Информация

Решение Верховного суда: Определение N 51-АПУ15-5 от 25.02.2015 Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция

1

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 51-АПУ15-5

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 25 февраля 2015 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации в составе

председательствующего Зыкина В.Я.

судей Ведерниковой О.Н., Шамова А.В.

при секретаре Ивановой А.А рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката Лихторовича М.Б. на приговор Алтайского краевого суда от 5 ноября 2014 года, по которому

ГЕРГ А К ,

несудимый осужден по

- п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений: не изменять место жительства ( край г. ) и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования ( край г. ) без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, а также являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации;

- п. «в» ч. 2 ст. 112 УК РФ с применением ч.1 ст. 62 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с установлением следующих ограничений: не изменять место жительства ( край г. ) и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования ( край г без согласия специализированного государственного органа осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, а также являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.

По делу решена судьба вещественных доказательств и разрешен вопрос о процессуальных издержках.

Заслушав доклад судьи Ведерниковой О.Н., выступления осужденного Герга А.К. и адвоката Лихторовича М.Б., поддержавших доводы жалобы мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Герг А.К. осужден за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью Г не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в ст. 111 УК РФ, но вызвавшего длительное расстройство здоровья, совершенное в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а также за убийство Г заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии.

Преступления совершены в г. края в период с 8 по 13 января 2014 г. при обстоятельствах, приведенных в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокат Лихторович М.Б. просит приговор отменить ввиду несоответствия изложенных в приговоре выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильного применения уголовного закона. По мнению адвоката, виновность Герга А.К. материалами дела не подтверждается, в основу приговора положены показания потерпевшего и свидетелей, которые очевидцами не являются. Не согласен с тем, что в обоснование виновности Герга А.К. суд сослался в приговоре на его показания, данные в качестве подозреваемого, при проверке показаний на месте преступления, на протокол явки с повинной. Судом не проверены доводы осужденного, что перед допросом в качестве подозреваемого ему не была предоставлена возможность согласовать позицию защиты с адвокатом Задержание Герга А.К. произведено без адвоката за 10 минут до начала его допроса. Судом не проверены доводы осужденного, что до задержания он в течение суток находился в отделе полиции, где ему не давали есть и спать предлагали сознаться в убийстве отца, обещая избрать меру пресечения, не связанную с заключением под стражу. Утверждает, что протокол допроса в качестве подозреваемого и протокол проверки показаний на месте являются недопустимыми доказательствами в связи с нарушением его права на защиту и предварительно оказанным давлением со стороны сотрудников правоохранительных органов. При этом отсутствие в процессуальных документах каких либо замечаний не может достоверно свидетельствовать о том, что такое давление на Герга А.К. не оказывалось. Считает, что указанные в протоколе явки с повинной обстоятельства лишь указывают на удушение Гергом А.К. отца, однако не свидетельствуют об умышленном характере его действий; на отсутствие умысла на убийство отца указывает последующее поведение Герга А.К., а также протокол допроса в качестве обвиняемого. Обращает внимание на показания осужденного, где он указывает, что удерживал отца не более 10 секунд, и на выводы комиссионной судебно-медицинской экспертизы о том что смерть потерпевшего не могла наступить при кратковременном (10 секунд надавливании на область шеи. Считает, что судом необоснованно учтено заключение указанной экспертизы, но не учтены заключения экспертов оглашенные стороной защиты, противоречия в заключениях не устранены судом необоснованно отказано в удовлетворении его ходатайства о допросе эксперта, проводившего комиссионную судебно-медицинскую экспертизу Ссылается на ч.З ст.49 Конституции РФ, просит Герга А.К. по п. «в» ч.2 ст. 112 УК РФ - оправдать, а его действия по причинению смерти Г - квалифицировать поч.1 ст. 109 УК РФ и назначить минимальное наказание.

В возражениях на апелляционную жалобу государственный обвинитель М.В. Тилилицина выражает несогласие с изложенными в ней доводами считает их необоснованными, просит оставить жалобу без удовлетворения, а приговор - без изменения (т.4 л.д. 121-123). Потерпевший Г просит оставить жалобу адвоката Лихторовича М.Б. без удовлетворения, приговор в части назначенного Гергу А.К. наказания изменить - увеличить срок наказания, также просит взыскать с Герга А.К. рублей в счет возмещения морального вреда.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на нее, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Выводы о виновности Герга А.К. в совершении убийства Г и причинении ему средней тяжести вреда здоровью основаны на совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании, включая показания самого осужденного, данные им в ходе предварительного расследования показания свидетелей, заключения экспертиз, протоколы следственных действий и другие доказательства, изложенные в приговоре.

Проверяя достоверность показаний Герга А.К., данных в период предварительного следствия и оглашенных в судебном заседании, суд исследовал протоколы следственных действий с участием осужденного (т.4 л.д. 63, 66), и обоснованно признал данные доказательства допустимыми и положил их в основу приговора.

Из показаний Герга А.К., признанных судом достоверными, следует, что будучи разозленным поведением отца, он нанес ему несколько ударов в правую и левую части головы. На следующий день, разозлившись, что отец выплюнул блин и укусил его за запястье, выдернул из-под отца подушку и резко надавил предплечьем левой руки в область шеи под подбородком Убрал руку, когда отец затих. Он не обратил внимание, жив отец или мертв ушел спать.

Эти показания осужденного нашли свое подтверждение в выводах экспертов.

Согласно выводам комиссионной судебно-медицинской экспертизы смерть Г наступила от механической асфиксии вследствие сдавления органов шеи твердым тупым предметом; при этом процесс удушения длился в течение нескольких минут (около 4-5). При кратковременном (10 секунд) надавливании на область шеи, как это указывал осужденный при допросах 4 февраля и 26 марта 2014 г., смерть от асфиксии уГ не могла наступить.

Закрытая черепно-мозговая травма образовалась не менее чем от 8 воздействий например от ударов руками, ногами и пр. и могла быть причинена за 2-5 суток до наступления смерти Г Кровоподтеки на конечностях и теле потерпевшего образовались от воздействий тупыми твердыми предметами, возможно как от ударов, так и от сдавливания таковыми за 2-5 суток до наступления смерти. Ссадины на ногах Г образовались незадолго до его смерти. Экспертная комиссия пришла к выводу, что ввиду разносторонней локализации, множественности повреждений у потерпевшего, образование их всех в совокупности при неоднократных падениях с дивана на пол, в том числе с возможными ударами об ограниченные предметы, исключается.

В судебном заседании осужденный Герг А.К. подтвердил, что смерть отца наступила в результате его действий. Сколько времени он держал руку на шее отца, Герг А.К. пояснить не мог, предполагает, что 10 секунд. Руку убрал, когда отец успокоился (т.4 л.д.59-60).

Вопреки доводам жалобы адвоката заключения судебно-медицинских экспертиз о причинах смерти, количестве, локализации и характере телесных повреждений, механизме их образования у потерпевшего Герга А.К. судом исследованы в полном объеме и получили надлежащую оценку, нашедшую отражение в приговоре.

Суд не нашел оснований для удовлетворения ходатайства адвоката Лихторовича М.Б. о вызове в судебное заседание одного из членов экспертной комиссии, поскольку выводы экспертов достаточно ясные, четкие и понятные, никаких сомнений не вызывают (т.4 л.д.67).

Из показаний свидетелей К М Б.,

потерпевшего Г следует, что телесных повреждений у потерпевшего они не видели, он был ухоженный, спокойный, адекватный никаких жалоб не высказывал, Г также показал, что отец, когда проживал у него, с кровати не падал.

Из материалов дела видно, что оспариваемые в жалобе следственные действия с Гергом А.К., в том числе, допрос в качестве подозреваемого и проверка его показаний на месте, проводились в соответствии с требованиями закона, с участием адвоката, а в необходимых случаях с участием понятых, при этом осужденному разъяснялись предусмотренные уголовно-процессуальным законом права, в том числе, разъяснялось право предусмотренное ст. 51 Конституции Российской Федерации. Составленные протоколы содержат подписи всех участников, у которых замечаний по поводу проведения следственных действий не имелось.

Ходатайств о недопустимости указанных доказательств в судебном заседании заявлено не было.

Судом выяснялись обстоятельства дачи Гергом А.К. показаний на предварительном следствии. Объективные данные, свидетельствующие о получении показаний от осужденного в результате применения к нему незаконных методов ведения следствия, отсутствуют.

В то же время, изучив материалы дела, Судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, которое путем ограничения прав подозреваемого Герга А.К. могло повлиять на вынесение законного и обоснованного приговора (ст.38917 УПК РФ).

Установлено, что в приговоре суд сослался на заявление Герга А.К. о явке с повинной как на доказательство его вины в убийстве своего отца.

Из протокола явки с повинной следует, что 14 января 2014 года Герг А.К. обратился в ОП г. и сообщил о совершенном им преступлении (т.1 л.д.37).

Согласно протоколу задержания подозреваемого Герг А.К. был задержан 14 января 2014 года в соответствии со ст.91, 92 УПК РФ (т.1 л.д.100-102).

В то же время, как установил суд и указал о том в приговоре фактически Герг А.К. был задержан 13 января 2014 года и на этом основании суд зачел в срок отбытия наказания время содержания под стражей осужденного Герга - с 13 по 14 января 2014 года, а также нахождения под домашним арестом с 28 января по 5 ноября 2014 года.

По смыслу закона права подозреваемого, предусмотренные ст.46,49, 92 УПК РФ, в том числе, право не давать показания против себя и пользоваться помощью защитника, возникают с момента фактического задержания лица независимо от времени составления соответствующего протокола.

Как отметил Конституционный Суд РФ в Определении от 17 июля 2012 г. N 1280-О, конституционное право пользоваться помощью адвоката (защитника) возникает у конкретного лица с того момента, когда ограничение его прав становится реальным, когда управомоченными органами власти в отношении этого лица предприняты меры, которыми реально ограничиваются его свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения.

В соответствии с ч.1 ст. 11 УПК РФ суд, прокурор, следователь дознаватель обязаны разъяснять подозреваемому, обвиняемому потерпевшему, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав.

Согласно положениям Федерального закона "О полиции" в случае применения к гражданину мер, ограничивающих его права и свободы сотрудник полиции обязан разъяснить ему причину и основания применения таких мер, а также возникающие в связи с этим права и обязанности гражданина (пункт 2 части 4 статьи 5); в каждом случае задержания сотрудник полиции обязан в том числе разъяснить лицу, подвергнутому задержанию, его право на юридическую помощь, право на услуги переводчика, право на уведомление близких родственников или близких лиц о факте его задержания, право на отказ от дачи объяснения (часть 3 статьи 14); задержанное лицо в кратчайший срок, но не позднее трех часов с момента задержания, если иное не установлено уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации, имеет право на один телефонный разговор в целях уведомления близких родственников или близких лиц о своем задержании и месте нахождения; такое уведомление по просьбе задержанного лица может сделать сотрудник полиции (часть 7 статьи 14).

В материалах дела отсутствуют сведения о том, что при задержании 13 января 2014 года, когда была ограничена свобода Герга А.К., ему были разъяснены его права и обеспечена возможность их осуществления, а потому доводы осужденного в судебном заседании, также как и доводы жалобы его защитника о нарушении указанных прав и недобровольном характере явки с повинной заслуживают внимания.

Поскольку указанные выше доводы не были проверены судом, а сам Герг А.К. в судебном заседании отказался от своих показаний, изложенных в протоколе явки с повинной, данных в отсутствие защитника, в силу требований ст.75, 142 УПК РФ, а также положений ч. 3 ст.49 Конституции РФ, Судебная коллегия полагает необходимым признать заявление Герга А.К. о явке с повинной недопустимым доказательством и исключить из приговора ссылку на него как доказательство вины осужденного.

Имеющиеся в деле доказательства, полученные в соответствии с законом и исследованные судом, в своей совокупности подтверждают обоснованность выводов суда о виновности Герга А.К. в содеянном.

Действиям осужденного дана правильная юридическая оценка оснований для оправдания осужденного по п. «в» ч.2 ст. 112 УК РФ и переквалификации его действий по причинению смерти Г на чЛ ст. 109 УК РФ - не имеется.

Наказание Гергу А.К. назначено с учетом требований закона и всех обстоятельств, влияющих на его вид и размер. Оснований для его изменения Судебная коллегия не усматривает.

13 17 20 28 33

Руководствуясь ст. 389 , 389 , 389 , 389 , 389 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕД ЕЛИЛА приговор Алтайского краевого суда от 5 ноября 2014 года в отношении Герга А К изменить:

исключить из приговора ссылку на заявление Герга А.К. о явке с повинной (т.1 л.д.37) от 14 января 2014 года как доказательство.

В остальном приговор оставить без изменения, апелляционную жалобу адвоката - без удовлетворения.

Председательствующий:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 11 УПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта