г., 30.08.2010г., 30.09.2010г.), не соответствуют датам посещения его в СИЗО следователем и защитником, что судом не принято во внимание. В допросе свидетеля Б было отказано незаконно, чем нарушено право на защиту. Не удовлетворено ходатайство стороны защиты о приобщении и исследовании экспертизы сотрудника Государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз РФ П опровергающей выводы ситуационной судебно-медицинской экспертизы, проведенной по делу. Показания Шахова являются ложными и противоречивыми, доказательствами не подтверждаются, противоречат показаниям обвиняемых, даны по сговору с обвинением. Суд не удовлетворил ходатайство об истребовании распечатки звонков Шахова и Пущеленко с привязкой к местности. Показания Р и А являются недопустимыми доказательствами, поскольку эти свидетели должны ему и Пущеленко зарплату в рублей. Суд к их показаниям отнесся некритически. Присяжные заседатели №№ 1, 10 и 11 в судебном заседании комментировали показания подсудимых. Ходатайство об их отводе не удовлетворено. Его ходатайство об ознакомлении с

аудиозаписью судебного заседания оставлено без внимания. 31 января 2012г.,

отпрашиваясь на перерыв, старшина присяжных заседателей заявил, что

черновой вариант вопросного листа готов, а полностью вопросный лист

будет изготовлен 1.02.2011г. Суд не установил время совершения преступления, его способ, факт смерти потерпевшего и ее причину. Судебное заседание проходило с обвинительным уклоном. Ходатайства стороны защиты судом были отклонены, чем нарушено право подсудимых на защиту Вопросный лист был составлен с нарушением ст.338 УПК РФ, без учета предложений стороны защиты. Вопросы в вердикте разделены на подпункты и ответы, записанные карандашом с перечислением подпунктов, которые не устроили присяжных заседателей. Исправление ответов с карандашного варианта на запись ручкой, отличающихся друг от друга, свидетельствует о его подделке. Отказ государственного обвинителя после вынесения вердикта от квалифицирующего признака совершения пособничества в убийстве группой лиц по предварительному сговору не соответствует решению присяжных заседателей, чем нарушено его право на справедливое судебное решение.

- адвокат Гончаренко А.А., не соглашаясь и считая его вынесенным с нарушением закона, просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение. В обоснование указывает, что при формировании коллегии присяжных заседателей были нарушены нормы 328 УПК РФ. Убеждения кандидатов в присяжные заседатели №№ 2, 4, вошедших в состав коллегии, вынесшей обвинительный вердикт, а также №№ 36, 38, (запасных присяжных заседателей), считающих, что обвиняемый обязан доказывать свою невиновность и причастность к обвинению, которое ему предъявлено, препятствовали вынесению объективного и беспристрастного вердикта. Такая их позиция противоречит презумпции невиновности, предусмотренной ст. 14 УПК РФ. Старшина присяжных заседателей Г была необоснованно освобождена от участия в деле, поскольку невозможность участия в рассмотрении дела в течении 2-х дней не является основанием для освобождения заседателя от дальнейшего участия, с учетом того, что дело слушалось в сентябре, октябре, декабре 2011г. и в январе 2012г. Присяжные заседатели №№ 1, 10 и 11 в ходе судебного заседания утратили объективность, у них сформировалось предубеждение в виновности подсудимых, так как 22.09.2011г. заседатели № 10 и 11 комментировали показания Андреева и Исачковой Н.В., а 23.09.2011г. присяжный заседатель №10 комментировал показания Пущеленко об отношениях с Исачковой Н.В., заседатель №1 - показания Пущеленко о службе в спецназе. Свидетель Б 21.10.2011г. была освобождена от участия в процессе до оглашения ее показаний без выяснения мнения сторон, чем защита была лишена возможности задать свидетелю вопросы и нарушено право подсудимых на защиту. Предложения стороны защиты о постановке частных вопросов председательствующим учтены не были, в то время формулировались вопросы по предложению государственного обвинителя, что могло повлиять на вынесение присяжными заседателями обвинительного вердикта.

- осужденный Пущеленко А.В., не считая себя виновным и не соглашаясь с приговором, просит его отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение. Он ссылается на то, что были допущены нарушения УПК РФ, уголовный закон применен неправильно. Квалификация его действий по ч.4 ст.159 и п.п. «ж,к» ч.2 ст. 105 УК РФ является неправильной. Приговор является несправедливым. Признательные показания Шахова судом неправильно учтены. Его показания об участии Пущеленко в убийстве потерпевшего являются ложными и противоречивыми, не подтверждаются, а опровергаются доказательствами исследованными в судебном заседании. Они даны под принуждением, не соответствуют действительности. Реплика Шахова об этом не учтена. Суд препятствовал стороне защиты в предоставлении доказательств. Ходатайство об истребовании распечатки соединений с его и Шахова телефонов не удовлетворено. При формировании коллегии присяжных заседателей допущены нарушения - у кандидатов №№2, 4, 36, 38 было внутреннее убеждение, что обвиняемый должен доказывать свою невиновность, однако эти кандидаты не были отведены. 22 и 23 сентября 2011г. старшина присяжных заседателей отсутствовал. Судом были нарушены требования ст.281 УПК РФ и право подсудимых на защиту - свидетель Б была удалена из зала суда, не ответив на вопросы стороны защиты Утверждение государственного обвинителя о плохом состоянии ее здоровья необоснованно, поскольку свидетель отвечала на вопросы председательствующего. Ее показания во время предварительного следствия оглашены незаконно. В суд не был доставлен свидетель Л Вопросный лист сформулирован с нарушением ст.ст.338, 339 УПК РФ. В него не включены вопросы, представленные стороной защиты, уменьшающие степень ответственности или освобождающие от нее. Вопрос №1 содержит указание на деяния, предусмотренных ст. 105 ч.2 и ст.159 ч.4 УК РФ. Кроме того этот, и последующие вопросы состоят из подвопросов, что повлекло их недопонимание присяжными заседателями. Обстоятельства, указанные в вопросах, не соответствуют исследованным в суде. То обстоятельство, что государственный обвинитель отказался от квалифицирующего признака совершения преступлений группой лиц по предварительному сговору изменило суть обвинения.

- адвокат Мыльникова Е.Л. просит приговор в отношении Пущеленко А.В. отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона и ввиду его чрезмерной суровости. Оглашение 6 июня 2011г. стороной обвинения заключения судебной ситуационной экспертизы №117/2010 от 10.06.2010г. было преждевременным, поскольку основано на показаниях подсудимых и их явках с повинной, которые еще не были допрошены в суде, чем на присяжных заседателей было оказано воздействие вызвавшее у них предубеждение о виновности Пущеленко и других подсудимых. Судебное заседание проведено неполно и односторонне. Судом было отказано в удовлетворении заявленных защитой ходатайств: об исключении доказательств, полученных с нарушением уголовно процессуального закона; об исключении протокола проверки показаний на месте от 16.01.2010 Пущеленко А.В., в котором отсутствует подпись адвоката; о запросе детализации телефонных звонков с телефона зарегистрированного на Шахова; о допросе в судебном заседании свидетеля Б о проведении судебной комплексной психолого лингвистической экспертизы; о вызове и допросе судебно-медицинских экспертов, участвовавших в производстве комиссионной судебно медицинской экспертизы № ; об исключении указанного заключения из числа доказательств. После напутственного слова председательствующий не выяснил наличие возражений сторон в связи с его содержанием по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности. В судебном заседании 31.10.2011 г. старшина присяжных заседателей пояснила: «просим перерыв до завтра... Черновой вариант мы сделали...», из чего следует, что голосование проводилось неоднократно. Ответы оглашенные в судебном заседании и сделанные шариковой ручкой, не совпадают с ответами, которые записаны в вопросном листе карандашом Судебные заседатели №№ 1, 10, 11 подлежали отводу от дальнейшего участия в рассмотрении уголовного дела, поскольку они утратили объективность и беспристрастность - в нарушение ст.ЗЗЗ УПК РФ они высказывали свое мнение по уголовному делу и комментировали показания подсудимых. Однако суд в удовлетворении ходатайства об их отводе отказал не выяснив у присяжных - были ли с их стороны высказывания и как они их объясняют. Вердикт присяжных заседателей является противоречивым - на вопрос №2 о причастности Пущеленко к завладению квартиры Г присяжные заседатели ответили: «да, доказано» - 11 человек, «нет доказано» - 1 человек, а на вопрос о его виновности в совершении действий, указанных в вопросе №2, ответили: «да, виновен»-12 человек. Отказ государственного обвинителя от обвинения в части совершения убийства группой лиц с исключением квалифицирующего признака - с предварительным сговором изменил существо обвинения и не соответствует установленным вердиктом обстоятельствам. Поэтому в соответствии с предложенной квалификацией действия Пущеленко следовало расценивать как эксцесс исполнителя. В связи с изменением обвинения адвокат считает, что присяжные заседатели фактически были введены в заблуждение и отвечали на вопросы не

соответствующие позиции обвинения, что нарушило право подсудимых на защиту.

- осужденный Бурмышов Ю.В., просит приговор отменить. Он ссылается на то, что его вина и умысел на убийство потерпевшего завладение его квартирой в судебном заседании не доказана, приводит доводы, изложенные выше. Кроме того, он считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Его действиям дана неправильная юридическая оценка - уголовный закон (ст.ЗЗ ч.5 ст. 105 ч.2 п.«к» УК РФ) к нему применен неправильно. Суд не учел, что подсудимые Пущеленко, Шахов, Исачковы в суде подтвердили, что его не посвящали в план лишения жизни и завладения путем обмана квартирой потерпевшего, в сговор с Бурмышовым не вступали. Не приняты во внимание показания Пущеленко, Исачковых о том, что они не получали от Коваленко и Бырмышова деньги на приобретение наркотиков для Г и показания Андреева, что тот не давал ему фотографию. Не имеется доказательств того, что он указал на дату освобождения квартиры, это сделали другие лица. Судебное разбирательство проходило с обвинительным уклоном. Его явка с повинной является недопустимым доказательством. Суд не учел справку о телесных повреждениях, полученных в результате допросов. Конкретные действия Бурмышова, подпадающие под признаки п.5 ст.ЗЗ УК РФ, предварительным и судебным следствием не установлены. Не выполнены требования ст.73 УПК РФ - не установлены время и способ совершения преступления, причина смерти потерпевшего, конкретные действия при этом Бурнышова. Тело потерпевшего не обнаружено. Не были занесены в протокол судебного заседания слова старшины коллегии присяжных заседателей, после просьбы объявить перерыв, о готовности чернового варианта вопросного листа, сообщившего, что вердикт будет готов 1.02.2011г. Замечания стороны защиты на это были отклонены.

- адвокат Санжаров Н.И. просит приговор в отношении Бурмышова Ю.В. отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение Он ссылается на несоответствие выводов суда о виновности Бурмышова изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела и требованиям законодательства, и указывает также доводы, изложенные выше. Кроме того он считает, что в вопросном листе сохранен макет обвинительного заключения. Вынесенный вердикт находится в противоречии и в отрыве от фактических обстоятельств дела, исследованных в судебном заседании. Не доказан факт в приготовлении Бурмышова совместно с Исачковой Н.В убийства потерпевшего, ранее не знакомых между собой. Явка Бурмышова с повинной получена путем его избиения, что подтверждается справкой из травмпункта , а также в отсутствие адвоката. Вопрос об этом был снят председательствующим с обсуждения. В нарушение ст.49 Конституции РФ и п.З ст. 14 УПК РФ доказательства, изложенные в материалах уголовного дела носят предположительный характер и вызывают сомнения в виновности Бурмышова. Заключение комиссионной ситуационной экспертизы о причине смерти потерпевшего не имеет доказательственного значения. Не установлено, каким образом Бурмышов принимал участие или оказывал содействие в совершении убийства потерпевшего, которого не знал Уголовное дело рассмотрено судом не в полном объеме, приговор вынесен не обосновано. Не разрешены ответы на вопросы: предоставлял ли Бурмышов деньги для приобретения наркотиков и на оформление подложного документа, если да, то сколько, когда, где и кому он их давал Сообщал ли Бурмышов Пущиленко дату, до которой необходимо лишить потерпевшего жизни или нет, если сообщал, то когда, кому и где? Признавая Бурмышова виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.5 ст.ЗЗ - ст. 105 ч.2 п.«к» УК РФ суд не указал, в какой конкретной форме как пособник он способствовал совершению преступления.

- осужденная Коваленко А.З., не признавая себя виновной, просит приговор отменить. Она ссылается на то, что суд не учел, что в причинении смерти потерпевшему и в получении в свою пользу его имущества она не участвовала, не принята во внимание явка с повинной в качестве самостоятельного смягчающего вину обстоятельства (т.4 л.л.д.50-61). Судебное следствие проведено с обвинительным уклоном, в результате чего присяжные заседатели вынесли обвинительный вердикт. Срок содержания ее под стражей продлевался незаконно, так как доказательств того, что она может скрыться, не было представлено. Нахождение ее под стражей оказало негативное влияние на присяжных заседателей, вынесших поэтому обвинительный вердикт. Материалы дела подтверждают ее невиновность Суд не учел, что она была знакома лишь с Бурмышовым, квартиру Г осматривала один раз на предмет ее приобретения для себя, от ее приобретения затем отказалась. О совершении преступления она ни с кем не договаривалась. Показания об этом подсудимых и свидетеля Чернецкого не приняты во внимание. Доказательств ее действий, направленных на убийство Г , завладение правом на его квартиру, и заинтересованности в этом по делу не имеется. Назначенное ей наказание является незаконным несправедливым и слишком суровым. В ходе досудебного и судебного производства по уголовному делу были допущены нарушения уголовно процессуального закона.

В нарушение п.З ч.1 ст. 61, ч.1 ст.62 УПК РФ обвинительное заключение по делу утверждено 30 декабря 2010 года и направлено 31 декабря 2010 года в суд заместителем прокурора Приморского края Б

(т. 15 л.д.1, т. 19 л.д.2-3), несмотря на то, что его дочь - помощник прокурора Ленинского района г.Владивостока К принимала участие в судебном заседании Ленинского районного суда в качестве прокурора при рассмотрении вопросов о продлении срока содержания под стражей 12 октября 2010 года - Бурмышова Ю.В. (т.13 л.д.113-115), 13 октября 2010 года - Исачковой Н.В. (т.13 л.д.120-123).

При выполнении требований ст.217 УПК РФ было нарушено ее право на достаточное время и возможность для подготовки к защите от обвинения по ч.2 ст. 105 УК РФ. С 20 сентября 2010 года она знакомилась с материалами уголовного дела (т. 14 л.д. 141), готовясь к защите от обвинения,

предъявленного 3 сентября 2010 года (т.4 л.д. 169-178), ознакомилась с томами с №№1 - 10 (т.14 л.д.141-148). Однако 23 ноября 2010 года ей было предъявлено новое обвинение по ч.2 ст. 105 УПК РФ (т.13 л.д.217-231), ухудшающее ее положение, после чего следователем было отказано в предоставлении томов 1-2, 4-10 для повторного ознакомления Постановлением суда от 10 декабря 2010 года (т. 14 л.д. 140) она была ограничена во времени ознакомления с материалами уголовного дела. В связи с этим она была лишена возможности подготовиться к своей защите от обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 105 УК РФ Данное нарушение ее права на защиту в ходе судебного производства не было устранено.

В нарушение требований ч.5 ст.339 УПК РФ коллегии присяжных заседателей были представлены вопросы № 2, 5, 8, 11, 14, 17 и 20, сформулированные с применением терминов, подлежащих юридической оценке: «по заведомо подложным документам», «подложный договор купли продажи», «заведомо подложную нотариальную доверенность», «заведомо подложный гражданский паспорт». В вопросах № 24, 27, 30, 33, 36 и 39 содержится термин, подлежащий уголовно-правовой оценке: «в течении суток после убийства».

Формулировка вопросов в вопросном листе, содержащих указанные юридические термины, требовала от присяжных заседателей собственно юридической оценки при вынесении ими своего вердикта, что повлияло на характер ответов на поставленные перед ними вопросы.

В нарушение требований ч.1 ст.252 УПК РФ о судебном разбирательстве только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению вопросы № 2, 5, 8, 11, 14, 17, 20, 24, 27, 30, 33, 36 и 39 содержат обвинения Коваленко А.З. в пособничестве, в незаконном приобретении наркотических средств (героина) в особо крупном размере, т.е. преступлении предусмотренном частью 5 статьи 33, частью 2 статьи 228 УК РФ. Органами следствия обвинение в совершении данного преступления ей не предъявлялось. В нарушение ч.ч. 7 и 8 ст.ЗЗ5 УПК РФ сторона обвинения довела до сведения присяжных заседателей информацию о том, что она совершила данное преступление, что судом не было пресечено. Государственный обвинитель об этом сказал в своей речи в прениях, эти сведения были указаны судом в напутственном слове и нашли отражение в вопросном листе. Указанные нарушения повлияли на принятие присяжными заседателями обвинительного вердикта.

- адвокат Маслюк В.Г. просит приговор в отношении Коваленко А.З отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство приводя доводы, аналогичные изложенным выше. Помимо этого, он считает что предварительное расследование проведено с нарушениями уголовно процессуального закона. С постановлениями о назначении экспертиз и правами, предусмотренными ч.1 ст. 198 УПК РФ, Коваленко была ознакомлена после их проведения. С заключениями каждой из экспертиз в отдельности она также не была ознакомлена, вследствие чего не могла понять смысл медицинских и иных научных терминов, обдумать возможность и способ реализации своих прав. Поэтому протоколы и заключения экспертиз, а также материалы, собранные на месте происшествия, являются недопустимыми доказательствами, что повлекло вынесение судом присяжных обвинительного приговора. Судебное следствие было односторонним. Продление срока содержания Коваленко под стражей было необоснованным. Факт содержания ее под стражей оказал влияние на присяжных заседателей. Не соблюден принцип равноправия сторон Требования ст.340 УПК РФ судом выполнены неполно. После передачи присяжным заседателям вопросного листа председательствующий не разъяснил присяжным заседателям их право на получение разъяснений по вопросному листу, что могло существенно повлиять на мнение присяжных заседателей при обсуждении вопросного листа и принятии вердикта. Суд не учел явку Коваленко с повинной.

- осужденная Исачкова Н.В., не признавая себя виновной и считая его незаконным, просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение. Она указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и требованиям законодательства приводит доводы, изложенные выше.

Кроме того, она указывает, что в ходе досудебного производства по уголовному делу было нарушено ее право на защиту - адвокат Михеева А.О осуществляла защиту с нарушением интересов обвиняемой и норм Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», заняла по уголовному делу позицию противоположную ее законным интересам. Несмотря на то, что при допросе 2 сентября 2010 года в качестве обвиняемой она себя виновной не признала в совершении преступлений, предусмотренных пунктами «ж», «к» части 2 статьи 105, частью 4 статьи 159 УК РФ (т.4 л.д. 199-202), адвокат Михеева А.О. заняла иную позицию по уголовному делу - в своем ходатайстве от 16 ноября 2010 года (т.13 л.д. 167-168) адвокат признала, что материалами дела подтверждается факт совершения обвиняемой преступлений. Следователь не произвел замену защитника, в связи с чем с 16 ноября 2010 года она была лишена защиты при предъявлении обвинения в новой редакции (т.13 л.д. 196- 211), допросе в качестве обвиняемой (т.13 л.д.212-215) и ознакомлении с материалами уголовного дела (т. 14 л.д.43-47).

Судом не установлены время совершения преступления, его способ причина смерти потерпевшего. Во время следствия с ней не проводился следственный эксперимент. Показания свидетеля Б во время предварительного следствия были даны под воздействием сотрудников милиции. Показания Б об убийстве ею Г в суде не оглашались. Судья относился к подсудимым предвзято. Ходатайства стороны защиты, в том числе о проведении аудиовидеозаписи судебного заседания были отклонены. Заявление о предоставлении распечатки записи не удовлетворено. Суд не учел, что свидетель обвинения Д находится в наркотической зависимости, является близким родственником потерпевшего Г показания давал в состоянии, похожем на то которое наблюдалось у них после употребления наркотика. Его показания о ее доступе к документам Г не соответствуют действительности. Ее показания в суде об алиби не учтены. Показания свидетеля Ч не соответствуют действительности, поскольку она была обижена на Пущеленко, который ее отверг.

Процессуальный документ - протокол задержания подозреваемого Андреева В.Е. (т.З л.д. 175-179), не являющийся доказательством, в нарушение закона был оглашен перед присяжными заседателями Характеристика Коваленко была также зачитана перед присяжными. На указанные факты председательствующий не обратил внимание и не сделал замечание.

В нарушение ч.ч.7, 8 ст.338 УПК РФ государственные обвинители незаконно воздействовали на присяжных заседателей. Во вступительном слове подсудимые были названы участниками преступной группы, при оглашении протокола явки Исачкова В.В. с повинной от 16.01.2010г. (т.2 л.д. 189-191) было указано, что она имела проблемы с употреблением наркотических средств (героина). В ходе прений государственный обвинитель довела до сведения присяжных заседателей информацию, не касающуюся обстоятельств рассматриваемого уголовного дела, выходя за пределы вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями приводя аналогию с другими обстоятельствами в сфере риэлторских услуг До присяжных заседателей была доведена информация о личных качествах погибшего Г способная вызвать сочувствие, а также сведения положительно характеризующие и сотрудников правоохранительных органов. Указание государственного обвинителя, что свидетели и эксперты предупреждены об уголовной ответственности за дачу ложных показаний и проведенных экспертиз, является давлением на присяжных заседателей Председательствующий судья, в нарушение требований ст. 336 УПК РФ, не остановил государственного обвинителя и не разъяснил присяжным заседателям, что они не должны учитывать данные обстоятельства при вынесении вердикта.

Представитель потерпевшего - адвокат Синченко Т.К. в прениях нарушила требования ст.ЗЗ6 УПК РФ, довела до присяжных заседателей информацию, выходящую за пределы фактических обстоятельств.

В напутственном слове председательствующий судья нарушил требования ст. 340 УПК РФ - довел до присяжных заседателей информацию о том, что она совершила приобретение, хранение, перевозку и сбыт

наркотического вещества в особо крупном размере, несмотря на то, что

обвинение по данному преступлению ей не предъявлялось. Данные факты

вызвали у присяжных предубеждение.

Вопросный лист сформулирован с нарушением требований ст. 339 УПК РФ - в нем содержится информация о совершении преступления которое никому не вменялось. Большинство вопросов сформулированы таким образом, что присяжным необходимо было установить доказанность фактов приобретения, хранения, перевозки и сбыта наркотического средства героин в особо крупном размере, то есть суд вышел за пределы предъявленного обвинения.

- адвокат Моисеева О.П. просит приговор в отношении Исачковой Н.В. отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение Она ссылается на то, что при рассмотрении дела были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального законодательства и приводит вышеуказанные доводы. Кроме того, она указывает, что при формировании коллегии присяжных заседателей были нарушены положения ст.328 УПК РФ. Мотивированный отвод кандидатам в присяжные заседатели №№ 2, 4, 36, 38, поскольку их убеждения препятствовали вынесению объективного и беспристрастного вердикта, нарушая ст. 14 УПК РФ, не был удовлетворен. В нарушение ч.8 ст.335 УПК РФ 14.10.2011г. перед присяжными заседателями был оглашен протокол допроса Исачкова В.В., в котором было указано, что Исачкова Н длительное время внутривенно употребляла героин, а Бурмышов судим за подделку документов Председательствующий не остановил государственного обвинителя и не разъяснил присяжным заседателям, что они не должны принимать к сведению эту информацию. Оглашение негативных данных о личности подсудимых оказало влияние на формирование мнения присяжных заседателей при вынесении ими вердикта. Присяжными заседателями нарушены требования ст.342 УПК РФ об обсуждении и голосовании вопросов в последовательности, установленной вопросным листом. 31.01.2012 г. в 18 часов старшина присяжных заседателей попросила перерыв, сказав, что готов черновой вариант вопросного листа, а вердикт будет готов 1.02.2012г. Из этого следует, что обсуждение и голосование по вопросам, внесенным в вопросный лист, проводилось неоднократно. При обсуждении последствий вердикта государственный обвинитель отказался от обвинения в части совершения убийства (пособничества в убийстве) группой лиц по предварительному сговору, из чего следует, что Исачкова Н.В покушалась на убийство Г а действия Пущеленко А.В. являются эксцессом исполнителя, в действиях Коваленко и Бурмышова отсутствует квалифицирующий признак совершения преступления группой лиц по предварительному сговору. Следовательно, они не причастны к пособничеству в убийстве Г , так как предоставление информации либо денежных средств без преступных целей уголовно не наказуемы Исключение из обвинения квалифицирующего признака совершения преступления группой лиц по предварительному сговору не соответствует установленным вердиктом обстоятельствам. Вследствие несоответствия позиции государственного обвинителя при постановке вопросов перед присяжными заседателями и при обсуждении последствий вердикта было нарушено право Исачковой Н.В. на защиту.

- осужденный Андреев В.Е., не соглашаясь с приговором, просит непредвзято и объективно пересмотреть дело, переквалифицировать его действия на ст.327 УК РФ и снизить срок наказания. В обоснование он ссылается на доводы, указанные выше. Также он считает, что в материалах дела следствие и суд не разобрались. Вопросы для присяжных имели общий характер, в связи с чем они не имели возможности дать объективный ответ. О планах мошенничества с квартирой потерпевшего он не знал. Умысла на завладение квартирой у него не было. Доказательств того, что он был осведомлен о незаконности действий с квартирой и при покупке билета для Г , в деле не имеется. Не учтено, что первоначальные показания он давал вследствие незаконного воздействия. Его ходатайство об очной ставке с Пущеленко следователем не было удовлетворено. Не имеется доказательств незаконности его действий в отношении гаража, мошенничество с которым он не совершал. Он не знал, что купленный им гараж уже был похищен Утверждение обвинения, что он представил покупателю гаража изготовленную им расписку, доказательств не имеет. То обстоятельство, что расписка имеет дату раньше даты утери паспорта, не доказывает, что гараж ему не был продан. В суде не были оглашены его признательные показания по поводу гаража. Вопросный лист, представленный присяжным, является сложным для их понимания. Присяжные не имели возможности разделить вопросы на отдельные пункты. Вопрос 20.1 противоречит вопросу 20.5, утвердительные ответы на них также противоречивы. Продление сроков содержания его под стражей основано на фальсифицированных документах было незаконным. Не удовлетворены его ходатайства о признании некоторых его показаний недопустимыми, назначении общественных защитников Бондаренко Е. и Кузьмич О., изменении меры пресечения, вызове и допросе в качестве свидетеля Х , запросе распечатки звонков на его телефон. В напутственном слове судья дважды указал, что П передал ему рублей, и включил это в вопросный лист, несмотря на то, что указанный свидетель в суде заявлял обратное, что свидетельствует о воздействии суда на присяжных заседателей.

- адвокат Рытов З.В. просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение, а также он просит переквалифицировать действия Андреева В.Е. на ч.З ст.327 УК РФ и освободить его от наказания за истечением давности обвинительного приговора в соответствии со ст. 83 УК РФ, приводит доводы, аналогичные доводам Андреева. Также указывает, суд сформировал вопросный лист с обвинительным уклоном. Действия Андреева В.Е. квалифицированы неправильно. Согласно полученных доказательств Андреев совершил преступления, предусмотренные ч.З ст.327 УК РФ использование подложных документов, он не собирался завладеть обманным путем квартирой Г или правом на квартиру. Его целью и мотивом действий были оказание помощи в оформлении сделки с квартирой Г Доказательства умысла Андреева на совершение мошенничества в отношении имущества Г в деле отсутствуют. Адвокат считает, что Андреев заслуживает снисхождения и условной меры наказания с применением ст.64 УК РФ.

В возражениях государственные обвинители Горенко В.А. и Саглаев В.В. просят кассационные жалобы осужденных и адвокатов оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В силу ст.ст.379, 381 УПК РФ одним из оснований отмены судебного решения в кассационном порядке, в том числе вынесенных с участием присяжных заседателей, являются нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Согласно ч.З ст.61 УПК РФ судья, прокурор, следователь, дознаватель не может участвовать в производстве по уголовному делу, если он является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу.

В соответствии с п.58 ст.5 УПК РФ к участникам уголовного судопроизводства относятся лица, принимающие участие в уголовном процессе.

В соответствии со ст.62 УПК РФ при наличии оснований для отвода предусмотренных главой 9 УПК РФ, предусматривающей обстоятельства исключающие участие в уголовном судопроизводстве, судья, прокурор следователь, дознаватель, секретарь судебного заседания, переводчик эксперт, специалист, защитник, а также представители потерпевшего гражданского истца или гражданского ответчика обязаны устраниться от участия в производстве по уголовному делу.

Из материалов дела следует, что 12 и 13 октября 2010 года в Ленинском районном суде города Владивостока рассматривались ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей обвиняемых по данному уголовному делу Бурмышова Ю.В. и Исачковой Н.В. В судебных заседаниях принимала участие помощник прокурора Ленинского района г.Владивостока К (т.13 л.д.113-115, 120-123).

Согласно сообщению и.о.начальника отдела кадров прокуратуры Приморского края помощник прокурора Ленинского района г.Владивостока К является дочерью заместителя прокурора Приморского края Б

Вопреки положениям ч.З ст.61 и ст.62 УПК РФ обвинительное заключение по настоящему делу утверждено 30 декабря 2010 года и дело направлено в суд 31 декабря 2010 года заместителем прокурора Приморского края Б (т. 15 л.д.1, т. 19 л.д.2-3).

В силу п.З ч.4 ст.6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» № 63-ФЗ от 1 мая 2002 года адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя.

В соответствии со ст.47 УПК РФ обвиняемый вправе пользоваться помощью защитника, в том числе бесплатно в случаях, предусмотренных УПК РФ, а также знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела и выписывать из уголовного дела любые сведения и в любом объеме, защищаться иными средствами и способами, не запрещенными УПК РФ.

В силу ст.51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, в том числе, если лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь.

Если в этом случае защитник не приглашен самим подозреваемым обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого, то дознаватель следователь или суд обеспечивает участие защитника в уголовном судопроизводстве.

Согласно материалам дела, Исачкова Н.В. при допросе 2 сентября 2010 года не признала себя виновной в совершении преступлений предусмотренных пунктами «ж», «к» части 2 статьи 105, частью 4 статьи 159 УК РФ (т.4 л.д. 199-202).

В последующем она также отрицала свою вину (т.13 л.д.195-215).

16 ноября 2010 года, указывая на недоказанность устойчивости преступной группы, защитник- адвокат Михеева А.О., заявила следователю ходатайство о предъявлении Исачковой Н.В., а также другим привлекаемым по данному делу лицам обвинения в новой редакции, тем самым, вопреки позиции обвиняемой, фактически признав совершение ею инкриминируемых деяний (т.13 л.д. 167-168).

Вопреки явному противоречию в позициях обвиняемой и ее защитника, следователь не произвел замену адвоката.

С учетом изложенного следует признать, что с 16 ноября 2010 года т.е. при предъявлении обвинения в новой редакции (т.13 л.д. 196-211), допросе в качестве обвиняемой (т.13 л.д.212-215) и ознакомлении с материалами уголовного дела (т. 14 л.д.43-47) Исачкова Н.В. была лишена квалифицированной юридической помощи и защиты по данному уголовному делу.

Как видно из материалов дела, 3 сентября 2010 года обвиняемой Коваленко А.З. было предъявлено обвинение по ч.4 ст.159 УК РФ (т.4 л.д. 169-178). По окончанию предварительного расследования, с 20 сентября 2010 года она приступила к выполнению положений ст.217 УПК РФ и ознакомилась с томами №№ 1 - 10 (т. 14 л.д. 141-148).

Однако 23 ноября 2010 года ей было предъявлено новое обвинение, в том числе и по ч.5 ст.ЗЗ - п.«к» ч.2 ст. 105 УК РФ (т.13 л.д.217-231).

Несмотря на предъявление нового обвинения, значительно ухудшающего положение обвиняемой, следователь в нарушение права на защиту и ознакомление со всеми материалами уголовного дела, не предоставил Коваленко вновь материалы дела для ознакомления и подготовки ее к защите, в том числе, от обвинения по ч.5 ст.ЗЗ - п.«к» ч.2 ст. 105 УК РФ.

В связи с указанными нарушениями приговор в отношении Исачковой Н.В., Коваленко А.З., Пущеленко А.В., Исачкова В.В., Бурмышова Ю.В Андреева В.Е., и Шахова С.А. не может быть признан законным и подлежит отмене, а уголовное дело, в соответствии с п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ направлению прокурору Приморского края для устранения недостатков исключающих возможность постановления приговора или вынесения иного решения на основе имеющегося в деле обвинительного заключения.

В связи с отменой приговора и в силу ч.2 ст.386 УПК РФ иные доводы кассационного представления и кассационных жалоб в настоящем судебном заседании не могут быть проверены.

С учетом тяжести и конкретных обстоятельств вменяемых Пущеленко А.В., Исачковой Н.В., Исачкову В.В., Бурмышову Ю.В., Андрееву В.Е Коваленко А.З. и Шахову С.А. деяний, в целях обеспечения проведения судебного разбирательства уголовного дела в разумные сроки, Судебная коллегия считает необходимым избрать в их отношении меру пресечения в виде заключения под стражу.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Приморского краевого суда с участием присяжных заседателей от 29 февраля 2012 года в отношении Пущеленко А В Исачковой Н В Бурмышова Ю В Исачкова В В Коваленко АЗ Андреева В Е и Шахова С А отменить, уголовное дело направить прокурору Приморского края для устранения недостатков, исключающих возможность постановления приговора или вынесения иного решения.

Избрать в отношении Пущеленко А.В., Исачковой Н.В., Бурмышова Ю.В., Исачкова В.В., Коваленко А.З., Андреева В.Е. и Шахова С.А. меру пресечения в виде содержания под стражей на срок до 24 января 2013 года.

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 14 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта